Виновен!

«Где же он умудрился споткнуться? Где?» - эта мысль неотступно свербила мозг Джаспера Койла, пока он в сопровождении конвоиров ехал в патрульной машине.
Ну, не мог план, продуманный до мелочей, провалиться, не мог.
И всё-таки провалился? Но всё же где?
Память услужливо подсунула Койлу события недельной давности. Он вместе с Моникой Хершоу замыслил убить её мужа. Конечно, детективные романы правы, когда главному герою приходит в голову мысль, что столь потрясающие красавицы не должны страдать от старых деспотичных супругов, которые «сидят» на миллионах. И которые не сегодня – завтра уйдут туда, где проку от миллионов не будет вообще. Койл перечитал подобных произведений не один десяток, изучив все оплошности, которые приводили главных героев в камеру. И уж точно был уверен в том, что уж он-то обделает всё на высшем уровне.
А теперь он едет в полицейский участок.
Где? Где он прокололся?
Отпечатки стёрты, пистолет был выброшен в котельную, никто его не мог видеть. Моника вызвала полицию сразу, как только он ушёл. Часы и браслет, которые он забрал, чтобы сымитировать ограбление нашли своё последнее пристанище на дне реки.
Так что же пошло не так?
Но он так и не смог ответить себе на этот вопрос.
Когда его привезли в участок, он оказался в тесном кабинете лейтенанта Грански. Койл решил идти в наступление.
- Я протестую! – громко заявил он. – На каком, собственно, основании меня задержали?!
- Арестовали, - поправил Грански. – Арестовали, Койл.  – Вы обвиняетесь в убийстве Роджера Хершоу.
Но Койл, призвав на помощь всё своё самообладание, выпалил:
- Я не убивал этого человека! И вообще, убийство – это чудовищное преступление!  У вас есть доказательства?!
- Имеются показания, прямо свидетельствующие против вас. Свидетель указывает, что вы были в тот вечер в доме Хершоу, и что именно вы застрелили Роджера Хершоу.
- Да ну? – Койл нарочито издевательски ухмыльнулся. - И кто же даёт против меня показания?
- Супруга убитого. Моника Хершоу.
Койл стоял как громом поражённый. Моника против него? Это она его сдала? Она?! Та, которой он безоговорочно доверял?! А-а, значит, вот оно как! Она решила не делиться с ним, а заграбастать всё себе! Вот сколько раз он говорил себе, что не стоит связываться с женщинами – и вот, пожалуйста. Сука!
Койл вздрогнул, испугавшись, что произнёс ругательство вслух и выдал себя.
Но в кабинете повисла пауза. Полицейские переглянулись между собой.
Так, молчат. Значит, не уверены до конца. Отлично! Да и прямых доказательств у них нет. Только слова этой сволочи. Но это именно что её слово против моего. Ага! Значит, ещё не всё потеряно!
- Враньё, - сказал Койл. – Я даже не знаю эту женщину.
- А вот она говорит, что знает вас. И знает отлично. Впрочем, разбираться будет суд, а пока, Джаспер Койл, вы останетесь под арестом.

- Но ваша честь, - крикнул Койл. – Я говорил это в полиции, я говорю это и сейчас. Я не знаю эту женщину.
- Джаспер, как ты можешь? – выкрикнула Моника из зала. – После всего того, что было?!
Койл вытер рукой взмокший лоб.
- Да, ваша честь, - промямлил он. –Я… Я хотел сказать, что, да, я не знаю, вернее, не знал эту женщину, да, до того самого злополучного вечера, когда был убит достопочтенный Роджер Хершоу. Я просто, просто стоял на улице, когда эта женщина, - он бросил взгляд в зал, - подошла ко мне и предложила пойти к ней домой, чтобы там… гм… э-э, предаться, э-э, ну, вы понимаете меня…
По залу пробежал смешок.
- Но… - Койл попытался придать голосу внушительности. – Я увидел у неё на руке кольцо и, как добропорядочный человек, конечно же, отказался от этого предложения. А теперь… Теперь это с её стороны не более чем месть, за мою твёрдую моральную позицию, - уже уверенно закончил Койл.

Остальное он помнил плохо. Только лишь услышал, как судья Берг, ударив молоточком по столу, провозгласил тонким голосом:
- Признать Джаспера Койла виновным в убийстве первой степени!


Леон Берг вышел из здания суда. Постояв немного, он неторопливо пошёл по тротуару, когда услышал сзади:
- Леон.
Берг обернулся. К нему приближался Брюс Боуди. Бывший журналист, а ещё и старый друг Берга.
- Привет, Леон, - сказал Брюс, поравнявшись с судьёй.
- Привет, Брюс.
- Я был на процессе, - сказал Боуди.
- Я знаю, - кивнул Леон. – Я видел тебя.
- Ты признал этого парня виновным, - сказал Брюс. - Но как так? Ведь всё же говорило в пользу его невиновности. Как же так можно, Леон?
Берг поднял взгляд на друга.
- Хочешь правду, Брюс? Я сам очень сильно сомневался в том, что убийство совершил он. Очень сильно сомневался.
- Тогда почему ты сделал это?
Берг помолчал, а потом медленно сказал:
- А ты помнишь, чтО он ответил, когда Моника Хершоу сказала, что пригласила его к себе домой?
- Помню. Он ответил, что Моника действительно приглашала его к себе, прямо-таки настойчиво звала, но он отказался.
- А отказать в близости красивой женщине, когда она сама зовёт тебя – это ли не преступление?!!


Рецензии
Люди - не боги. Им не доступна высшая справедливость.
Грешен и слаб человек. Ситуация редкая, но жизненная.
Интересное произведение.

Рада Вам 9   21.02.2019 13:27     Заявить о нарушении
Спасибо, Раиса.
Не боги, верно. Но вот хоть таким образом убийца получил наказание.

Кирилл Ивницкий   21.02.2019 13:31   Заявить о нарушении