Слим. Бес дна 9

19.
Она тихонько вышла за дверь, закрыла замки и подошла к лифту. Он был занят, над дверями горела зелёная лампочка. Подождав, Нюра нажала на кнопку вызова, но лифт то спускался, то поднимался. Через пару минут ожидания, она решила сойти по лестнице, но двери лифта внезапно открылись. Войдя внутрь, нажала первый этаж, створки захлопнулись со зловещим треском, девушка вздрогнула от неожиданности. Сердце бешено забилось в груди, но лифт спокойно спускался вниз. Доехав до первого этажа, кабина качнулась и стала подниматься обратно. Нюра бешено колотила по кнопкам: цифра 1, знак открытие, стоп. Ничего не помогало. Кабина, разогнавшись, неслась вверх нового семнадцатиэтажного дома. На окошке циферблата отражались цифры 18, 19, дальше 50, 60, 90. Нюра не могла поверить своим глазам, такого просто не может быть. Обхватив голову руками, она поняла, что закладывает уши от нестерпимого гула и нарастающего напряжения. Она присела на корточки, закрыв глаза и обречённо подумав:
- Ну что же, в космос, так в космос.
Лифт остановился так же неожиданно, свет давно потух, в кабине было темно и холодно. Обхватив себя руками, Нюрка открыла глаза. Прямо над ней висел Слим. Его прямоугольное изображение приняло форму ромба, рот растягивался, не то в ухмылке, не то в улыбке. Но когда он заговорил, Нюра поняла, что он вовсе не улыбается. Его зловещий голос прозвучал как гром среди ясного неба:
- Что ты делаешь?
- Я ничего не делаю, по-моему, это твои проделки.
- Я спрашиваю, что ты делаешь в этом доме? Я же тебе ясно сказал, что девочку ты должна вырастить сама. Этот мужик и так о многом догадывается. Мне не нужны свидетели.
- Если хоть один волосок упадёт с головы Василия, я убью нашу дочь сама, лично, - зловеще прошипела она. Нюрка чувствовала, что имеет власть над этим чудовищем. – А сейчас, верни меня обратно.
- Иди, - зло сказал Слим и растворился.
Лифт стремительно полетел вниз. Сколько времени прошло, Нюра даже не поняла, но ей казалось, что она летит в самую преисподнюю. Волосы на её голове шевелились от дикой скорости двигающегося вниз лифта. Пальцы на ногах и руках завернулись в обратную сторону, казалось, что они вот-вот вообще оторвутся. Она корчилась от страшной боли. От внезапной остановки её тело подлетело вверх. Нюра ударилась головой об потолок и обмякнув, упала на пол.
Дверцы лифта открылись, перед ними стоял Василий. От увиденного внутри его челюсть отвисла.
- Твою мать, какого чёрта? – выругался он.
Проснувшись от хлопка закрывающейся двери, мужчина поднялся с дивана. Взглянув в зеркало, отпрянул, оттуда на него смотрел старый небритый мужик.
– А ведь когда-то я был писаным красавцем! А что сейчас? (Под глазами мешки, брови обросли, свисая на глаза, уголки губ истончились и смотрят вниз.) Горькая усмешка.
В горле пересохло. Он прошёл на кухню в поисках живительной влаги. Открыл холодильник, но там не оказалось даже глотка газировки. Нюрка всё вылила вчера. Он, застонав, сел на табуретку, вспоминая подробности вчерашнего вечера. На всякий случай заглянул в Нюркину комнату, убедиться, что её там действительно нет. Потом прошёл в спальню жены, которую занимала теперь приёмная дочь, она спала, сладко посапывая. Пошарив в карманах, он нашёл двести рублей, оставшихся от пенсии. Наскоро собравшись, Василий вышел к лифту. Кнопку заклинило, он надавил на неё с силой, проклиная всех чертей.
Василий взял девушку на руки. Её тело выглядело как вывернутый на изнанку конструктор. Он бережно занёс её в комнату, положил на диван в гостиной. Прощупал пульс. Сердце работало, но вены на руках и ногах были вздутые и пульсировали, готовые вырваться наружу. Мужчина принёс кастрюльку с холодной водой, достал лёд из холодильника и обложил им руки и ноги Нюры. Смочив полотенце, он начал обтирать все оставшиеся безо льда участки тела. Вены потихоньку уменьшались в объёме и Вася, ободрённый своей предприимчивостью, продолжал обтирать тело девушки холодной водой, бегая на кухню, чтобы поменять воду и полотенца.
- Папа, а что с тётей, она заболела? – спросила проснувшаяся девочка, подходя ближе к дивану.
- Да, Люська, ей сейчас совсем хреново. Только это твоя мама, а не тётя.
Нюрка застонала, боль раздирала всё её тело изнутри и снаружи. Василий аккуратно снял с неё платье. Тело девушки было молодым и упругим, только внутренние органы торчали буквально наружу, выпирая из-под рёбер. Сердце, приходя в себя, начинало пульсировать и ходило ходуном.
- Что за чертовщина? – поражался Василий, отправляясь на кухню за очередной порцией холодной воды. Он обложил ледяными полотенцами всё Нюркино тело и сел рядом. Ему было по-настоящему страшно. К вечеру от ледяных компрессов тело девушки выровнялось. Только пальцы на руках и ногах по-прежнему торчали в разные стороны.
- Надо врача вызывать, - обращаясь к девушке сказал Василий.
- Не надо никого вызывать, - ответила ему Нюра, - сходи в аптеку, купи эластичные бинты. Там, в сумочке у меня есть немного денег.
- Нюра, а кто это тебя так?
- Лифт.
- Он сломан?
- Нет, с ним всё в порядке. Не бойся!
- А, как же тогда? – нерешительно спросил Василий.
- Иди уже, тебе ничего не грозит, - еле ворочая языком ответила Нюра.
Но Василий, на всякий случай спустился вниз по лестнице, а обратно поднялся на грузовом лифте. К тому же там были и другие пассажиры. Он купил бинты, пластырь, заодно догадался взять обезболивающее и забежал в магазин за водкой.
Увидев спиртное, глаза Нюрки помутнели от злости.
— Это тебе, не злись. Ну и я немного пригублю, - перехватывая взгляд девушки он добавил, - надо же мне стресс как-то снять.
Налив полный стакан, он приподнял голову девушки, но та закричала от боли. Василий начал осторожно вливать ей внутрь горячительную жидкость.
- Дай что-нибудь закусить, - неожиданно попросила Нюра.
- Ага, понравилось?! – сказал, улыбаясь Василий, - обойдёшься. Потом поешь, когда я тебя перемотаю. Терпи. Он аккуратно взял её руки в свои и начал складывать пальцы вместе. Они были абсолютно одеревенелыми. Нюра терпела, превозмогая боль, которая была жутко невыносимой, но водка, влитая в её организм, действовала как нашатырь, поднесённый к носу. Василий перемотал обе руки, потом взялся за пальцы ног. Тут дело обстояло гораздо хуже, ему пришлось складывать один пальчик к другому, фиксируя их обычным пластырем, сверху наложил эластичный бинт, закрепив его заклёпками. Одел чистые носочки. Нюра вспотела от невыносимой боли, но ни разу не закричала.
- Открой окно, мне жарко, я вся мокрая - попросила она.
- Ты сильная, а то, что потеешь – уже хорошо, значит жить будешь! – со знанием дела заключил Василий. – Водки хочешь ещё?
- Нет, - Нюра попыталась шевельнуть головой.
- Ну нет так нет, а я выпью. Давай я тебе ещё шею перемотаю, вместе с головой, – допивая водку в стакане шутливо предложил он.
- Нет, голову не надо, шею зафиксируй. Пару дней мне придётся полежать. Надеюсь, ты присмотришь за дочерью?
Девочка в это время сидела в кресле и наблюдала за взрослыми со стороны.
- Ну, куда же мне от вас деваться, конечно, присмотрю. Пойдём, малышка, приготовим матери чего-нибудь перекусить. Да и нам самим не мешало бы подкрепиться.
Василий сварил суп, на скорую руку. Достал из холодильника фрикадельки, почистил картошку и лук, сваренный бульон приправил вермишелью и суп готов. Но Нюра уже спала, от выпитой водки её разморило. Василий налил суп себе и Люське, она с удовольствием принялась есть. Неожиданно для себя, мужчина понял, что ему нравится эта девчонка. Он налил себе немного водки, девочка укоризненно посмотрела на него. Но Василий отмахнулся от неё рукой.
- Не переживай, девка, я в норме, сейчас немного поем, помою тебя и пойдём баиньки. Маленьким девочкам нужно отдыхать.
Он завёл девочку в ванную.
- Раздевайся, я тебе воды налью.
Сполоснув ванную и набрав воды, он пошёл в комнату за полотенцем и сменным бельём для девочки. Вернувшись, застал её в дверях, она молча взяла у него бельё и взглядом захлопнула двери в ванную, а заодно и открытый Васькин рот.
- Вот чёртова девка, как она это делает? И Леший с ней, пойду вздремну, - подумал он, но ноги сами понесли его на кухню. Там Василий допил водку, закусив солёным огурцом и растянулся на кухонном диванчике. После непродолжительного сна, как ему показалось, поднялся. Голова раскалывалась, требуя продолжения. Но во всём доме больше не нашлось ни копейки. А взять у Нюрки в сумочке он не решился.
- Ладно, надо девчонкой заниматься, - подумал он, входя в её комнату. Девочка уже не спала, она играла со своими игрушками и выглядела как вполне нормальный ребёнок.
- Люсь, пойдём погуляем, пока мать спит, - предложил он.
- Пойдём, - она быстро собрала игрушки и взяв отца за руку повела его на улицу. Во дворе никого не было, дети с соседних квартир сидели по домам. Но девочке никто не был нужен, позже гуляя с отцом, она всё равно ни к кому не подходила. Росла без подружек, в детский сад её не отдали, боясь странностей девочки. Хотя внешне она ничем не отличалась от обычных детей. Но, когда психологический настрой девочки давал сбои, она вела себя крайне неадекватно – шипела как змея и издавала нечленораздельные звуки. Однажды мальчик во дворе отобрал у неё лопатку, девочка взглянув на него зашипела, потемневшие глаза налились кровью, меняя цвет из коричневого и зелёного на серебристо-серый. Мальчик от пережитого ужаса начал заикаться. В последствии завидев девочку издалека, он с плачем кидался к матери. Люсю все обходили стороной, но её это похоже совсем не трогало. Научившись читать в пять лет, она буквально проглотила все книги, которые обнаружила на даче у матери.


продолжение http://www.proza.ru/2019/02/18/266 


Рецензии