Море, которое не замерзает

Поцеловав дочку и заботливо укрыв её одеялом, Марина попрощалась с ней, пожелав приятных сновидений, и выключила свет.

День был спокойный, потому сон долго никак не приходил к ней самой. Зато приходившие мысли убаюкивали и рассказывающие сказки. И в них было приятно находится, как лежать неподвижно на волнах ласкового южного моря.

Нюша была вторым ребёнком в семье. Они с мужем планировали второго ребёнка, но для расширения семейства по современным условиям требовалось или предлагалось улучшить и расширить жильё. А для этого пришлось много работать. А поскольку жизнь имеет волновую природу, то сразу купить жильё не получилось, а в кредит его брать почему-то не хотелось. Семья подруги, наоборот, взяли кредит и родили тут же ребёнка.  И в один прекрасный момент обе семьи оказались в подвешенном состоянии неопределённости, прочем, вместе с целым царством-государством. Волна жизни вдруг остановилась, и банковская система перестала временно вышла из строя. А потому всё, что в неё вкладывалось, полетело в бездну, которую всеми усилиями люди пытались остановит в падении курса.

Усилия не были напрасны, курс удалось восстановить, но, как говориться, с большими потерями. Потому подруге с мужем, которые уже почти погасили долг, пришлось снова нагружаться и поднимать вложениями сам курс рубля, совершая повтор. Это взваливать на себя было очень тяжело. Потому ругали власти, банки, кого угодно, не понимая, как устроена сама жизнь. Ругаться можно долго, но это не приводит к чему другому, как только снова работать и пытаться что-то осуществить, доделать намеченное в самом этом волновом непостоянстве.

Так семья подруги оказалось в тяжёлой кабале, а Марина с мужем так и не решились завести второго ребёнка. Прошли годы, прежде чем это случилось. Может опять некстати, но семья решила больше уже не откладывать заложенную в жизни цель. И Нюша появилась на свет с большим интервалом от первого ребёнка. Максим очень хотел сестрёнку или братика, часто просил об этом. И когда ему сообщили, что его желание осуществилось и скоро у него будет сестра, он только посмеялся: "Родители, вы что? Я уже и сам могу родить". Всем стало весело от такого признания в шутке самой жизни. Но мужу пришлось искать дополнительный заработок, пока Марина была в декрете.

Паша, муж Марины, так втянулся в работу, что не захотел останавливать даже тогда, когда можно было бы и поберечь силы. Он был намного старше Марины, потому готовился к пенсии. Но тут пришла новая волна, которая принесла весть, что срок до выхода на пенсию вытянулся. И опять долго и страстно все обсуждали эту новость, которую чаще ругали, чем старались понять.

Марина долго говорила с мужем на эту тему. Ругать и ругаться н7а жизнь было не принято в этой семье. А раз не принято, то и жизнь принималась. Но хотелось ещё умом понять, то есть прозреть ту самую волну, которая принесла эту весть о продлении сроков жизни. И остановив сознание на этом взгляде в перспективы в будущее, Марина увидела в настоящем, как лекарства, умственный труд, отличающийся от тяжёлого физического, короче все условия жизни, в создание которых вложили свой труд многие поколения людей, сделало возможным и само продление жизни. На то, что это так, указывала и поздняя репродуктивность женщин, которые могли рожать позже. Для того, чтобы не было выкидышей, в качестве подсобника предлагались средства для сохранения плода. А вот дети, которые стали взрослыми, почему-то совсем не торопились заводить детей, тратя деньги на путешествия и другие удовольствия, как будто внутри себя знали, что торопиться некуда. Кто дал им это право и это успокоенность? Наверное, всё та же жизнь, в которой долго не было войны и разрушений. А душа в теле не торопится жить, если не видит грозящей опасности.

После того, как Марина с мужем всё это увидели, они тоже успокоились и не стали переживать по поводу намеченного срока пенсии, и отдыхать не планировали, отдаваясь всецело насущным заботам о семье и работе. Марине даже как-то попалась книга Блаватской Е.П., где указывалась дата начала новой эры человечества, целого тысячелетия и ста лет, в котором проявятся новые сутки, удлинив день, рабочий день, и сократив ночи для отдыха. Жизнь человека постепенно станет равняться средней продолжительности в 128 лет. Марина увидела в этом предсказании и будущее вперёд, в котором, если ты идёшь в ногу со временем, то сама жизнь идёт гладко, а если предаёшься печали ночи, то жизнь сокращается с обратным отсчётом. То есть в каких-то телах жизнь удлинится, а в каких-то сократится чрезвычайно, будет безрадостной без понимания единства человечества, переходящего из количество в качество. В прозрении нет ничего личного, но есть покой. И семья так и работала - по 20 часов в сутки, не отягощаясь мыслями об отдыхе.

Марина заметила на втором ребёнке тоже изменение свойств любви и привязанности. По отношению к Максиму переживания были страстными, порывистыми, где жизнь часто билась о грани с переходом её в смерть. Марина очень боялась потерять сына. Однажды, когда он заболел, а телефон завис, чтобы вызвать скорую, она в одной рубашке выскочила на лестничную площадку и рвалась к соседям, чтобы вызвать "Скорую" совершенно забыв о себе. Теперь же она знала, что можно сделать, когда ребёнок заболел, как ему помочь. Она проходила практику йоги, которая показала, что одним дыханием можно вернуться в нейтральное состояние из скачков давления или температурных режимов. Природа предлагала когда-то переживать эти самые скачки и переходы в самих сезонах, сменяющих друг друга постепенно. Теперь же люди могут очень быстро переходить из лета в зиму и наоборот. Потому регулировать что-то в адаптации приходится умом и разными техниками, если не хочется принимать таблетки.

Обучившись правильному дыханию Марина однажды вместе с дочкой прошла обучающую практику дыханием. Температура спала до того, как пришёл врач. Но надолго это практика к Нюше не привилась. Детский ум наполнен многими другими радостями восприятия и самопознания. Марина загрузила день дочери также, как свой. Бабушка, которая знала только таблетки и скачки давления, разумеется, очень старалась помочь, предлагая свой опыт жизни, жалея внучку и в этой недетской загрузке. Но Нюсик перестала болеть, приобретя иммунитет к большой сопротивляемости тела, которое без работы пассивно и долго регулирует процессы адаптации под быструю смену климатических условий.

Все эти мысли о жизни текли спокойно в уме, пытаясь раскрыть тайну, которая была в Марине, как истина. Вечная жизнь без сна, то есть без отдыха, что это?

Рядом зашевелился родной комочек, который тоже почему-то не спал. Аннушка, почувствовав, что мать не спит, попросила рассказать сказку. Марина улыбнулась, обняла дочь, повернув её на бочок и начала рассказ о том, о чём думала, вернее, его продолжила.

- В одной далёкой стране, где горы такие высокие, что выше всех на планете, а море такое тёплое, что никогда не замерзает, жил один человек по имени Йог. Это был мужчина, хоть другие часто называли его Бабой.

Анютка рассмеялась и тут же подхватила волну, их соединяющую, чтобы сказать, что видит она.

- Это была баба Яга, которая живёт в очень дремучем лесу и ждёт путников, чтобы их съесть.

Марина натянула одеяло на плечи дочери, которое распахнулось на мгновение так, будто предлагало встать и бежать. И продолжила, накрывая эту короткую волну осведомлённости волной долгой.

- Он был так стар, что уже не помнил, кто он - мужчина или женщина. Он был так стар, что не помнил всех своих детей, рождённых и не рождённых. Он сидел, как камень или та большая гора, почти неподвижно день и ночь. И только ученики приносили ему по ночам еду, состоящую из горстки риса и стакана молока. А после еды Йог входил в воду, омывался и возвращался на место.

- Как это возможно? - спросила Анюта. - Сидеть и ничего не делать, не двигаться.

- Слушай, не перебивай и закрой глаза.

Так распорядилась Земля, наш общий дом, который называют душой или матерью. В самом её центре находится Эдем, рай, где нет зимы в её глубинах и где родятся много-много её детей, самых разных в цветах и оттенках, размерах и формах. А вся зима ушла в на вершину горы, которую не достают облака. Так душа сверяет саму себя по отметке, как уровни воды, которые мы видели с тобой в Петербурге. В волнениях души происходит творение, но если волны станут очень большими и достигнут вершины, жизнь прекратится и душа уснёт.

Йог жил так долго на земле, как сама душа с того момента,как она проснулась. Потому он мог вспомнить всё, что происходило после пробуждения. Он мог вспомнить каждую песчинку и каждую травинку, которые жили внутри души, как долгожданный гость, а погостив, уходили с благодарностью за жизнь, отдавая все дары назад и даже их приумножив, чтобы только этот дом продолжал жить.

Бабе Йоге не нужно было никуда ходить. Ведь он был дома и просто отдыхал в волнах души. Но он также есть её неусыпный страж, держащий  собой волны неусыпного покоя, как вершина горы, под которой он сидит. Йог - это бог, чьё сознание вездесуще и всепроникающее. Он также страж времени, который выходит из покоя только затем, чтобы сообщит весть о том, что наступило другое время. И тогда его голос достигает самой крайней точки планеты, чтобы каждый, кто слушает, мог услышать эту весть и брать на себя ответственность за переустройство самой жизни.

Тело Йога долго остаётся нетленным. Но когда приходит срок, то он уходит из тела, передав свою миссию служения любви жизни другому телу. И готовятся к этому великому подвигу очень многие, кто окружает Бабу Йога. Но для этой миссии прежде должна умереть любовь к малому телу, в котором живёт маленький дух-страж, чтобы стала возможным жизнь этого духа в большем разнообразии творчества и великолепия творений.

 Марина поняла, что связь оборвалась, потому и сама речь стала высказывать те слова, которые ребёнку совсем непонятны и неизвестны. И тут же она услышала, как Аннушка засопела.

- Спи, младенец, сладко-сладко. - Тихо пропела Марина. - Ночь твоя ещё длинна. Ну, а мне в желанье жизни, как-то вовсе не до сна.

Марина чувствовала, как в ней растёт желание жизни, в котором всё прощается и всё поминается с благодарностью и благословением. Ей не хотелось, чтобы море жизни замерзало, а потому внутри всё больше становилось место для тепла и уюта, как в материнском ложе, в которое входили уже не только люди и все их дети, но и все звери, насекомые и маленькие капельки, искрящиеся на солнце - всё, что она видела и узнавала в жизни при встрече. Все эти образы входили в неё, как в ковчег, который обязательно спасёт жизнь, если ей будет грозить опасность.

______________

Пророчества, о которых упоминается в рассказе, можно найти в первой части книги, в 5 главе "Из пещер и дебрей Индостана" Е.П.Блаватской


Рецензии
Хорошо написано. В Коломенском есть каменный мужик, написано "Каменная баба". Потому что всех называли бабами, даже мужиков. Наверно, в этом есть какая-то эзотерическая тайна.

Посмотрел в Википдии, оказывается Блаватская прожила 59 лет, она была младше меня, хотя и писала о 128 годах.
На ОШО портале не правильная ссылка, я нашёл по названию в ПРОЗА.РУ.

Игорь Леванов   23.01.2019 13:13     Заявить о нарушении
Ошо умер тоже в 59 лет. А цифра 128 скорее относится к средней статистике новой эры или эта цифра, как указатель постепенного роста продолжительности жизни тела, не учитывая времени перехода. )

Джаля   23.01.2019 14:29   Заявить о нарушении