Когда же придёт наше время?

Из какого года пришли, появились эти дети, очаровательные и изнеженные, мечтательные и убеждённые? Из самого что ни на есть золотого века. Скажем, из года 2031-го. Впрочем, вы сами их спросите.

Аппарат для путешествий во времени следовало бы называть машиной времени. Так по традиции, идущей от Уэллса. Но для нас «Машина времени» – это музыкальная группа. Итак, придётся этот аппарат назвать времялётом.

Что же случилось с времялётом из 2031 года? Угнали его эти дети, эти балованные дети золотого века. С развевающимися волосами девчонки. Мальчики в узеньких брючках, с такими забавными коками возле ушей. Жующие ароматную эссенцию из восхитительно пахнущих трав… Покружились там, покатались здесь. Поприсутствовали на коронации короля Чарльза. Побывали на проводах 20 века.

И тут их времялёт сломался. Врезался в фундаментальное сооружение. Или же был повреждён чернобыльской радиацией, трудно уже там сказать точно.

И остались они вместе с нами, в нашем веке, в 20-м. Ну, что делать, что делать? Порадовались, что целы остались. Поплакали, что назад не вернутся.
То есть вернуться можно было только одним способом  –  дожить.

Вот и стали они жить, к нашему времени приспосабливаться.
И то жаль, что ничему они у себя не научились, профессии не имели, ничего толком не знали. Всё по верхам, по картинкам красочным. Хотелось им что-то такое придумать, изменить, технические секреты прежде времени миру открыть. Но нет. Оставалось трудами вперемежку с ошибками медленно приближать будущее.

И ещё надежда была на то, что, может, за ними спасатели приедут. И стали они присматриваться к каждому интересному человеку – не он ли посланник из их времени.
Один был писатель, другой пел хорошо. Пошли они знакомиться и просить автографы. Росчерки на программках получили. И всё смотрят, не ждёт ли этих известных людей времялёт со служебного входа. Но у певца была машина самая что ни на есть обыкновенная, а писатель и вовсе пешком пошёл домой.

И в быту эти гении испытывали столько сложностей, неприятностей, столько было у них противников, завистников, – что, конечно, будь они с времялётом, давно улетели бы от нас.

И вот дожили наши путешественники во времени до своей эпохи. Пережили три войны, пять переворотов. Вот стали узнавать они встречные перемены. Вот дом знакомый начали строить, вот детскую площадку. Где они когда-то играли, начали на том же месте оборудовать. Вот знакомые песенки по радио зазвучали. А вот их однокурсники в университет пошли.

И хочется окликнуть: «Катя! Денис!» Но молчат. Сидят на скамеечке, правнуков из школы дожидаются.
И только в глазах что-то посверкивает.


Рецензии