Слим. Бес дна 14

Девчонки росли шаловливыми и бойкими. Каждый день не обходился без происшествий.
- Вита, помоги мне убраться в комнате, - попросил как-то Марк сестричку, после того как они все вместе раскидали кубики по всей комнате.
- И я помогу, - закричала воодушевлённая Анжелика.
Марк тут-же пожалел, что предложил эту затею с уборкой, но слово не воробей, вылетит не воротишь. Он прекрасно знал, чем заканчиваются коллективные уборки девочек. По одиночке девочки вели себя смирно, но вот стоило им сойтись, их совместный тандем превращал дом в сплошные руины.
- Нет, нет, идите обе отсюда, я сам уберусь, - начал отказываться опомнившийся Марк, но девочки уже его не слышали. Сначала всё было чинно и прилично. Маленькие девочки складывали кубики в коробки, пока те находились рядом. Завалившиеся за диванами и креслами девчонкам лень было таскать по кубику, и они начали их кидать издалека. Это занятие их так увлекло, что они и не заметили, как кубики стали летать сами по себе. Марк с ужасом наблюдал за девчонками. Увидев, что творится в комнате, они раззадорились ещё больше и вот уже коробка с кубиками пустилась по комнате, распаляя девчонок. Они вдруг дико захохотали, и поднимаясь в воздух уменьшились в размерах на глазах у Марка, становясь всё тоньше и тоньше. И вот уже в воздухе плавают два мелких прямоугольника с ошарашенными глазами.
- Мама, деда Вася, идите сюда, тут…- мальчик осёкся на полуслове, так как девочки растворились в воздухе, совершив ромбообразный пируэт на прощание. Их смех и голоса ещё были слышны, но Марк закрыл уши руками, не в силах больше выносить эти звуки.
- Сыночек, послушай меня, что здесь произошло? – присев перед сыном на корточки, спросила Люся.
- Мама, ты где была? Я звал тебя, звал. Вита и Анжелика, они пропали. Сначала они кидались кубиками, а потом начали сами летать как маленькие геометрические фигурки, а потом и вовсе пропали. Мамочка, их забрало страшное чудовище? – плача спрашивал малыш.
- Пойдём, я отведу тебя в другую комнату, - нервно сказала Люся. Передав ребёнка на попечение старшей дочери, она вернулась в комнату. Василий всё это время послушно ходил за ней, недоумевая в чём дело. Потом отправился покурить на улицу, да заодно посмотреть, может малыш что напутал, да девчонки просто на улицу сбежали.

- Верни мне девочек, Слим. Хватит играть со мной в прятки. Я тебя по-хорошему пока прошу, - уверенно сказала Люська - Я тебе не мама, мне нечего бояться, ты и так отнял у меня почти всё.
- Почти, да не всё! – услышала она голос Слима – у тебя есть ещё твоя жизнь и жизнь девочек. Ведь ты наполовину моя, а девочки полностью мои.
- Что-то в его словах показалось ей странным. Почему он говорит про девочек, а про старших детей ни слова. Слим услышав её внутренний голос, ответил ей:
- Когда ты родила старшую дочь я по-настоящему напугался. Во-первых, чтобы добиться цели мне нужны были мальчики близнецы или на худой конец девочки-близнецы. Но тут девочка, да ещё и одна.
- Чего ты добиваешься? Какая твоя конечная цель? – спрашивала Люся с напускным спокойствием.
- Habeo inventire vires (я должен обрести силу). Конца не будет, напротив всё только начинается. Время тьмы.
- Я не позволю тебе этого сделать, - упрямо твердила Люська.
- А, ты ничего не можешь одна. Я добился своей цели. Сначала твои прародители отказались от твоей матери, тогда, когда она особенно нуждалась в любви. Ваш мир погряз в распущенности, грехе и равнодушии. Всем всё равно. Нет среди вас того, кто сможет дать мне отпор.
- Найдётся, будь уверен. Верни мне моих девочек. Хватит играть.
- Забирай, они ещё слишком малы. Придёт время и им понадобится биоматериал, как и мне. И вот тогда ваш мир сожрёт сам себя, - с этими словами Слим растворился, ухмыльнувшись на прощание своей корявой ухмылкой. В тот же миг на пол, прямо к ногам матери упали девочки.
- Мамочка, мне страшно, помоги нам.
- И мне страшно, там так холодно и скучно, - затараторили наперебой испуганные сёстры.
- Где вы были? Расскажите подробнее всё, что вы видели, - спросила Люся дочек.
- Там такая узкая дверка, пройти в неё можно только сделавшись тонкими и прозрачными. Глубоко, глубоко в земле есть огромный тоннель, туда очень долго падать, но мы держались в воздухе, вернее нас кто-то держал, потому что воздуха там почти нет. В следующий раз, когда мы туда попадём, я обязательно слетаю до самого дна. Мне кажется там есть маленькие звёздочки, они такие серенькие и блестящие.
- Звёздочки, похожие на пыль? – спросила Люся.
- Да, только пыль лёгкая, а это кристаллические, твёрдые маленькие звёздочки, - ответила Вита.
- Ой, а мы в следующий раз наберём полные горсточки, - вторила Лика.
- Следующего раза не будет, - строго сказала им мать, - Я смотрю вам там было не так уж и страшно, произнесла она, глядя как меняется выражение лиц и настроение девочек.
Что-то они не договаривают, похоже я начинаю сходить с ума, - подумала несчастная женщина.
Заходя к отцу Василию в комнату, она проговорила, - Пап, сходи-ка ты за коньяком. Я так больше не могу, мне нужно выпить и срочно.
- Ты что, доченька, ты не должна пить, у тебя ведь маленькие детки.
- Да это не детки, это исчадия ада, - закрывая лицо руками ответила Люська.
Она выпила грамм двести спиртного. От алкоголя ей стало ещё хуже. Теперь болела не только душа, но и ныло всё тело. Еле оторвав отяжелевшие ноги от пола, она, пошатываясь побрела в свою комнату.
Притихшие ребятишки тихо сидели по своим углам. – Всем спать, - бросила на ходу Люська и в чём была улеглась на кровать.
28.
Тёть Нюра, ты дома? – послышалось со двора, в саду залаяла собака. В саду залаяла собака, скрипнула калитка и в дом вошла женщина лет тридцати.
- Проходи, дома конечно!
- Я вот чего пришла, - начала она, - у меня колено побаливает, может посмотришь.
- Ну конечно, проходи, садись. Я сейчас, - Нюрка домыла посуду и вышла на улицу. Стоя на крылечке, разулась и пошла по двору босыми ногами. Земля щедро делилась с ней своей силой, которая поднималась от голых ступней вверх, разливаясь по всему телу. Потом женщина, с помощью визуализации конечно, открыла над головой канал, проводящий энергию из космоса, напитала свой организм и пошла к больной, мысленно напоминая себе, не забыть бы закрыть канал после завершения сеанса. Она давно использовала этот метод, но постоянно забывала закрываться, поэтому иногда потусторонние силы попросту овладевали её сознанием и мыслями, помимо всего прочего вытягивая из неё силы, а энергия нужна была ей самой. Она вернулась в комнату к гостье и, встав возле неё, почистила чакры, как делала со всеми своими пациентами. Нюрку никто этому не учил, она жила и действовала интуитивно. Она попросила свою пациентку лечь на диван, правой рукой стала водить над поверхностью живота, собирая круговыми движениями негативную энергию, скопившуюся в информационном поле женщины. Пальцы постепенно напрягались, становясь каменными. Нюра нащупала комок энергии и потянула его в сторону, потихоньку поднимая ладонь вверх. Пациентка чувствовала, что её выворачивают наизнанку, попыталась остановить рукой происходящее, но Нюрка строгим взглядом остановила её. Через несколько минут она встряхнула над поверхностью пола, что-то шепча себе под нос, а затем всё снова повторила и так несколько раз.
- Тёть Нюр, я Вас просила колено полечить, а Вы мне все кишки наизнанку вывернули, - обиженно проговорила Вика.
- Это была только подготовка, надо же мне было снять с тебя негатив. Сейчас и колено полечу. Закончив, она спросила:
- Ну как теперь? Пошевели коленом, пройдись по комнате.
- Ой, вроде бы всё нормально!
- Ну вот, всё на месте?
- Ага! Сколько я Вам должна?
- Нисколько, - бросила Нюрка и отвернувшись вышла. После таких процедур она всегда тщательно мыла руки. Что происходит с людьми во время сеанса Нюра не знала, она лишь доверяла ощущениям своих рук. Они были индикатором её деятельности. Она могла бы и вовсе этим не заниматься, но ладони помимо её воли постоянно требовали действия. Многие люди, не смотря на протесты врачевательницы, оставляли ей продукты и другие, нужные в быту вещи.
- Раз люди снова и снова приходят, значит им помогает, - думала Нюра. Хотя многим нужны просто участие, сочувствие и внимание.


Рецензии