Как Джонсон стал Пожирателем Печени

Публикуется в сокращении.

1847 год.

1.

            Красный Медведь (1), один из вождей кроу (2), терпеливо сидел у типи Мудрейшего, ожидая, когда Собирающий Камни закончит общаться с духами. С замиранием сердца вождь прислушивался к звукам, которые доносились из палатки шамана.
            Вождь прожил долгую жизнь. Сорок зим осталось за его спиной. Он участвовал во многих сражениях, в которых сам убивал врагов, а враги пытались убить его. Все его тело было покрыто шрамами, оставленными от копий и стрел. Восемнадцать скальпов убитых врагов украшали его типи. Но каждый раз, когда Красный Медведь приходил к Мудрейшему, его охватывал необъяснимый страх. Сердце обрывалось, начинало бешено колотиться в груди, словно испуганная птица, попавшая в силки охотника. Руки и ноги наливались свинцом и начинали предательски дрожать, как у маленького мальчишки.
            Вначале Мудрейший, выполняя церемонию, долго пел магические песни, пытаясь вызвать то ли могущественные существа наверху, то лидухов. Затем Красный Медведь явственно услышал возбужденный голос шамана. Собирающий Камни начал говорить, но слова, которые он произносил, были незнакомы вождю. Затем резкий гортанный голос стал отвечать шаману на таком же чужом и незнакомом языке. Красный Медведь почувствовал, как от ужаса у него на голове зашевелились волосы.
            Вождь знал, что Собирающий Камни был один в типи. Тогда с кем же он сейчас разговаривал? Видимо шаману удалось вызвать могущественное существо при помощи Великой Магии из Другого Мира. Причемэто существо или дух было заметно не в настроении. Чужой голос отвечал шаману с нескрываемой злобой, иногда грубо перебивая речь Собирающего Камни.
            Мудрейший продолжал общение с существом, но невидимый собеседник становился с каждой фразой все злее и нетерпимее к шаману. Затем в палатке Мудрейшего наступила тишина, которая показалась вождю еще более жуткой и зловещей, чем беседа с невидимым существом. Красный Медведь оставался на месте, с нетерпением ожидая, когда появится Мудрейший.
            Наконец полог типи откинулся. Наружу с трудом выбрался Собирающий Камни. Взглянув на Мудрейшего, Красный Медведь удивился, увидев, какая поразительная перемена произошла с шаманом. Ему показалось, что Собирающий Камни, после общения с духом, постарел зим на десять-двенадцать. От надменности и самоуверенности шамана не осталось и следа. Вождь видел перед собой жалкого, трясущегося старика.
            Собирающий Камни сделал несколько неуверенных шагов, после чего тяжело опустился на землю рядом с вождем. Безумный взгляд стал более осмысленным. Его глаза остановились на фигуре Красного Медведя.
            - А-а, это ты, вождь…- еле слышно прохрипел шаман.
            Собирающий Камни устало закрыл глаза.  Так он просидел несколько минут.
            - Красный Медведь… Ты, пришел ко мне за советом. Ты хочешьзнать, что ожидает наш народ, - стал медленно говорить Мудрейший. – То, что я узнал, наполнит твое сердце грустью и великой печалью. Япытался  разговаривать с духами, но они отказались со мной говорить. Лишь один из них сжалился над моими мольбами и предупредил меня… Через несколько дней из похода вернутся наши воины. Они не добудут лошадей, зато будут все живы и здоровы… Если воины придут без трофеев, то не о чем волноваться. Если воины принесут с собой скальп женщины…Скальп женщинынакличет на наши головы несчастья. Народапсарока ожидает большая беда. Погибнет много наших воинов. Вражеский скальп станет нашим проклятием!
            - Собирающий Камни, неужели ничего нельзя сделать, чтобы предотвратить беду? – спросил Красный Медведь.
            - Что должно свершиться, уже свершилось. Маленький камушек, сорвавшийся с горы, пробуждает огромную лавину больших камней… Вождь, нам остается только ждать и надеяться, что воины вернутся в лагерь с пустыми руками…
            Голова Мудрейшего склонилась к груди. Маленькие, колючие глазки закрылись. Красному Медведю показалось, что шаман уснул. Вождь догадался, что разговор на этом законен. Он поднялся и ушел, решив про себя никому не рассказывать то, что ему сказал Собирающий Камни.
            В это время, из их лагеря в набег ушли два отряда воинов. Один отряд повел Желтая Рука, второй возглавил Прыгающий Бизон.
Через два дня дозорные из клана Лисят заметили возвращающихся воинов. Это был отряд  Желтой Руки. Двенадцать воинов привели с собой пятнадцать лошадей, которых они украли уснейков (3). Во время захвата лошадей кроу никого не убили, зато и среди воинов никто не погиб. Лишь двое молодых юношей получили легкие ранения, когда уходили от погони.
            Желтая Рука и его воины въезжали в лагерь, как настоящие герои. Красный Медведь, услышав радостные крики, вышел из своего типи, чтобы убедиться в предсказании Мудрейшего. Цепкий, встревоженный взгляд вождя прошелся по фигурам воинам. Из груди Красного Медведя вырвался вздох облегчения. Желтая Рука и его люди пригнали только лошадей. Скальпов они не добыли.
            Теперь оставался отряд Прыгающего Бизона.Красный Медведь обращался с молитвой к Великому Духу, умоляя его, чтобы Прыгающий Бизон и его люди вернулись из похода живыми и невредимыми, но, чтобы у них не было с собой скальпов.
            Прошло еще пять дней напряженного ожидания. На шестой день, ближе к вечеру, Прыгающий Бизон привел свой отряд. Въезжаяв лагерь, воины распевали песни. Прыгающий Бизон ехал впереди, он держал в руках длинную ивовую палку, с которой свисал один единственный скальп. Скальп явно принадлежал женщине.
            Ноги Красного Медведя в один миг стали ватными. Предсказание Собирающего Камня в точности совпало. Женский скальп, приносящий беду, уже был привезен в лагерь.
            - Прыгающий Бизон убил скво из племени плоскоголовых (4)! – Седлающий Лошадей, один из участников похода, расхваливал «подвиг» предводителя отряда.
            В течение двух дней и ночей женщины исполняли Танец Скальпа. Только Красный Медведь не радовался вместе со всеми.

2.

            С самого начала похода, Прыгающего Бизона и его людей преследовали неудачи. Зайдя в земли черноногих, они через несколько дней наткнулись на большой лагерь, раскинувшийся у реки. Жадные взгляды кроу сразу привлек к себе табун лошадей. Животные в большом количестве спокойно паслись на широком лугу. Здесь было не меньше пяти тысяч голов.  Черноногие всегда славились большими табунами лошадей.
            Посовещавшись, воины решили дождаться ночи. Прыгающий Бизон и пятеро его соплеменников, заранее мечтая о богатой добыче, после полуночи стали подбираться к лошадям. Все испортил Говорящая Птица. Юноша так спешил оказаться возле коней первым, что не заметил в высокой траве спящего мальчишку сторожа. Худой мальчишка, о тело которого споткнулся Говорящая Птица, с перепугу подскочил с земли, так словно его укусила гремучая змея. Затем мальчишка стал громко вопить, он своими криками поднял на ноги весь лагерь. Говорящая Птица должен был быстро ударить его ножем в грудь или живот, но вместо этого юноша растерялся и бросился убегать. Остальным конокрадам пришлось последовать за ним, чтобы не быть схваченными черноногими. Беглецы, еще долго слышали за своими спинами воинственные вопли преследователей.
            Затем, у них сорвались еще одна попытка украсть лошадей.
            - Прыгающий Бизон, нас преследуют неудачи. Надо признать, духи отвернулись от нас, - сказал Седлающий Лошадей, когда воины собрались на совет обсудить свои дальнейшие действия.
            - Надо возвращаться в лагерь, - громко сказал Длинный Лук. – Я видел плохой сон.
            Все захотели, чтобы Длинный Лук рассказал свой сон.
            - Мы долго шли, пробираясь через лес, - заговорил Длинный Лук. –     Когда же мы вышли к реке, то увидели на другом берегу, небольшой табун прекрасных лошадей. Животных было не больше двух десятков, и они все были очень красивыми. Одна лошадь красивей другой. Мы поднялись на холм и какое-то время лежали там, наблюдая за табуном. Лошади спокойно паслись, щипали траву. Больше мы никого не видели… Когда же мы, решили переправиться через реку, я увидел своего тайного помощника (5). Он предупредил меня, чтобы мы не переплывали реку и не пытались украсть лошадей.
            - Почему? – спросил я.
            - Длинный Лук, это ловушка. Переплывете реку, и вы все погибните, - сказал мой Помощник.
            Длинный Лук замолчал. Было видно, что воспоминания о сне его сильно взволновало.
            - Друг мой, что было дальше в твоем сне? – едва сдерживая нетерпение, спросил Прыгающий Бизон.
            - Я не успел предупредить вас… Пока я разговаривал с тайным помощником, вы вошли в воду и поплыли к противоположному берегу. Кричать я тоже не мог, опасаясь, что враг может быть где-то рядом, и могли услышать мои крики… Я бегал по берегу, размахивал руками, пытаясь привлечь к себе внимание, и предупредить вас об опасности. Ни один из вас не обернулся назад. Вид лошадей полностью захватил все ваше внимание…
            - Что произошло дальше? – снова спросил Прыгающий Бизон, испытывая большое нетерпение.
            - Когда вы вышли на берег, вы все погибли, - с большой печалью в голосе проговорил Длинный Лук. – Из ближайших зарослей на вас обрушился целый рой стрел. Когда вы упали на землю, в теле каждого из вас торчало не меньше десятка вражеских стрел…
            Какое-то время воины молчали, ошеломленные услышанным рассказом.
            - Это плохой сон. Нам не стоит продолжать поход. Впереди нас ждет смерть, - сказал Прыгающий Бизон.
            - Значит, мы вернемся в лагерь с пустыми руками, не украв ни одной лошади, и не принесем ни одного трофея, - подал голос Говорящая Птица. – Женщины станут потешаться над нами…
            - Зато мы все останемся живыми… Нам надо возвращаться, - поддержал предводителя Длинный Лук.
            Трое воинов высказали свое мнение, чтобы вернуться в лагерь. Двое других воинов, Говорящая Птица и Седлающий Лошадей, хотели продолжать поход. Все ожидали решения Прыгающего Бизона.
            - Мы возвращаемся. Но, я обещаю вам, что без трофеев мы не останемся…- сказал Прыгающий Бизон. –  В лесу живет белый охотник. Он построил дом и взял в жены женщину из племени плоскоголовых… Мы убьем белого человека и его женщину.
            - Белые наши друзья. Зачем нам убивать белого человека? – спросил Длинный Лук. – Он хороший. Белый человек со всеми дружит и торгует с черноногими, с плоскоголовыми и с кроу…
            - Не забывайте, черноногие и плоскоголовые наши враги. Выходит, белый торгует с нашими врагами. Поэтому он должен умереть, - хитро усмехнулся Прыгающий Бизон.
            Предложение вожака пришлось всем по душе:
            - Мы пойдем и убьем белого охотника!

3.

            Первой погибла большая, лохматая собака, лежавшая у дверей дома белого охотника. Она, почуяв приближение чужаков, вскочила на лапы и предупреждающе зарычала, показывая крупные клыки. Собака повела себя очень глупо. Она явно не рассчитала свои силы, бросаясь на чужаков. Седлающий Лошадей выждал, чтобы глупое животное отбежало от дома, и лишь затем спустил тетиву лука. Тонкая, длинная стрела, рассекая воздух, устремилась к собаке, безжалостно клюнула ее в бок. Псина, тихо всхлипнув, повалилась на землю.
            Воины, рассыпавшись цепью, придвинулись к дому, держа оружие наготове. Низкий дом, сложенный из толстых бревен, своим видом был похож на небольшую крепость. Белый охотник построил его в лесной глуши, как можно дальше от людской цивилизации. Построенный добротно и основательно, с таким расчетом, чтобы сидя в доме можно было выдержать нападение небольшого вражеского отряда.
            Дом своим грозным видом внушал индейцам страх и уважение. Кроу не осмелились атаковать жилье белого охотника. Воины решили выждать до тех пор, пока кто-нибудь не выйдет из дома. Чего-чего, а времени у кроу хватало. Прошло некоторое время, и тяжелая дверь открылась. На пороге появилась молодая женщина-индианка. Она огляделась по сторонам и прокричала:
            - Медведь! Медведь, ты где! Иди ко мне, я тебя накормлю!
            Несложно догадаться, что женщина звала свою собаку по прозвищу Медведь. Скво не догадывалась, что собака с грозным именем уже несколько минут назад, как издохла, продырявленная меткой стрелой.
            Немного постояв и не получив на свой призыв ответа, женщина вернулась в дом, оставив дверь полуоткрытой. Скво еще дважды выходила на улицу. Кроме нее из дома никто больше не показывался, из чего воины заключили, что женщина в доме одна.
            - Медведь, хватит носиться по лесу! Глупая собака, иди ко мне! – прокричала скво.
            Женщина застыла на пороге, прислушиваясь к лесным звукам. Внезапно лесную тишину нарушил громкий стрекот сорок. Птиц что-то встревожило и напугало. Собака на крики женщины не отзывалась, в то же время сороки продолжали шуметь. Женщина испугалась. Она скрылась в доме. Когда скво вернулась, в ее руках был дробовик.
            Седлающий Лошадей снова натянул тетиву. Стрела, выброшенная тетивой, устремилась к цели.
            Женщина вздрогнула, услышав знакомый, пугающий звук. Было слишком поздно что-то предпринимать. Она почувствовала сильный и хлесткий удар в грудь. Опустив голову, она увидела торчащее в груди древко стрелы с оперением на конце…
            Из зарослей появились три человеческие фигуры. Это были индейцы кроу. Это были враги. Женщина хотела нажать на спусковой крючок, но силы быстро покидали ее. Вторая стрела буквально сбила скво с ног.
            Кроу быстро приближались к дому, все еще держась настороженно. Удивительно, скво из племени плоскоголовых, получив две смертельные раны, все еще боролась жизнь. Когда к женщине подошел Прыгающий Бизон, она из последних сил пыталась доползти до дверей дома.
            - Ненавижу плоскоголовых! – прокричал Прыгающий Бизон, после чего ударил палицей скво по черепу.
            Затем Прыгающий Бизон снял с убитой скво скальп, огласив лес диким и радостным воплем. Прыгающий Бизон радовался, словно ребенок, завладев дробовиком убитой скво.
            Покончив с женщиной, воины ворвались в дом и занялись грабежом. Им достался прекрасный нож в кожаных ножнах, большой, тяжелый топор, которыми белые люди обычно рубят деревья. Еще в доме была посуда, она тоже ценилась у индейцев. Грабители забрали все, железный котел, чайник и пару кружек. Здесь же нашли небольшой запас пороха и пуль, табак, муку, сахар, соль, сухофрукты и кофе…
            Воины хотели подпалить дом, но он не хотел гореть. Ночью прошел сильный дождь, стены и крыша дома хорошо намокли. Разгромив и разломав все, что можно, кроу исчезли в лесу.
            Через несколько дней, завидев вдали лагерь, воины стали распевать песни. Прыгающий Бизон ехал первым, держа в руке ивовый шест, с которого свисал скальп убитой им скво плоскоголовой. Прыгающий Бизон и его люди возвращались в лагерь, как настоящие герои. Им повезло в походе, они убили врага, завладели скальпом, добыли в бою ружье…
            Стойбище ожило. Выбежавшие из палаток соплеменники встречали воинов радостными криками. Среди ликующих людей выделялись своим хмурым видом два человека, шаман Собирающий Камни вождь Красный Медведь. Собирающий Камни, увидев скальп, резко отвернулся и скрылся в своем типи. Красный Медведь оставался на месте, лишь растерянно оглядываясь по сторонам. Прыгающий Бизон не обратил на это внимание, а вскоре он вообще забыл об этом.
            Мужчины тем временем вынесли свои барабаны, а женщины начали Танец Скальпа, который продолжался в течение всей ночи. Возвратившиеся из похода воины пировали в кругу родственников и друзей.

4.

            После предсказания Собирающего Камни, касающегося женского скальпа, Красный Медведь старался избегать шамана. Затем прошло три месяца, но в племени ничего не произошло. Кроу продолжали жить своей обычной жизнью. Они охотились, ходили в военные походы за скальпами и лошадьми. Кому-то везло, и они возвращались с богатыми трофеями. Другие погибали и теряли свои скальпы. Время от времени отчаянные конокрады черноногих или шайеннов угоняли лошадей из табунов кроу. Все было как обычно, но тревога не покидала сердце вождя. Красный Медведь решил наведаться к Мудрейшему.
            В типи шамана горел небольшой костер. У костра, прикрыв глаза, сидел Собирающий Камни. В палатке Мудрейшего резко пахло какими-то травами, отчего у Красного Медведя так защекотало в носу, что он едва не начал чихать.
            - Вождь, я знаю, зачем ты пришел ко мне, - сказал Собирающий Камни. – Ты хочешь спросить о моем предсказании…
            - Так и есть…
            - Ничего нового я не могу добавить к тем своим словам…
            - Мудрейший, прошло уже несколько месяцев…
            - Да, пока ничего не случилось, но это ничего не значит, - перебил Собирающий Камни. – Наш народ ожидают впереди большие несчастья. Скоро погибнет много воинов… Беда медленно подбирается к своей жертве. Ее невидимые крылья уже распростерлись над нашими головами…
            Красный Медведь сидел молча.
            - Я пытался умилостивить духов. Но они остались неумолимы ко мне.  Ко всем нам… А теперь оставь меня! - добавил Собирающий Камни.
            Красный Медведь покинул Мудрейшего с тяжелым сердцем.
            Потом пропали два воина. Отряд кроу ушел в набег. Ночью они угнали из вражеского лагеря лошадей. Затем за ними была долгая погоня. Когда через два дня удалось оторваться от преследователей, кроу не досчитались двух воинов. Пропали Без Страха и Резанный Нос. В тот момент никто особо не стал беспокоиться по этому поводу. Спасая свои жизни, уходя от погони, в темноте легко отбиться от своих. Скорей всего, именно так все и произошло. Без Страха и Резанный Нос опытные воины, они свернули в сторону и уходили от преследователей другой дорогой. Так подумали остальные…
            Отряд вернулся в лагерь. Здесь они узнали, что Без Страха и Резанный Нос еще не вернулись домой. Такое тоже случалось. Оставалось только ждать и надеяться, что пропавшие люди скоро вернутся.
            Прошла неделя после возвращения отряда из набега. Без Страха и Резанный Нос не пришли. Пропавших воинов никто не видел, и ничего про них не знали. Это уже был повод для беспокойства. Жизнь кроу полна опасностей. Воины уходили в поход или на охоту и не возвращались. Одним духам была известна их судьба. Иногда другие воины находили тела соплеменников, и с большой вероятностью по следам, оставленными врагами, рядом с их телами могли прочесть, какая беда произошла с ними.
            Отец Резанного Носа отправил к Мудрейшему другого своего сына, Серого Орла. Отец дал Серому Орлу несколько лошадей для шамана и попросил выяснить, где находится его сын, и выяснить живой он или мертвый.
            Когда наступила ночь, старик Грязные Руки велел всем выйти из своей палатки. Родственники Резаного Носа расположились на улице рядом с типи шамана. Все сидели тихо, затаив дыхание, прислушиваясь ко всем звукам, раздававшимся внутри палатки. Мудрейший погасил огонь. Некоторое время в палатке шамана царила полная тишина, затем старик начал петь, пустив в дело магическую погремушку. Постепенно голос шамана крепчал, а ритм погремушки участился. Внезапно раздалось звериное рычание, уханье совы и волчий вой. Покрышка типи затряслась с такой силой, что палатка едва не опрокинулась набок.
            Собравшиеся родственники Резанного Носа слышали, как в палатке разговаривали люди, но что они говорили, невозможно было понять. Потом шаман позвал родственников и зажег свой очаг.
            - У меня для вас, печальная новость. Резанный Нос мертв! Сердце Резаного Носа больше не бьется, – сообщил Грязные Руки. – Я не нашел вашего родственника среди живых… Но его нет и среди мертвых! Без Страха разделил участь Резаного Носа…
            - Что значат твои слова?! – закричал Серый Орел. – Как понять, что Резаного Носа нет среди живых, и нет среди мертвых?
            - Этого я не знаю, и никто не знает… Надо ждать. Скоро вы все узнаете… Вы сами увидите мертвецов. Увидите и поймете… - сказал шаман, после чего скрылся в своем типии.

5.

            Красный Медведь хорошо запомнил тот страшный день, когда сбылось пророчество Собирающего Камни. Утром вождь сидел в своем типи, равнодушно пережевывая жареное мясо, которое ему приготовила одна из его жен.
            На душе было тревожно. Красный Медведь не мог понять причину тревоги. Отбросив недоеденный кусок мяса, вождь поднялся на ноги. Откинув полог покрышки, вылез из палатки. Первым, кого увидел Красный Медведь, был Собирающий Камни. Вид шамана насторожил вождя. Мудрейший, совершенно ни на кого не обращая внимания, мелкими шагами пересекал лагерь, не отрывая глаз от реки, которая протекала в двухстах ярдах от лагеря. Глаза старика горели безумным огнем, а все тело мелко подрагивало, словно что-то невидимое трясло его изнутри. Массивная челюсть громко выстукивала зубами жуткую мелодию.
            - Он пришел!... Он пришел!...- бормотал Мудрейший.
            Красный Медведь хотел спросить шамана, о ком идет речь, но все слова застряли у него в глотке от плохого предчувствия…
            - Он пришел!… Я видел его!.... Я знаю, кто он! Это злой дух! – продолжал повторять Собирающий Камни.
            Привлеченные необычным зрелищем, возле шамана стали собираться люди. Все были напуганы, но любопытство от происходящего оказалось намного сильнее страха. В таком жутком виде они еще не видели Собирающего Камни.
            Шаман вскинул худые, костлявые руки и затряс погремушками. Выбивая какой-то, только ему известный такт, старик двигался вперед, притоптывая ногами, распевая магические песни.
            В это время на другом берегу реки показался небольшой отряд всадников. Четверо юношей возвращались с набега. Они вели с собой дюжину украденных лошадей. Индейцы переправились через реку и направились к лагерю. Когда отряд подъехал ближе, люди в лагере увидели, что поперек двух лошадей были перекинуты мертвецы.
            - Мы наткнулись на тела за рекой, всего в полумиле от лагеря, - сказал Желтая Рука, возглавлявший отряд конокрадов. – Их убили в другом месте….Затем, тот, кто убил наших воинов, привез тела и бросил с таким расчетом, чтобы на их могли наткнуться…
            Когда тела убитых мужчин сняли с лошадей, одного сразу узнали. Это был пропавший ранее Без Страха. У второго воина, было сильно разбито лицо. Не лицо, а настоящая кровавая маска…
            - Это мой брат, Резаный Нос, - сказал Серый Орел.
            Тела убитых осмотрели. Оба воина были оскальпированы. Индейцев поразило другое. Животы мертвецов ниже ребер были вспороты ножом. У обоих мужчин кто-то вырезал печень.
            - Посмотрите, кроу! – закричал Собирающий Камни, указывая рукой на изуродованные животы. – Посмотрите! Тот, кто вырезал у воинов печень, лишил их души возможности попасть в Лагерь-с-Другой-Стороны (6). Они не сумеют попасть к своим умершим родственникам! Теперь они прокляты и обречены на вечные муки и скитания во тьме. Они стали призраками…
            Многие содрогнулись от таких слов шамана. Кроу не боялись самой смерти. Зато все боялись превратиться в призрака. Призраки, это большое зло. Встреча с призраком ничего хорошего не обещала. Призрак мог наслать на человека порчу, после чего человек начинал болеть. Избавить от порчи и вылечить мог только знахарь, получив щедрое вознаграждение.
            - Он пришел за вами! Он, уже очень близко! – взвыл Собирающий Камни, продолжая трясти погремушками.
            - Кто пришел?! Кто уже близко?! Скажи старик, кто это сделал с нашими братьями?! – закричали в бешенстве воины, потрясая томагавками и боевыми дубинами. – Кому мы должны отомстить за их смерть?
            - Глупцы, он пришел за вами! Его не надо искать. Он сам найдет вас. Найдет и убьет, а затем сожрет вашу печень, - захохотал Собирающий Камни.
            - Старик, хватит морочить нам головы! Скажи, кто это сделал! – горячились воины.
            - Ха-а, я скажу вам! – шаман был похож на безумца. – Это сделал Пожиратель Печени!
            - Пожиратель Печени? – отшатнулись в страхе люди. – Кто это такой?
            - Бывает, что мы, живые, нарушив табу, сами выпускаем злых духов наружу, - пояснил Собирающий Камни. – Раньше Пожиратель Печени был обычным человеком. Теперь он большое зло, переполненное ненавистью ко всем нам!... Он будет убивать наших воинов, и с каждым убитым воином он становится сильнее! Съев печень убитого врага, Пожиратель Печени получает его силу…
            - Скажи, старик, Пожирателя Печени можно убить? – у воинов явно уменьшился боевой запал.
            - Все живое можно убить…




6.

            Джон Джонсон торопился домой. Три месяца назад ему предложили работу в качестве проводника, и Джонсон дал согласие. Он покинул дом, покинул беременную жену, не предполагая, что его отсутствие затянется так долго. Одно дело, уйти на охоту дней на пять, совсем другое, оставить жену одну на несколько месяцев… Хотя за Лебедь - так звали его жену, можно особо не переживать. Девушка была индианкой из племени плоскоголовых и знала, как выжить в суровых условиях. С другой стороны, женщине одной в лесу очень трудно и опасно…
            Подъезжая к дому, Джонсон держался настороженно. Мужчина придержал бег коня, заставив его перейти на неторопливый шаг. Обычно так получается, когда человек знает, что его дом рядом, он радуется встрече с близкими ему людьми, поэтому расслабляется и забывает об элементарной осторожности. Иногда такое поведение приводит к беде…
            Мужчина остановил коня. Дальше пошел пешком, осторожно пробираясь через густые заросли. Джонсон был достаточно крупным мужчиной ростом около 6 футов и весом не менее 200 фунтов. Но передвигался он достаточно легко. Его крепкие ноги, обутые в мокасины ступали мягко и бесшумно.
            Вскоре Джонсон смог рассмотреть крышу дома, а затем, подойдя еще ближе, увидел и сам дом. Тишина, которая царила вокруг, не успокоила, а только еще больше насторожила опытного охотника.
            Обшаривая взглядом подходы к дому, Джонсон обратил внимание на одну немаловажную деталь - отсутствие вокруг каких-либо следов. Везде росла нетронутая трава. Такое было возможно только в одном случае, если в доме никто не жил, или совсем не выходил на улицу…
            Джонсон испугался своих мыслей. Неужели, его жена оставила дом и решила вернуться к своему отцу… Или, может случилось что-то иное… Верный Хокен (7), в один миг оказался у него в руках. Палец лег на спусковой крючок, готовый в любой момент спустить его.
            Первое, что увидел Джонсон, когда подошел ближе, это открытую дверь дома. Возле дверей лежало растерзанное тело, частично покрытое остатками одежды. Приблизившись, мужчина узнал платье, которое любила надевать Лебедь. Его наихудшие предположения оправдались. Чеще не до конца разложившиеся, изьеденное лесным зверьем тело, все, что осталось от его беременной жены.   
            То, что здесь случилось, произошло давно. Слишком давно… А его в тот момент рядом не оказалось, чтобы он смог защитить свою женщину. Какие-то негодяи безжалостно прикончили жену, а вместе с ней погиб его ребенок. А ведь он, так мечтал о детях…
            - Нет, только не это… Только не это…- пробормотал мужчина, упав на колени рядом с остатками жены и ребенка.
            В один миг, вся его жизнь перевернулась с ног на голову и покатилась кувырком. Жуткий, нечеловеческий крик потряс лес, распугав птиц и зверей.
            - Кто?! Кто это сделал?! Клянусь, я найду вас! Найду и убью! Я отправлю вас к дьяволу в ад! – кричал Джонсон в бешенстве.
            Затем, видимо, сознание на некоторое время покинуло его. Мужчина смутно помнил, что происходило с ним. Очнулся он ближе к вечеру. Щеки его были мокрыми от слез, а губы искусаны до крови. Джонсон на это даже не обратил внимание.
            Мужчина сидел, прислонившись спиной к бревенчатой стене дома. Так он просидел всю ночь, вымаливая прощение у близких, которых не смог защитить.
            Утром Джонсон окончательно пришел в себя. Он встал, осмотрел разграбленный дом. Негодяи, напавшие на жену, вынесли из дома, все, что нашли там.
            Могилу пришлось копать большим ножом в твердой земле. Посчитав, что яма достаточно глубока, Джонсон принес свое одеяло, в которое он, аккуратно завернул останки жены. Осторожно положил одеяло на дно ямы, после чего засыпал землей. Мужчина связал веревкой две толстые ветки, соорудив крепкий крест. При помощи большого камня Джонсон забил  крест глубоко в землю в изголовье могилы. Могила и крест, все, что осталось от его семьи…
            - Вот и все, - прошептал Джонсон. – Лебедь, прости меня… Я должен покинуть вас и уйти… Здесь, в этом месте я не смогу больше жить, где все напоминает о тебе…
            Прежде чем окончательно уйти, Джонсону предстояло сделать еще одно очень важное дело. Он хотел найти какой-нибудь след, какую-нибудь зацепку, которые могли указали ему, кто убийца. Да, прошло очень много времени. Надежда на то, что он, сумеет обнаружить что-то, что могло указать на убийц, крайне ничтожна. Но с чего-то надо начинать свой поиск.
            Джонсон стал кругами обходить дом, с каждым разом расширяя свой поиск. Он чуть ли не на четвереньках лазил, осматривая каждый дюйм земли. Особое внимание Джонсон уделял тем местам, где враги могли сидеть в засаде, наблюдая за домом, или откуда они могли скрытно подбираться…
            Мужчина нашел то, что искал, когда уже потерял всякую надежду. В кустах валялась пара протертых мокасин. По форме мокасин охотнику нетрудно было определить, что такие мокасины принадлежали индейцам кроу. Кто бы мог подумать, ведь кроу считались друзьями белых людей. Мужчина легко поверил, если бы убийцами оказались черноногие, шайенны или ассинибойны… Но в руках у Джонсона мокасины кроу, которые он нашел рядом со своим домом. Теперь мужчина знал, кому надо мстить!

7.

            Джонсон знал где надо искать кроу. Через три дня он вышел к большому лагерю, состоявшему из трехсот типи. Мужчина устроился на одном из холмов, чтобы наблюдать за индейцами. При удобном случае Джонсон собирался прикончить одного или парочку краснокожих.
          В лагере постоянно происходило какое-то движение. Еще рано утром стойбище покинул большой отряд, состоящий из мужчин и женщин. Многие вели с собой запасных лошадей. Они явно поехали охотиться на бизонов. Охотники вернулись только к вечеру. Индейцы были веселы, а их лошади были загружены мясом и шкурами.
            В течение дня из лагеря женщины  выходили в лес собирать ягоды и хворост. По лагерю с криками носились голая малышня. Эти маленькие дикари играли в свои только им понятные игры. Они мешала всем, но никто на детей не кричал, если только они не пытались стащить сушившееся мясо возле какого-нибудь типи. Вот тогда поднимался шум. Если кто из женщин замечал воришку, она с воплями выскакивала наружу, пытаясь схватить его. Остальные мальчишки бросались врассыпную…
            Джонсон вспомнил свое детство, в котором за любую проказу он и его старший брат могли получить от строгого отца крепкий подзатыльник или еще чего покрепче.
            Джонсон несколько раз имел возможность прикончить кого-нибудь из женщин, которые без всякой опаски бродили по лесу неподалеку от него. Но он не хотел опускаться до уровня дикарей, считавших убийство женщины за «подвиг», равноценный убитому в бою воину. Не женщины убили его жену…
            Настоящая фамилия Джона Джонсона Гаррисон. У парня было довольно трудное детство. Он жил с шестью братьями и сестрами и с отцом пьяницей, который частенько по любому поводу поколачивал своих детей. Такая жизнь ни к чему хорошему не привела. В результате чего Джон сам стал жестоким и грубым человеком. Он рано покинул родительский дом и отправился на Запад, мечтая стать охотником и траппером.
            Одно время он служил на военном флоте. Все закончилось тем, что Джон избил офицера, а это уже попахивало военным трибуналом. Мужчине пришлось бежать, а заодно, чтобы затруднить его розыск, он изменил фамилию. Джон в этом вопросе долго не мудрствовал, придумал фамилию исходную от своего имени. Так он стал Джоном Джонсоном.
            Суровая жизнь в лесах и горах закалила его характер. Джонсон позволял себе расслабиться лишь, когда появляясь на торговом посту, чтобы продать свой товар и пополнить запас пуль и пороха, Охотник любил крепко выпить, а при случае с кем-нибудь подраться. Драться Джонсон любил. Сильный и ловкий мужчина смело бросался на более крепкого соперника и молотил его своими железными кулаками до тех пор, пока не размазывал своего врага по стене или по земле. Джонсону было все равно, сколько выходило против него таких же задир, один, двое, или трое… Бывало, что крепко доставалось самому Джонсону, но это мало его расстраивало.
            Джонсон продолжал наблюдение за лагерем. Когда он видел воинов, то испытывал большое желание пустить в дело свою винтовку. Он несколько раз брал индейцев на мушку. Ему хотелось спустить курок и видеть, как от его пули разлетается голова краснокожего… Пересилив себя, Джонсон расслаблял палец на спусковом крючке. В его планы не входило пристрелить первого попавшегося индейца и самому погибнуть. Нет, он будет намного хитрее. Может, он и погибнет, но перед этим снимет десяток скальпов с голов кроу.

8.

            Индейцев было двое. Тот, что повыше ростом, первым поднял руку в знак приветствия. Джонсон ответил таким же жестом, показывая свое дружелюбие. Индейцы кроу, а воины были именно из этого племени, ничего не подозревая о темных мыслях белого охотника, направились к нему.
            «Глупцы, сейчас вы умрете…», - подумал Джонсон, пытаясь подавить нервную дрожь в руках.
            Джонсону еще не приходилось убивать людей, и, как оказалось, сделать такое в первый раз очень даже нелегко. Вот только жажда мести, этот голодный и ненасытный червь безжалостно точил его сердце. Мужчина понимал, что, скорее всего, эти двое воинов не убивали его женщину, но они принадлежали к ненавистному племени кроу. Если они кроу, то должны умереть!
            Когда воины оказались в пятидесяти футах от него, Джонсон резко вскинул винтовку и спустил спусковой крючок. Пуля ударила высокого воина в плечо. Краснокожий устоял на ногах, но его развернуло на месте, хорошо тряхнув при этом. Джонсон в следующий миг сорвался с места. Мужчина бежал вперед огромными скачками, выхватив из чехла нож. Его взгляд остановился на растерянном лице второго индейца.
            Воин успел приготовиться отразить нападение. Он встретил врага боевой палицей, которая рассекла со свистом воздух. Если бы палица попала в цель, то наверняка хорошо покрошила кости Джонсону. Мужчина успел увернуться, а затем, врезался плечом в корпус краснокожего. Сбитый с ног индеец, отлетел назад, беспомощно размахивая в воздухе руками. Когда же спина индейца коснулась земли, на него сверху запрыгнул Джонсон, всаживая в грудь широкое лезвие ножа. Сила удара была такова, что острый нож пробил тело краснокожего воина насквозь. Изо рта поверженного врага хлынула кровь.
            Вытащить нож Джонсон не успел, сзади на него навалился второй кроу. Всем весом своего тела, пытаясь прижать белого охотника к земле, одной рукой индеец пытался добраться до его горла, второй рукой лез к глазам, намереваясь ослепить соперника. Краснокожий был ранен, но это нисколько не сказывалось на силе его рук. Стряхнуть со спины кроу не удалось, а несколько ударов локтем в бок врага не смогли улучшить положение мстителя. Позвоночник с трудом выдерживал тяжелое тело навалившегося на него человека.
            Индейцу уже удалось вцепиться в горло Джонсона, а другая рука безжалостно раздирала кожу на его лице. Охотник с громким хрустом сломал один из пальцев краснокожему. Давление на спину сразу ослабло, чем тотчас воспользовался Джонсон, перекатившись в бок. С противным воем кроу бросился в новую атаку, успев выхватить из-за пояса томагавк. Боевой топор завис в воздухе, готовый обрушиться на голову мстителя. Встать на ноги Джонсон не успевал, он встретил нападавшего ударом ноги в голень. Потеряв равновесие, краснокожий упал на колени. Хищно сверкнув на солнце, острое лезвие томагавка прочертив в воздухе дугу,  вошло в землю рядом с головой Джонсона.
            Левой рукой охотник схватился за рукоятку топора, не давая возможности индейцу нанести новый удар, а кулак правой руки врезался в челюсть врага….
            Джонсону удалось завладеть вражеским топором. Удар по ребрам в один миг уложил индейца на землю. Затем, в голове Джонсона что-то взорвалось, и он превратился в беспощадного зверя, жаждущего крови. Он нанес не меньше двадцати ударов топором по голове, по рукам и по спине, хотя кроу уже не оказывал сопротивления.
            Придя в себя, Джонсон с ужасом смотрел на убитых воинов, не понимая, с какой целью он изрубил одного из них, превратив его тело в кровавую отбивную.

9.

            Джон Хатчер, еще крепкий старик, собирался выйти на улицу, когда заметил чужака, приближающегося к его хижине. Когда живешь один в лесу, любой чужак может оказаться врагом. То, что чужак был один, ничего не значит.
            - Знаю я эти приемчики…- пробурчал старик, блокируя дверь крепким засовом. – Пока один отвлекает, остальные прохвосты могут обойти и подобраться сзади… Нет, меня не проведешь такими штучками…
            Хатчер взял стоявшую у грубо сколоченного стола заряженную винтовку, прихватил пороховницу, сделанную из рога, и мешочек с пулями. Взведя курок ружья, он подошел к окну, прикрытому деревянным навесом, в котором была вырезана узкая бойница. Старик внимательно осмотрелся. Никого больше не заметив поблизости, Хатчер немного успокоился. Лишь после этого он вернулся к двери. Из дверной вертикальной щели высунулось дуло винтовки.
           - Мистер, вам лучше остановиться в том месте, где вы сейчас находитесь! Иначе мне придется стрелять, а я не хочу брать грех на душу… - старик протер рукой слезящиеся глаза, пытаясь лучше разглядеть незваного гостя.
            Чужак послушно остановился, стащил с головы меховую шапку, пошитую из енота, и помахал ей в воздухе.
            - Могу поспорить на бутылку хорошего виски, что ты, старик, вряд ли попадешь в меня даже на таком расстоянии, - нагло и насмешливо заявил чужак.
            Хатчер прекрасно понимал, что чужак специально его дразнит, но не смог сдержать свой язык.
            - Да я первым же выстрелом запечатаю свинцом твою похабную глотку! – угрожающе прокричал Хатчер.
            - Джон, я рад, что застал тебя в твоей хижине! Вижу, и сам ты в полном порядке! –крикнул в ответ чужак.
            - Джонсон? Ты, что ли? – Хатчер узнал наконец, по голосу своего старого приятеля.
            – А какой еще болван заберется в такую глухомань…
            Старик вытащил из дверной щели ствол винтовки и припал к отверстию глазом, пытаясь лучше рассмотреть гостя. Да, это был его приятель, Джон Джонсон. Высокий, широкоплечий, с крепкими руками и ногами. Длинные, густые волосы спадали на плечи. Густые усы и борода, тщательно скрывали нижнюю часть загоревшего, обветренного лица охотника.
            Хатчер сдвинул засов и открыл дверь. Он вышел из хижины, чтобы поприветствовать своего старого приятеля, но, тут же остановился, заметив кое что необычное у Джонсона. На поясе охотника висели два свежих индейских скальпа.
            - Джон!... Мои глаза не могут ошибаться. Это у тебя скальпы…- проговорил испуганно старик.
            - Точно, старина. Ты прав, Джон… - Джонсон холодно улыбнулся. – На моем поясе два скальпа. Раньше они принадлежали индейцам кроу, которых я сам прикончил…
        Хатчер громко застонав, схватился за голову:
            - Джонсон, ты сумасшедший! Я в жизни не видел большего глупца, чем ты… Разгуливать с двумя скальпами индейцев на поясе… Тебе видно, надоело жить!
            - Так и есть, старик.
            - Зачем? Скажи, зачем, ты это сделал?
        – Эти подлецы кроу, которые громче всех кричали, что они друзья белых… Они убили мою женщину!
            Хатчер прекратил подвывать:
            - Старик, я просил тебя присматривать за женой в мое отсутствие…
            - Ее убили через несколько дней после твоего отъезда, - Хатчер, как-то сразу сник. – Когда я приехал, Лебедь была уже убита, а дом разграблен… Я ничем не мог помочь твоей женщине… Я ни к чему там не прикасался, оставил все, как есть… Джон, мне очень жаль, но тебе не стоит так поступать…
            - Ну, конечно! Краснокожие ублюдки убили мою женщину, а ты предлагаешь мне утереться и оставить все так, словно ничего не произошло! – охотник затрясся от гнева.
            - Джон, ты убил двух воинов. Ты бросил вызов всему племени! Но ты один и ничего не сможешь сделать. Джон, тебе, как можно скорей надо сматываться, пока с твоей глупой башки индейцы не содрали скальп… - скороговоркой выпалил напуганный старик.
            - Нет! Я никуда не уйду!
            - Джон, ты всегда был упрямым, но поверь, не стоит в этот раз проявлять свое упрямство. Ни к чему хорошему оно не приведет…
            - Старик, я принял решение! – резко перебил Джонсон. – Я пришел к тебе за помощью…
            Лицо Хатчера стало белее снега. От нахлынувшего на него страха, старик захлебнулся воздухом. Он стоял перед приятелем, выпучив глаза и пытаясь протолкнуть воздух в свои легкие.
            – Джонсон, твоя затея, ввязаться в драку с кроу, похожа на безумство… Ты, конечно мой друг! Но я не смогу тебе помочь…- стал оправдываться старик. – Я слишком стар, чтобы воевать с краснокожими. От меня будет мало толку… Пойми, мое время прошло… Меня больше привлекает спокойная жизнь…
            - Хатчер, если бы кроу убили твою женщину. Как бы ты поступил?– прямо спросил Джонсон.
            - Я не такой, как ты… Я бы все бросил и бежал из этих мест… - бесхитростно ответил старик. – Тебе тоже советую бежать.
            - Эх, старик… Я бежал из своей семьи, я бежал из армии… На каком-то этапе я должен остановиться! – возразил Джонсон.
            - Джон, ты выбрал очень плохое место для остановки. Если кроу узнают, кто убил их соплеменников, ты можешь умереть в любой момент. Все кроу станут охотиться за тобой. И я не узнаю, где краснокожие прикончили тебя, чтобы предать твое тело земле…
            - Кроу, скорей всего, не узнают, кто убил их воинов, - сказал Джонсон.
            Хатчеру даже показалось, что в словах приятеля, он услышал досаду и сожаление.
            - Приятель, у меня мало друзей. И мне меньше всего хочется потерять тебя. Что мне еще надо сказать, чтобы уговорить тебя покинуть эти места и не ввязываться в драку с кроу? – спросил старик.
            - Джон, боюсь, у тебя ничего не получится. Я уже ввязался в драку…
            Хатчер понял, что ему не удастся переубедить Джонсона:
            - Приятель, давай на время отставим разговоры! Ты, Джон, пришел ко мне в гости, а я держу тебя на улице. Давай, заходи в мой дом. Сейчас я, хорошенько тебя накормлю…

10.

            Джонсон был голоден. Поэтому он не стал отказываться от добавки.
            - Приятель, если ты в таком темпе будешь поглощать мои скромные запасы, то мне придется на днях отправиться на охоту, - ворчал Хатчер, наблюдая за гостем.
            - Не ворчи, старый пень… Все равно аппетит мне не испортишь, - лениво огрызнулся Джонсон.
            Плотно пообедав, приятели вышли из дома. Они устроились на старом поваленном стволе. Старик не спеша набил трубку табаком, закурил.
            - Парень, теперь, когда ты набил свой желудок, я хочу с тобой говорить…- первым нарушил тишину Хатчер.
            - Погоди старик, я догадываюсь, о чем ты хочешь говорить. Но ты не все еще знаешь, - сказал Джонсон. – Кроу убили вместе с женой, еще моего ребенка!
            Старик закашлялся:
            - Какого ребенка? Джон, о чем ты говоришь?... Откуда у тебя ребенок…
            - Лебедь была беременной… Теперь настала моя очередь мстить!
            На этот раз Хатчер долго молчал, о чем-то размышляя. Потом спросил:
            - Вижу парень, ты все уже решил для себя. Верно?
            - Да, решил…
            - Позволь мне, старику, дать тебе один совет…
            - Если твой совет касается того, как мне быстрей удрать, то даже не начинай…
            - Нет! Мой совет другой, – недовольно проворчал Хатчер.
            - Хорошо, говори. Я готов выслушать тебя.
            - Джон, ты вышел на тропу войны. Ты уже убил двух воинов кроу, но тебе долго не продержаться. Когда краснокожие узнают, кто это сделал, твои дни сочтены…
            - Я сам хочу, чтобы кроу знали, кто убивает их воинов! – горячо воскликнул Джонсон.
            - На этом можно сыграть, - хитро сощурился старик. – Я тебе сейчас, кое-что предложу… Но, это не совсем по-людски и тебе может не понравиться…
            - Говори уже, старик! Не томи меня…
            - У кроу есть поверье. Если воин лишается печени, то он не попадет в их загробный мир, в Лагерь-с-Другой-Стороны, - сказал Хатчер. – А человек, который съедает печень убитого врага, получает его силу…
            - Какое отношение имею я, к загробному миру краснокожих? И при чем здесь печень? – удивился Джонсон.
            - Если тебе, парень, повезет прикончить воина кроу, обязательно надо вырезать у него печень…
            - Чертов старик, дальше не стоит продолжать! Ты в своем уме! Предлагаешь мне, чтобы я, вспарывал животы и сжирал печень краснокожих? – возмущенно вскричал Джонсон.
            - Парень, не горячись! Прошу, выслушай меня до конца. На самом деле, тебе не обязательно это делать! Я совершенно не это имел ввиду,–рассмеялся старик. - Джон, ты можешь печень вырезать, и-и-и… Выкинуть ее или зарыть в землю.
            - Так все-таки печень надо вырезать?!
            - Это в твоих интересах!...Ты должен напугать кроу своей злобой и яростью так, чтобы сердца воинов, сжимались от страха!
            - Это жестоко, а я не мясник… Одно дело убивать, совсем другое потрошить трупы ножом…
            - Какая тебе разница, - захихикал старик. – Краснокожие увидят, что их убитые соплеменники лишились не только скальпов, но и печени… Поверь мне, остальное они сами придумают.
            - И чего они, придумывают?
            - Здесь не надо быть большим умником, чтобы самому все понять. Ты, Джон, станешь для индейцев настоящим дьяволом, который отправляет их воинов прямиком в ад, - прокричал Хатчер. – Кроу станут бояться встречи с тобой…
            - Нет, старик! Твой план мне не нравится!
            - Джонсон, тогда тебе конец! Кроу тебя выследят и убьют… Попадешься индейцам, они тебя не пожалеют. Разделают так, что живого места не останется…
            Джонсон переночевал у Хатчера. Утром он собрался уходить.
            - Джонсон, будь осторожен, - сказал Хатчер, прощаясь с приятелем. – Меньше всего я хотел увидеть твой скальп, висящий на ремне у какого-нибудь краснокожего.
            - За мой скальп кроу придется хорошенько попотеть…
            Старик придержал Джонсона за плечо:
            - Парень, пообещай, что подумаешь над моим предложением.
            - Я уже подумал… Подумал, и принял решение.

11.

            Прежде всего Джонсон подавил в своем сердце гнев, прекрасно понимая, что это плохой помощник. Гнев только навредит ему или даже приведет к гибели. Для его мести нужен холодный расчет…
            Начав войну с кроу, Джонсону следовало правильно оценить своих врагов и свои силы. Прежде всего у кроу подавляющее количество воинов. Джонсон был один против целого племени. Изначально складывалась стопроцентная проигрышная ситуация.
            Кто такие кроу. Не самое большое племя, но очень воинственное по своей сути. В разные времена кроу воевали не только со своими соседями, но и значительно отдаленными племенами. Среди их врагов были черноногие, арикары, шайенны, пауни, ассинибойны, гровантры, сарси, кри, оджибвеи, сиу, арапахо, шошоны, плоскоголовые. Друзей у кроу было намного меньше. Иногда они заключали мир с не-персе и шошонами.
            Кроу очень отважные воины. Они умеют и любят сражаться. Особенно воинственны были молодые воины, которые желали заработать как можно больше «ку» (8) для себя. Молодежь была безрассудна и неудержима в схватках.
            Белым людям непонятен был этот «героизм». Они не видели смысла в «подвиге», когда надо было подъехать к врагу, чтобы коснуться его тела специальным жезлом, засчитывая на свой счет «ку». Или всего лишь отобрать ружье, или сбросить врага с лошади, при этом не лишая противника жизни. Согласитесь, это очень глупо. Убей врага, тебе достанется его ружье и его лошадь…
            Некоторое время Джонсон скитался по лесам, присматриваясь и приглядываясь. Он намеренно искал индейцев, сам оставаясь при этом незаметным и невидимым. Только на первый взгляд лес казался пустым и диким, на самом деле все было не так. Кроме разных животных, которые обитали в лесу; вапити, лоси, волки, лисы, медведи, здесь могли быть хищники другого рода. Индейцы. Они здесь родились, они здесь жили, а всех чужаков считали своими врагами. Опасность могла поджидать охотника за любым деревом.
            Первая встреча едва не оказалась фатальной для Джонсона. Он наткнулся на целый отряд. Двенадцать краснокожих выступили в военный поход. Кроу передвигались по лесу настолько тихо, что Джонсон едва не столкнулся с ними нос к носу. Охотнику повезло, что каким-то чудом он первым заметил индейцев и вовремя успел распластаться на земле. Краснокожие воины прошли в каких-то двадцати ярдах от Джонсона. Кроу появились словно ниоткуда. Они бесшумно проплыли, как призраки, мимо Джонсона, и при этом под ногами индейцев ни хрустнула ни одна веточка. Уши охотника ни уловили ни одного звука. Краснокожие уже скрылись в лесу, а Джонсон все еще оставался на земле, пытаясь унять бешено колотившееся в груди сердце.
            - Уф-ф, приятель, ты едва не вляпался в большие неприятности…- тихо проговорил Джонсон.
            Еще через несколько дней Джонсон встретил трех индейцев. Их он заметил вовремя. Охотник успел выбрать для себя удобную позицию. Он опустился на землю и приготовил винтовку. Индейцы оказались черноногими. Джонсон сразу потерял к ним свой интерес. С черноногими он не воевал.
            Какое-то движение справа привлекло внимание охотника. Звериная тропа, по которой продвигались черноногие, дальше спускалась и пересекала небольшой овраг. Рядом с оврагом Джонсон увидел нескольких индейцев, явно поджидающих врагов. Это были кроу, смертельные враги черноногих.
            Черноногие, не заметив ничего подозрительного стали спускаться в овраг. В этот момент с двух сторон по ним открыли огонь кроу. Раздалось несколько ружейных выстрелов, одновременно в сторону черноногих вылетело три или четыре стрелы. Один из черноногих был убит. Второму досталось две стрелы, одна в бедро, другая в живот. Раненый воин хладнокровно обломал стрелы, чтобы они ему не мешали в бою. Третьему воину повезло, ни стрелы, ни пули его не задели.
            После залпа шесть воинов кроу бросились в атаку сразу с двух сторон. Черноногим, оставшимся в живых, ничего не оставалось, как принять бой. Один из воинов, у которого было ружье, выстрелил в нападавших. Пуля попала в плечо воину, вырвавшемуся вперед. Раненый кроу насмешливо и презрительно прокричал что-то насчет плохого зрения у стрелка.
            Черноногие стали спина к спине и запели песню смерти, приготовив оружие. Схватка вышла короткой, и результат ее был вполне предсказуем. Через несколько секунд черноногие пали под ударами боевых палиц и топоров. Один из воинов, который был ранен стрелами, успел таки своей палицей проломить череп одному из врагов.
            С черноногими было кончено. Кроу сняли с убитых скальпы, забрали оружие и покинули овраг, прихватив с собой убитого соплеменника. Джонсон ушел в противоположную сторону, чтобы наверняка не встретиться с кроу.



ПОЯСНЕНИЯ.

1. Красный Медведь, Daxpitcheeh;sshish / Red Bear (жил примерно с 1807 по 1860-е годы). Известный вождь горных кроу в 1840-х и 1850-х годах.

2. Кроу ( англ.Crow) - кочевое сиуязычное племя Северных равнин. Самоназвание «апсаруки», «апсалука», «апсарока», что первые переводчики неверно истолковывали как «Вороны», или «Птичий народ».

3. Снейки (англ. Snake, змеи) – индейцы-змеи были общим термином, используемым для обозначения коренных американских племен северных пайютов ,шошонов и банноков.

4. Плоскоголовые – флатхеды (англ. flathead), группа североамериканских индейских племен, проживающих в районе озера Флатхед, в западной части штата Монтана. Первоначально были известны под названием  «сэлиши», но в дальнейшем их стали называть «плоскоголовые».
Самое интересное, что племя, наиболее известное под названием плоскоголовые, в отличие от своих соседей никогда не практиковали обычай сжатия черепа в грудном возрасте искусственным образом.

5. Тайный помощник – или дух-помощник. У каждого индейца был тайный помощник, обретенный в подростковом возрасте, охраняющий и покровительствующий ему. Индеец всегда прислушивался к советам тайного помощника, полученными во время сна, и относился к ним очень серьезно. Известно множество случаев, когда откровения и предсказания духа-покровителя действительно оправдывали себя: обеспечивали удачную охоту, успех на войне и даже спасали людям жизнь.
Помощником могло стать любое животное, пришедшее к нему во сне, будь-то конь, выдра, волк, медведь, ворон.

6. Лагерь-Другой-Стороны - загробный мир, куда попадали кроу после смерти. 

7. Винтовка Хокен- дульнозарядная винтовка, разработанная в начале XIX века братьями Якобом и Самюэлем Хокен из Сент-Луиса. Винтовка с великолепными техническими характеристиками была кульминацией развития капсюльного огнестрельного оружия. Использовалась пионерами и трапперами при освоении Великих равнин и Скалистых гор.
Винтовка производилась такими фирмами как Hawken, Gemmer и Demick. Это оружие имело более крупный калибр, чем его предшественники, что означало более тяжелый ствол.

8. «Ку» - система военных подвигов индейцев Равнин. Термин «ку» произошел от французского  слова «Coup» - «удар». О воине, дотронувшемся  до живого или мертвого врага, говорили, что он «посчитал ку». У всех племен этот подвиг оценивался наиболее высоко.
Кроу считали основными подвигами четыре деяния: «ку» на живом или павшем враге; захват лука или ружья у врага в рукопашной схватке; воровство привязанных у типи лошадей; быть предводителем в успешном набеге.


12.2018.г.


Рецензии