дочь Бога и её бабушка

Рождественская история


- Внученька, в помощи твоей нуждаюсь.
- Да бабушка.
- Гьялпо сбежал из моих серебряных часиков. Вот из этих. Этот демон так помогал мне. Подсказывал, когда гостей встречать, когда пирог из духовки доставать, а когда любимого зятя с днём рождения поздравить. Я такая забывчивая стала. Четвёртая тысяча лет пошла, как никак. Привыкла я к нему, к гьялпо этому.
- Как его зову бабушка?
- Имя он пока не заслужил. А сбежать исхитрился, паршивец эдакий.
- Что надо делать?
- В Хакасии, в небольшой гостинице, недалеко от доцана поселился стервец. Двум девкам головы морочит, тем и питается. Они друг на дружку злятся, а ему само то. Пойди к ним поработай, им к празднику горничные нужны.
- А я справлюсь?
- Чего там справляться. Он сам на тебя клюнет. Ты станешь приманкой, но рыбак в этом озере – я. Он увлечётся тобой. Будет очень искусен, но ты не поддавайся. Только он окажется в твоих руках – зови! Я тут же приду.
- Хорошо бабушка. А можно взять с собой Шушу?
- Конечно. Назовись Манзан. В глаза никому не смотри.


 ****
Деревянный двухэтажный сруб, чуть потемневший от времени. На фасаде огромными деревянными буквами – название гостиницы. «Доброта».

- Скромно, да Шуша? – Манзан усмехнулась, огляделась.

Стоял ясный морозный день, сосны и берёзы столпились, окружив гостиницу плотным строем. Снег, как и полагается, искрился на солнце, два внедорожника стояли поодаль – белый и чёрный, будто специально, чтобы не нарушать гармонии пейзажа. Большая рыжая собака подбежала к Манзан, лизнула руку между шубой и варежкой. Манзан рассмеялась и вбежала на крыльцо, потянула на себя массивную деревянную дверь.

За первой дверью оказалась вторая, Манзан толкнула её и оказалась в холле гостиницы. Это была небольшая комната с камином во всю стену, жуткой головой оленя с чёрными мёртвыми глазами и приоткрытым ртом, большим деревянным столом посреди комнаты и стойкой администратора.
В холле было пусто, обладатели внедорожников, видимо отдыхали в номерах, а персонал, не ожидая гостей, отсиживался в служебных помещениях. Манзан заметила дверь с надписью «администрация». Смело взялась за ручку и услышала голоса из-за двери:

- …ну что ты, конечно нет. Спасибо за подарок, – ворковал женский голос. В нём было столько сладости и секса, что Манзан отпустила дверную ручку, решив, что за дверью происходит нечто интимное и она может оказаться лишней.
- Жули, твоя смена кончится и давай махнём на острова – мужской голос, глубокий бархатный бас контрастировал с женским, создавая гармонию.   
- Ты серьёзно?
- Как никогда.

В тот же миг дверь отворилась, чуть не врезав ей по лбу. Манзан успела отскочить, но не успела увернуться. Высокий мужчина, резкий в движениях, вышел из дверей и Манзан впечаталась лицом прямо в его широкую грудную клетку, обтянутую модным дорогим пиджаком глубокого синего цвета.
 
- Ой! – Манзан покачнулась, мужчина схватил её за плечи, предотвращая падение.
Манзан глянула вверх и тут же опустила глаза, вспомнив предупреждение бабушки.

Он отпустил её, Манзан уставилась на его подбородок – квадратный и с ямочкой. Как у Джеймса Бонда, – пронеслось в её голове, и она невольно хихикнула.

- Здравствуйте. Я на работу. На десять дней с проживанием. Горничная.
- Добрый день. Я – управляющий гостиницы. Меня зовут Дунзэн.
- Дунзэн? Держащий время?
- Что вы сказали?
- Нет, ничего. Очень приятно. А меня Манзан.
- Администратор поговорит с вами и, если она сочтёт вашу кандидатуру подходящей, покажет вам комнату для персонала и введёт вас в курс дела.


Администратор – женщина неопределённого возраста – мелкая, с хорошей фигурой. Похоже лет до сорока оставалась красоткой и губительницей мужских сердец. Осанку имела гордую, взгляд высокомерный. Манзан подумала, что эта милая женщина была слишком избалована вниманием, а теперь страдает от отсутствия оного.

- Манзан, ты студентка? С работой горничной не знакома?
- Да, Джульетта Валерьевна, я учусь. Вот на каникулах решила подзаработать.
- Ну, работа не сложная...
- Я аккуратная и чистоплотная. Вежливая. Вы не пожалеете.
- Надеюсь. Сегодня 27 декабря. 29- го начнут прибывать гости и работы будет очень много. У нас двенадцать номеров, сейчас заняты только два, плюс баня и кухня. Убираться шустро, стирать, гладить, чистить снег, улыбаться гостям, быть приветливой. Ни при каких обстоятельствах не вступать в конфликт с гостями. По всем вопросам обращайся ко мне.
- Да, Джульетта Валерьевна. А я буду одна?
- Нет. Вас будет двое. Ксюша, моя сестра поможет тебе. Погуляй по гостинице, осмотрись, после обеда оба номера съезжают, пойдёте убираться.


****
- Шуша, ради папы, не лезь в розетки! Электричество не игрушка, я тебя утром кормила. Давай, забирайся в карман. Тут осматривать нечего – тёмный коридор, двери, дурацкие картинки на стенах. Хорошо, голов мёртвых нет…
- Привет.

Манзан обернулась. Парень лет шестнадцати со смешными усиками и прекрасными чёрными глазами с огромными пушистыми ресницами, стоял привалившись плечом к стене. Улыбался.

- Привет. 
- Ты новенькая?
- Только сегодня приехала. На десять дней, на праздники.
- Аааа. Что за зверёк из твоего кармана выглядывает?
- Ты его видишь?
- Конечно. А ты нет?

Манзан бесцеремонно затолкала Шушу обратно в карман.
- Извини, мне надо работать, – развернулась и быстро ушла, чуть ли не бегом спустилась на первый этаж.


****
- Где ты прохлаждаешься?
- Джульетта Валерьевна, вы же сказали…
- Я знаю, что сказала, - в её голосе появились визгливые нотки. – Ксюша уже полчаса как работает, а ты гуляешь. Хорошенькое начало.
- Можно я пойду к ней?
- Нужно! Переоденься и бегом в сто первый номер.

Ксюша развалилась на двуспальной кровати. Грязное бельё, содранное с этой кровати, лежало белой кучкой на полу, а точнее на бордовом ковролине с белыми вилюшками. Ксюша пялилась в телефон, увлечённо тыча в него наманикюренным пальчиком.

- О! привет. Я Ксюха.
- Манзан.
- Прикольное имя. Что означает?
- Огненная.
- Ха! Огонь нам пригодится. Как турики понаедут…
- Турики?
- Ну туристы. Ты чё, с другой планеты? Смотри, какой красавчик мне пишет, – и Ксюша повернула телефон. В стрингах играл бицепсами кавказский мужчина лет тридцати, он гадко ухмыльнулся и начал медленно снимать трусы.
- Фуфуфу! – Манзан оттолкнула руку Ксюши вместе с телефоном.
- Что там? Ах ты гондольер!
- Ксюша, может давай работать, а то Джульетта Валерьевна будет ругаться.
- Да топчись оно конём. Ты ж со мной. Джулька нормальная баба, только этот Дунзэн её совсем извёл. Вроде подкатывает, а сам… короче ни разу у них ничего не было. А меня, прикинь, по коридорам зажимает. Не знаю, куда от него деться. Вообще он её моложе лет на двадцать. Я ему больше подхожу. Правда?
- Ага, ты милая.
- Манзан, ты пока санузел помой, а я сейчас, только отвечу и помогу тебе.
Через пол часа, вся перепачканная моющими средствами, с пятнами белизны на джинсах, футболке и даже на тапочках, которые промокли насквозь и выглядели жалко, Манзан вышла из туалета и обнаружила Ксюшу, которая курила в приоткрытое окно. В номере воняло дымом.
- Ой, Манзака, смешная, – заржала Ксюша, - чего так долго? Купалась что ли?
- Ты обещала помочь…
- Ща, погоди, – она захлопнула окно и замахала руками, как будто эти дурацкие движение могли уничтожить запах дыма.

Её телефон издал характерный звук, Ксюша тут же бросила грязное бельё, которое успела схватить, снова плюхнулась на кровать и уставилась в экран. На вид Ксюше было лет тридцать, однако глупое выражение лица и дурацкая ухмылка очень молодили ее, хотя тяжёлая косметика – нарощенные ресницы, густо подведённые глаза и ярко-вишнёвые губы делали Ксюшу похожей на дешёвую шлюху.
Манзан воспользовалась паузой, присела на стул.

- Шуша, убери запах дыма, быстренько.

Шуша невидимая и беззвучная выскользнула из кармана Манзан, взбежала на холодильник, часто и быстро перебирая всеми двенадцатью лапками и нырнула в электрический чайник.

- Только не туда! – зловещим шёпотом запищала Манзан.

Ксюша оторвалась от телефона, но не обнаружив ничего интересного, снова уставилась в него.

Тем временем чайник, не включённый в розетку, стал издавать такие звуки, как будто собирался вот-вот закипеть. По комнате распространился запах весеннего утра в сосновом лесу. Ксюша начала принюхиваться, вновь оторвалась от телефона и уставилась на чайник, который продолжал исторгать свежий воздух, при этом булькал и подпрыгивал. Ксюша переводила взгляд с чайника на Манзан и обратно и тут дверь распахнулась, в комнату влетела Джульетта Валерьевна.

«Моя спасительница!» - подумала Манзан и жестоко ошиблась.
Джульетта Валерьевна быстро оценила обстановку.

- Чаёк попиваем, – смотрела она только на Манзан, как будто кроме неё в комнате никого не было. – А работа стоит, -  и её укоризненный взгляд метнулся к горке грязного белья, лежащего посреди комнаты. – Может мне закатать рукава и помочь вам?

Манзан проглотила ядовитый ответ, который вертелся на языке, молча взяла бельё и вышла из номера. Джульетта Валерьевна последовала за ней.

- Если ты и дальше собираешься так работать, то такие горничные мне не нужны! – она распаляла саму себя, всё повышая и повышая голос. – Я не собираюсь делать твою работу, мне за это деньги не платят…
- Но Ксюша…
- Ксюша делает тебе одолжение, когда знакомит тебя с работой и гостиницей. Вводит тебя в курс дела, а ты, неблагодарная, собралась мне на неё жаловаться?!
- Нет нет. Подскажите, куда нести бельё. Я не помню.
- В прачку нести. Куда же ещё!
- А где прачка?
- Ты два часа по гостинице шлялась и не помнишь где прачка?
Ответа не последовало, и Джульетта Валерьевна немного успокоилась, выплеснув основной заряд негатива.
- Ещё этаж вниз, направо и направо. Увидишь стиральные машинки, гладилку – это она! Прачка. Там брось грязное и возьми чистое. Как пользоваться машинками я потом покажу.

Манзан прибавила шаг, увеличивая дистанцию между собой и администратором.
- Вот это мы попали, Шуша – бормотала Манзан. – Думаешь выдержим десять дней? Это ещё люди не приехали. Папочка, дай мне силы.


Прачка оказалась просторным помещением, облицованным светлым кафелем сверху донизу. Одна из машинок крутилась, набирая обороты, собиралась отжимать, другая стояла с открытой дверцей, но Манзан не решилась сама сунуть туда бельё и выставить режим. Она знала, что нужно делать, но ей не хотелось лишний раз провоцировать Джульетту Валерьевну на вспышку ярости, если она вдруг что-то сделает не так.

Шуша высунула огромную четырёхухую и пятиглазую голову из кармана Манзан, принюхалась.

- Не смей. Только не машинки! Помнишь, что случилось, когда ты решила покататься в барабане? А потом, когда машинка набрала 800 оборотов тебя замутило? Чёртов барабан (прости, папа!) с тобой в утробе, вылетел из машинки, уничтожив корпус, пробил бетонную стену, потом вторую, приземлился на ногу бабушке. Она до сих пор хромает. Хорошо, что поблизости не было людей.

Шуша покорно вернулась и забралась в знакомый карман.

- Если хочешь, можешь очистить воздух с помощью утюга. Как ты в номере сделала. Только быстро, пока никто не пришёл.

Шуша выпала из кармана, отскочила от пола как мячик, метнулась к гладильной доске и нырнула в утюг.

- Лишь бы тебя не увидел Дунзэн. Ты знаешь кто такой Гьялпо? - Голова Шуши высунулась из утюга и задёргалась в знаке отрицания. – Так я и думала. Гьялпо – это демон, дух противоречия. Гьялпо становятся бывшие практики и маги, нарушившие обеты.

Утюг пыхнул паром. Воздух в прачке стал напоминать морской бриз.

- Умничка, Шуша. Полезай в карман. Гьялпо живут тысячи лет. Срок их жизни огромен, но после смерти они больше никогда не родятся и будут полностью уничтожены. Именно поэтому они такие бесстрашные, им нечего терять! А едят знаешь что? Нет, не шоколадки. Гьялпо провоцируют людей, вызывая отрицательные эмоции. Ими и питаются. Дунзэн к примеру, заигрывает сразу с обеими сёстрами, а теперь ещё и со мной, вызывая в Джульетте ревность, а в Ксюше зависть.

- С кем разговариваешь?

Манзан обернулась, быстро опустила глаза. В дверях стоял Дунзэн.

- Простите, я тороплюсь, – Манзан попыталась проскользнуть мимо Дунзэна, но он преградил ей дорогу и ни чуточки не стесняясь, прижал к стене, навис над ней всем своим двухметровым телом.

- Пропустите меня, – еле слышно пробормотала Манзан. – У меня много работы.
Всё это время Манзан стояла с опущенной головой, боялась посмотреть в лицо Дунзэну. На последней фразе он саркастически хмыкнул, убрал одну руку, чтобы почесать подбородок, Манзан тут же воспользовалась ситуацией и метнулась к двери.
В дверях она столкнулась в Джульеттой Валерьевной. Как говорят в книжках – если взглядом можно было убить, Манзан скончалась бы на месте.


****
Каждый новый день был похож на предыдущий. Слоёный пирог, состоящий из суматохи, беготни, тяжёлой работы с раннего утра до поздней ночи, приправленный истериками администратора, промазанный пофигизмом Ксюши, которой всё сходило с рук и коньячной пропиткой являлся Дунзэн. Присутствующий везде, появляющийся внезапно и в самый неподходящий момент. Он всегда вставал на сторону Манзан, чем невероятно бесил Джульетту Валерьевну, которая, похоже жила надеждой, если не на брак, то на долгий и качественный секс. Эти надежды таяли, как мороженное жарким летом, а поскольку Дунзэн не сводил влюблённых глаз с Манзан, Джульетта Валерьевна стала изводить её по-настоящему, поручая самую тяжёлую работу, требуя скорости и идеального исполнения.

Манзан всячески избегала контактов с Дунзэн и это стоило ей невероятных усилий. Она прекрасно понимала, что чем дольше он её добивается, тем сильнее хочет, а значит в какой-то момент его осторожность уснёт, уступив место страсти, тут- то его и поймают.

Так наступил новый 2019 год. Гости ели, пили, веселились, одни съезжали, другие прибывали. Работы не было видно ни конца, ни края.

Шёл седьмой день пребывания Манзан в гостинице. 3 января 2019 года. Манзан вышла из номера, который убрала, отёрла со лба пот, прямо как киногероиня. Теперь она понимала, почему эти женщины не вытирали пот ладошкой (ладонь всегда была грязной) и для чего вообще его вытирать. Очень, знаете ли неприятно, когда солёный пот попадает в глаза, а у тебя уже всё намыто и натёрто, и чтобы умыть лицо, надо бежать в свою комнату или в любой грязный номер. По дороге тебя обязательно поймает Джульетта Валерьевна и даст поручение, которое уведёт тебя совсем в другую сторону, ну никак не в комнату персонала.

Манзан вышла из номера, замкнула дверь, положила ключ в карман передника, развернулась и вновь увидела того самого мальчика, а точнее юношу с усиками, которого встретила в первый свой день.

- Привет работяжка, – улыбнулся он и подошёл ближе. – А что это торчит у тебя из кармана?

Манзан сунула руку в карман, утрамбовывая Шушу поглубже. Шуша рвалась на волю, но Манзан не пускала её.

- Не бойся, я не обижу твоего любимца. Можно его подержать? Или хотя бы погладить?

Внутри Манзан любопытство боролось с запретом. Если позволить коснуться Шуши, на парня надо посмотреть. Что он вообще за фрукт, раз видит невидимое?
Манзан оторвала взгляд от пола и посмотрела на юношу.

Доли секунды хватило, чтобы понять всё.

- Ты почему не уходишь? – спросила Манзан, сделав к нему шаг.
- Не могу. Я в плену у этого… Твоего начальника. Мне нельзя произносить его имя.
- Его настоящее имя?
- Настоящего я не знаю. Он очень сильный и очень страшный, когда сердится. 

Манзан подошла к нему совсем близко, протянула руку и погладила парня по голове.

- Как приятно, – улыбнулся он. – Ты ведь не бросишь меня тут, правда?
- Как я могу тебя бросить! Только не проболтайся ему, ладно?
- О чём болтать? Я сам ничего не понял.
- Ну и отлично.
- С кем ты говоришь?

Манзан обернулась. Ксюша стояла прямо за её спиной, а парень еще какое-то время улыбался, а потом замерцал и исчез.

- Так устала, болтаю сама с собой.
- Бросай всё и пойдём хавать. Только щас в сто пятом мусор заберу и бумагу поставлю. Гости просили.
- Я вижу, они в номере. Ксюха. Не входи!
- Не, они гулять уехали. Всё норм.

Не обращая внимания на Манзан, которая вцепилась ей в рукав, Ксюша вставила в замочную скважину ключ, повернула его, смело вошла в номер.

Её мозг, конечно, оценил ситуацию и направил сигнал ногам, но прошло секунд десять. Этого было достаточно, чтобы парочка отлепилась друг от друга, мужик как был голый, с эрегированным органом встал перед Ксюшой, гневно пыхтя и видимо не находя подходящих случаю слов, схватил её за шкирку и как котёнка, вышвырнул из номера. Захлопнул дверь. Штукатурка обсыпалась на вишнёвый ковролин.

- Жёваный крот! Франкенштейна мне в подмышку!
- Ксюха, беги к сестре. Расскажи как было. Она придумает, чем их задобрить.
- Может бесплатный обед… или ещё день за наш счёт. Лишь бы на наш сайт не выложили красочные подробности, как я обосралась.


****

Шестого января ночь выдалась тёплая, градусов десять, не больше, безветренная. Тихий, пушистый снег летел с неба и припорашивал всех, кто решил встретить Рождество на улице. Манзан вычистила крыльцо и дорожку к бане. Опершись на деревянную лопату, задрав голову, она подставила лицо снегу. Закрыла глаза. Снег таял на её лице, оставляя мокрые холодные следы. Вдруг ей в лицо ударил порыв ветра. Манзан распахнула глаза.

- Ветер шалит, – прошептала она. – Шуша, сегодня папин день рожденья, надо лес украсить. В тебе электричества под завязку, мне аж через куртку колется, скоро станешь видимой. Сделай мне подарок, подсвети ёлочки, те, что вокруг гостиницы.
Шуша плюхнулась в снег и покатилась как колобок к ближайшей ели. В тот же миг та засветилась, будто вместо сока по её веткам и стволу потекло жидкое электричество. Потом другая ель, и другая, и следующая, пока весь лес вокруг отеля не озарился сказочным светом. Люди вначале шептались, толкая друг друга. Снимали на телефон, но как-то с опаской, будто боялись спугнуть чудо. Понемногу из отеля высыпали все, рассредоточились по поляне, самые смелые подходили к елям и трогали светящиеся стволы и ветки. Снег, достигая елей, тоже начинал светиться бледно-голубым. Люди постепенно затихали и наконец все замолчали. В совершенной тишине, не нарушаемой ничем, тридцать человек встретили Рождество так, как никогда прежде его не встречали.

Понемногу свет начал гаснуть, тускнеть, ёлки становились такими, как были всегда. Тут же, как по невидимой команде, возобновились разговоры, послышался смех, люди начали уходить в отель, кто-то остался сидеть на широких деревянных скамьях, кто-то бродил вокруг отеля.

Манзан почувствовала, что замёрзла и отправилась в гостиницу. Прошла пустой холл с мёртвой головой и стойкой администратора. Спустилась на цокольный этаж и собралась пойти в свою комнату, когда услышала позади себя шаги. Она даже не услышала их, а почувствовала. Оборачиваться не стала. Вскоре кто-то властно обнял её за плечи и развернул.

Дунзэн смотрел на неё сверху вниз, чуть склонив голову, пытался заглянуть в глаза. Но Манзан отводила взгляд, рассматривала носки своих унтов. Дунзэн крепко обнял её, забрался руками под куртку, обхватив талию, притянул к себе.

- Это ты сделала, - зашептал он ей в самое ухо, – я знал - ты волшебница. И теперь ты моя, – его голос был тёплый и нежный. Такой манящий. Для кого угодно, только не для Манзан.
- Посмотри на меня, Манзан. Подними свои прекрасные глаза. За все эти дни ты ни разу не взглянула на меня.

Он держал её очень крепко, Манзан чувствовала его горячие руки на своей талии, его неровное дыхание обвевало её макушку, его голос дрожал от возбуждения.
Время пришло. Момент настал.

Она глубоко вздохнула, подняла голову и посмотрела на Дунзэна.

Как только их глаза встретились, он вздрогнул, сжал её ещё сильнее, так что она вскрикнула от боли, потом резко отпустил её.

- Бабушка! Бабушка, я поймала его! 
- Иду, иду, внученька. Не кричи, я рядом.

Маленькая сухонькая старушка появилась из ниоткуда и быстрыми мелкими шажками приближалась к ним. Одета старушка была как шаманка. С головного убора свисали ленточки, закрывавшие лицо. На поясе у неё болталось что-то белое круглое и блестящее. 

Дунзэн отпустил Манзан и стоял не двигаясь. Его лицо перекосило от страха, и оно утратило всё своё очарование и привлекательность.
Старушка подошла к Дунзэну. Бесцеремонно схватила за руку.

- Попался касатик. А полезай-ка в часы.

Свободной рукой она схватила старинные серебряные часы, которые болтались у неё на поясе, одним движением открыла их и поднесла к самому его лицу. Лицо Дунзэна исказила гримаса ужаса, он взмахнул свободной рукой, но взмах этот никак не подействовал на старушку. Тело Дунзэна стало усыхать, уменьшаться и в какой-то момент вовсе исчезло, как будто было втянуто в серебряные часы. Старушка, не мешкая, захлопнула крышку.

- Волшебно. Будет мне памятка в часах. Щёлкай вот так, – и она звонко щёлкнула тёмным корявым пальцем по крышке часов. Тут же в ответ раздался ответный щелчок.
- Молодец пронырливый гьялпо. Пойдём внученька. Все собрались, нас дожидаются. За парнишку не переживай, за ним уже пришли и в хорошее место забрали. Ой, чуть не забыла! Дедушка прибыл, хочет с тобой повидаться, пока в другую часть вселенной не укатил.
- Дедушка?
- Представь! Одним словом – все родственники в сборе, полетели!


Рецензии
Светлый рассказ, несмотря ни на что. Пора бы запомнить, чем отличаются рассказы Софии... но я не смогла узнать, кто на конкурсе написал этот рассказ))
Рассказ понравился. Спасибо!
С наилучшими пожеланиями,- Крыта.

Шита Крыта   11.02.2019 17:18     Заявить о нарушении
и чем же они отличаются?))

Софья Шпедт   11.02.2019 19:52   Заявить о нарушении
светлые, несмотря ни на что:)

Шита Крыта   11.02.2019 20:50   Заявить о нарушении
спасибо Крыта) приятно)

Софья Шпедт   11.02.2019 23:17   Заявить о нарушении