Большие Диаметры. глава-2-часть-1

Жизнь испытывает нас моментами, на прочность и усталостные нагрузки. На колебания наших сердец, на волевую стойкость и способность в статическом напряжении принять верное решение.  Так же сейчас испытывались жизнью Евгений и Сергей. Их души проживали одну жизнь на двоих, а сердца колебались в такт,с разницей в тысячу километров.
Разгоняя локомотив, Сережа как в прошлом летчик-испытатель понимал, что на таких скоростях, ошибка - неминуемая смерть. Но рука переключала второй рубильник и спидометр превышал пятьсот километров в час...
-Спокойно – говорил он себе – но спокойствие не прибавлялась. “Рубин” разгонялся по малому диаметру, соединяющие промышленные города Сибири, чтоб на следующем витке выйти на участок “Большого диаметра” который в будущем будет соединять Россию и Китай. “Шестьсот пятьдесят” - передал спокойный голос по рации на диспетчерскую и одновременно в главное конструкторское бюро в Москву.
Елочки проносились мимо Евгения. Конструктор сидел в машине и размышлял как там Сережа. Неужели повториться, то, что произошло месяц назад с Сашей. И тут он вспомнил...
* * *
Душа Александра застыла, музыка как умиротворение слышалась рядом, - момент все для чего он жил, настал. Он взглянул на часы в кабине электровоза и ощутил какую-то внутреннюю дрожь: “Рубин” заходил на последнюю отметку перед стрелкой и был либо должен сбросить скорость, либо преодолеть рубеж.
Он включил микрофон.
-Диспетчер прием. - Сказал Александр
-...На линии главный конструктор ...Саша здраствуй.
-Здраствуй, Евгений.  Прошу разрешения преодолеть звуковой рубеж.
-Разрешаю, разгоняй “Рубин” до 1100. Ни пуха.
-Понял тебя. Взвожу следующий рубильник. Наблюдаю постоянные токовые вспышки... Что-то не так. Скорость уже 1700 и быстро растет... Сильно трясёт. 
- Саша! Рви к черту рубильник! – кричал в трубку конструктор.
-Заклинило, впереди стрелка.
- Впереди тормозной туннель. Саша, держись!
-Диспетчеру, привести в систему тормозные системы кольца. – глухо сказал Евгений
И набрал сибирский номер.
-Станция, срочно связь с Сибирью, добавочный 84-29.
- Приказываю немедленно обесточить кольцо, всю ответственность беру на себя....
-Диспетчер главному конструктору, выполняю.
-Уже достиг 2000...Очень сильно трясет. Выключатели тока не срабатывают, вхожу в тормозной туннель – слышался уже в эфире голос Александра.
-Связь оборвалась, поезд вошел в туннель – ответил диспетчер Евгению.
Команда спасателей вместе с конструктором вылетела на вертолете к месту возможной катастрофы поезда “Рубин”. Тормозной путь в три километра напоминал, рассказ деда про действие катюш на станции Орша в 1941. Впервые в жизни Евгений видел реально, а не в кино как горели рельсы, позади состава. Но весь ужас заключался даже не в этом.  Целые и не покорёженные вагоны стояли на рельсах, но вот головного вагона с Александром не было...
“Отцепил головной состав...Зачем?.. Саша, Саша, что же мне теперь делать...где же ты?”- тогда подумалось Евгению.
Как оказалось позже, сделав мысленные рассуждения Евгений пришел к выводу, что Александр принял единственное правильное решение. В тормозном тоннеле он понял, что не сможет сбросить скорость до стрелки. “Рычаги рулевой системы” заклинило и поезд упрямо шел на стрелку. Отцепив поезд, Александр наверно приготовился к смерти...
* * *
Нервы Евгения были накалены до предела как вольфрамовая нить в лампе накаливания. Морально он испытывал такие же перегрузки как космонавт, сидящий в кресле и сжимаемый нагрузкой в десять G. Когда-то полет Гагарина считался чем-то нереальным, как и проект “Большие диаметры”, но теперь всё иначе. 
В пути конструктор думал, что «Большие Диаметры» были невыгодны владельцам авиационных и морских компаний.  Осуществление проекта «Большие диаметры» сравнимо с такими изобретениями как появление авиации или открытие радио. Но противники проекта не намерены легко сдаваться. И вот уже пресса наседает и смакует различные проблемы, возникающие перед КБ.
Благодаря хорошо поставленной службы безопасности личность главного конструктора до сих пор оставалась неизвестна по крайней мере для широкой публики и с прессой общался директор КБ. Хотя директор он был по факту, а на самом деле являлся начальником одного из управлений ФСБ созданного специально для охраны проекта «Большие диаметры». Кроме того, они с Евгением были давними друзьями и им иногда удавалось вместе выбраться на рыбалку чем они оба увлекались.
За окном старого на вид ГАЗа пролетали елочки. Молодые, зеленые, растущие вверх, как инженеры, что приходили после института и тянулись к знаниям и мудрости конструктора. Кадры отбирал сам Евгений с последнего курса института, приходя на защиту проектов.
Ну вот они приехали за город. Небольшой скромный деревенский домик. Евгений позаботился о печке, и вскоре в дом пришло тепло. Видя измученные красные глаза Евгения и мешки под глазами, Анна сделала чай и вскоре главный конструктор уснул.
Сон – это такое редкое явление для конструктора со сжатыми сроками. Сон и свежий воздух, вдали от кутерьмы и суеты, снимали напряжение, которое могло раздавить его организм. Хотя Евгений был достаточно сильным, но любой организм можно сломать.
Но только не с Анной! Она трепетно относилась к жизни и к здоровью того, кого защищала. Три дня отдыха в домике неизвестным никому, - за бюро есть кому посмотреть. Тем более сюда провели защищенную линию, соединявшую бюро и домик. Анна, хорошо узнав Евгения, создала ему здесь все условия для комфортной работы. Сюда даже привезли его любимый отцовский кульман.


Рецензии