Малюсенькие волшебные сказки

Начинаю новый цикл сказок под названием «Малюсенькие волшебные сказки»


                О ложке и вилке.


    Ах, как здорово! Сегодня во дворце званый ужин. Суматоха началась с самого утра. Служанки в красивых платьях и белых передниках бегали туда-сюда: приносили скатерти и уносили их обратно. Они никак не могли выбрать одну, самую красивую. Слуги в голубых бархатных ливреях передвигали мебель освобождая место для большого гостевого стола. Даже африканский попугай Арчибальд громко стучал клювом по клетке и настойчиво просил его выпустить. Он тоже хотел принять участие в суматохе.
— Свободу попугаю! — орал во всю глотку Арчибальд, — немедленно почистите мне крылья! Они запылились!
Главный церемониймейстер ужина — один из высших придворных чинов, тот который следит за выполнением церемониала, услышав фразу попугая «немедленно почистите…» закатил в ужасе глаза и закричал:
— Катастрофа! Катастрофа! У нас не чищено столовое серебро! Все сюда, сюда-а-а-а! Быстро тащите губки, зубной порошок, и мягкую фланель…
 В шкафу, там, где много лет хранилась серебряная посуда возникло   шевеление. Старый шкаф  не любил, когда его тревожили.  Он был не только стар, но и важен. А как же? Ведь он был сделан из дерева вишни, не из дешёвой сосны или твердой осины, а из редкой необыкновенного окраса вишни. Его древесины никогда не касалась кисточка с краской, только кисточка со скрипичным лаком. Именно таким лаком покрывались дорогие скрипки, и именно таким лаком был покрыт шкаф, посему он считал себя родственником благородных скрипок и в связи с этим пыжился от гордости.
— Чу! — проворчал шкаф и встряхнул ящик со столовыми приборами.
— Ничего не чу! — заворчала салатная ложка, — о нас, наконец, вспомнили! Как бы они без нас обошлись на званом ужине?
— Ну без вас сударыня они вполне могли обойтись…— язвительно заметила столовая ложка. — Я прекрасно выполнила бы ваши обязанности. И уж поверьте ничего и никогда не выронила бы на белоснежную скатерть.
— Можно подумать она когда-нибудь роняла, — вступилась за салатную ложку вилка, — в неё одну четыре таких, как ты войти может. Тобой только суп можно есть! Так что лежи и жди своей очереди на чистку, а она будет у тебя крайняя.
— Это ещё почему?! — всхлипнула от обиды столовая ложка, — Тебе рогатина вообще слова не давали! — она попробовала растолкать другие такие же ложки, чтобы привлечь их в споре на свою сторону, но те ещё крепче прижались друг к другу, и она в отчаянии закричала серебряным голосом, —   Нож! Нож! Ты по столовому этикету всегда лежишь рядом со мной, тебе положено меня защищать. Чего молчишь?!
Нож перевалился на другой бок и по привычке заснул. Он не боялся, что его забудут. Нож на столе присутствовал всегда и это его утомляло:
— Пширь…пширь… — пробурчал сквозь сон нож, представляя, как он на званном ужине режет поджаристый кусок мяса.
Столовая ложка ещё немного подождала пока кто-нибудь подаст голос в её защиту, но все молчали. Даже подлизы чайные ложки, которые во всех других случаях устраивали гвалт и перепалку сейчас лежали тихо.
— Ну её, — думали чайные ложки, — с вилкой лучше не связываться. Торкнет зубцом в бок, покарябает. Придёт дядька с машинкой начнёт нам бока полировать, а это неприятно.
— То-то же, — прислушиваясь и удовлетворённо хмыкая, изрекла вилка, — нечем тебе ложка крыть. Так что не задавайся, без тебя всегда можно обойтись. Ну вот скажи, что, что без тебя нельзя зачерпнуть.
Ложка тихонько всплакнула и вдруг вспомнила счастливые глаза девочки, внучки хозяина дома, когда та ела ею мороженное, как она улыбалась, отщипывая кусочки сладкого торта, как она облизывала ложку после нежного йогурта и тихо сказала:
— Счастье…  Счастье без меня нельзя зачерпнуть! Как зачерпнёшь в жизни счастье? Уж точно не вилкой!  Разве счастье позволит уколоть себя острым зубцом в бок?
— Да-а-а, — задумалась вилка, — счастье, пожалуй, нельзя… Ладно,
 давай не будем ссориться. Все равно нам с тобой всегда на одном столе лежать.
    В это время ящик со столовым серебром открылся и
 приборы услышали команду церемониймейстера:
—  Ну ка, девушки, разбирайте столовые приборы по принадлежности: кому ложки, кому вилки, кому ножи —  чистите все одновременно. Полчаса вам сроку!
— Чего спорили, — проворчал, просыпаясь нож, — всем сейчас достанется.


Рецензии