О старателях и Вадиме Туманове - Человеке-Глыбе

      Летом 2013 года, после 3-х месячного «турне» по стране и «европам», я прилетел из Москвы в Магадан. Молодого мужчину, летевшего одним рейсом со мной, в аэропорту встретил его друг. С ними я не был знаком, но они на джипе подвезли меня до города.
     Забыв обо мне, сидящем на заднем сидении, они вели  оживленную  беседу. Разговор шёл и о бульдозере Т-130, недавно приобретенном ими в Челябинске. Они добывали золото, создав малое предприятие, но, как понял, опыт имели небольшой.
     Я долго работал старателем. В Сусуманском районе создал первое звено по вольному приносу золота, и добывал его бульдозерами, изготовленными в Челябинске. Раньше работал в бригаде, а также горным мастером и председателем в старательских артелях. В недавно изданной в Магадане книге «Путь в  Небо», я затронул и эту тему.
    Мне хотелось сказать этим ребятам, что теперь отказываются от малых бульдозеров, произведенных в  Челябинске. Их качество стало хуже, чем было раньше. Почти нет добавок (полиметаллов и прочих) делающих  сталь прочной.  В результате  «гуськи» быстро растягиваются. Быстро «съедаются  звездочки» и изнашивается вся ходовая. Не «фонтан» и все остальное, а цены запредельные. Лучше «поднатужиться» и купить японский малый  бульдозер. Его почти без ремонта хватит на несколько лет, - он всегда оправдает  себя. 
    Голоса мужчин звучали так оптимистично, что я засомневался в своей правоте. Подумал - «возможно, за последние годы что-то изменилось к лучшему. Но это вряд ли!»   
   Они были красноречивы, в голосах звучала уверенность. Полная иллюзия убедительности! Показателен пример: шмель бьется о стекло –   жужжит:  «Непременно улечу!» И ему веришь…   
      Все же я «бросил пробный камень» в надежде   вклиниться  в разговор и спросил:
 - Молодежь!  Я раньше старался. Мне интересно: - как сейчас с запчастями на ваш бульдозер? Я слышал, на Колыме с ними теперь проблемы? 
    Они отмахнулись, ответив кратко:
 - На это есть авиаперевозки!
 - «Невероятно!  Вот это нововведение! С такими «высотными» затратами несложно и прогореть. Даже вспомнилась шутка про смерть Мичурина. Мол, полез на березу за земляникой,  и упал с большой высоты. Должно, я отстал и не знаю современную жизнь!
    Тут мне вспомнился легендарный Вадим Туманов.
    В самом начале нового тысячелетия он приехал в Сусуман, должно, из-за ностальгии по месту, где сидел в лагерях, и где начал   старательскую деятельность. Его сопровождала свита, были и журналисты. В тот день они приехали, съездив в Челбанью, где Вадим когда-то создал свою первую бригаду.
   На вечер они сняли кафе на первом этаже здания, которое сейчас  занимает ОВД Сусуманского района.
   Я дружил с хозяевами кафе и, занимая «хозяйский» столик, - был  единственным из посетителей, кто в зале не принадлежал к группе Туманова. 
    Для них сдвинули вместе несколько столиков. Было шумно и весело. Туманов сидел лицом ко мне. Он чокался со всеми, но не пил. Чуть пригубив рюмку, ставил на стол. Несколько раз он внимательно посмотрел на меня. Потом пересел ко мне за столик, и мы разговорились. Точнее – он спрашивал, а я отвечал.
    Он подошел так, будто знал меня давно - как к давнишнему приятелю. В его доброжелательности было что-то гипнотическое.  Спросил, почему я один и прочее. Особенно заинтересовался, когда я сказал, что в 1991 году создал в Сусумане первое звено по вольному приносу золота.
    Вадим «потребовал» всех подробностей. Как  я сумел убедить местных руководителей пойти на это? Ведь по всей стране этого нет!
    Во время рассказа, он несколько раз прерывал меня, просил подробностей.  Когда я закончил, Вадим сказал: - Как хорошо, что в России ещё есть такие люди!
      В первую очередь, он имел в виду генерального директора Сусуманского ГОКа - Христова Владимира  Кирилловича. 
    - Я встречался с ним, – кажется он болгарин, - сказал Туманов о Христове, - умный и замечательный человек. Я даже подумываю съездить в Болгарию.
     Видимо, он отличает достойных людей. Не зря же его называют Человек-Глыба, - подумал я о Вадиме.
    Мне вспомнилось, как министр цветной металлургий, глупым образом, настроил против него всех начальников управлений Советского Союза. Во время совещания в министерстве, он попросил Туманова, когда тот вышел на трибуну:
 - Объясни всем этим мудакам, как надо правильно работать!
   Группа Туманова несколько раз попыталась «призвать его к порядку» и оторвать от меня, но он отмахивался. Они и без него веселились неплохо.  Мы же выпили немного сухого вина.
    Туманов расспросил о моей работе председателем артели, - также о том, как я внедрял  современные промывочные приборы, - гидроэлеваторы. И был удивлен тем, что работая один,  «пользую»  прибор «древних» старательских лет, понуру. Спросил, почему? – мол, он знает – работать одному непросто.
    Я сказал, что звено разогнал за пьянку; рассказал и о том, как «стараясь» в бригаде, в начале 70-х годов, усовершенствовал старательский промприбор. Перевел на «встречный бой», сделав трубу с патрубками подвижной, и установив её над шибером.
    Теперь струи воды направлены навстречу подаваемым пескам. Уменьшился снос золота, быстрый монтаж. Поэтому могу работать один – и толкать бульдозером, и пропускать пески.
    К тому же Вы же знаете, - сказал я, - когда работаешь один, то надо дружить с головой. К примеру, снять с бульдозера пусковой двигатель, отремонтировать и, используя «рычаг Архимеда», снова поставить на место. И много другого.
     Туманов расспрашивал много о чем. Как ни  удивительно, его интересовало все. Если не запамятовал, тогда ему шел 73-й год, но он был как «живчик». Зная, что в прошлом он моряк, я сказал, что тоже служил на Флоте.
     Вадим попросил подробностей, рассмеялся, протянул мне руку, и сказал: - Ну что, браток, - будем друзьями! Звони, в случае чего.
      Я спросил его:
- «Правда ли, что вы долго дружили с  Владимиром  Высоцким?»  Туманов ответил: - Да, все последние 7 лет его жизни мы были  близкими друзьями. Он очень дружил и с моей женой Риммой Васильевной, уважал её и посвятил стихи.
    Вадим, в числе немногих, знал, что Высоцкий «сидел на игле», но, как сказал под конец -  ничего изменить было невозможно!
     Подъезжая к Магадану, я подумал, что Туманов легко бы нашел подход к  молодым старателям, с которыми я ехал, и, конечно, мог   много чего рассказать о старательской добыче. Что, с его умением общения с людьми, сделать было нетрудно.


Рецензии