О диктатуре эссе

Любая власть развратит ум, если человеческая воля - слаба, а нравственные законы души не стоят  в первенстве. Правда, я иногда читаю про людей, завоевавших доверие народа, такими трудами собственной жизни, как покровительство нуждающимся, скромностью, мужеством, несмотря на посты, и чтобы не подрывать оказанного к себе доверия.
Такими людьми гордятся любые нации.
Такие люди, чьи стремления не жестокое кровопролитие, не громкие слова, идущие вразрез с поступками, не тирания и деспотизм, и жажда богатства, власти, а искреннее желание добраться до людских сердец, чтобы соединиться с ними, ибо народ и справедливые правители есть одно целое, а не что-то раздельное или существующее само по себе.
Если народная власть при демократических государствах – источник государственной власти, значит любое правление, есть допустимый результат руководства с позволения народной воли. Значит, народ в массе своей обладает непререкаемым в силу своего существования историческим авторитетом и сувереном.
Народ избирает правителей, назначает их на должности и ждет от них решительных и смелых шагов для улучшения общественной и экономической жизни государства. Народ ждет заступничества от внутренних зол и негативных внешних воздействий, - народ ждет, что слабые будут защищены, а сильные, если они неправы в глазах человеческой совести и наделённого моралью незыблемого закона,- ограничены целесообразностью в правах для всеобщего блага. И это, что называется гарантом, справедливостью, благоразумием, а не политическими выгодами. А тот, кто говорит, что массы непостоянны, может, смело утверждать и то, что непостоянны и правители, которые развращаются богатством и властолюбием. И если был Сулла* храбр и скромен поначалу, то не удержался от диктатуры, как и многие его поздние Римские последователи. Герои завоевывают славу подвигами, правители – государственными делами и реформами. История запоминает всех, и стар и млад по делам их, но не всех она превозносит. Так, если одному суждено быть молитвой на устах у последующего поколения, то другому - быть помянутым в суровом и злом молчании. Обращаясь к памяти предков, а также к историческим записям смелых выдающихся личностей, дети и внуки наши будут проникаться во времена эпохи беззакония и гражданского притеснения, если у власти когда-то стоял диктатор. О чем подумают они при чтении? - «Как хорошо, что мы не живем в то время!». И в самом деле, мир – это великое достояние общественности, когда мир есть культура и самовыражение общественного и государственного развития. Диктатура сеет панику и страх, - так всегда было; устанавливает железное молчание, подавляет человеческую волю, рвет струны творческой созидательной и свободной души. Сама история - доказательство. Самая страшная диктатура та, что имеет скрытые формы, когда провозглашается свобода слова, например, но ее нет и в помине, ибо есть законы, противоборствующие этому положению в полной мере; или когда человек, народ волен выбирать или избирать правителя, но правитель избирает себя сам или с помощью средств, продуманных и назначенных им же; или когда закон, опирающийся на фундаментальные ценности, на правду, веру, равенство, справедливость переписывается в угоду сильным и более властным людям. Равенство и соблюдение закона при демократическом правлении неукоснительно в смысле единого идеала.
При капиталистической системе общества проявление диктатуры возможно превыше всего, если законную избранную власть не оградить от влияния элитариев и олигархии. Последние очень хорошо понимают, что деньги в материальном смысле дают власть и стремятся всеми способами закрепить и усилить свое положение. Они могут влиять на издание несправедливых и неправедных законов, воздействовать на судебную ветвь, а также следить за тем, например, чтобы уголовные преследования проводились в отношении неугодных им лиц. Все это может происходить за счет влияния, которое дает сосредоточенное в их руках богатство, и положение более усиливается при высоком уровне коррупции в рядах власти. Осознавая это, правитель может отказаться от народа и его веры, если страх быть опрокинутым политически – пересилит внутренние догматы. Тогда он либо начнёт двойную игру, желая сохранить лицо при народе, и одновременно удовлетворяя нужды элиты, или вообще откажется от его поддержки.
В последнем случае скрытая форма диктатуры и деспотизма может перетечь в явную агрессивную форму. Acta est fibula! Когда маски сброшены, и уже нет нужды играть роли, диктатура будет усиливаться и притеснение неизбежно. Потому как, чтобы сохранить власть, возникнет необходимость подавить народные возмущения. Элитарии оборачиваются на прошлое, и видят дух прошлых событий, - возможно и не страх ими руководит, но сильное волнение от общественных закономерностей, и заставляет учить уроки былых дней. Главным инструментом становится пропаганда целенаправленного воздействия на человеческие умы среднего и низшего класса, руководимое знанием о том, что народный бунт всегда начинается с самых низов и поднимается выше, как волна или подводное течение. Здесь очень важно отметить, какие именно средства избираются. Чем развитее общество в технологическом аспекте, тем больше возможностей для влияний. Играет большую роль фактор культуры и образованности низших слоев населения. Чем человек умнее, культурнее, самостоятельнее в мышлении, способен замечать главное, и делать не поспешные, но верные выводы, разбираться в источниках информации, в общем «отличать зерна от плевел», тем труднее манипулировать его сознанием и направлять его волю.
Желая, чтобы в массе своей, люди подчинялись, и исполняли волю диктатора, управление сознанием достигает грандиозных масштабов. Появляются артисты-глашатаи, ораторы, перевирающие правду, могут появиться комичные политики, разбавляющие соль сатирой, - в ход идут любые средства, чтобы запутать умы. Могут искусственно создаваться оппоненты, идущие будто бы наперекор режиму, высказывающие свободное мнение, но мягко или не совсем очевидно, чтобы реальная власть диктатора могла побеждать в спорах или дискуссиях. Логика же при таком раскладе на таком поприще может быть уязвлена очень серьёзно.
Гениальных же, или непосредственных мыслителей, ораторов, писателей, и всех тех, кто имеет созидательное мышление во всей этой сумятице, и говорит правду, или изгоняют на чужбину или уголовно преследуют, или делают невменяемыми принудительно. Самая высшая степень преследования при диктатуре – расправа над поэтами…
Желая удержать власть, диктатор может назначать на самые ответственные посты людей, верных режиму, но далеких от народа, и, несмотря на их моральные или нравственные качества.
Римский принцип "Разделяй и властвуй" может использоваться не только в главном политическом территориальном смысле, но и для разъединения умов и сердец. Ибо когда люди дружны, едины, их головы ясны, - для диктатора это крайняя степень опасности
Печальна судьба народов при диктаторах. Печальна судьба и диктатора. Ибо как было написано выше, настоящий правитель связан с народом. Все равно, что уязвлять собственную ногу, руку, глаза и рот. Я слышал о том, что в одной маленькой стране живет правитель, отказавшийся от роскоши и руководимый разумным началом. Маленький дом у него, маленькие комнатки, но множество книг. Любит он цитировать слова глубоких мыслителей. Говорит он, что смерть придет к каждому рано или поздно, но до этого времени нужно исполнять свой моральный долг. Стар он уже. Но люди, народ его любит. Услышав его однажды, я понял почему.

Уметь усмирять ум, желания, и понимать нужды тех, кто нуждается в защите, отдавать свои силы тому, чтобы дом, люди вокруг тебя жили лучше, - разве это не достойно правителя? Какая диктатура это вытерпит?


Рецензии