Рябиновое варенье

Стёпка боялся спать днём, после обеда, ближе к вечеру. Вернее, не любил просыпаться от гнетущей тишины. Просыпаться тогда, когда был один дома. Неизвестно, по какой причине, тишина на него давила, тревожила до боязливости. Он в смятении просыпался от такой звенящей тишины. Чувствовал себя не уютно, как бы ждал, что это затишье предвестник чего-то страшного. Это угнетало его. Как он не старался, не спать в это время, только справится со сном не получалось. Нет, нет, да иногда засыпал по мимо своей воли.

В этом году он пошёл в школу, в первый класс. Вставать приходилась рано, нужно успеть к девяти часам на первый урок. Так как Стёпа привык спать, сколь душа желает, то понятное дело, он не высыпался. В детский сад он не ходил, вот и не приучился рано вставать. Приходя из школы, Стёпка обедал, садился за уроки. Каждый раз, он себе говорил, сегодня спать не буду, сделаю домашнее задание и пойду гулять. Подходило время к четырём часам, Стёпа клевал носом и ничего не мог с собой поделать. Прикладывался головой к подушке и засыпал. Когда Степина мама дома, он не боялся спать днём. Он уже просыпался не от мёртвой и страшной для него тишины, а от радостных звуков. Мама, тихо напевая, хозяйничала по дому. Казалось, вещи и предметы были живыми и переговаривались между собой. на своём, только им понятным языке. Даже будильник весело тикал, отбивая так, аккомпанируя маме. Они вдвоём только на пару с мамой знали эту мелодию песни. Хотя, когда Стёпка просыпался в одиночестве, тот же самый будильник своим унылым, коварным, довольно громким тиканьем в тишине, добавлял тоску Стёпе. Кошка, задрав вертикально хвост и выгнув спину, старается, мурлыкая себе под нос потереться об мамины ноги. Когда Стёпа один, чёрта с два её увидишь. Буфет, не успела мама руку поднести к ручке дверцы, а она уже сама, мелодично открывается, кажется, чашки сами в руки прыгают. А самовар то! Самовар то, пыхтит, шумно гудит. До того весело ему, ну точно, сейчас плясать пойдёт. А сахар, если мама даже ложечку, наполненную сахаром, не донесёт, перевернёт, то он не просыплется на скатерть, а обязательно долетит, попадёт в чашку с чаем. Это у Стёпки сахар вредничает, так и стремится из ложечки высыпаться мимо чашки. Маму все предметы и вещи слушаются и стараются угодить ей. Как радостно всем в доме. Необычайно уютно, когда мама в доме. Жалко только, это бывает редко. Мама, обычно всегда работает.

Вот и в этот раз Стёпа проснулся от угнетающей тишины. Всё замерло и ждало ужасное, страшное наползающие тревожное неизвестностью событие. На душе, словно кошки скребут. Только один будильник в жуткой тишине громко долбил уши барабанным боем. Стёпе сделалось тоскливо, хотелось заплакать. До него донеслось необычное постукивание по стеклу окна. Ему стало крайне любопытно, Стёпка заглянул в комнату, откуда слышался стук. Взглянул на окно и всё понял. Так и есть, это куст рябины, росший в палисаднике, у окна, ветками стучится в стекло. Стёпа подошёл к окну.
-Что, тебе тоже тоскливо? – Спросил он у рябины. Куст рябины, усеянный гроздями красных, крупных ягод, уныло молчал, только шумел своими пожелтевшими листьями. Ветер колебал ветки, они тоскливо продолжали монотонно стучать, скрестись по стеклу. Погода хмурилась, пыталась пробрасываться вместе с каплями дождя снегом. Приближались мрачные, сырые, холодные сумерки. Раздался вой собаки. Степан взглянул во двор, возле своей будки стоял Палкан, мокрый весь, опустив голову и лохматый хвост, громко, с перерывами выл. Что за охота, мокнуть на дожде? Сидел бы себе в сухой будке. Оказывается, на собак, как и на людей уныние и тоска находит. Стёпке стало жутко страшно, он быстро обулся, накинул на себя телогрейку, помчался, что есть сил, застёгиваясь на ходу, на работу к маме.
-Кто это тебя так напугал? - Глядя на испуганного Стёпу, спросила мать.
-Никто не напугал меня, мне страшно дома. -Шумно дыша от быстрого бега, выговаривал Степан.
-Ну, знаешь ли, ты у меня с полмужика вымахал и боишься. Прямо, чудно как то.
-Ага, ты бы тоже напугалась, если услышала еще, как Палкан воет. - Обиженно заторопился пристыженный Степан, оправдаться перед мамой.
-Да, когда собака воет, это страшно. - Стёпка не понял, толи в шутку, толи серьёзно сказала мама. - А он как выл, верх голову держал, или вниз смотрел?
-По-моему в землю смотрел. - Пытался точнее вспомнить Степан.
-Раз выл в землю, значит к покойнику. – Сказала, сама себе мать, тяжело вздохнув. Вот, что-что, покойников Стёпка не боялся. А чего их боятся, живых надо боятся. Так не однократно говорил ему дедушка.

Домой шли не торопясь, трудно им быстро по скользкой грязи идти. Когда они пришли домой, как обрадовался Палкан. Замахал хвостом, слегка поскуливая, натягивая цепь, потянулся, радостно к хозяйке. Куры, увидев Степкину маму, побежали со всех концов двора к матери. Закопошилась и захрюкала свинья в стайке. Громко загоготали гуси. Петух шумно захлопал крыльями, взлетел на забор и кукарекнул для порядка. Тихо мыкнула корова Зорька за изгородью, напоминая матери о себе. В избе, кошка с мурлыканьем подбежала к маме, стала ей рассказывать, о своей важной, кошачьей жизни. Выгнув спину дугой, задрав хвост к верху, трётся о ноги. Печка ожила, радостно вздохнула, прогудела тихо в трубе, поприветствовала маму. А когда мама затопила её, запела она, шумно завывая трубным гулом. Весело потрескивая дровами в топке, задышала жаром. Только одна рябина тоскливо смотрит в окно, стучась ветками. Просится в дом, в тепло, в уют. Ей тоже не хочется засыпать на зиму в холодной осенний, сырой мгле.
-Жалко рябину, если бы она умела ходить, мы бы её в дом запустили. Да, мама? – Спрашивает Степан.
-Да, сын! Обязательно бы пригласили зиму пережить. В этом году урожай ягод небывалый. Значит, зима будет холодная. - У неё на каждый случай есть своя примета. - Выпадет снег, ударит мороз, заморозит ягоды рябины, мы их соберем. Кипятком обдадим, что бы ни горчили и варенье наварим. Ел когда-нибудь рябиновое варенье? В этот раз попробуешь. - Нежно говорит Стёпе мама. Стёпа зажмурил глаза крепко, пытается представить вкус сваренной рябины  с сахаром. Да где там, как не представляй, всё во рту только вкус любимого Степкиного малинового варенья. Хотел представить запах, все равно получается, малина душистая, и всё тут.

Ждёт, не дождётся Стёпа зимы, морозов жгучих. Почему жгучих морозов, потому что прошлой зимой ему бабушка дала тоненькие, женские перчатки, нужны были к новогоднему Степкиному маскарадному костюму. Одел Стёпа их, что бы помодничать. Идёт домой по улице, а мороз руки в тонких перчатках щиплет. Все сильнее, сильнее щиплет, невмоготу Стёпки. Бегом помчался домой он, а мороз ещё больнее щиплет пальцы у него на руках. Терпения нет. Догадался он по дороге забежать к знакомым. Показывает свои руки, скованные морозом бабке Марусе. Та всё поняла, сдернула с рук Стёпкиных перчатки, набрала в кастрюльку холодной воды. Велела ему опустить кисти рук в воду, подвинула его поближе к плите, жарко топящий печке. Тут Стёпа понял, почему мороз не только щиплет, он оказывается ещё и жгучий. Стали Стёпины пальцы отходить от мороза, огнём зажгло, заплакал он, крупные слёзы потекли по щекам. Нет терпенья, стоять, сидеть на одном месте. Затопал Стёпка ногами. Может, так легче переносить эту жгучую боль. Баба Маруся с улицы тазик со снегом несёт.
-Потерпи милый, потерпи родной. Скоро пройдёт, отойдут руки то. - Ласковым голосом уговаривает бабушка Стёпу. Сама кладёт комья снега в кастрюлю, что бы вода холодная была, что бы лучше охлаждала руки Стёпкины.
-Как же так! Дети пошли не сдохадливые. Мёрзнут руки, скинул перчатки, сунул руки запазуху, нехай отохриваются. - Ворчит из комнаты дед Иван. Сколько помнит его Стёпа, дед вместо г всегда говорил х.

Наступила зима, выпал снег на выходной. С утра распогодилось. Приморозило. Солнышко радостно светит, отражаясь разноцветными блесками от пушистых, девственных снежинок. Стёпа готовился собирать урожай рябины. Изредка поглядывал в окно на усеянную ягодами рябину, запорошенную снегом. Они хотели собирать её, аппетитно смотревшуюся на белом снегу вместе с мамой.
-Не торопись Стёпа. Пусть солнышко обогреет маленько. Руки меньше мёрзнуть будут. В обед пойдём. – Сказала мать Стёпке. Стёпка согласился с ней. Он теперь не понаслышке знает, что это такое, мороз. Сидит, рисует цветными карандашами коней. Любил он рисовать коней, только не такими красивыми они у него получались. Но, мама говорит, что у него замечательные кони, славные кони, резвые рысаки. У него этих нарисованных коней, на каждом рисунке. Жаль только бумаги мало. Как и где только  не рисовал своих лошадок Стёпа. Вольно пасущихся табунов по лугу. Оседланных рысаков гусарами, лихо скачущих, с пиками на перевес в атаку. Запряжённые тройками лошади. Вздыбленных скакунов, похожих на медного всадника.
Рисует Стёпа, увлечённо рисует. Доходят до Стёпиного уха звуки, как будто кто свистит, пересвистывает. Не сразу обратил внимание на это посвистывание он. Стёрся зелёный карандаш, много травы на лугу, где кони пасутся пришлось рисовать. Лес в дали ещё рисовать зелёным надо. Быстро стирается стержень карандаша, поточить нужно. Отвлёкся от рисования, только тогда обратил внимание на не понятные звуки. Кто это посвистывает? Поднял голову Стёпа, огляделся, глянул в окно. Боже, ты мой!
-Мама, мама! Скорей мама, скорей! Да, что это такое? Кыш, кыш! - Бросился Стёпка с криком к окну, подле которого росла рябина. Все чувства испытал разом, в один момент. Удивление, обида, любопытство, разочарование, сожаления и растерянность. Выступили не прошенные слёзы жалости. До обидного ему стало жалко себя, не будет ему рябинового варенья. За окном, сидя на ветках пёстрые с хохолками птицы склёвывали остатки ягод. Словно тлеющие угольки гасли, исчезали ягодки в клювах, довольно больших, побольше голубей птиц.
-Ой, рябчики! - Всплеснула руками Стёпина мама, прибежавшая из кухни на крик сына. - Не пугай их сынок, пускай уж доедают. Завалило весь корм снегом, надо же из леса сюда прилететь. Вот ещё одна примета к суровой зиме. Пытаются побольше жиру накопить, чтобы успешно перезимовать.
-Они, что как медведи зимой спят в берлоге? Спросил маму Степан. Любопытство победило все остальные Стёпкины чувства. Он с интересом ждал ответ на свой вопрос, не отводя взгляда от птиц.
- Да, нет! Рябчики не впадают на зиму в спячку. Зимой они в основном хвоёй питаются. А какие там, в иголках калории, так себе только желудок не пустовал. Не мучило чувство голода. Не до жиру, быть бы живу. Чувствуют они, что люто холодная будет зимушка, поэтому прилетели из леса. - Объясняла сынку мама. - Хотя они тоже спят в снегу ночью, когда сильные морозы. Прямо с веток деревьев ныряют в сугроб, как в воду. Под снегом тепло, снег от мороза спасает, никакой холод не страшен. Иногда такая ночёвка, может стать могилой для них. За ночь отеплит, к утру подморозит, тогда возьмётся льдом снежная корка. Хотят вылететь из плена птицы, да сил не хватает, снежную корку, ледяную пробить. Погибают под снегом. - Рассказывала Стёпке мама.
-Мама! А давай их подкармливать зимой. У нас же есть засушенная черёмуха. Давай, мы её не будем молоть. Я не буду просить тебя больше, что бы ты мне пироги с черёмуховой начинкой стряпала, все равно мы их редко едим. Ещё купим подсолнечные семечки. Будем ходить в лес, рябчиков кормить. - Стёпе стало нестерпимо жалко птиц. Он забыл свою досаду на них, умоляющим взглядом смотрел на мать. Теперь слёзы на глазах выступили у него от жалости к птицам.
-Да, что ты Стёпа, разве мы их всех накормим? Лес, вон какой большой. А птиц в нём тьма-тьмущая. Им наших запасов на полминутки не хватит, только раздерутся между собой. В лесу злые, голодные волки, я боюсь в лес ходить зимой. А вот, здесь на этот куст можно повесить кормушку, птичек разных, например, синичек подкармливать. Снегири будут прилетать, может ещё какие-нибудь птицы из ближайшего леса столоваться будут.  Синичкам можно сало на ниточке привязывать. Когда на ниточке, вороны не смогут склевать его. Ох, всем зимой плохо, у тебя Стёпа на всех, слёз не хватит. Они без нас приспособились к зиме. Зайцу, когда холодно, он бегом носится по лесу, пытается согреться. Белкам хорошо, они запас на зиму себе делают, ещё шубки у них тёплые. Разве ещё медведю хорошо, завалится в берлоге и спит себе, посапывает.
-Лапу сосёт?
-Нет, не сосёт! Это люди так шутят. - Мать погладила Стёпу по голове и вышла из комнаты. Птицы склевали последние ягоды и улетели. Стёпа сел за стол, рисовать рябчиков. Тут, Стёпа в первые в своей жизни сочинил первый свой стишок:
Из леса рябчики прилетали
На куст рябины у окна
Вкусную ягоду склевали
Идёт лютая зима
Стёпка записал его на листочке в низу под рисунком рябчиков.
Забылся, потерялся бы этот стишок, мама сохранила. Она мечтала, что Стёпа вырастет талантливым, знаменитым художником. Она хранила все его рисунки, думала, что будет показывать их поклонникам Степиного художества. Стёпка, высунув язык, слегка прикусив, не зря тщательно выводил печатными буквами под рисунком стишок. О рябиновом варенье он забыл. Зачем оно ему, когда есть малина. Каждому своё, птицам рябина, Стёпке малина.

Когда, много лет спустя, этот рисунок попался Степану на глаза, он вспомнил этот эпизод далёкого его детства. Спасибо маме! Спасибо всем, любящим своих детей матерям.


Рецензии
Теплый. Добрый. Мудрый. Спасибо и удачи Вам!

Светлана Пикус   06.02.2019 12:04     Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.