Одна во тьме

Сейчас Сердце Тьмы повержено, разбойники и бандиты изгнаны из здешних лесов, а в Гамлет вернулись былые величие и богатство. Но память о временах вечной тьмы долго ещё будет откликаться в сказаниях народа, песнях бардов и головах умалишённых - это не только подвиги и великие свершения, но и разрушения, душевные и телесные раны, нанесённые битвой с порождениями безграничного хаоса самой преисподней. И если уже сегодня о победе над вековой тьмой знают даже в столице, то через каких-то пару десятков лет мир будет полниться легендами о великих воинах, нашедших в себе мужество бросить вызов исчадиям древнего подземелья.
***
- Не думаю, что это ваше подземелье страшнее, чем палаты местной больницы!
Толпа попятилась, обращая своё внимание на владельца этой фразы. Вперёд вышла девушка, типичная представительница диких племён. Её тёмно-рыжие волосы были собраны в длинную косу, виски выбриты, от природы красивое и молодое лицо, как бы сказали в светском обществе, очерняла или уродовала татуировка от правого глаза до шеи. На лице её была, насмехающаяся над самой смертью, ухмылка, а решительность взгляда её карих глаз не раз стоила кому-то его жизни. Одета она была в тёплый для данных краёв меховой жилет, а на плече держала истинное оружие варвара - секиру. Нельзя сказать, что она была сильнейшей среди остальных наёмников и охотников за лёгкой наживой, однако мускулатура, походка, многочисленные следы от заживших ран выдавали в ней умелого воина, прошедшего множество боёв. К слову, она не любила, когда её называли воительницей или дикаркой, стоит сказать спасибо, если за такую выходку даже из самых благих побуждений отделаешься сломанным носом.
- Я повторюсь, что нам нужны самые искусные и храбрые воины для решающего похода! Мы не сможем до конца избавить эти земли от зла, если не уничтожим его корень! Есть ещё добровольцы?
Так ораторствовал лысый крепкий мужичок, ответственный за наём новых "изгоняющих тьму" или "проливающих свет", в прочем можете сами придумать эпичное название. Дело в том, что наследники проклятых земель не всегда могли позволить себе заниматься наймом лично. Так что сегодня с самого раннего утра начались поиски готовых войти, не без должной подготовки, в подземелье, выкопанное предыдущим бесследно исчезнувшим владельцем проклятого поместья.
К девушке подошли ещё трое.
- Мы пойдём! - прозвучал грозный бас из под шлема одного из них.
- Судя по всему, больше желающих нет. Если вы уверены в своих силах, то подойдите и впишите сюда свои имена. Тогда завтра же на рассвете вы отправитесь в подземелье. Все необходимые припасы будут вам выданы.
К глашатаю подошла монахиня. На ней не было боевого обмундирования, лишь церковная ряса и священная книга на поясе, с ней она не расставалась. Ночью она дежурила в госпитале, присматривая за больными, поэтому на ней также был характерный головной убор медсестры, из под которого выглядывали русые волосы.
- Я запишу нас всех. - произнесла она уставшим мягким голосом.
- Если из вас не все умеют писать, то как вам будет угодно.
В "журнале подземелий" появилось несколько новых строк:
"Подземелье под фамильным поместьем.
Цель похода: Разведка, составление карты, максимальная зачистка первых туннелей.
Группа..."
Сначала Эйнора вписала себя. Она была уверена, что всё пойдёт по плану, пусть настолько далеко ещё никто не забирался. Священные заклинания не всемогущественные, но порой исцеляют лучше трав и бинтов, а крепкая боевая дубинка, пусть и не являлась полноценной булавой, но ещё ни разу её не подводила. Ночь, проведённая в госпитале, сказывалась на самочувствии Эйноры, однако, она планировала поспать несколько часов, чтобы остаток дня посвятить подготовке к походу, а вечер провести в храме. И, что бы ни встретило их группу в том подземелье, Эйнора, выросшая в монастыре, затем нашедшая в себе призвание сестры милосердия, должна позаботиться о том, чтобы все они вернулись живыми.
Следующим она записала Граса. Полное имя - Грасиас. Ллайн часто веселился, называя его “Человек-благодарность”, объясняя это тем, что на языке его народа имя Граса обозначает "спасибо". Поэтому сокращение "Грас" за ним и закрепилось, он вообще мало кому называл своё имя. Грас был человеком весьма необычным, при его, как поговаривали, прекрасной внешности, явно знатного происхождения, он никогда не снимал свой шлем-маску, во всяком случае, на улице. Стоит отметить, что несмотря на его молодость, на его счету было множество заказных убийств, в том числе знатных и богатых людей. Наверное поэтому он также не расставался со своим боевым обмундированием: доспехом, штурмовым крюком, боевым топором и парой гранат. Поговаривали, что он даже спит в кольчуге. Также Грас не отличался разговорчивостью, хотя был, пожалуй, одним из сильнейших наёмников в городе. То, что именно с ним пойдёт первая группа в проклятое подземелье, никого не удивляло.
Грас никогда ни с кем не делился историей своей жизни. Однако, узнав её, можно было составить вполне себе чёткую картину личности Граса. Нельзя сказать, что его родители были высокопоставленными, нет, они скорее были весьма зажиточными. Отец Граса был известный купец и землевладелец, это и стало причиной беды. Когда Грасу было 14 лет, его родителей убили наёмники, видимо нанятые конкурентами отца. Ему же удалось спастись, но Грас знал, что придут и за ним, как за первым прямым наследником и продолжателем дела. Выбора не было, кроме как ответить кровью на кровь. В течении последующих нескольких лет Грас сам стал искусным охотником за головами, продвигаясь по "чёрной карьерной лестнице", он также вычислил убийц своих родителей. Затем он вышел и на след заказчиков того убийства. Думаю, не стоит в подробностях описывать их незавидную участь.
Очередную графу заполнил своим именем уже упомянутый Ллайн. Ллайн был довольно весёлым мужичком, со здоровенными усищами и бородой. Когда-то он был заядлым охотником, жил в деревушке неподалёку от Гамлета. Но вскоре, после печальных событий, вся живность покинула окрестные леса, не сразу конечно, просто постепенно охотиться становилось всё труднее. Также Ллайн по молодости зарабатывал на кулачных боях в своей деревне, а после и в собачьих схватках, на которые отправлял своего гончего пса Аякса. Однако, в скором времени и эти занятия перестали приносить хоть какой-то приемлемый доход.
В последней графе, (а их было всего четыре, так как кто-то посчитал бессмысленным ходить в походы группами более четырёх человек, кому-то же нужно охранять город, да и туннели с тропами узкие, меньше потерь будет в случае засады), Эйнора красиво вывела имя девушки из диких племён - Кристи. Её настоящего имени никто не знал, она же уверяла, что оно слишком трудное в произношении и странное для данных краёв. Поэтому соратники и дали ей новое имя, вернее его придумала сама Эйнора.
***
На рассвете следующего дня группа, в полной боевой готовности, выдвинулась в путь. Несколько городских стражников, по факту таких же наёмников, вызвались сопровождать их. Когда они подошли ко входу в подвал поместья, заваленному полусгнившей мебелью, один из них - Серый Ларден, искусный воин, ныне больной проказой и скрывающий своё лицо под металлической маской, сказал:
- Я знаю, через что вы, ребята, прошли, но ТАМ ещё никто не бывал до вас. Конечно, кроме несчастных рабочих. Хоть именно вы и расправились с некромантом и ползучей свиной хреновиной в заповеднике, не будьте самоуверенными.
После небольшой паузы он продолжил:
- За этим завалом вход в древние туннели, никто не знает какие катакомбы накопал этот ублюдок. По крайней мере это единственный и относительно безопасный известный нам вход, насчёт выходов никто не знает точно. Мы будем ждать вас здесь, постарайтесь вернуться до заката и живыми. Это не то место, в котором стоит задерживаться. Если вы не вернётесь до полуночи, будем бить тревогу.
- Неплохо, конечно, но с нами вы пойти не хотите? - съязвил молчаливый Грас.
- Такого приказа не было, да и незачем. Ребята, разберём-ка завал, этим силы ещё понадобятся!
Вскоре завал был расчищен и группа отправилась в подземелье.
***
Героям довольно долго пришлось скитаться по туннелям, нанося на карту развилки и коридоры, однако, у них было достаточно масла и запасных факелов, чтобы освещать тьму. Наконец они набрели на некоторое подобие комнаты. Воздух здесь был спёртый, перед глазами героев простиралась бесконечная мгла, исходящая от грубо обтёсанных стен. На одной из стен Эйнора заметила потухший факел.
- Ребята, здесь есть старые факелы, может они ещё смогут гореть!
Она попыталась поджечь старый факел своим, на удивление это удалось и от стены поползли приятные, чуть сжатые лучи.
- ВО ИМИЯХ ДРЕВНИХ БОГУАФ-Ф-ш!!!
Буквально в трёх сантиметрах от лица Эйноры прошли два острых стальных когтя. Что-то большое пролетело от стены и упало ей под ноги.
- Факел! - крикнул Грас, выхватывая его из рук Ллайна, по началу шедшего впереди.
- Он...оно появилось прямо из стены! - с дрожью в голосе лепетала Эйнора.
Поднеся к телу источник света, герои могли разглядеть нападавшего. Существо антропоморфное, когда-то бывшее человеком. Как и у культистов в руинах поместья на нём был чёрный балахон и череповидный шлем с поперечным гребнем. Всю левую сторону существа покрывала красная мясообразная паутина, будто выросшая на нём сквозь одежду.
Существо попыталось подняться и через секунду топор Граса отсёк тому голову.
- Этот культист не из тех, что попадались нам в руинах поместья.
Тело безжизненно упало на каменный пол.
- У меня под ногами что-то хлюпает. И воздух, он здесь старый, но влажный, не такой как в туннелях. - заметила Кристи.
- Нам нужен ещё свет. - Грас направился к противоположной стене, где был такой же факел.
Из темноты стали доноситься щёлкающие и хлюпающие звуки.
- Будьте начеку! - Грас зажёг ещё один факел.
От заново разгоревшегося факела по стене пополз огонь, маленькая верёвочка соединяла собой соседние источники света. Один за другим в помещении загорались огни, обнажая огромное древнее капище. Потолок, пол и стены, всё покрывала такая же красная субстанция, как на теле культиста. Посередине зала стоял некий округлый идол с воронкой, как у фонтана. Из пола, напоминавшего выпотрошенный труп, повсюду торчали странные выступы. Они, словно небольшие холмики, начинали двигаться, вылуплялись, как птенцы, и показывали свою истинную наружность. Это были полипообразные существа, напоминавшие человеческие головы. Обделённые антропоморфным телом, они имели пасть с острыми клыками и были усеяны огромным количеством чёрных глаз. Как грибы после дождя, они выползали из кровавой "почвы". Из стен же буквально выходили такие же, как мёртвый, культисты. Заражённые красной слизью, они медленно вспоминали, как передвигаться, чтобы исполнить волю их омерзительного хозяина. Некоторые из них были прикованы цепями, но ржавчина и слизь верно разрушали железо на протяжении многого времени.
- Сохрани нас Господь! - прошептала Эйнора.
***
- Это мясо не горит! Будьте осторожны, держимся вместе! - командовал Грас.
Пока группа замешкалась культисты обрели достаточную прыть, всего их стало семеро. Один возник из стены прямо за спиной Кристи. Когтистая рука замахнулась у неё над головой.
Глухой толчок. От удара рукояткой секиры культист отпрянул.
С яростным воплем - Аааар-рха-а-а! - Кристи резко развернулась и нанесла рассекающий удар.
Тело культиста отделилось от ног. Кровь забрызгала стены и пол, красная материя зашевелилась и, казалось, приятно заурчала.
В это же время толпа культистов атаковала остальных. Двое из них набросились на Ллайна. Ллайн ударил несущегося на него культиста своей шипастой дубиной. Однако, глухого удара и вскриков от боли не последовало. Вместо человека некое чёрно-красное марево извернулось, уворачиваясь от удара, и немедленно атаковало. Ллайн вскрикнул, на его правом плече были две глубокие кровавые борозды.
Второй культист уже был готов разорвать его, но крюк Граса впился ему прямо в складки красной материи, покрывавшей тело, и плотно засел там.
- Давай же, ублюдок! - Грас тянул на себя.
Аякс молниеносно бросился на защиту хозяина, вцепившись в горло культисту. Тот захрипел и упал, но по-видимому, разгрызенное горло его не останавливало, в тот же миг опрометчивый Аякс был распорот стальными когтями.
Ллайн закричал - Аякс, нет! - но пса было уже не спасти.
Перехватив дубину здоровой рукой Ллайн размозжил голову культиста о пол, что подтвердил отчётливый хруст черепа.
В ногу Граса, удерживавшего культиста, впился откуда-то взявшийся полипообразный вырост. Острые клыки разорвали длинные сапоги из твёрдой кожи, чтобы насладиться человеческим мясом. Грас вскрикнул от боли, он ослабил хватку и этого хватило, чтобы культист освободился от сдерживавшей его оковы. Но Эйнора настигла его двумя мощными ударами, сначала сбив противника с ног, а затем опустив булаву, по примеру Ллайна, тому на голову.
Кристи, находившаяся далеко от товарищей, подоспела и разрубила секирой мерзкий отросток, впившийся в ногу Граса. Грас упал на колено, из его ноги был вырван кусок мяса, передвигаться в таком состоянии он не мог.
Ещё двое культистов подоспели к Кристи и Грасу. Первый был отправлен к праотцам метким броском топора Граса. Второй некоторое время фехтовал с секирой Кристи: выпад - блок, выпад - блок. Далеко не каждый мог так легко принимать на себя удары Кристи. Но наконец лезвие секиры нашло свою цель и пронзило грудь врага, безжизненное тело опустилось вниз.
Мысли и возгласы героев смешались в кратковременной передышке:
- Надо перевязать Ллайна!
- Грас не сможет идти!
- Эти мелкие твари могут передвигаться!
- Смотрите! - Грас указал на алтарь по середине зала.
Двое оставшихся культистов не бросались в бой, они крутили воронкообразную статую, держась за откуда-то взявшиеся ручки, как у корабельного руля. Статуя поднималась вверх до тех пор, пока не обнажила проход под алтарём, в темноте которого невозможно было что-либо разглядеть. В тот же миг культисты повернулись к героям и бросились на них.
- Я сама справлюсь! - Кристи ринулась вперёд.
Ей пришлось срубить пару кровавых "голов" на пути к своим врагам. Затем последовала мастерская серия приёмов, показывающая весь её воинский потенциал:
Резкий удар рассёк живот одного из противников. Блок рукоятью остановил атаку второго, затем последовал моментальный удар, оглушивший его. Колющий выпад добил раненого противника, затем разворот и отрубленная голова второго отлетает в сторону.
Эйнора же не теряла времени, она, наученная навыкам боевой медицины, знала, что отвлекаться ей сейчас не стоит. Она остановила кровотечение у Ллайна и Граса, а также попыталась прочитать целебные заклятия.
Когда Кристи вернулась к товарищам, на лице Эйноры читался ужас.
- Не работает! Священная книга здесь бесполезна! Бинты кое-как сдерживают кровотечение, но я ничего не могу с этим сделать! - кричала она.
- Значит, нам надо вернуться, Ллайн и Грас не могут продолжать поход. - решила Кристи.
В ЗАЛЕ РАЗДАЛСЯ ЗВУК РАЗБРАСЫВАЕМОГО РАЗДРОБЛЕННОГО КАМНЯ.
Героям предстал ужас в его истинном обличии. Из под каменных обломков, когда-то бывшими алтарём, из под древнего идола показалась массивная фигура - огромный монстр, исчадие проклятого подземелья. Верхняя его часть была почти полностью человеческой, в глаза бросались только маска-шлем на лице, небольшие проявления красной слизи, как на культистах, и большие, мощные клешни, усеянные чёрными глазницами, вместо ладоней. Вся же нижняя часть его была подобна пауку, мохнатые и членистые конечности по четыре с каждой стороны и прочный панцирь, покрывавший тело. Сзади же у него было что-то на подобие хвоста с огромным жалом на конце. Всю нижнюю часть его тела где-то больше, где-то меньше покрывала кровавая субстанция. Казалось, что плоть родила из себя это существо, по образу и подобию прочих своих детишек.
- Боже милостивый... - шептала Эйнора.
Ллайн, держась за раненую руку, сказал:
- Я слышал о странных и смертоносных насекомых, обитающих в западных пустынях, но что это за хрень...!?
Существо издало протяжный и жуткий рёв.
- Уходите! - крикнула Кристи.
- Кристи... - Эйнора подняла на неё полные отчаяния глаза.
- Я сказала - уходите! Вы не можете продолжать бой, а я задержу его!
Эйнора взяла под руку Граса, изнывавшего от боли при каждой попытке опереться на ногу.
- Кристи, ты не можешь...! - начал Грас.
- Туннель широкий, он догонит нас и не даст уйти. Другого выбора у нас нет. Идите!
- Тогда возьми один факел и это - Грас протянул Кристи гранату - как пользоваться, думаю, разберёшься.
- И ещё...для меня было честью сражаться с тобой, попытайся выжить. - закончил Грас.
Кристи кивнула.
- Быстрее, уходите!
Чудовище медленно спустилось с обломков и начало довольно быстро направляться в их сторону.
Кристи подожгла гранату и бросила под ноги исполину. Раздался оглушительный взрыв, чудище попятилось и в некотором замешательстве опустилось на землю. Не лучшая идея применять гранаты в закрытом пространстве, но выбора не было. Минутной заминки хватило, чтобы Эйнора, Грас и Ллайн скрылись в широком тоннеле из которого пришли.
- Я никогда не отступлю!
Чудовище начало подниматься и приходить в себя.
- А теперь ты сразишься со мной... Ну же, отправь меня в ад!
Кристи бросила факел на землю и ринулась в атаку.
А-А-АКИЛОРА-А-А!!!
***
В теле Кристи вскипал адреналин, мышцы наливались кровью. Боевая, раненая ярость в купе с огромным желанием жить руководили ею. Древнее подземелье залила симфония из боевого крика и рёва от боли.
Кристи в прыжке вонзила лезвие секиры в грудь гиганта. Этот ход был опрометчивым, чудовище, изнывая от боли, скрестило мощные клешни на теле Кристи. Видя безвыходность положения, держась одной рукой за секиру, второй она выдавила один из чёрных глазков на клешне чудища.
Чудовище изогнулось и издало протяжный вой. Ещё один глаз был выдавлен крепкими руками. На этот раз чудище взвыло так, что все факелы вокруг погасли, вернув в это место исконную тьму. Кристи казалось, что она оглохнет от столь громкого крика, отразившегося от стен зала.
Чудовище выпустило её и Кристи упала, ударившись об обломки камней. Последнее, что она видела - это медленно дотлевающий факел, брошенный ею на землю, после чего потеряла сознание.
***
Очнулась Кристи в кромешной темноте. Чуя возможную опасность, она вскочила на ноги, но чуть не упала обратно. Голова сильно кружилась, превращая чёрные стены из пустоты в непонятное марево.
Когда Кристи немного пришла в себя, как ни старалась она, вокруг неё не было ни единого звука. Тишина, такая же кромешная, как и темнота, царила вокруг. Они не делили между собой это мёртвое царство, а властвовали в нём единовременно, обрекая на гибель каждого, кто пересекал границы их владений.
Глаза Кристи никак не могли привыкнуть к темноте, ещё в детстве она могла отлично ориентироваться в ночном лесу и водных пещерах в скалах, но сейчас... Сейчас её острое зрение не могло различить ни единого объекта.
В отчаянии она ощупывала пол под собой, ощупывая каждый сантиметр. Ни вязкой, липкой жижи, ни полипов с острыми зубами не было. Это был обыкновенный, шершавый каменный пол. Вдруг рука Кристи нащупала нечто продолговатое. Отдёрнув руку, а после попытавшись поднять предмет, Кристи поняла, что это её секира. Лезвие было холодным, но грязным, по-видимому, от застывшей крови.
Кристи вспомнила в какую сторону она лежала головой, когда очнулась, в той стороне должен был лежать потухший факел, и там же выход на свободу. Примерно сориентировавшись, она аккуратно начала продвигаться в намеченную сторону. Зловещую тишину нарушали только её стук шагов и дыхание. Наконец, дойдя до противоположной стены, Кристи стала ощупывать её. Пройдясь вдоль стены несколько раз, Кристи так и не обнаружила прохода.
<Чёрт! Я не могла ошибиться, туннель должен быть здесь!>
Кристи изучила также и соседние стены, прохода нигде не было. Только в другом конце комнаты был проём в каменистой породе. Кристи приняла решение идти туда, пусть, по её рассчётам, этот путь и вёл к сердцу подземелья.
Она приближалась к туннелю, единственному различимому объекту в комнате. Различим он был потому, что тьма внутри него будто бы чернее, она словно густела и представляла собой некое желе.
ВЗГЛЯД КРИСТИ ПРИВЛЕКЛО БОЛЬШОЕ ЧЁРНОЕ ПЯТНО.
Оно устрашало, извиваясь и изгибаясь в своих причудливых формах.
<Чудовище!>
Мгновенная реакция - уворот от хлещущего удара щупальцем. УДАР!
Кристи оттолкнуло назад, в воздухе застрял резкий звон металла. Чудовище перестало шевелиться.
При рассмотрении Кристи поняла, что это был просто валун, а от секиры откололась частичка лезвия.
<Но я же...точно видела его. Даже щупальце, я почувствовала его движение в воздухе!>
Нервы Кристи, выросшей в диком племени, прошедшей множество боёв, начинали сдавать. В её голове не укладывалось, как всё это вообще возможно.
Теперь она шла по непроглядной тьме туннеля, словно плывя по безграничному мраку. Нащупать стены было невозможно, а шаг влево или вправо от назначенного пути вызывал в воспалённом мозгу приступ паники. Кристи окончательно потеряла чувство времени, и, осторожно пробираясь по туннелю, стала считать шаги.
Держа перед собой вытянутую руку, а второй сжимая секиру, она прошла чуть больше трёхсот шагов, когда услышала странную музыку. Странной она была от того, что распространялась из глубин подземелья. Неведомые доселе человеческим ушам, скрипки и трубы тихо надрывались среди каменной породы. У Кристи не оставалось иного выхода, кроме как продолжать движение. Ей потребовалось собрать все остатки своей воли, чтобы просто не упасть, дожидаясь, пока смерть придёт за ней. Что бы не ждало её впереди, она готова была принять это.
Кристи окончательно сбилась со счёта, а музыка всё усиливалась, разрывая давящую тишину своей симфонией. К невидимым инструментам, подобно грому добавились барабаны. Наконец Кристи ощутила, как музыка изливается вокруг неё, здесь, в этой темноте.
Кристи, объятая ужасом, остановилась, как вдруг всё стихло. На мгновение вокруг снова воцарилась тишина...
- Ты... ни в чём не виновата...
Шёпот, казалось, доносился из глубин сознания, вместе с тем всё нарастая и приобретая отчётливый облик.
- О... отец?! - испуганно, но с некоторой надеждой, выдавила Кристи.
- Я всегда любил тебя... в случившимся нет твоей вины...
Кристи слышала этот голос прямо перед собой, голос из далёкого прошлого, так отчаянно и нарочно забытого. Она побежала, пытаясь поймать его, вместе с осколками воспоминаний.
Перед ней предстала страшная картина. Она стояла посреди выжженной земли. Даже небо было красным от случившийся здесь недавней бойни. Земля, напитанная кровью, прогибалась под её ногами. Всюду горели костры, сломанные шатры, пепелища вместо домов, мёртвые. Все убитые были из её клана, никого не осталось в живых. Прямо перед ней лежало тело мужчины, облачённого в волчьи шкуры, заколотого сразу несколькими мечами.
- Отец! Не-е-е-т!!!
<Всё это... кошмар... это уже происходило со мной раньше!>
Кристи побежала прочь, побежала куда смотрели её глаза - прямо в кроваво-алую зарю, она сдерживала слёзы и вопль ужаса. Всё было, как и тогда, много лет прошло с тех пор.
КАМЕНЬ.
Кристи споткнулась, рухнула и покатилась по крутому каменистому склону. Перед её глазами всё ещё стояло страшное полотно прошлого, переходящее в столь знакомую темноту. У неё не было сил остановить своё падение, не было сил зацепиться, встать, подняться, не было сил продолжать своё существование. Впереди замелькало что-то белое, первый луч надежды за столько времени. Оно стремительно приближалось, разрастаясь, словно шар.
Кристи упала примерно с полутора метров. Её лицо упёрлось в колючий жёлтый песок. Придя в себя, поднявшись, она не поверила своим глазам. Перед ней открылись морские просторы, здесь находилось что-то вроде тайного пляжа. Осмотревшись, она поняла, где находится. Прямо над ней возвышалась отвесная скала с руинами фамильного поместья, а в ней широкий прорытый туннель из которого она выпала. В стороне же виднелись развалины бухты и городской причал.
<Ещё не хватало сражаться с этими рыбами, на меня сегодня точно хватит...>
Она вытащила из песка свою секиру и побрела в сторону города.
Проходя через бухту, она не встретила ни одного существа, хотевшего бы на неё напасть. Заросли из кораллов и ракушек тихо стояли, играя с морскими ветрами. Она даже увидела разбитый корабль, по-видимому это тот самый “Последний Барон”, так любимый проклятым владельцем поместья, если судить по рассказам городских жителей.
Кристи, морально и физически истощённая, поднималась на холм, с которого должен уже открыться вид на город. Ей не верилось в своё спасение, казалось, что она всё же умерла, осталась где-то там во мраке подземелья, а это лишь её бесплотный дух бродит по земле.
- Твою же мать... - раздался удивлённый возглас Ллайна.
- Кристи! Боже мой, Кристи! Ребята, это же Кристи! - Эйнора спотыкаясь бежала к ней навстречу.
- Кристи, Господи, что же с тобой случилось? Я так рада, что ты жива. Мы думали...
- Всё теперь... в порядке... - Кристи без сил рухнула прямо в руки Эйноры.
***
Кристи очнулась в городской больнице. Эйнора сидела на краю её кровати, разговаривая с главной медсестрой, позади у стены стояли Грас и Ллайн.
- Что с ней, мисс Иоланта?
- Если честно, мне не верится в то, что она смогла выжить. Тем не менее, у неё сильное истощение и обезвоживание, открытых ран и переломов нет. Но она запросто могла повредиться рассудком.
- Надеюсь, что этого не случилось...
- Однако, вы сами видите, что она сейчас не в лучшем состоянии. Скорее всего это просто обморок, так что скоро она должна очнуться. Посидите пока с ней, если вдруг понадоблюсь, то я в сестринской.
Мисс Иоланта удалилась.
Кристи с трудом приоткрыла глаза и поднялась в кровати.
- Кристи! Очнулась! Ты лежи, тебе сейчас нельзя вставать.
Грас и Ллайн подошли поближе.
- Всё... нормально... - отвечала Кристи.
- Господи, Кристи... что же с тобой случилось?
- Думаю, сейчас не лучшее время... - намекнул Грас.
- Что со мной случилось... - выдавила Кристи сквозь подступившие слёзы.
Эйнора потянулась к ней, чтобы обнять. Кристи положила голову на плечо Эйноры и разрыдалась. Она до сих пор не верила в собственное спасение, не верила в закончившийся ужас, не верила, что сможет вернуться к жизни. Она плакала и кричала, эмоции захлестнули её. Её, не проронившую ни слезы, ни в детстве, ни в юности, даже когда её побеждали, даже когда было больно и страшно, даже когда убили отца и перерезали весь её клан. Она сжимала зубы, её вены наливались кровью и яростью, но сейчас это просто не работало, не могло сработать. Никогда, никогда она не была так слаба, как сейчас.
Грас было сделал шаг вперёд, но рука Ллайна легла ему на плечо.
- Пойдём, парень, нам сейчас здесь нечего делать.
Ллайн и Грас вышли из больницы.
- Давай-ка принесём девчонкам поесть, а они пока сами разберутся. - предложил Ллайн.
- Да, правильная мысль.
***
Кристи сидела на берегу городского пруда, под ветвями старого, покосившегося дуба, чьи корни уходили прямо под воду. За время ей стало лучше, на её теле не осталось ни одной раны, напоминавшей бы о подземелье. Напоминать будут другие раны, душевные, а также несколько прямых линий седых волос, смешавшихся с когда-то идеально-рыжими локонами.
Когда Кристи вернулась в город, тогда, в больнице она узнала от Эйноры всё. Что жизнь неспешно возвращается в эти края, Сердце Тьмы повержено, никто больше не сгинет в проклятых подземельях, а Кристи не было три недели. Даже то, что на городском кладбище уже давно стоит могильный камень с её вымышленным именем не так будоражило ум Кристи, как мысли о том, почему она выжила. Почему подземелье, загубившее столько странников, отпустило её? Потому что было уничтожено древнее зло, или на это есть иные причины? Почему время в Гамлете шло быстрее, чем в скале под поместьем? И как объяснить то, что видела и слышала Кристи в подземелье? Галлюцинации?
К ней не спеша подходил Грас, без боевого обмундирования, как обычно. Он не снимал его даже в больнице, а сегодня был полностью безоружен. Не хитрый наряд: белая рубашка, кожаные сапоги и штаны приятно сочетались с его молодым лицом и крепким телосложением. Сейчас он скорее походил на работящего крестьянина, нежели на наёмного убийцу.
- Здравствуй, Кристи. - сказал он, садясь рядом - Думаешь о том, что было там в подземелье?
- Да, мысли так и не дают мне покоя. А я погляжу, что ты в обычной одежде, непривычный видок для тебя.
- А почему нет? Всё же сейчас в городе спокойно. - попытался оправдаться Грас.
- Это ты кому-нибудь другому рассказывай, где там у тебя спокойно. Я вот даже не знаю, как воинствующая Кристи будет дальше жить... в конце концов могила у меня уже есть, может ну это всё к чертям?
- Не говори так! Ты... ты не можешь!
Кристи усмехнулась:
- Дурак ты, Грасиас. Я совсем не это имела ввиду.
Грас потупил взгляд.
- Ты же не просто так пришёл. Хотел что-то спросить - спрашивай.
- Да, знаешь... может скажешь, как тебя на самом деле зовут? Только если без сказок про странность произношения для данных краёв.
- Меня зовут Нейрина. Это, конечно, не “Человек-благодарность”, но тоже ничего.
Нейрина улыбнулась.
- Значит, будешь Нея.
- Но учти, это только между нами.
- Ох, хорошо. Ну если “это” между нами...
- То что?
- То я даже не буду спрашивать. Ты же так никому и не рассказала про то, что случилось в подземелье.
- Может как-нибудь и расскажу...
Нейрина на мгновение задумалась, а затем добавила:
- Тебе.


Рецензии