Марфа Пешкова о жизни в семье Берия

Марфа Пешкова о жизни в семье Берия


Когда в семье Берия поняли, что мы с Серго готовы пожениться, Нина Теймуразовна стала приглашать меня к себе на дачу с ночевкой. Приглядывалась. Бывало, устраивались проверки: на улице подсылали машину с иностранцем, смотрели, как я на иностранцев реагирую.
Мама говорила мне: «Будь осторожней. Подумай, в какую семью ты идешь»
Говорит Марфа Максимовна:
— Я всматривалась в будущего свекра — у него был пронзительный взгляд, я сначала сникала под его взглядом — все его боялись, кроме моей бабушки, Екатерины Павловны. Когда мы с Серго были уже женаты, она приезжала к воротам бериевской дачи без всякого предупреждения, хотя полагалось заранее предупреждать комендатуру, выходила из машины, стучала в ворота, объявляла: «Откройте, я бабушка Марфы». Однажды явилась на дачу к Лаврентию Павловичу хлопотать за арестованных. Берия как раз был там, его предупредили о ее приезде, он спрятался и весь день просидел в своей комнате, ждал, чтобы ушла. Бабушка заступалась за всех. До тридцать седьмого года она имела пропуск во все тюрьмы. Кто-то сказал ей про любовницу Колчака Анну Тимиреву, сидевшую в тюрьме, бабушка выхлопотала ей свободу. Многих вызволила.
Поженившись, мы поселились в особняке вместе с родителями Серго.
Я привыкла к тому, что в нашем доме всегда было много народу: приходили на обед, на чай. Интересные люди, разговоры. То же было и у моей бабушки, Екатерины Павловны, в квартире на улице Чаплыгина периодически кто-то жил, люди останавливались у нее, приезжая в Москву на лечение. В воскресные дни с поезда к ее даче в Барвихе всегда шла толпа.
Ничего подобного не было в семье Берия.
Наша жизнь с Серго в доме Берия всегда была под надзором. Сначала я терпела, но с годами все это стало раздражать. Я не чувствовала себя хозяйкой в этом доме и решила поднять вопрос. Посоветовалась с Серго. Он пошел к матери, сказав, что мы бы хотели жить как все, в отдельной квартире, и тогда Марфа почувствует себя хозяйкой.
Нина Теймуразовна искренне удивилась: «А что ей мешает здесь быть хозяйкой?»
Мне мешало все — весь стиль жизни. Ко мне никто не мог прийти без моего звонка в комендатуру, даже мать и сестра.
Свекровь вызвала меня: «Если ты еще раз поднимешь этот вопрос, повторения не будет. Учти, вы всегда будете рядом со мной, я не расстанусь с Серго, а ты и детей своих не увидишь, и уйдешь отсюда без них и без мужа».
Очень напугала мою маму: «Ваша дочь хочет уйти из нашего дома и забрать с собой моего сына. Учтите, если вы на нее не повлияете, то ни вы, ни она никогда не увидите детей».
Мама сказала мне: «Умоляю, больше ни слова об этом!»
И тут вдруг забеспокоилась Светлана Сталина, откуда-то узнав о моих намерениях. Она явилась к Нине Теймуразовне: «Почему вы не хотите, чтобы я вошла в дом? Детей мы разделим».
Серго сам рассказывал мне о ее приходе к свекрови, заметив, что «Светлана очень опасная женщина».
Нина Теймуразовна каким-то образом повлияла на наш развод, убедив меня, что Ниночка должна учиться в Москве, что у меня главными должны быть дети, а она тут за Серго присмотрит. И я ездила туда-сюда на каникулы, вместе с детьми. Девять лет, а это немалый срок, такая жизнь в конечном счете привела к разводу.

Дети Кремля. Л. Васильева. М. 2008

Тогда не принято было играть шумные свадьбы. Мы расписались, дома за столом выпили хорошего грузинского винца. Когда у меня родилась первая дочь, Нина, свекровь сразу бросила работу и занялась внучкой. А Лаврентий каждую субботу приезжал на дачу и проводил с женой воскресенье. А по будням допоздна сидел у Сталина, который хотел, чтобы все они находились при нем. Так что разговоры о том, что у Лаврентия было 200 любовниц, не очень соответствуют реальности. Конечно, у него были женщины, последняя даже родила ему ребенка, но не столько, сколько ему приписывают!
— Жене, Нине Теймуразовне, приходилось смиряться?
— Смиряться? У нее тоже один охранник был в фаворитах в Гагре. Я как-то подслушала их шепоты на балконе.
(Опубликовано в газете "Московский комсомолец" №26035 от 7 сентября 2012)


Разослать членам Президиума ЦК КПСС
16.VII. 1953 г.
[п.п.] К. Ворошилов
Копия
Секретно
Экз. № 1
Глубокоуважаемый Климент Ефремович!
Во имя светлой памяти Алексея Максимовича Горького, которого Вы лично знали, обращаюсь к Вам с большой просьбой.
Моя дочь, Марфа Максимовна Пешкова, 1926 года рождения, в 1946 году вышла замуж за Серго Берия и проживала в семье мужа. У нее две дочери 5-ти и 2-х лет, и в настоящее время она на 8-м месяце беременности. Беременность ее протекает очень тяжело.
В течение 2 недель я не имею никаких сведений о судьбе Марфы и девочек, не знаю, где они находятся и каково сейчас ее здоровье.
Не сомневаюсь, что моя дочь не могла иметь никакой связи с политическим делом Берия, она всецело посвятила себя детям и самообразованию.
Убедительно прошу Вас принять участие в судьбе Марфы — внучки А. М. Горького, дед и отец которой сами погибли от руки врагов народа. Прошу, чтобы ей было разрешено жить в нашей семье.
Умоляю Вас, Климент Ефремович, не оставить мою просьбу без ответа. Помогите мне. Вы поймете мое состояние матери, я боюсь за жизнь Марфы в виду ее положения.
Простите, что беспокою Вас.
С искренним уважением Н. Пешкова
Москва, ул. Качалова, д. 6, тел. Б-3-17-09
14.VII. 1953 г.
Разослано:
т. Маленкову Г. М.
т. Молотову В. М.
т. Хрущеву Н. С.
т. Булганину Н. А.
т. Кагановичу Л. М.
т. Микояну А. И.
т. Сабурову М. 3.
т. Первухину М. Г.
Верно: [подпись неразборчива]
КВ 541с
16.7.1953 г.
Помета:
Вопрос решен.
[п.п.] Д. Суханов. 18.VII.53

Серго Берия:
А жизнь наша с Марфой складывалась так, что когда она в Москве появлялась, то на нее давление оказывалось очень сильное. Кстати, и Аджубей Алеша ей советовал, не сам, а по рекомендации его родственника, вообще развестись со мной, и быть подальше от меня. Это ее жизнь сделает более сносной. Все время через нее на меня давление оказывалось, чтобы я хоть в чем-то, если не признание сделал, но как-то опорочил своего отца, сказал, что он был мерзавец, такой-то, такой-то. Я не мог это сделать, потому что не Павлик же Морозов я был, да? Наверное, какие-то преступления были, потому что человек, который во главе этого общества стоял, не преступником, с точки зрения сегодняшнего дня, не один не был.
Ну, и Марфе все время внушали, что я не настолько люблю семью, что не хочу пойти на компромисс для того, чтобы быть вместе с ними. И внушили, что если я, на какой-то компромисс пойду, значит, меня в Москву переведут и т.д. и т.д. Мы с ней спокойно обговорили все, и я ей предложил фиктивно развестись. Если я сумею стать на ноги, с точки зрения личности, не говоря там о том грузе, который есть в семье моего отца, я говорю, объединимся обратно, а так, я говорю, сделаем все для того, чтобы детей поставить на ноги. Ну, а жизнь распорядилась по-другому: развелись фиктивно, а потом жизнь нас развела.
Источник:
В очередной приезд жены Серго и Марфа отправились на прогулку. И встретили девушку, которая вдруг набросилась на Серго едва ли не с кулаками, требуя сказать, что за женщина с ним рядом. Девушка оказалась новой подругой мужа. В тот же вечер Марфа улетела в Москву и вскоре подала на развод.
Источник: https://kulturologia.ru/blogs/071118/41196/


Рецензии
Хорошая статья, спасибо. Читаю Вас, и думаю: сколько же документов Вам пришлось перелопатить. Не говоря уже о большом труде, и затрате времени, сколько эмоционального выгорания! Иногда такую гадость приходится изучать в документах об этом времени, что тошно... Я еще когда книгу Серго Берия читала, все время думала: как ему было не противно в таком копаться? Оправданий не найдешь - их нет и быть не может, а грязи нахлебаешься так, что жить не захочется... Но это все лирика. Я хочу сказать, что Вы большой молодец и заслуживаете уважения.

Нда... Женщине, конечно, лучше надо было думать до замужества, чтобы не расстраиваться потом.

"Свекровь вызвала меня: «Если ты еще раз поднимешь этот вопрос, повторения не будет. Учти, вы всегда будете рядом со мной, я не расстанусь с Серго, а ты и детей своих не увидишь, и уйдешь отсюда без них и без мужа».
Очень напугала мою маму: «Ваша дочь хочет уйти из нашего дома и забрать с собой моего сына. Учтите, если вы на нее не повлияете, то ни вы, ни она никогда не увидите детей».
Мама сказала мне: «Умоляю, больше ни слова об этом!»..."
Ключевое здесь "Я не расстанусь с Серго". Осуждать Нину Теймуразовну за это не хочется. Похоже, сын был ее единственной отрадой и единственным смыслом в жизни. Несложно представить, что это была за жизнь, когда все на контроле и даже с охранником на балконе парой слов перекинуться - преступление. А с кем бедной женщине еще разговаривать? Последней подругой, с которой хоть выплакаться можно, кажется, Сария Лакоба была... А после нее только Серго и остался. Конечно, с его женой у нее не сложились отношения.

Светлана Ивина   20.08.2020 11:21     Заявить о нарушении
Благодарю за прочтение и отзыв.

Алексей Николаевич Крылов   27.08.2020 08:17   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 4 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.