Она не вернётся

Кэтрин снова злится. Она может долго терпеть, сдерживать подступающий гнев, но в конце концов сорвётся, выплеснет накопившееся раздражение на меня. А я? Я просто стараюсь не замечать. Игнорирую происходящее, отвожу взгляд и продолжаю свою работу.

Она сидит на кровати и просто смотрит мне в спину. Какие мысли в её голове сейчас? Что она собирается сказать? Я пытаюсь сосредоточиться только на своей работе, однако то и дело оглядываюсь. Кэтрин сидит неподвижно, почти не моргает и часто дышит, словно ей плохо.

Наконец, спустя несколько мучительных минут, которые казались мне вечностью, она встаёт с постели и подходит ближе, гладит меня по плечу. Мы вместе уже три года, а я всё ещё вздрагиваю от её прикосновений.

Не знаю, можно ли назвать мои чувства любовью. Ведь любовь должна приносить только положительные эмоции. А я всегда ощущаю страх, волнение и ненависть к самому себе в её присутствии.

Но в то же время Кэтрин вдохновляет меня. Я восхищаюсь ею. Она слишком идеальна для меня и для этого мира. Рядом с ней тяжело, и без неё тоже. Я пытаюсь найти выход из лабиринта непонимания, разобраться в себе, и, как на зло, снова попадаю в тупик.

Как сложно, однако, объяснить всё это ей! Кэтрин не хочет вникнуть в мой внутренний мир, хотя я никогда от неё не закрывался.

— Как скоро ты закончишь? — спрашивает она.

Картину я начал рисовать ещё неделю назад. Постоянно приходилось что-то исправлять, прорабатывать каждую деталь, доводить всё до идеала. «Твой перфекционизм меня раздражает» — часто говорит Кэтрин. А разве Бог не перфекционист, если создал столь прекрасное создание, как она?

— Не знаю. Может быть, через два дня. А может, через два месяца.

Она вздыхает, становится напротив мольберта и скидывает лёгкий халат. Я бросаю быстрый взгляд на её красивое тело и возвращаюсь к работе. Нельзя отвлекаться.

— Как же мне надоело всё это! Ты помешался на своём творчестве! Разве я для тебя ничего не значу? Отвечай! — кричит она с надрывом.

Когда-то ей нравились мои картины, стихи и музыкальные произведения.

— Кэтрин, прошу, пойми меня. Моя жизнь неразрывно связана с творчеством!

В её взгляде легко можно различить укор. Она хватает со стола старые рисунки и совсем невесело улыбается.

— Ах, только посмотри! Какие красивые девушки! Смуглые и бледные, толстые и худые. И с каждой из них ты переспал, верно? — произнесла она и продолжила рассматривать портреты.

Я делал много попыток изобразить Кэтрин, написать для неё стих и даже сочинить сонату на фортепиано. Но всегда оставался недоволен: мне казалось, что моя прекрасная нимфа достойна большего. Если честно, перфекционистом я стал именно после того, как она появилась в моей жизни.

— Кэтрин, милая. Это всего лишь натурщицы! Я даже имён их не помню.

— Конечно, не помнишь! Зато вот в этом стихотворении замечательно описана «светловолосая дева с небес»!

У Кэтрин чудесные каштановые волосы. Их очень приятно перебирать, накручивать на пальцы и вдыхать запах.

— Красавица моя, это стих о греческой богине. Твоя ревность не имеет оснований.

Она выгнула брови и посмотрела на меня в упор. Я вздрогнул. Снова чувствую себя жалким, ничтожным существом, судьба которого зависит от великой покровительницы.

— Да, ты прав. Пора перестать ревновать того, кому я никогда не была нужна.

— Кэтрин, ты нужна мне! — кричу я и бросаюсь к её ногам.

— Говард, вставай сейчас же! Ты выглядишь глупо. Разве сам не видишь, что наши отношения рушатся, как карточный домик?

О, Боже, если она уйдёт, то никогда уже не вернётся!

— Пожалуйста, останься, — я поднимаюсь с колен и глажу её по лицу. Кэтрин морщится, словно от удара.

— Раньше мне нравились творческие люди. Художники, музыканты, поэты. Но ты дал понять: творческий человек не способен на серьёзные отношения. Он всегда живёт в своих фантазиях. Ты принял меня за богиню, возвысил до идеала. Сначала было приятно, а потом… Говард, я же обычная женщина! Не нужно восхвалять меня! Не нужно ползать на коленях, словно раб. Прощай, Говард. И прости, если не оправдала твоих ожиданий. А хотя, за что мне извиняться? Я и не обещала быть идеальной. Моё «совершенство» — всего лишь твоя иллюзия.

Кэтрин ушла, забрав с собой моё вдохновение и смысл к существованию. Во всём мире я остался один на один со своими внутренними демонами, которые жадно пожирали мою душу.

Она не звонила и не приходила. Я боялся, что её образ сотрётся из моей памяти. Мольберты и кисти были заброшены под кровать, тетради со стихами сожжены. Фортепиано покрылось слоем пыли.

В моей голове звучали её слова. «Прощай, Говард». А ведь я тогда даже не ответил ей! Не ответил, потому что не хотел верить в предстоящую разлуку.

Смерть — это тоже разлука. Человек расстаётся с привычными, любимыми, дорогими сердцу вещами. Несчастная любовь научила меня не боятся смерти. Во второй раз уже не будет так тяжело.

Пистолет заряжен. Рука не дрожит, и я нисколько не боюсь.


Рецензии
Хм... какое странное произведения в контексте всей страницы.
Вы можете писать лучше. И даже - пишете. Точно знаю, прочла)
"Свободная энергия" и "Нытье", они конечно... мрачноваты, но значительно интереснее.

Евгения Кордова   16.09.2019 12:23     Заявить о нарушении
Спасибо. Это один из первых рассказов,написанный года два назад. Выложил, как видно, недавно. Новые рассказы значительно лучше.

Валентин Костров   16.09.2019 21:07   Заявить о нарушении
На это произведение написано 6 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.