Шутки Иваныча

                Уборка должна была уже закончиться недели две назад, как в других хозяйствах, но здесь пшеница всё ещё колосилась на полях. не убрано было ещё гектаров 500 - 600, дня на 2-3 жатвы, если работать в темпе. Но комбайнёры лежали под своими агрегатами и играли в карты, не всё от них зависело. Ещё вчера вечером закончилась солярка, и до сих пор дизельное топливо не подвезли.                Обед уже был готов, и повара позвали всех к столу. Мужики расселись за столом, только Иваныч, так его все звали в бригаде, всё ещё возился с колесом. Где - то поймал гвоздь, и теперь пришлось менять колесо на своём тракторе. Все сидящие за столом переглянулись, усмехнулись и, не сговариваясь, взяли по щепотке соли и кинули в его тарелку с супом, а Гоша добавил соли и в его стакан с компотом, щедрую такую щепотку. Иваныч был большим балагуром, как будто ему было не шестьдесят лет , а только шестнадцать. Любил так над другими подшутить: то кисель посолит, то в кашу перца сыпнёт, тому, кто зазевается, почти всех подловил, всех достал уже своими шутками, вот и решили его проучить.                - Иваныч, бросай возиться со своим "конём", обед стынет. Поможем тебе после обеда, - крикнул ему Василий.                - Иду, я уже закончил, - ответил тракторист.                Когда он проглотил первую ложку супа, все притихли. А Иваныч крякнул, прищелкнул языком и не подал вида, что суп очень пересолён, так и дохлебал его спокойно, ни один мускул не дрогнул. А другие, над кем он подшучивал, сильно возмущались в этом случае, иногда даже в драку кидались. Но Иваныч так же с аппетитом проглотил второе блюдо, и всё это запил очень соленым компотом. Ешё раз крякнул, сказал поварам: "Благодарю" и вылез из - за стола, пошёл сразу к бочке с водой, стоящей возле будки.                - Вот это да! - с восхищением произнёс Василий и ткнул в бок своего дружка.                - А ты помнишь, как орал, когда Иваныч над тобой подшутил?                - Не я один, - буркнул Гоша. - Посмотрим, как он завтра "запоёт", - прищурясь, продолжил он.                В голове у него уже роились мысли, как ещё сегодня пощекотать нервы Иваныча. Гоша знал, что Иваныч, перед тем как ехать домой, подходил к комбайнёру и просил насыпать ему в сумку зерна для курочек.  "Сегодня я ему насыплю", - про себя произнёс Гоша, хитро улыбаясь.               
Наконец -то, привезли солярку, заправили комбайны, и они, как большие корабли, поплыли по бескрайному полю, оставляя за собой ершистый след пшеничной стерни. Пшеница была сухая, спелая и легко сыпалась, быстро наполняя бункер комбайна. Машины не успевали отвозить зерно на ток. Отвозил зерно и Иваныч, он прицепил к своему трактору даже две тележки, чтобы по норме от машин не отставать, хотя в скорости он им всё же уступал. За бойкой работой не заметили, как стемнело, включили фары. Но скоро работу пришлось прекратить, так как комбайны даже с фарами в темноте наскакивали на камни и гнули, а иногда и ломали так называемые "пальцы" у комбайна,на жатке,которая скашивала пшеницу.                - Всё, шабаш, - сказал бригадир, - все по домам, завтра пораньше начнём.                Гоша приветливо помахал рукой Иванычу и крикнул:                - Подойди!  Иваныч подошёл уже с сумкой.                - Давай свою торбу, насыплю для твоих курочек, немного зерна осталось в бункере. Сумку поставлю в твою тележку, я сегодня с тобой поеду, довезёшь?                - Конечно, о чём вопрос, - сказал Иваныч и довольный пошёл к трактору.                Гоша ещё после обеда собрал почти все камни вокруг будки и припрятал их в своём комбайне. Он быстро наполнил сумку камнями и сверху засыпал зерном, под завязку. Усмехнулся, предвкушая последствия этой шутки. Он поставил сумку в тележку, которая ближе к трактору. Иваныч куда - то отошёл, Гоша покрутил головой по сторонам, и тут его осенило. Он вытащил штырь, которым соединялись тележки, и закинул его под вторую  телегу. Когда подошёл Иваныч, Гоша сказал ему, что сумка в тележке, пора ехать. С разговорами они быстро доехали до посёлка. Иваныч притормозил, Гоша жил на окраине села, а сам проехал ещё две улицы, до своего дома. Он вытащил сумку из тележки,  она показалась сегодня особенно тяжёлой. "Молодец, Гоша, от души насыпал, не жадный!" - улыбнулся Иваныч. И тут он заметил, что нет второй тележки, он стал усиленно всматриваться вдаль, но ничего не было видно. "Вот, чёрт, как это случилось, может когда на кочку наскочил, штырь и вылетел, ладно, завтра разберусь". Он ещё какое - то время поворчал, посмотрел по сторонам и пошёл в амбар высыпать зерно. Когда он перевернул в железную бочку сумку, по дну её застучали камни. Иваныч снова, в который раз за сегодняшний день выругался, почесал в затылке и всё понял.  "Это Гошка, гад подшутил с зерном, а может и с тележкой он набедокурил, и обед он испортил! За что он так со мной? Я ему один раз только в беляш гайку подсунул. Правда он шутки не понял и долго кричал, что узнает, кто это сделал, обязательно отомстит, потому что зуб чуть не сломал тогда, и язык прикусил.                В ту ночь Иванычу не спалось, за телегу переживал, где отцепилась, не было бы беды какой. В памяти всплывали случаи его каверзных шуток, для него они казались безобидными. Подумаешь, кашу сдобрил перцем, в котлету спичку воткнул или запчасти подменил. Это же всё мелочи, он же шутил без злобы, а тут такое! Обиженный Иваныч всё же уснул, но вскоре его разбудил будильник. Пора!
На стане, где были все комбайны, Иваныч сразу увидел свою вторую телегу, а под ней обнаружил и штырь. Тракторист весь день был хмурым, неразговорчивым.  "Наверное не выспался", - отвечал Гоша на многозначительные взгляды дружков за столом во время обеда. Все ели молча, никто не крикнул, что у него пересоленный суп или компот, всё было в порядке. 
К вечеру посыпал дождь, вперемежку с мелкой крупой. Все комбайнёры и трактористы собрались в будке. Повара приготовили ужин, и все расселись за столом                - Иваныч, ты, что сегодня весь день такой хмурый?, - спросил Василий.                - А ты у Гоши спроси, - буркнул он.                - А что я?, - возмутился Гоша, - во вчерашних шутках не только я виноват.                - Да, Иваныч, нам всем  надоели твои шуточки, и мы решили враз тебя проучить, - добавил Павел. - Да, ты не переживай, мы квиты, давай мировую раздавим, и всё забудем, - продолжил Паша.                Он достал пол - литра водки, разлил, всем досталось по треть стакана. Выпили, похлопали Иваныча по плечу, он отмяк, разговорился и снова стал прежним Иванычем - балаболом.                А с едой, своих дружков, больше никогда не шутил!


Рецензии