К чему приводят поцелуи

Непритязательность.

Подруга Дарья часто казалась мне необыкновенной, особенно поначалу и особенно, когда она была вместе с Джимом. Мне не нужно было говорить, что они встречались, когда они были вместе, чувствовалась пара.

У Дарьи была привлекательная и утончённая внешность и поведение, но это всё-таки не так редко встречается как утончённая мужская красота. Вот Джим  был такой редкий экземпляр. От него веяло мягким очарованием, изредка силой, но вместе с тем какой-то непритязательностью. Я очень не скоро узнала, что его мама директор банка.

Поначалу я видела их с Дарьей как представителей какого-то другого сказочного мира красоты и исполнения желаний. Я даже не претендовала на общение. Но общение продолжалось и было простым, вели они себя как свои, хотя исключительность присутствовала, но оставалась как бы на заднем фоне.
 
 Мне так нравилось их общество, однако у меня присутствовало ощущение недостойности, из-за которого я чувствовала себя сковано. Ну не так свободно, как с некоторыми подругами и приятелями. Скорее всего дело было в желании казаться интересней и идеальней, чем ты есть на самом деле.И это напрягало. С Дарьей и Джимом легче было общаться по отдельности.

Как-то я встретила Джима днём одного на бульваре Пушкина в добротном рокерском прикиде, но в несчастном настроении. Рокерский прикид сидел на нём изящно и очаровательно. Именно очаровательно.

Поздоровались. Куда? Откуда? Джим шёл с работы, с банка своей матери. Я удивилась и спросила, - в таком виде что-ли?

А кто мне что скажет, - ответил Джим с таким себе мягким протестом. Я тоже ничего не могла ему сказать. В таком состоянии возникало желание его утешить. А чем я могла утешить сына директорши банка. Мне такое общественное положение казалось преисполненным свобод и возможностей. Но свобод похоже там было маловато, а вот возможностей…

У Джима был своеобразный вкус в одежде. Он любил выражать с её помощью протест против чего-то. Джим одевал очень изящные пиджаки каких-нибудь утончённых кремовых оттенков, а под них кеды. Самое интересное, что на нём это сочеталось.

Дарья иногда рассказывала про свои отношения с Джимом. Он был очень чувствительным, когда они посмотрели фильм «Герой», Джима просто порвало и он резко захотел побыть один.Подруге пришлось его оставить и делиться впечатлениями о книге со мной.
 А иногда Дарья помогала ему с учёбой, как самому что ни на есть обычному, отстающему.

Джим мог заявиться посреди ночи  без предупреждения. Но это компенсировалось всё той же  непритязательностью. Он приходил с пивом, а Дарья кормила его килькой с банки. Так к аристократическому образу Джима добавилась килька в банке.

А ведь Джим много путешествовал с матерью по разным странам. Ему почему-то больше всего нравился Амстердам. Но не нравилась та роль, которую ему отводила мать – эдакого украшения и свиты. Но выйти из неё он не мог, и по-своему протестовал. Может,  поэтому он отправился с Дарьей путешествовать автостопом в Питер. Вернувшись, Дарья очень возбуждённо рассказывала про питерских уличных музыкантов, про то, как они с Джимом снимали комнату и с какими сложностями добирались назад.

Вокруг Дарьи было много привлекательных мужчин. Я не задавалась вопросом, в каких она с ними отношениях. 

Мы пересекались на Байкерс баре, к которому у нас с Дарьей было общее пристрастие. И не только у нас, там было немало  интересных постоянных посетителей. Может они и не все любили друг друга до такой степени, чтобы спать друг с другом. Но я однажды застала за одним столиком троих своих любовников. Я не делала из этого каких либо выводов, меня это просто очень развеселило. Да и зрелище было приятное глазу, каждый по своему очень хорош,а с их отрицательными чертами я не успевала близко познакомиться.

Для меня всё-таки в общении преобладали дружеские мотивы.
 Вот мы стоим с Дарьей на выходе из Байкерс быра в окружении интересных мужчин. Дарья решила вернуться в помещение, мужчины потянулись следом за ней, причём Тэд ухитрился ущипнуть её аккуратно за задницу.

А я осталась стоять на улице. Ночь была такой хорошей, бархатистой, тёплой. Но не все мужчины вернулись в помещение. Джим остался, мы стояли вдвоём, и вокруг нас не было никого, что большая редкость для крыльца Байкерс бара летом. И опять это мягкое очарование непритязательности и застенчивости с примесью комплекса неполноценности.

И тут Джим говорит, - я всего лишь клоун. Он не прибеднялся, это было как откровение. И тут меня совершенно неожиданно охватило сильное желение передать этот момент, как-то выразить. Нарисовать? Это было мне уже привычно и освоено. Я примерилась, нет не получится. Вот если бы написать повествование. Но  в то время я совсем не писала повествований. И я оставила попытки представить, как это можно сделать, а просто наслаждалась происходящим. Эта непритязательность и застенчивость была и у меня, только я её в себе плохо осознавала. Я так стремилась занять своё «место под солнцем», что мне было не до «застенчивости и непритязательности».


К чему приводят поцелуи.

Мы любили посидеть в кофейнях. Мы это я, Дарья, Джим и его постоянный товарищ – маленький и незаметный. Этот товарищ  жаловался, что ему не хватает энергии.

Дарья тоже жаловалась на то, что Джим постоянно жалуется. Как-то раз она рассказала, что ей пришлось извиняться за то, что потянула с Джима энергию во время секса. Кто бы мог подумать, что мужчины бывают такими «тендитными».
 
Ведь порой Джим бывал энергичным и преисполненным достоинства и чем- то напоминал льва. Дарья привела его с приятелем как-то на лекцию к Учителю. После неё Джим делился впечатлениями. Учителя он назвал Джидаем - на экраны кинотеатров вышел фильм «Звёздные войны».
- Ну даосами мы с Мишей уже были (так приятеля звали), йогами и хипарями тоже, теперь к Джидаю походим, - делился планами на будущее Джим.
 Ну, очень серьёзный молодой человек!

И как я только докатилась до того чтобы влюбиться в такого молодого человека, да ещё и парня моей подруги. Вообще-то у меня на этот счёт был сильный тормоз. Никто мне специально этот тормоз не ставил, но я как-то так относилась к близким подругам, что мне просто не хотелось флиртовать с их парнями. Но это общение разворачивалось таким образом, что выходило из под сознательного контроля и тормозов.

Однажды мы с Джимом встретились в Байкерсе за одним столиком с малознакомыми людьми. Дарьи не было. Беседа с незнакомцами не клеилась. Моё внимание переключилось на Джима. Он был в обаятельном настроении. И тут я стала чувствовать, что это обаяние направлено на меня, я чувствовала ожидание поддержки, интимности. Первое, что мне пришло на ум, что я этого не достойна, и была сильно удивлена, что могу ему нравиться в таком плане. Потом мне пришли мысли о Дарье.

И я сказала, что для меня Дарья такая необыкновенная девушка. Наверное, я имела в виду, - что тебе ещё нужно, когда у тебя такая девушка? И ещё сказала, что я очень люблю свою подругу. Это на случай если  что-то всё-таки нужно.

Джим смутился:
 - Я тоже её такой необыкновенной встретил, сказал он с лёгкой грустью. Больше мы в эту тему не углублялись. А я почувствовала, что поступила правильно, мне стало хорошо. И мы спокойно разошлись.

Но всё оказалось не так просто.
Мы опять встретились случайно с Джимом поздним вечером на площади. Я была в хорошем настроении, не смотря на то, что была одна – ни подруги, ни мужчины. Но что-то во мне не находило отклик в окружающих. А чувствовать себя одиноко среди окружающих порой более тягостно, чем когда их нет. Но Джим, на удивление, как-то очень подходил моему состоянию. Хоть я и смущалась немного, но было в нём что-то близкое.

 На улице зима, на мне тяжёлая, но симпатичная искусственная шуба  шоколадного цвета с капюшоном. Это важно, когда ты гуляешь с таким привлекательным молодым человеком.

Привлекательный молодой человек вёл себя очень просто. И было так легко и прикольно идти по зимним улицам, освещённым фонарями, и говорить о всяких пустяках, о том, что попадалось на дороге. Это могут понять только люди, уставшие от серьёзности, ответственности, разумности и правильности.

Джим  кафе не предлагал, но в помещение и не хотелось. Зато он предложил купить вина. И купил бутылку «Бастардо», на которой показывал чудеса в добыче штопора и открывании бутылки. Потом мы пили вино. Оно было десертное, сладкое, креплёное с густым насыщенным вкусом. Позже мне не попадалось такое, сколько бы я ни покупала «Бастардо», оно было жидкое с невыразительным вкусом.

Мы начали пить это прекрасное вино поочереди, прямо с бутылки, продолжая гулять по зимним улицам. И тут Джим предложил показать мне удивительное место.
Мы зашли в многоэтажку этажей шестнадцать, потом в лифт. Поднялись на самый верх. Нет, не на самый верх, на самый верхний балкон под самой верхней крышей. В этом доме были самостоятельные балконы, на которые можно было попасть с лестничного пролёта.

И с этого балкона  открывался удивительный вид на весь город, залитый огнями, то кучками, то дорожками. Это всё было невыносимо прекрасно. И это  невыносимо прекрасное и окрашенное сексуальностью меня стало просто распирать.
Оно не было густой сексуальностью, приходящей из таза. И не было приходящим из сердца, хотя происходило на фоне доверительности, интимности и сердечности.

 В основном это  было из ощущения красоты. Из переживания красоты и наслаждения этим. И я чувствовала, что это не только со мной происходит, что Джим имеет прямое к этому отношение. Хотя  он  сохранял спокойствие и непринуждённость.
У меня не было привычки расспрашивать молодых людей, что чувствуют они. Мы молча допивали вино. Наверху было тихо. Гул большого города звучал где-то далеко внизу. В этой почти тишине Джим стал дуть в пустую бутылку. Звук зависал в воздухе. Мне это понравилось, я попросила у своего спутника бутылку и тоже подула в неё. И пока я дула поняла, что не могу не сказать, что мне хочется, чтобы меня поцеловали.

И сказала. Он поцеловал. Очень просто и очень хорошо. Вот тогда я поняла, что такое поцелуй насколько он хорош и самодостаточен сам по себе. И увидела саму себя совсем по-другому, насколько хороша я внутри, как хорошо во мне отражается красота огней ночного города и лицо моего знакомого. И ощутила себя как будто одним целым, одним телом и с этим городом, залитым огнями и с моим знакомым. После он проводил меня до остановки. И мы разошлись.


Изнанка.

Несколько дней у меня держалось  чувство, что внутри меня источник красоты.  Я была спокойной,  удовлетворённой и наслаждалась своим открытием. Я как будто переселилась на небеса и мои жизненные обстоятельства не имели особого значения.

Но состояние наслаждения стало угасать. И вместо него появилось не просто желание, а жажда испытать его ещё раз. Я очень хотела увидеть Джима снова.
Поначалу тормоз меня ещё держал, я даже не появлялась на Байкерс баре, тем более, что я не представляла, как вести себя с Дарьей.
 
И что же! Конечно же, совершенно случайно я  встретила Джима одного  на улице. Я естественно тоже случайно была одна и не просто сама гуляла, у меня и соседок по общежитию не было в комнате, уехали. Я восприняла это как сигнал от жизни - «Бери!».

На этот раз непринуждённости и непритязательности у меня не было и в помине.
Совсем наоборот включилась программа «Заполучить», и  я была охвачена страстным желанием. Страсть проявилась  как вызов. Общение строилось в духе - «Вряд ли ты пойдёшь в гости ко мне в общежитие!». Но он пошёл. Он ведь тоже часто  протестовал.

В  комнате общежития мы сразу перешли к делу, то есть к сексу.  И хотя я была в моём любимом мягком халате, который разрисовала белыми цветами, в котором так было хорошо заниматься сексом с Романом, и я очень старалась, но что-то было явно не так. Он меня как будто оттолкнул в таком захватническом состоянии.

До этого я не чувствовала себя грубой в сексуальных отношениях ни разу, а тут…
Было явно разрушено что-то тонкое. Какая-то тонкая связь и закрылась дверь во что-то необыкновенное. Некоторые двери открываются не усердием и старанием, а чуткостью и чувствительностью. Это было неприятно. Это было больно.
 И ещё страшно. Ведь под  угрозой оказались отношения с близкой подругой.  Я испугалась, что её потеряю.

Всё это проносилось у меня в голове, пока я провожала Джима из общежития. Я не смогла сказать ни слова. Он тоже молчал. И я осталась наедине со своими переживаниями, а он со своими.
 Потом у меня было сильное желание  поговорить об этом с Дарьей. Но она загадочно улыбалась и уходила от разговора. Я очень остро почувствовала, что она не хочет выслушивать подобные признания. Я не люблю ложь, но причинять боль ей, потому что мне нужно выговориться, мне не хотелось.  И была так рада, что она продолжает со мной общаться. И пришлось мне этот «взлёт и падение» переживать самостоятельно.
Но вот кого я потеряла, так это Джима, с ним доверительное общение прекратилось, и узнавала о нём я в основном от Дарьи.

Но не всё у нас было так  культурно. Почему-то моя жизнь была как слоёный пирог, слой утончённый, культурный, возвышенный, прекрасный, затем  слой грубый, туповатый, непривлекательный. И без второго слоя хоть он мне и не очень нравился, обойтись не получалось, голод, пустоту и тревогу нужно было чем-то заполнять.
Как то мы с Дарьей гуляли вдвоём, и обе были какие-то проголодавшиеся по мужскому вниманию. К нам начало даже подкрадываться чувство одиночества, и тут подвернулось знакомство  с двумя братьями, к которым мы отправились  домой на ночь.
Я была удивлена, что подруга согласилась на такое предложение. Но эмоциональный голод не оставил много места на подобные размышления.
Я спала с одним братом в летней кухне, а Дарья с другим в доме.  Голод у меня оказался настолько сильный, что парню пришлось долго меня удовлетворять. А подруга потом рассказывала, что её партнёр слишком долго трахался, ей даже пришлось его останавливать.
 Мой же партнёр был чем-то похож на Джима, только совсем простодушного и туповатого, а может, просто молчаливого. Мало ли в каком состоянии был человек и почему общение не получалось. А вот  сексом с ним заниматься было совсем неплохо.
 
Какое-то время мы даже гуляли, держась за руки.  Что-то хотело во мне удовлетвориться хотя бы таким способом. Но долго  в таких отношениях я не продержалась. Уж слишком не равнозначная была замена, как мне тогда показалось.


Рецензии
Прекрасно, только б ещё подредактировать немного.

Константин Кандыба   07.08.2019 11:27     Заявить о нарушении
Спасибо, подредактировала.

Анастасия Привалова   09.09.2019 10:03   Заявить о нарушении