Зеркало

   Как вы думаете, что интересного может увидеть в зеркале туалетного шкафчика в ванной комнате бреющийся мужчина? Правильно: только собственную физиономию. Я брился и попутно равнодушно подмечал основательные разрушения, нанесённые мне временем: лысину, морщины, дряблую кожу на щеках и прочие признаки стремительно надвигающейся, как локомотив, ранней старости. А что вы хотите: мне пятьдесят пять лет… Как не крути, а большая часть жизни уже прожита. Хотя и пятьдесят пять – это не самый плохой результат, есть чему порадоваться. Несколько десятков моих одногодков уже не один год на пути к Альфа Центавре, оставив на Земле безутешных вдов, детей и, неразумных ещё, внуков. Мне в этом плане проще: с женой мы давно в разводе, а детей у нас не было.
   Неожиданно вода из крана перестала течь, а по зеркалу побежали чёрно-белые полосы, зигзаги и рябь, как на экране старинного телевизора, когда пропадает сигнал. Только без ностальгического шума и треска – молча. Я вытаращил от удивления глаза и так и замер с бритвой в руке у лица. Через несколько секунд зеркало прояснилось, и я увидел уже не привычные развалины, а совершенно другую картину. Очень чёткую, объёмную, как в «Аватаре» Спилберга картину: улица, по улице идут, взявшись за руки, двое. Мужчина и женщина. Мужчина мне хорошо знаком. Это был я… Только какой-то другой я; более молодой и лучший я. Лучший не потому, что молодой, а потому, что рядом с ним (со мной?) шла женщина, которая была влюблена и, абсолютно точно,  счастлива. Это было видно по всему: по тому, как она улыбалась мне,  заглядывая в глаза; по тому, как увлечённо что-то рассказывала; по её гордой походке. Да и я, судя по всему, был счастлив. Ну ещё бы! Я бы тоже был счастлив, если бы у меня была такая женщина. Но у меня были только мешки под глазами и камни в печени.
   Может быть, это была та, что ждала меня три года, пока я служил на Северном флоте? И дождалась. Я вернулся и бросил её. Жгучий стыд за этот сволочной поступок до сих пор не даёт мне покоя.
   Или это была та, с которой у нас была такая сильная, как ненависть, любовь, что однажды мы разругались вдрызг и навсегда потеряли друг друга? Я женился, а она вышла замуж за военного лётчика, которого так и не смогла полюбить. А потом, ночью, в тумане, на скоростном шоссе, они попали в автокатастрофу. Она погибла мгновенно, а он на всю остался инвалидом. Иногда я приношу на могилу с плачущим ангелом её любимые нарциссы.
   А, быть может, это была Кармен. Как она танцевала для меня фламенко! В этом чёрно-красном вихре было столько страсти, что мне хотелось только одного: завалить её на паркет прямо здесь, в танцзале, под огромными зеркалами. Поймав мой взгляд, она прерывала танец, подбегала ко мне и задыхающимся голосом шептала:
   - Не смотри на меня так! Мне работать надо! – и снова продолжала танцевать и дотанцевалась, в конце концов, до Большого театра. А потом уехала в Верону, где и живёт до сих пор.
   Сколько любви! Сколько встреч и расставаний. Сколько горя и радости, веселья и печали. И ведь не скажешь, что всего этого не было. Было, всё было. Но где-то потерялось, растворилось в суете и обыденности дней. Исчезло под многопудовым грузом чудовищных ошибок и необдуманной жестокости поступков, стечения обстоятельств и просто ошибочного выбора. Если бы… Как я не люблю это словосочетание! А вот если бы… Да не будет никакого «если бы», а будет только то, что уже есть. И ничего, ничего нельзя изменить и прожить жизнь иначе, по-другому…
   А влюблённая пара всё шла и шла по неизвестному для меня городу, оживлённо о чём-то разговаривая. Вот оно – счастье, которое было так возможно, но так и не случилось в моей жизни. Но вот и город исчез, и осталось только лицо незнакомого мне счастливого человека. Он уже не смотрел в сияющие глаза своей возлюбленной – он смотрел на меня. А потом улыбнулся мне скупой, всепонимающей улыбкой и ободряюще подмигнул.


Рецензии
Спасибо, отдохнул, Василий с боольшим приветом.

Василий Заяц   23.03.2019 14:29     Заявить о нарушении
И Вам спасибо, Василий! :)))

Валерий Андронов   23.03.2019 15:02   Заявить о нарушении