Доктор исторических наук В. Соловей Зло наступает

Из передачи «Особое мнение" на «Эхо Москвы» 12 декабря 2018 года.


А.НАРЫШКИН — Что вы можете пожелать властям, которые должны следить за выполнением Конституции?

В.СОЛОВЕЙ — Властям бы я рекомендовал вне зависимости от Конституции вот сейчас проявлять побольше осторожности. Поскольку ощущение, что они слишком далеко отлетают от реальности, от того, что происходит на земле.

А.НАРЫШКИН — То есть, какие признаки, примеры?
 
В.СОЛОВЕЙ — Да это сплошь и рядом, мне кажется. Если вы посмотрите за тем, что отдельные представители власти заявляют, — мы ведь просто знаем наиболее вопиющие случаи — то, что Гладских сказала, то, как повели себя в отношении Льва Пономарева, заявляют, делают, — это всего лишь частные эпизоды, характеризующие отношение власти к обществу.
А это отношение состоит в том, что надо давить. Очень просто: надо давить изо всех сил. Люди же терпят. Вот будет расти налоговое бремя, фискальная нагрузка, подобные вещи. И когда я спрашиваю, сколько же можно будет? «Сколько угодно, пока вы терпите. Вот мы подняли стоимость парковки. Стерпят — значит, поднимем еще».

Я считаю, что это очень опасная политика, потому что когда достигнут критического рубежа и начнется острая и массовая реакция, отыграть назад уже будет невозможно. Вот это метод — живое тыкать прутиком.
 
А.НАРЫШКИН — Я вот вас не хочу обвинять в том, что вы даете неточные прогнозы. По-моему, мы вами и весной и летом здесь говорили, и вы предупреждали, что осенью этого года может быть прямо такая социальная напряженность, которая во что-то обернется серьезное.
 
В.СОЛОВЕЙ — Да, я говорил, что напряженность будет расти, но я говорил, что серьезные как раз вещи будут происходить осенью 19-го года. И об этом было известно еще полгода назад, даже год назад говорилось о том, что осенью 19-го года нас могут ожидать серьезные проблемы. И я считаю, что как раз у этого прогноза растущие шансы сбыться.

А.НАРЫШКИН — А что станет таким спусковым крючком?

В.СОЛОВЕЙ — А что угодно.
 
А.НАРЫШКИН — Реформа пенсионная важная уже принята.
 
В.СОЛОВЕЙ — Реформа прошла, но напряжение-то никуда не делось. Теперь представьте: повышение НДС, соответственно, рост стоимости на всё, обязательная покупка газовых счетчиков, мусорные полигоны. Это же для всей России актуально — вот вывоз мусора. Московский же мусор до Архангельской области доезжает.
Это зажимает всю Россию, берет ее за горло. Что станет поводом, не очень понятно. Это предсказать невозможно. Но то, что растет напряжение, это очевидно. Чем ближе к земле работают чиновники, тем острее они это ощущают.
 
И потом реакция тех, кого мы называем силовиками, он же очень показательная. Они начинают превентивно завинчивать все гайки: запреты рэп-концертов, прессовка на пустом месте… «Ах, мы упустили нашу молодежь» — ну, давайте ее превентивно бить по головам.
Страх. Они ощущают, что что-то происходит, что-то крайне нежелательное и потенциально крайне опасное. Но что именно, ощущают не очень хорошо. Потому что, могу сказать, что обратная связь с обществом во многом утеряна. И социология не очень помогает, потому что люди скрывают и тщательно скрывают, как вот в советское время. Я очень хорошо помню свое подлинное отношение к тем или иным политическим событиям и к тем или иным политическим деятелям и организациям.

Оборот идет довольно давно уже, ползучий демонтаж Конституции. Фактически, скажем, Россия из федерации превратилась в унитарное государство. А по уровню федерализма она была где-то сопоставима с Канадой в конце 90-х годов. Сейчас это унитарное государство. И эта тенденция будет усиливаться.
Те изменения в Конституции, которые готовятся, они должны привести к сокращению числа субъектов Федерации более, чем в четыре раза — до 20 за счет объединения.
Одно из изменений — это введение госидеологии, допустим.
 
А.НАРЫШКИН — А госидеология у нас где?

В.СОЛОВЕЙ — Предполагаемое изменение. У нас сейчас в Конституции госидеология запрещана. Нет, не может быть государственной. А вот есть предложение, есть идея госидеологию ввести.
 
А.НАРЫШКИН — Ну, у нас госидеологии, по-моему, написанной-то же нету даже.
 
В.СОЛОВЕЙ — А будет и писаная тогда.

А.НАРЫШКИН — Про инициативы давайте поговорим, которыми порадовали нас сегодня сенаторы и депутаты. Есть два положения: про фейковые новости — это ответственность для СМИ, и про мелкое хулиганство, которое будет заключаться в критике власти.
Насколько я понимаю, можно будет написать, условно… нет, давайте я не буду писать — вы у себя напишите в Фейсбуке «Путин — вор» — и вас будет ждать наказание.
 
В.СОЛОВЕЙ — Нет, вы можете написать, что сомневаетесь в компетентности премьер-министра и правительство. Даже это может… Это очень хорошо кто-то называл «оскорблением чувств чиновников». Мне кажется, это очень точно.
 
Мне это кажется, конечно, издевательством над здравым смыслом. Но власти не впервой издеваться над здравым смыслом, особенно тем, кого мы называем законодателями. Так что, я думаю, что не с этой, может быть, формулировкой, но эти законопроекты имеют очень неплохие шансы реализоваться, потому что всё это лежит в общем русле: «Надо давить, закручивать гайки...".
 
А.НАРЫШКИН — А потом опять же, по вашему, к 2019 году — всё, люди надорвутся…

В.СОЛОВЕЙ — А потом получится то, что? Все те, кто ремонтировал старые квартиры, хорошо знают, что если вы начинаете пережимать, вот у вас старая конструкция, вы начинаете гайку закручивать и пережимаете — что получится? Гайка слетит и конструкция слетит. Вы хотели заменить одну плитку, а у вас в результате полетит стена.

А.НАРЫШКИН — Послушайте, вчера же Путин выступал на Совете по правам человека —   и он там среди фраз, сказал про Париж, сравнил ситуацию в России и в Париже, как-то он сказал: «Не хотите Париж?»

В.СОЛОВЕЙ — «Мы же не хотим, чтобы было как в Париже?»

А.НАРЫШКИН — Но ведь, действительно, логика же Путина, по-моему, понятна: если не зажимать, получается Макрон, который сразу всё начинает отыгрывать назад.

В.СОЛОВЕЙ — Правильно. Вот мы с вами к этому и перешли, что эта логика понятна. Это логика, которой придерживаются силовые круги, они становятся, все очевидней, главной опорой власти. Не те, кого относят к политическому блоку — там лукавые царедворцы, — а именно силовики, которые действуют в рамках своей логики: «Тащить! Не пущать! Зажать! Наказать!» Логика эта приведет к разрушению системы. Она уже разрушает систему. Потому что, могу вам сказать что главный страх сейчас чиновников — это то, что их посадят. Их посадят. Обвинят во взяточничестве, в коррупции, злоупотреблении…
 
А.НАРЫШКИН — А они, что ли, все поголовно?...
 
В.СОЛОВЕЙ — Дело в том, что у нас процедура финансово-экономически в государстве организована таким специфическим образом, что любого, кто имеет отношение к бюджетным деньгам, очень легко обвинить. И когда они собираются в своем узком кругу, то, вы знаете, у них такая перекличка павших: «Ты слышал, того посадили? А того? А вот, ты знаешь, на того дело возбудили. А тот — под угрозой. А у тебя нормально? Ну, хорошо, ладно, значит, регион работает».

А.НАРЫШКИН — А это вы сейчас конструируете или это на самом деле происходит?

В.СОЛОВЕЙ — Я просто воспроизвожу то, что происходит в реальности. Как вы думаете, будет ли такая система успешной? Вот у меня очень серьезные сомнения, очень серьезные. Если вы живете под угрозой преследования и от вас требуют давать результаты — результаты показывайте, какие результаты? Вы должны обеспечивать стабильность политическую в вверенном вам регионе! ... Вот я знаю регионы, где земля горит под ногами в прямом смысле слова, но в отчетах написано: «У нас всё в порядке. Ситуация под контролем».
 
 Есть системный сбой с пониманием, ощущением того, что происходит на местах. Они просто откровенно — я вот знаю все отчеты — откровенно лгут, причем в гомерических масштабах. Поэтому такие результаты голосования, как были, скажем, во время губернаторских выборов, вдруг становятся неожиданностью.

А.НАРЫШКИН — Почему у чиновников такого уровня губернаторского не возникает желания добровольно соскочить и куда-нибудь подальше — в Британию?

В.СОЛОВЕЙ — Им дали ясно понять: «Вы находитесь ситуации практически предвоенной. И спрос с вас по законам фактически военного времени. Поэтому если вы хотите куда-то сдернуть — к вам так и относиться будут. Только попробуйте!».

А.НАРЫШКИН -- Про СПЧ вас хотел спросить. Поменялся состав, там новые появились представители. Сама структура полезная? Потому что есть разные абсолютно мнения.
 
В.СОЛОВЕЙ — С моей точки зрения, она полезна, но в не в том смысле, в котором многие рассматривают полезность или вредность. Я понимаю, что роль и значение этой структуры не очень велики. Она не может принимать решения, она не может влиять чаще всего на решения. Ее значение уменьшается. Но, с моей точки зрения, ее огромное достоинство в том, что оно пытается противостоять злу. Зло наступает — это очень важно понять. Сейчас наступает зло.
 
А.НАРЫШКИН — Прямо зло?

В.СОЛОВЕЙ — Да, в прямом смысле слова, если хотите — в метафизическом. Я очень хорошо понимаю, что я говорю. Мы будем еще иметь шанс в этом убедиться — все, кто нас сейчас слушают. Вот любой голос, который подан с моральной позиции против зла — я говорю, это не защита даже добра, это люди, которые пытаются поднять голос против зла — с моей точки зрения заслуживает уважения.
 
А.НАРЫШКИН — У зла же лицо есть или лица?

В.СОЛОВЕЙ — У зла есть и лицо, у зла есть и исполнители. Давайте их не будем называть, идентифицировать. Я хочу подчеркнуть просто: зло усиливается. Это, если хотите, почти как в трилогии «Властелин колец». И нам предстоят два-три очень тяжелых года чрезвычайно, когда это будет становиться всё более ощутимым, и когда каждому, кто пытается быть честным человеком, придется сделать свой выбор.

А.НАРЫШКИН — Про это зло давайте чуть подробнее. … это же не какие-то экономические сложности людей, не какие-то репрессии? Что вы имеете в виду?
 
В.СОЛОВЕЙ — А почему не репрессии? Вы ведь видите, как власть пытается ломать людей, как она ломает души, как она находится по ту сторону добра и зла в прямом смысле слова. Меня очень смешат моральные НРЗБ, да власть давно уже вне морали находится. То есть не то что она аморально — это совсем другое. Это вот по ту сторону добра и зла, по ту сторону морали и совести. Это же все видят, ощущают.

 Что это такое — мусорные полигоны? Это ведь людей душат, в прямом смысле слова их душат. Куда делись те полмиллиарда долларов или сколько-то, которые были выделены на строительство мусоросжигательных заводов в Москве и Подмосковье — куда всё это делось? Где те сотни миллиардов долларов, которые были получены от продажи природных ресурсов? Где это всё?
 
А сейчас мы по социальному уровню — посмотрите — находимся на вместе с Руандой и Анголой. Что это такое?

 А эта история с пенсионной реформой — разве же это не издевательство? Вот модная идея: «Люди — новая нефть». Просто перед тем, как из них выжать нефть, их хотят превратить в перегной. Их превращают шаг за шагом в перегной, из которого эту нефть и будут выдавливать.
 
А.НАРЫШКИН — Но разве люди сами не готовы превращаться в перегной? Опять же мы возвращаемся к теме, что люди терпят.
 
В.СОЛОВЕЙ — Вот к чему я говорю, что зло наступает, оно будет становиться всё больше, всё сильней и каждому придется делать свой выбор.
 
А.НАРЫШКИН — Вот вы говорите, зло, как будто зло — это весь такой большой-большой чиновничий аппарат. Власть, условно. А люди?

В.СОЛОВЕЙ — Мы находимся в ситуации, где уже возникло это метафизическое измерение. Вот эта картина столкновения добра и зла, она становится в прямом смысле слова мифологической уже. Да, как фэнтези, если хотите. Люди пусть думают и смотрят. Пришло время опамятоваться для людей. Больше скрываться за самообманом нельзя.

https://www.youtube.com/watch?v=ga2feRr7o3w


Рецензии
Ну точно, господин Крылов давно это предвидел, написав басню "Кот и повар" вот фрагмент:
Ах ты, обжора! ах, злодей! -
Тут Ваську Повар укоряет,-
Не стыдно ль стен тебе, не только что людей?
(А Васька все-таки курчонка убирает.)
Как! Быв честным Котом до этих пор,
Бывало, за пример тебя смиренства кажут,-
А ты... ахти, какой позор!
Теперя все соседи скажут:
"Кот Васька плут! Кот Васька вор!
И Ваську-де, не только что в поварню,
Пускать не надо и на двор,
Как волка жадного в овчарню:
Он порча, он чума, он язва здешних мест!"
(А Васька слушает, да ест.)
Тут ритор мой, дав волю слов теченью,
Не находил конца нравоученью,
Но что ж? Пока его он пел,
Кот Васька все жаркое съел.

А я бы повару иному
Велел на стенке зарубить:
Чтоб там речей не тратить по-пустому,
Где нужно власть употребить.

Вот и всё. Как отвечал классик, что нового в России, "Воруют!"
Все бесполезно. Народ поддерживает.

Сочувствую тебе, Татьяна, именно тому, что это тебя до сих пор удивляет и тревожит. Ты что, первый раз в этой стране оказалась?

С уважением
В.З.

Валерий Захаров 39   13.12.2018 20:56     Заявить о нарушении
Конечно, классика есть классика, особенно для нас. Как говорится, "так сложилось исторически". Но тут дан не только достаточно глубокий анализ сегодняшней ситуации, но и четко обозначено, каковы наши ближайшие перспективы (очень компетентным специалистом, которых у нас сейчас не так много). Впереди все очень плохо, и надо быть к этому готовыми, и как бы нам ни хотелось продолжать просто жить (кому-то - выживать), но каждому придется делать выбор, наверное, главный в жизни. Какой - вот об этом здесь речь.

Татьяна Картамышева   14.12.2018 11:43   Заявить о нарушении
Лично я не вижу не выбора, ни перекрестив, что же касается специалистов, то их хоть пруд пруди, начиная с низшего звена (наплодили юристов и экономистов) так различных политологов, и прочих болтунов, неизвестно чем живущих. Исторически - да, сложилось так, что эта страна кроме горя и кровопролития ничего не видела, и вряд ли увидит.

Валерий Захаров 39   14.12.2018 12:29   Заявить о нарушении
перекрестив, - читать ПЕРСПЕКТИВ

Валерий Захаров 39   14.12.2018 18:13   Заявить о нарушении