Кассандра гл. 17

Гл. 17
Начало: http://www.proza.ru/2018/03/20/124

Первым прибывшим из команды пилотов оказался забавный парнишка – на вид чуть моложе Александры – смазливый блондин с серьгой в ухе и выбритыми висками. Увидев новое лицо, обрадовался и подкатил знакомиться.
«Шурик!»
Оказалось – они оба тезки.

Саша ответила сухо, но вежливо. Она еще не решила, понадобятся ли ей эти знакомства в дальнейшем. Подчеркнутая сдержанность незнакомой девушки Шурика на тормоза не поставила. В своем развязанном обаянии парень был уверен непоколебимо – девчонки таких как он, любят. Сощурив на Александру нагловатые ярко голубые глаза, парень сомкнул два пальца и показал «о, Кей».
- Агонь! Ава – лойс! Подруга, ты выпадаешь!
 И, перейдя на шепот, тихо добавил ей на ушко:
 - Тут в основном всякие задроты и прочий тусклый бабецл тусуется. Трэш! Потереть за жизу не с кем.

Саша испуганно скосила взгляд на отвлекшуюся в компьютер руководительницу группы.

- Забей! А у тебя, я смотрю, абилка люксовская. Поясни за шмот! Как, типа такая упакованная сюда зарулила? 

- Очень просто – села за руль и зарулила, - скупо улыбнулась Саша. Давать надежды на короткие отношения она не собиралась.
 
 - Так ты еще и с колесами?! Папик не жмот, или сама?
 
- Родители.

- Крутая, значит. А я вот сыч компьютерный, пока шузы о плитку тру.

Ангелина Германовна, наконец, оторвалась от монитора и кинула злой взгляд на парня:
- Молодые люди, и вы Александр в первую очередь, русский язык достаточно хорош, чтобы на нем разговаривать в культурном обществе!

Парень в молельном жесте сложил ладони на груди и состроил покаянную гримасу.
-  Босс, все понял, не дурак! Расслабился! Будем соответствовать.
 
Женщина недовольно пробурчала под нос «клоун», и снова погрузилась в текст переписки. Излишняя словоохотливость парня позволяла предположить, что в повседневной жизни о своем членстве в секте «Пилоты времени» поговорить ему особо не с кем. Или же когда-то по причине неуемной болтливости набив шишки, теперь опасался это делать с посторонними людьми, что можно понять.

- Раньше я, как и все, был скептиком. Тоже не верил во всякую паранормальную лабуду. Пока сам не спалился. Ну, а как мозги прокачал, то и от других предрассудков параллельно избавился. Теперь знаю: чел с тараканами, это как булка с изюмом – высший сорт. Нам с тобой маза, мы юзеры молодые, поэтому есть шанс дожить, когда начнут распаковываться тонкие поля. Надеюсь, ты тему шаришь?
 
Александра тему «не шарила», но виду не подала:
- Гм,… а по срокам это когда?

- А хз! Говорят, лет через тридцать.

- Долго … - глубокомысленно произнесла она, изображая компетентность. - А лично у вас с чего все началось?

Шура двумя руками схватился за голову и закатил глаза:
- Ой, ляяяя! Левел-ап – это жесть! Первый раз – клянусь, случайно! По чесноку –  ничего – ни бошек, ни спайса, ни дживика! Спать ложился – чист был, как слеза! А потом меня во сне как будто качать начало, а потом «бах!», и выбросило из тела, и я увидел себя со стороны. Подумал: «трип». Хотя с чего? Очень испугался! Дома я один, и если что, помочь некому. Потом вдруг услышал женский голос – такой отчетливый, и совсем рядом. Она даже как-то там представилась, но я уже не помню. Сказала, что ведунья, и типа она здесь путешествует. Я честно был в ахе! Затем тетя попрощалась и ушла, а я начал в ужасе молиться. А потом вдруг вернулся обратно. Как, и сам не понял. В шоке подскочил с дивана и не знал, что делать и куда бежать. Чуть мозг не взорвался! От страха еще раз такое пережить, дня два не спал …

Разговор прервал очередной звонок в дверь. Поболтать дальше не получилось, так как подошли оставшиеся трое участников полетов. Ничем не примечательные – женщина заурядной внешности  и пара мужчин средних лет ей под стать. Все на скорую руку познакомились с новенькой и привычно расположились в потертых креслах, закрыли глаза и начали настраиваться. Накинув чистый носовой платок на высокую спинку, чем поймала на себе насмешливый взгляд Сибиллы Германовны, Александра тоже примостилась с краю. Обстановка выглядела разочаровывающе прозаично, даже скучно. Никакой мистики! В ожидании команды на плановый полет на лицах участников не было даже следа тревоги или хотя бы волнения – скорее, будничная отрешенность, как у дремлющих в вагоне метро пассажиров ранним-ранним утром.

- У нас сегодня новый участник, - сказала Сибилла Германовна, – все инструкции и рекомендации по технике безопасности она получила. Хотя спонтанные проекции у нее случались и раньше, но дебютанта все равно лучше проконтролировать. Поэтому я остаюсь страховать. А вам сегодня держаться всем вместе и никого из виду не выпускать. Далее по плану.

Женщина подошла к окну, опустила плотные жалюзи и включила тихую музыку.
 - Поехали!
 
Александра сделала несколько глубоких и резких вдохов и, почувствовав, как закружилась голова, максимально расслабила мышцы. Через минуту концентрации в ее ушах неприятно загудело, словно в кабине спортивного кара на старте. «Мотор ревел», в теле барабанила мелкая дрожь, но страха не было. Она ощущала, как объединившись в единую систему, то же самое проделали и другие пилоты. Это была базовая настройка для всего экипажа. И в момент, когда она завершилась, «в горючее» словно впрыснули катализатор – в точке наложения общих энергий, произошел резкий подскок частоты вибраций. Это очень сильно помогало. Саша представила низкую, грубо сколоченную дверь в стене между двумя сторожевыми башнями, и ее со свистом вынесло …


В следующий миг она снова стояла напротив стены из крупных, тщательно притертых камней, словно с этого момента не прошла целая неделя.

- Госпожа, обождите! Дайте, я открою, она слишком для вас тяжелая.
 
Служанка ловко проскользнула мимо Александры. Вытащив засов из петли, она всем телом навалилась на тяжелую низкую дверь, и с протяжным скрипом приоткрыла небольшую щель. Обернувшись, Таня быстро пробежалась взглядом по окнам дворца и, убедившись, что за ними никто не наблюдает, боком протиснулась за ворота. Царская дочь за ней следом.

В послеполуденный час сиеста накрыла вымерший город. Поднимающийся с земли горячий воздух, колыхаясь, словно дымный занавес на ветру, делал картину пустынных улиц подвижной и похожей на мираж. Девушки, осторожно огибая торчащие из земли острые камни, медленно спустились по отвесной, сбегающей к подножию горы  тропинке. С севера на юг от скалистого выступа Акрополя  и дальше по склону, плотно прижавшись друг к другу, за высокими заборами белели крашеные известью дома горожан. Богатые от бедных отличались лишь количеством жилых помещений и размером сада. Красота архитектуры здесь была исключительной привилегией  богов и царей. Функциональность и безопасность – для прочих. Высокое зодчество же – только для общественных нужд. Позади закрытых дворов, а иногда и между ними, располагались многочисленные хозяйственные постройки – давильни для производства виноградного вина и рыбозасолочные цистерны. В этот час они были безлюдны. Послеобеденный сон не возбранялся даже рабам. 

Не встретив ни одного человека на пути, они долго шли по узким петляющим улочкам с глухими стенами, за которыми лениво дремали местные жители. Что искренне радовало, ибо найти приключения себе на голову Александре совсем не хотелось. Но если приключений не миновать, то будьте уверены, они сами тебя найдут. А потом люди это назовут судьбой, роком или провидением.

Провидение не заставило себя долго ждать и предстало перед глазами в очень неожиданном виде. Укутанная  в небеленую ткань, поджав ноги и уткнувшись головой в стену чьего-то дома, на дороге в пыли лежала старуха. То, что это старуха, можно было догадаться по выбившейся из-под шали длинной пряди седых волос. Видимо, на жаре женщине стало плохо, а рядом никого не оказалось. Слетевшая сандалия валялась чуть дальше, лицо скрывало покрывало, и было не ясно, жива она или нет.

- Ой! – испуганно вскрикнула Таня.
 
- Тихо! Что ты орешь? Надо подойти помочь.
 
- А вдруг она мертвая?! – вытаращив испуганные глаза, заикаясь, залепетала рабыня. – Госпожа, давайте уйдем отсюда! Мне страшно.
 
- Глупая! А если бы это была твоя мать?

Но Таня хозяйку не слушала, а только растерянно озиралась в надежде найти, на кого бы переложить внезапно свалившуюся проблему. Видя, что от служанки толку мало, Александра решила сама подойти к лежащей женщине. Приблизившись, она склонилась над телом в надежде уловить дыхание. Но, ничего не расслышав, неуверенно протянула руку.
 
- Госпожа, не надо!  - раздался истерический визг за спиной. Это разозлило, и резко выпрямившись, Александра дернула за край покрывала, обнажив голову старухи. Видимо, от толчка женщина слегка очнулась и что-то невнятно промычала. Услышав стон, Александра испугалась и обрадовалась одновременно. Она осторожно дотронулась до плеча больной женщины.
 - Вам плохо? Вы меня слышите?

Но та не ответила. Александра опустилась на колени, свернула покрывало тугим валиком и, повернув к себе лицо старухи, положила ей под затылок наскоро сделанную подушку. В следующую секунду ей самой сделалось дурно – мутными глазами на нее смотрела сильно постаревшая Сибилла Германовна. Из-за беззубости ее морщинистая челюсть сильно скукожилась, щеки провалились, а втянутый нос уныло повис над губой.

- О боги! – раздалось за спиной. – Пощадите!

Александра обернулась, взволнованный возглас служанки привел в смятение и ее саму.
 - Ты что, ее знаешь?

- Ее тут все знают. Госпожа, прошу вас, отойдите от не нее, это Сивилла – ведьма. Всегда предрекает только плохое. Болтают, что она дочь самой Геры от смертного мужчины. Ее так и зовут Сивилла-Герофила.

- Неужели?! - Александра с недоверием оглядела лежащую на земле женщину. - Врут, наверное. Дочь богини, и в таком жалком виде?! Да и что-то мне не очень верится, чтобы Громовержец потерпел измену жены.

- Может, врут. А может, и нет. Ведь она не всегда такой была. Рассказывают, что в юности она слыла здесь первой красавицей. И еще говорят, что даже сам Светоносный сын Зевса влюбился в нее. Вот Гера ее и подучила попросить у него в награду за любовь долголетие, тайные знания и дар прорицания. И он ей все дал. Болтают, что она постигла все восточные премудрости и умеет делать магические отвары из трав. А еще с мужами самого великого ума она общалась на равных.

- И вот итог! Странно – удивительная жизнь и настолько жалкий конец рассыпавшейся в труху старухи!

-  Да, моя госпожа! Но кто бы мог подумать, что вот такая вся из себя умная, а не сообразила к своему долголетию попросить у Аполлона еще и вечную молодость. Даже представить страшно – прожить старухой целых триста лет! Ужас! Тут кто угодно злой станет. Ее здесь все боятся.
 
- Тяжелая участь. Люди боятся, а любовнику уже давно не нужна.

- Как ни странно, но Светоносный старуху не бросил. Он даже поселил ее у себя в храме в Дельфах. Она там очень долго была его главной прорицательницей и обучала других пророчиц.

- А что тогда она здесь делает?- удивилась Александра.
 
- Видимо, час ее пробил, раз вернулась на родину умирать. Мать мне рассказывала, что ведьмы очень тяжело в Аид сходят.
 
- Ну, это еще не причина, чтобы оставить больную женщину без помощи. Дай сюда вино!
 
- Зачем?- Таня ревниво прижала корзинку с едой к груди, видимо, уже считая ее своей.
 
- Ей надо попить. Воды ведь у нас нет.

- Госпожа, давайте лучше уйдем. Ну ее! Скоро солнце опуститься ниже, люди выйдут на улицу и найдут бабку. Нам надо спешить, пока ваша мать нас не хватилась.
 
- Поговори у меня! Давай вино!

Таня нехотя поставила корзину на землю, и, не скрывая досаду, достала кувшин. Александра подсунула руку под голову Сивиллы и приподняла затылок. Осторожно наклонила горлышко и влила несколько капель вина в слегка приоткрытый рот ведьмы. Почувствовав вкус влаги на языке, та напряглась, и с трудом сделала маленький глоток. Потом перевела дух и открыла рот шире, давая понять, что хочет еще. После нескольких глотков, расфокусированный взгляд женщины начал потихоньку проясняться. Увидев это, Александра отставила кувшин в сторону.
- Вам уже лучше?

- Лучше.- едва слышно прошептала старуха. Говорить ей было трудно. Но судя по синим губам на безжизненном лице пророчицы, как-то в это не верилось.

- Точно? Вы меня не обманываете?
 
- Я обречена говорить правду. Но ее никто не любит, – горько усмехнулась Сивилла, -  Я не рабыня лжи. Ни своей, ни вашей.

Александра снова подняла кувшин и помогла сделать еще пару глотков. Губы женщины чуть-чуть порозовели, и она отвела руку девушки. Вглядываясь в ее лицо, ведьма вдруг спросила:
- Кто ты?

Александра смутилась. Слабый голос старухи прозвучал тихо, но неожиданно властно.

- Я? Я дочь царя.

- Ты что, его вещь?- дерзкая насмешка мелькнула в колодцах ведьмовских глазниц.
 
- Почему я вещь? Зачем вы так?- обиделась Александра.

- Я не спросила, чья ты дочь. Я спросила кто ты?
 
Все это выглядело предельно странно. Даже пугающе. 
- . . . Я Александра.
 
- Я не спросила, как тебя зовут. Я спросила кто ты?

Ведьма без единого намека на благодарность или хотя бы самую элементарную вежливость демонстрировала свое превосходство. Совершенно неуместное в ее положении и в сложившейся обстановке.

- Я … я не знаю. Не понимаю.
 Стало досадно. Захотелось встать и уйти, бросив противную каргу умирать на солнопеке. Но та никак не унималась:
 - Куда ведет твой путь?

Александра, еле сдерживалась. .
 
- Я  иду вниз на самый край города.
 
- И все?! Край города и есть цель пути?

Александра собралась было объяснить этой сумасшедшей, что просто идет помочь больной женщине, и что затем она должна будет вернуться … Но вдруг, как удар, и до нее наконец дошло – полоумная старуха спрашивает ее совсем о другом.
- Нет, конечно …
Александра совершенно не знала как себя вести со жрицей Аполлона.

- Так куда ты идешь?
 
Царская дочь смущенно  молчала.
- Зачем ты здесь?

Вопрос «Зачем ее сюда занесло?» встал во всей своей ужасающей простоте, на которую не было ответа. Внезапное осознание, что неизвестно кем, неизвестно зачем и почему именно ей дали пережить это немыслимое приключение, образовало в ее голове черную яму смыслового парадокса. Переживание открывшейся бездны выглядело, словно полет в замкнутом пространстве космического корабля, или как лихорадочное напряжение зрителя мистического триллера, в одиночестве сидящего в темноте посредине пустого зала огромного кинотеатра.
 
- Я не знаю …  – окончательно потерявшись, прошептала Александра.

- Ты не знаешь ответа ни на один вопрос.

 - А они есть?
 
- О боги, боги! И эта невежда станет последней, кого я вижу в последнюю минуту своей жизни! Вы посмеялись надо мной.

- Я не просила об этом.

- Не смеши меня, смертная! Как ты можешь просить то, о чем представления не имеешь? Всех достоинств в тебе, разве что хорошенькое личико. Странный выбор у судьбы! Ну, хоть так … Хотя, если подумать, обычный разум не в состоянии познать более развитый. Надеюсь, Светоносному ты все же понравишься. Так хочешь ли ты узнать ответы?

Скорее в интуитивном предчувствии, чем разумом, она ощутила, как ее стремительно увлекает в такие невероятные дали, о которых даже заподозрить невозможно под мороком бытовой суетни.
- … Хочу. Наверное…
 
- Дай руку!
 
- Госпожа, не надо! – жалобно захныкав, взмолилась Таня, все это время тихо сидевшая на корточках невдалеке под забором, – Не делайте этого! Давайте, лучше позовем кого-нибудь, а сами уйдем. Я боюсь.
 
 Пророчица бросила презрительный взгляд на служанку:
- Рабыня! Везде и навсегда!
 
Старуха сжала костлявыми пальцами влажную ладонь девушки с силой, которую трудно было ожидать от умирающей. Жар от нее пошел невероятный. Александра испугалась и попыталась выдернуть руку, но старуха вцепилась в нее железной  хваткой и не отпустила. Агония с хриплым прерывистым дыханием и судорожными рефлексами продлилось не больше пяти минут. Ведьма несколько раз дернулась и затихла с открытыми глазами. Ее кожа стала почти белая, черты заострились, а расширенные до края радужки черные зрачки больше не реагировали на свет. Где-то в стороне, как дворняжка в подворотне, тихонько скулила Таня. От пережитого почти животного ужаса Александра будто окаменела. И в этот момент кто-то сзади коснулся ее. Девушка вздрогнула и обернулась. За спиной стояла Сибилла Германовна.
- Пора возвращаться.
 
По телу вновь забарабанила знакомая дрожь, голову сдавило обручем и потянуло …

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://www.proza.ru/2019/02/04/1890


Рецензии