Слим. Бес дна 5

- Располагайтесь, будьте как дома, - проскрипев своим голосом сказала баба Нюра, заодно представившись нам.
- Да уж, ничего не скажешь, баба Нюра! Звучит довольно мило, учитывая её внешний облик, - подумала я.
- А, ты, девка не смотри, что я такая страшная. Всё в жизни относительно.
- Относительно чего? – прикинувшись непонимающей, спросила я.
- Относительно времени, обстоятельств и положения вещей, - ответила баба Нюра.
Несмотря на странную внешность, бабка начинала мне нравиться.
- Не бойтесь, здесь вам ничего не угрожает. Туалет есть в доме, на улицу не ходите. Да вы и не сможете выйти.
- А, где собака, которая нас привела? - вдруг спросила я, - осталась на… Взглянув в глаза старухе я осеклась на полуслове. Бабка вышла, как она сказала, по делам и до вечера не возвращалась.
Мы без сил повалились на кровать, заправленную махровым одеялом. Огляделись по сторонам. Чистенько и опрятно, кругом чистота. Я опять вспомнила облик бабушки, приютившей нас. - Странно, пойду посмотрю другие комнаты. Зашла на кухню, поставила чайник на плиту, прошла на верандочку, других комнат здесь не оказалось. На веранде я увидела дверь, напротив входной, открыла её, маленькая кладовка, забитая старыми вещами, коробками, мешками, стеклянными банками и прочей ерундой. В детстве я обожала такие кладовки, в них всегда можно было найти что-то интересное. Попыталась открыть дверь на улицу, она стояла как влитая. Я попробовала её подёргать, но не тут-то было. – Ладно, пойдем пить чай. С этим позже разберёмся.
Странная бабушка тем временем спешила в город. Опираясь на клюку, она шла бодро и уверенно. Пришло её время. Она вспоминала, как бросила свою дочь. Едва оправившись от родов, Нюрка категорически отказалась смотреть на своего ребёнка. Собрав свои вещи, платок и старенькую сумочку, она убежала из родильного дома и поселилась на заброшенной даче родителей.
Нюра.
Нюра Мезенцева жила в сибирском городке Ирийске с матерью и отчимом, которого называла отцом, до определённого времени. Их дом находился на улице Береговой, недалеко от речки Науры. Город окружали скалистые сопки, которые считались потухшими вулканами. Энергетика этих мест светлая и положительно влияет на человека, при условии, что он тоже светлый. У подножия и на самих возвышенностях произрастает хвойный лес, сказочная тайга. Большой двухэтажный дом, окна первого этажа, сросшиеся с землёй, выходят на дорогу, из них постоянно видны проходящие мимо ноги пешеходов. Девочке нравилось рассматривать обувь, край одежды, а если выглянуть, то можно рассмотреть и всю фигуру человека. Но догадываться было интереснее. А ещё Нюрка сочиняла рассказы про ангелов и мечтала написать целый роман, но отчим прочитал её сочинения и сжёг тетрадку, приказав навсегда забыть эту тему. Однажды он пробрался к ней в комнату посреди ночи, напугав девочку до смерти. Мама была в отъезде, и никто не услышал её приглушённых криков. Но об этой истории она предпочла забыть. Помнила только, как остаток маминой командировки пряталась в подвале, вход в который находился прямо в Нюркиной комнате. Там стояли старые стулья, комод, различные сундуки, набитые разным тряпьём. Девочка рассматривала вещи, вытаскивая одну за другой, иногда подходя к щелочке вверху потолка (внутри выглядело как окно, за которым виднелась почва), чтобы разглядеть получше. Эти окна выходили во двор, дом стоял под откосом. Перебирая вещи, девочка наткнулась на что-то твёрдое. В душу прокрался страх, с колотящимся сердцем Нюрка начала разворачивать газеты, чтобы посмотреть, что внутри, но сверху послышался голос мамы, она прижала находку к груди, сверху прикрыла старой шапкой и вылезла из подвала. Мама строго посмотрела на девочку:
- Я же просила тебя никогда туда не спускаться. Что у тебя в руках?
- Э, это у меня шапочка. Я просто свою потеряла. Где-то, - добавила Нюра и бросилась к своей кровати. Она не хотела, чтобы мама видела её слёзы, всё равно она её не поймёт. Единственное, чего хотелось ей, чтобы все оставили её, наконец, в покое. Шапку с содержимым она закинула за диван.
Мама, постояв немного, вышла из комнаты. Она никогда не разговаривала с девочкой по душам, её не интересовало какие оценки у дочки, что она поела, о чём думает. Во всяком случае Нюре всё представлялось именно так.

Нюра была совсем молоденькой девочкой, когда у неё появился друг. Он приходил по ночам, отделившись от стены в виде плоского размытого прямоугольника, принимая очертания вполне реального мужчины. Он рассказывал ей историю родного города, шептал на ушко приятные слова, держал за руку или просто сидел рядышком. Нюра, общаясь с ним, просто забывала, что он какой-то особенный. Его лицо и тело стало таким родным и любимым, что она постоянно ждала ночи, чтобы снова увидеться. А утром, просыпаясь, уже не помнила почти ничего. В последнее его появление, он сказал ей, что его миссия выполнена, и она его долго не увидит. Девочка очень горевала, что пропал единственный друг, который, как ей казалось любил её.
- Не отказывайся от моего подарка и бойся своих желаний, - сказал он на последок и растворился.
Про себя она называла его Слим, почему и сама не знала. Просто первое что пришло в голову. Когда начал расти живот, Нюра не могла понять, что с ней происходит, болезнь – первое, что пришло ей на ум. Но, когда родители поняли, что девочка, их шестнадцатилетняя дочка беременна, они просто выставили её за дверь. Она бродяжничала по городу, питаясь чем придётся, ребёнок рос в ней и нужно было жить. Сам факт зачатия вызывал в ней ужас. Ей даже казалось, что это плод её воображения, но росший в животе ребёнок говорил об обратном и не сулил ничего хорошего. Она не хотела ни видеть это существо, не знать какого оно пола. Во время беременности Слим приходил к ней два раза, также по ночам, но его лицо было злым и хмурым. – Не вздумай бросать наше дитя, это обернётся несчастьями и бедами для тебя. Но, когда родилась девочка, Нюра с радостью оставила её в больнице, думая, что навсегда избавилась от этого кошмара.
Нюра шла домой, пробираясь по тёмным заснеженным улицам, на ощупь ступая. Обледеневшая дорога, припорошенная лёгким снежком, грозила смертельным номером, в случае падения. Она тихонько плакала. Глаза, потемневшие от слёз и припорошенные снегом ресницы, как тут не оступиться…  И она упала, больно ударившись об асфальт головой. Среди посыпавшихся искр из глаз бедной девушки возник образ Слима. Он зловеще, укоризненно смотрел на неё, растягиваясь из стороны в сторону. Видно было, что он никак не может выбраться из своей оболочки. Но Нюрка слышала его голос внутренним чутьём:
- Вернись, глупое создание и забери нашего ребёнка. Девочка должна жить с тобой, и я не отстану от тебя, пока ты не сделаешь этого.
- Я никогда не заберу её, убирайся с глаз, урод! – в сердцах прокричала девушка. – Ты ничего мне не сделаешь, я вижу, как ты теряешь свою силу. Убирайся в ад, гнусная, мерзкая тварь!
- Ты пожалеешь, что не послушала меня, - проговорил он и исчез, растворился в кромешной тьме. На улице сразу стало светло, зажглись огни фонарей, забрезжил свет в окнах домов и послышался шум проезжающего авто, хотя минуту назад мир, казалось был безмолвным и существовал в полной темноте.
Нюра ползком добралась до ближайшей скамейки и забравшись на неё легла и уснула мертвецким сном. Утром, пробудившись ото сна, она спустила вниз окоченевшие ноги, чувствуя, что не может подняться, снова заплакала от бессилия. Сердобольная бабушка, выгуливавшая своего пса, забрала её к себе, отогреться и поесть. Поблагодарив старушку, Нюра вернулась к себе на дачу. Чуть позже, от появившегося материнского инстинкта, её захлестнуло отчаяние. Она отправилась на поиски своей дочери. Попытки разыскать ребёнка не давали положительного результата. Буквально чудом она узнала о местонахождении дочери. Господин случай свёл её в парке с соседкой по палате. Дамочка гуляла с малышом и встретив её поинтересовалась, как ей живётся теперь. Заплакав, девушка ответила: - Я сожалею о случившемся, но обратно ведь не отмотаешь. Сколько инстанций я обошла, и никто мне не сказал, где находится теперь моя дочь.
- Так ты у меня спроси, - ехидно, но с участием заявила мамочка. Твою девочку отдали не очень хорошим людям, я лично с ними знакома. Если бы была другая ситуация, я никогда бы тебе не сказала, а так девочку очень жаль, пропадёт она у них.
- Спасибо, Бог воздаст тебе за твою доброту, - выяснив все подробности и поблагодарив женщину, Нюра отправилась восвояси.
Возле многоэтажного дома, на скамейке, сидели бабульки. Несмотря на ветер, они щелкали семечки и оживлённо переговаривались между собой.
- Добрый день, уважаемые! – поздоровалась с ними Нюрка. – Не подскажете, в каком подъезде живёт семья Журавлёвых, у них ещё девочка маленькая?
- А, те, у которых девчонка приёмная? – уточнила одна из них. - Да вон они оба опохмеляются возле ларька. Они её из-за денег то и взяли к себе. Оформили опеку над девочкой, деньжищи огромные получают, вот и забухали по-чёрному. Раньше тоже пили, но по сравнению с нынешним, так просто развлекались.
- Мужчина в дублёнке и женщина в красном пуховике? – переспросила Нюра.
- Ну, ты что там ещё кого-то видишь? – спросила недовольная бабка, которой помешали вести задушевную беседу с соседкой.
- Спасибо, бабушки! – поблагодарила девушка.
- На здоровье внученька! Иди, иди с Богом! – ответили бабульки и продолжили своё увлекательное занятие.
Нюра подошла к чете Журавлёвых. Издалека на неё пахнуло стойким перегаром. Мужчина курил, а его жена потягивала пиво прямо из горлышка.
- Добрый день! – поздоровалась с ними девушка.
- Ну, и тебе не хворать. Чего надо? – отрыгнув пивным перегаром спросила Журавлёва.
- Скажите, а где ваша дочка приёмная? Дело в том, что я её настоящая мама, – сразу перешла к делу Нюрка.
- Ах, мама! Чего припёрлась мама? – с ёрничала пьяная бабёнка. Дочка твоя тю тю, наша теперь. А, ты иди туда, откуда пришла. Нам помощники не нужны.
- С кем сейчас моя девочка? Лучше давайте по-хорошему договоримся, ведь если опека узнает о вашем недостойном поведении, её всё равно у вас заберут.
- Да ладно, будешь ты нам рассказывать. Ничего у тебя не выйдет. Мы её любим, ик – икая неуверенно сказала женщина и толкнула девушку рукой в плечо. – Проваливай, пока живая. А то сейчас дам бутылкой по голове, не очухаешься. У нас свои люди в опеке, а тебе раньше надо было думать.



продолжение http://www.proza.ru/2019/02/18/254 


Рецензии
"А ещё Нюрка сочиняла рассказы про ангелов и мечтала написать целый роман, но отчим прочитал её сочинения и сжёг тетрадку, приказав навсегда забыть эту тему." - почему-то сразу подумала о тебе...
Девочку жаль, не виноват ребёнок ни в чём...
А попав в плохие руки - озлобится...
Тяжёлая история, что ту говорить. Ты - бесстрашная женщина, Оксана, раз взялась за такую тему!

Натали Бизанс   19.02.2019 15:21     Заявить о нарушении
Да страх ушёл, эмоции остались!
По поводу ангелов, когда пишешь книгу постоянно,
мысли свеженькие, а у меня был перерыв два года.
Книга просто не идёт. Ангел-Хранитель я допишу,
но позже!

Оксана Мурзина   19.02.2019 16:35   Заявить о нарушении