Таёжная история

     Яркие лучи солнца робко выглядывали из-за верхушек деревьев, пытаясь осветить новый день всеми цветами радуги. Нежно-голубое небо, словно хрупкий купол накрывало таёжный посёлок лесозаготовителей. Кристально-свежий морозный воздух звенел своей тишиной, время от времени нарушавшейся чириканьем воробьёв, извещающих жителей леспромхоза о наступлении праздника.
 
     «Март – ударный месяц в лесу!» - внезапно прозвучала в голове Гели  фраза-лозунг. Не далее как вчера вечером, на торжественном собрании, посвящённом Международному женскому дню, она прозвучала, и не раз, с трибуны – во время доклада, а затем, когда директор леспромхоза вручал Почётные грамоты и ценные подарки особо отличившимся работникам, вернее, работницам лесозаготовительного коллектива. После собрания состоялся концерт художественной самодеятельности, а затем жители посёлка с большим интересом и удовольствием посмотрели спектакль, поставленный  силами участников драматического кружка во главе с творческим руководителем дома культуры, с радостью узнавая в гриме и театрализованных костюмах своих друзей, соседей и знакомых.

     Думала ли Ангелина Павловна Свиридова пять лет назад, когда, окончив педагогический институт, приехала сюда по распределению, чтобы отработать положенные три года и вернуться в столицу края, что задержится здесь так надолго? Годы учёбы сроднили её с городом и с молодым человеком по имени Андрей. Городской парень, в которого она влюбилась сразу, как только их, первокурсников, отправили «на картошку» в дальнее село, а он, в трудные моменты всегда оказывался рядом с девушкой. Вначале они были дружны; а когда их отношения переросли в более тесные и близкие, у Гели появилась уверенность, что вскоре любимый ею Андрей сделает предложение о замужестве и, получив образование, она останется в городе. Но её планам не суждено было сбыться.  Андрей внезапно объявил, что любит другую, и о женитьбе на Геле никогда не думал.

     Будучи одной из лучших студенток, она имела право выбора места будущей работы, но представ перед комиссией по распределению, объявила о своём решении поехать в среднюю школу отдалённого леспромхоза. Вернуться в родное село, где после смерти мамы отец жил с новой женой, у неё не было ни малейшего желания.
Так, в конце августа, Геля вышла из пассажирского поезда с багажом, состоящим из двух чемоданов и нескольких коробок.  К её большому удивлению, и ещё большей радости, девушке не пришлось просить о помощи. Не успев оглядеться, она увидела, как к ней бодрым шагом подошли двое мужчин.

– Ангелина Павловна? – обратился один из них, который был помоложе.
– Да, это я, - растерянно ответила она.
– А мы вас встречаем, - широко улыбаясь, сказал второй.
– Ой, спасибо вам большое! Я так рада! А то ехала и не знала, куда идти и к кому обратиться, решив, что надо начать со школы.
– Правильно решили, Ангелина Павловна, - сказал молодой мужчина, оглядывая девушку. Невысокая, со стройной фигурой, в узких брючках, и светлой ветровке, туфлях на низком каблуке, она показалась ему Дюймовочкой. Вьющиеся светло-русые волосы, забранные в хвост, открывали лицо, с минимум косметики; серо-зелёные глаза, аккуратный прямой нос, губы, покрытые розовым блеском, привлекали естественной красотой. – Меня зовут Сергей Тимофеевич, я учитель физкультуры, - представился он. – А это мой отец Тимофей Иванович, водитель автобуса. Он рабочих на работу и с работы возит и вот к поезду, посёлок-то наш от станции за два километра находится.
– Очень приятно, - ответила Геля, радуясь тому, что прибытие в новое место оказалось совсем не страшным.
– Ну, Серёга, соловья баснями не кормят, бери-ка вещички, да пойдём уже, - сказал отец, сам взяв оба чемодана.
Геля тоже взяла две коробки, а молодой мужчина ухватил оставшийся багаж и, кивнув девушке, направился вслед за отцом.
 
     Когда автобус тронулся с места, Ангелина с интересом прильнула к окну. По обе стороны дороги сплошной стеной стоял лес. Геля снова порадовалась, что её встретили. Иначе, она и представить не могла, как бы добиралась со своим багажом до посёлка. Вскоре показались первые дома и Сергей, как опытный экскурсовод, указывая на то или иное строение, рассказывал девушке, что где расположено. Так она увидела амбулаторию, магазины, дом культуры, почту. Неожиданно, автобус остановился.

– А вот и ваш дом! – указывая на одноэтажный кирпичный дом, с двух сторон имеющий веранды, сказал Сергей Тимофеевич. Территория вокруг дома была огорожена  забором, который в дополнение делил территорию двора на две части. Всё это окинув быстрым взглядом, Геля поняла, что одна часть этого дома, ухоженная и засаженная цветами, жилая.

– Ваши соседи тоже учителя, - поймав взгляд девушки, сказал Сергей. - Так что если у вас будут какие вопросы, можете смело к ним обращаться, или к нам, - добавил он. – Мы с родителями в соседнем доме живём.

     Сергей, взяв коробки, первым направился к дому, привычным движением открыв калитку и входную дверь. Ангелина следовала за ним, Тимофей Иванович, неся чемоданы, шёл следом.

– Добро пожаловать домой! – пройдя через веранду в дом и, поставив коробки на пол, с улыбкой сказал Сергей.

     Геля молча осматривая пространство кухни, в которой оказалась впервые, довольно улыбнулась.

– Вот здесь небольшая ванная, - указывая на узкий коридорчик, который Геля и не заметила сразу, рассказывал Сергей, - рядом туалет, там дальше комната и маленькая спальня, жильё, конечно, не городское, но  довольно сносное, думаю, вам будет здесь удобно, - добавил он.

     Пройдя вглубь квартиры, девушка не могла сдерживать свои эмоции. В её глазах предательски показались слёзы. После сельского родительского дома, а затем комнаты общежития на четверых девушек и удобств в конце коридора,  эта двухкомнатная квартира с удобствами в доме на две семьи, была для молодой учительницы настоящими хоромами.  Геля, во время распределения, и подумать не могла, что ей, по приезде,  будет предоставлена отдельная жилплощадь.

– Да это настоящий дворец, Сергей Тимофеевич! – воскликнула она. – Я ведь не всегда в городе жила, поэтому, такая квартира для меня настоящий подарок!
– А печкой пользоваться умеете? У нас хоть и централизованное отопление, но оно пока не подключено, а ночи уже прохладными стали, так что придётся подтапливать, да и вода в ванной тоже дровами через титан греется, а дров я вам сейчас принесу.
– Я справлюсь, Сергей Тимофеевич! Спасибо вам большое, и вам, Тимофей Иванович! – не сдерживая эмоций, и пожав мужчинам руки, сказала девушка.
– А, может, милая девушка, вы к нам на ужин пойдёте? – спросил Тимофей Иванович. – С дороги, небось, проголодались?
– Спасибо, у  меня есть чем перекусить, и чай, и сахар с дороги остались.
– Ну, раз так, не будем вам мешать, обживайтесь, - сказал мужчина и вышел на улицу. А Сергей, затопив титан, ещё раз проинструктировал девушку как им пользоваться и, отдав новой хозяйке жилья ключи от входной двери, попрощавшись, ушёл.

     Закрыв за ними дверь, Ангелина вновь обошла всю квартиру. Испытывая невероятную радость от того, что является хозяйкой отдельной жилплощади она, засучив рукава, принялась за уборку. В квартире было всё необходимое – и тряпка, и швабра, и ведро, но самое главное, здесь во всех комнатах была мебель. В кухне был тумбовый стол, навесной шкафчик, обеденный стол с табуретами, электроплитка, на которой можно было готовить еду, не затапливая печь, чайник, и даже небольшой холодильник. В комнате стоял диван, тумба с маленьким телевизором и книжный шкаф. Совсем крохотная спаленка вмещала в себя односпальную деревянную кровать, письменный стол и двустворчатый платяной шкаф. Радость переполняла молодую учительницу, убираясь и раскладывая свои вещи с большим удовольствием, Геля не забывала подкладывать дрова в титан, ожидая, когда прогреется вода и можно будет насладиться собственной ванной. Когда с делами было покончено, Геля, в махровом халатике и с тюрбаном из полотенца на голове, пила чай с бутербродом и не верила своему счастью. Вспомнив маму, в глазах её появились слёзы, в этот момент  ей так хотелось поделиться своей радостью с любимым и родным человеком.

     За окном уже давно наступила августовская тёмная ночь. Засыпая, девушка с волнением ждала утра и знакомства с руководством школы.

     На следующий день Ангелина познакомилась со своими соседями, которые много лет назад, так же как и она, приехали на «отработку» после института, прижились, да  и остались в посёлке, родили двоих детей, завели кроликов, поставили тепличку, посадили огород,  ежегодно собирая урожай, и с удовольствием пользуясь дарами леса, которыми в изобилии каждый сезон радовала тайга.

     Спросив, кому принадлежит мебель в квартире, девушка узнала, что всё осталось от прежних хозяев, таких же молодых учителей, которые приезжали, обживаясь, кое-что приобретали, а затем, отработав свой срок, уезжали из посёлка, взяв только необходимые вещи.

     Нина Сергеевна, преподаватель английского языка, любезно проводила новую соседку в школу и представила директору, которым оказалась одетая в строгий костюм, с виду хмурая, женщина лет пятидесяти. Оглядев пронзительным взглядом новую учительницу, от чего Геля внутренне сжалась, будто воробышек, директор вздохнула и улыбнулась уголками губ.

– Ну что ж, добро пожаловать в нашу школу! Будем надеяться, что вы, Ангелина Павловна, будете работать у нас долго, - сказала она грудным голосом.
Просмотрев документы нового работника, директор убрала их в сейф и повела Ангелину знакомиться со школой. В двухэтажном здании уже почти всё было убрано, пахло свежей краской, учителя и технические работники расставляли по кабинетам мебель, цветы, которые на лето были выставлены в коридоры, развешивали на окна тюль. Директор представляла всем Ангелину Павловну,  и Геля с улыбкой старалась запомнить все лица и имена.

     Они подошли к кабинету русского языка и литературы.
– Обживайтесь, Ангелина Павловна! – громко сказала директор. Оставшись в своём новом кабинете  одна, Геля осмотревшись, осталась довольна. Всё уже было готово к началу учебного года. Даже кусочек мела лежал у доски. Не удержавшись, Ангелина взяла его в руки и красивым почерком вывела на доске «С началом учебного года, дорогие ученики!». А затем, выйдя в коридор, предложила свою помощь другим учителям, от которой те не отказались. Так состоялось её более близкое знакомство со своими новыми коллегами.
   
     Ближе к вечеру к Ангелине домой заглянул Сергей Тимофеевич с молодой женщиной, которую представил, как преподавателя физики и по совместительству свою жену. Поинтересовавшись, как устроилась приезжая, они быстро ушли.

     Так, с началом учебного года, началась новая жизнь молодой учительницы Ангелины Павловны. Получив классное руководство седьмым классом, руководитель которого находилась в отпуске по уходу за ребёнком, Геля с головой окунулась в жизнь школы и своего класса, применяя в своей работе всё то, чему научилась в институте, что познала из дополнительной литературы, выписывая в отдельную тетрадь интересный опыт педагогов разных лет. Дети сразу прониклись к молодой учительнице, что тоже не могло не радовать Ангелину Павловну.

     Автоматически войдя в состав поселковой интеллигенции, Геля была вовлечена в культурно-массовые мероприятия местного дома культуры. Она стала участницей хора, на концертах читала стихи, но самым главным её увлечением стал драматический кружок. Его участниками были учителя, медработники,  инженеры и рабочие леспромхоза.
   
***
     Вспомнив некоторые сцены из спектакля, где Геля играла главную роль, и бурные овации зрителей, щёки её вспыхнули румянцем, а по телу пробежала приятная волна гордости и восхищения не только собой, но и всеми участниками, а особенно Алексеем.

     Впервые Ангелина увидела Алексея Кириллова год назад. Забежав в продовольственный магазин перед самым закрытием, она подошла к прилавку.

– Здравствуйте, Ангелина Павловна, - нараспев поприветствовала её продавец, дородная женщина лет сорока, с кудряшками, выглядывающими из-под кокетливого кружевного кокошника, с ярко накрашенными губами и ресницами под толстым слоем туши, - чего так поздно?
– Родительское собрание затянулось, - устало ответила Геля. В это время дверь магазина широко распахнулась, и вошёл Алексей. Высокий, широкоплечий, в пушистой меховой шапке, небритый, в свитере толстой вязки и расстёгнутой куртке-аляске, он, казалось, занял всё свободное пространство небольшого частного магазинчика.
– Здравствуй, Лёш, - переключила на него внимание продавец.
– Привет, Зинаида, - ответил глухим голосом мужчина.
– Будьте добры, кусочек сыра, пачку чая с бергамотом и двести граммов конфет «Ромашка», - напомнила о себе Геля, а мужчина тем временем встал за её спиной.
– Ну, Ангелина Павловна, вы, прямо, как птичка питаетесь, - сказала Зинаида.
– Да мне и этого хватит, - ответила Геля и, рассчитавшись, поспешила на выход. Открывая дверь, она услышала глухой мужской голос.
– Буханку чёрного, водку и банку тушёнки.

     Геля обернулась и столкнулась с пронзительным взглядом мужчины. «Ну, просто леший какой-то», - подумала она и вышла в вечернюю зимнюю мглу. Выйдя из тёплого помещения магазина, Ангелина сразу почувствовала озноб. Разыгравшаяся метель укрывала скользкую дорогу лёгким снежным пухом. Геля ступала осторожно, боясь упасть, но ветер будто подталкивал девушку, чтобы она поскорее оказалась в тепле дома. Она плотнее приткнула шарф к шее и мечтала только о том, чтобы скорее оказаться в своей уютной квартирке, заварить свежий ароматный чай и, грея пальцы о чашку, пить его с конфетами. Когда до дома оставались считанные шаги, девушка всё же поскользнулась и упала.

– Вы сильно ушиблись? – подбегая к ней, спросил Кириллов. Геля от неожиданности вздрогнула и на какой-то миг забыла о падении. Мужчина, подняв девушку на ноги, словно пушинку, уже отряхивал её пуховик от снега, а она, испытывая неловкость, пыталась отстраниться от него.
– Всё в порядке, спасибо, - сказала она и, прихрамывая пошла дальше.
– Давайте, я вас доведу до дома, тем более, он совсем рядом, - беря девушку под руку, - предложил Кириллов.
– А откуда вы знаете, где я живу? – удивилась Геля, стесняясь от того, что мужчина держит её руку.
– Да кто же не знает «учительский» дом, где живёт молодая учительница Ангелина Павловна Свиридова, - пытаясь улыбнуться, сказал мужчина. – Что же это, девушка, вы снег совсем не чистите? – с трудом протискиваясь через калитку, занесённую снегом, спросил он.
– Я чищу, честно, только снег выпадает быстрее, чем я успеваю его убирать, - ответила Геля.
– Ну, снег это дело поправимое! Сейчас посмотрим вашу ногу, а затем я разберусь с ним! – всё ещё поддерживая Ангелину под руку, следуя позади её по узкой и горбатой тропке, бодро сказал мужчина.
– Нет-нет, что вы! Ничего не надо, я сама справлюсь! – высвободив  свою руку и, открывая входную дверь, ответила она.
Геля включила свет на веранде, а затем и в кухне, после чего с облегчением присела на табурет, разглядывая коленку. Тёплые колготки были целы, и это успокоило девушку.
– Ну вот, всё в порядке! – бодро сказала она. – Только немного пощипывает.
– Видимо, ссадину вы всё же получили, - сказал Алексей.
– Как говорила моя мама, до свадьбы заживёт! – сказала Ангелина.
– Мама всегда права! А почему в прошедшем времени?
– Потому что мамы больше нет, - с грустью ответила девушка.
– Простите, - ответил Кириллов. – А лопата у вас где?
– На веранде, у выхода, а вам зачем?
– Я же обещал почистить вашу дорожку.
– Нет-нет! Давайте лучше я своего спасителя чаем угощу! Или вы предпочитаете что-то покрепче? - вспомнив, что Кириллов покупал в магазине водку, спросила она.
– Нет, лучше чай, давно я не пил чай в такой уютной кухне, -  вздохнув, сказал Алексей и, оставив пакет с продуктами на табурете, вышел на улицу. Геля поставила на плиту чайник и выглянула в окно. Мужчина раскалывал утрамбованный снег и откидывал его в сторону. Девушка заварила чай, нарезала сыр и выложила конфеты в вазочку. В будние дни она питалась в школе, только на ужин покупала себе сыр или колбасу и пила чай с бутербродами. Но в выходные Ангелина всегда баловала себя домашними блюдами: пекла блинчики или оладьи, варила супы или борщ, делала котлеты или голубцы, вспоминая всё, чему её научила мама.
– Ну, всё, хозяйка, дело сделано! – снимая шапку, сказал вошедший Кириллов.
– Спасибо вам, Алексей!
– Да не за что, Ангелина Павловна! А ведь я вам не представлялся!
– А я ваше имя в магазине услышала.
– Понятно, вы внимательная.
– Ну что же вы стоите, присаживайтесь, - сказала Геля и налила Кириллову чай. Он снял куртку и присел к столу. Она поставила перед ним вазочку с конфетами и сыр. – Угощайтесь!
– Спасибо, Ангелина Павловна!
– Да не называйте вы меня по отчеству! Мне даже неловко! Я ведь намного младше вас! – сказала Геля. 
– Да и я не особо старый, мне всего-то тридцать шесть! – усмехнувшись, сказал гость.
– А десять лет разницы для вас ничего не значат? – спросила Ангелина, хотя сама была крайне удивлена, полагая, что Алексею не меньше, чем сорок пять. После работы на улице его волосы ещё больше взлохматились, двухнедельная щетина скрывала почти всё лицо, и только лучистые серые глаза выдавали в нём молодого мужчину.
– Всего-то десять лет! Пролетели, будто и не было, - с грустью сказал Кириллов, и Геля поняла, что его воспоминания коснулись самого печального периода жизни.
Незадолго до приезда Гели  в Таёжный, в семье Кирилловых случилась большая трагедия. Соседские мальчишки, взяв из дома ружьё отца-охотника, вынесли оружие во двор и во время игры застрелили шестилетнего сына Алексея. Его жена, не справившись с потерей ребёнка, лишила себя жизни. А он, обвиняя себя в том, что не досмотрел, не удержал, замкнулся, стал угрюмым, перестал общаться с людьми и, словно робот, ежедневно ходил на работу, исполнял свои обязанности, обедал, не чувствуя вкуса еды, снова продолжал работать, выполняя план по лесозаготовкам, получал за это премии и грамоты, но жизнь для него утратила всякий смысл.
– Алексей, пейте чай, а то совсем остынет, -  пытаясь вернуть его из прошлого, сказала Геля. Он, словно очнувшись, пристально посмотрел на девушку.
– Пожалуй, я пойду, спасибо за угощение, - поднимаясь из-за стола, сказал гость. И Ангелина не нашлась, что ему ответить.

     Весь следующий день образ Алексея преследовал её. Она старалась представить его подстриженным, гладковыбритым, в светлой рубашке и, непременно, улыбающимся, и чтобы в его глазах сияла радость, а не таилась грусть.

     Возвращаясь вечером домой, она издалека заметила у своей калитки знакомую фигуру. Сердце начало метаться, ища место, где ему остановиться, а ноги, словно ватные, перестали слушаться хозяйку. Алексей заметил Ангелину и пошёл ей навстречу.

– Здравствуйте, Ангелина!
– Добрый вечер, Алексей!
– А я вот пришёл у вас снег почистить, а хозяйки ещё нет! – улыбаясь, сказал он.
– Ой, да что вы, Алексей, мне неудобно! Я сама! – смутилась Геля, но в душе порадовалась его улыбке и тому, что вновь его видит.
– Да знаю я, как вы сама! – улыбнулся Алексей. – Вы лучше чайник поставьте, а я пока поработаю! – сказал Алексей и достал из кармана пакетик с конфетами «Ромашка».
– Это мамины любимые, прижимая конфеты к груди, - сказала Ангелина. – Да здесь после вчерашнего и снега-то нет, - оглядывая дорожку к крыльцу, добавила она.
– Тогда я только подмету немного, - ответил Алексей, взяв на веранде метлу из берёзовых прутьев.

     Через некоторое время они пили чай. Неловкость заполнила пространство кухни. Ангелину смущало присутствие взрослого мужчины, а Кириллов чувствовал себя слоном в посудной лавке, придя к девушке без приглашения. Быстро выпив чай, он поднялся и, попрощавшись, покинул уютный дом.
 
     Выходя на улицу, он вынес с веранды лопату и метлу на крыльцо.
Только утром Ангелина заметила инструменты и, усмехнувшись, не стала их возвращать на место, а в приподнятом настроении пошла на работу.
Время от времени Геля замечала, что в её отсутствие снег во дворе убирается, конечно, она знала, чьих это рук дело. И встречаясь случайно с Алексеем на улицах посёлка, всегда благодарила его за помощь.

     Изредка Алексей приходил в выходные дни, и тогда Ангелина приглашала его на обед. В дальнейшем, их воскресные обеды стали происходить всё чаще. Алексей уже стал называть Гелю на «ты», а она всё ещё продолжала ему «выкать». Он регулярно делал ей замечания, а она, отшучиваясь, говорила, что всему своё время.

     Время летело стремительно. Уже метели умчались в дальние северные края, и весна-красна  растопила снега, освободила реки ото льдов, распушила ели и сосны, разбудила лиственные деревья, на которых тут же проснулись  и набухли почки, с каждым днём выставляя на волю липкую зелень новых листьев, до тех пор, пока они не раскрылись во всей своей красе.

     В один из таких солнечных воскресных дней к Ангелине пришёл Кириллов. Она заканчивала приготовление обеда и не сразу заметила, как он вошёл во двор, и только его стук в дверь, заставил её вздрогнуть.

     В первый миг Ангелина не узнала Алексея. Чисто выбритый, в демисезонном кепи и кожаной куртке, в расстёгнутом вороте которой виднелся джемпер цвета кофе, в новых чёрных джинсах и такого же цвета начищенных полуботинках, он был совсем не похож на того Кириллова, к которому она уже так привыкла.

– Алексей? – удивлённо спросила Ангелина.
– Здравствуй, Геля! – широко улыбнувшись, сказал он. – А вы, девушка, кого-то другого ждали?
– Нет, не ждала, - сказала она. – Вы сегодня такой….необыкновенный, - не сразу подобрав слово, добавила Геля.
– Да вот, решил привести себя в порядок, а то хожу, как леший какой. И Ангелина улыбнулась, вспомнив, что сама, впервые увидев Кириллова, сравнила его с этим лесным жителем.
Проходя в кухню, он поставил на табурет пакет.
– Это тебе гостинец из леса, - сказал гость.
– Из леса? А что там? – заглядывая в пакет, спросила девушка.
– Заяц и глухарь, всё уже почищено и разделано, так что тебе осталось только вымочить хорошенько в воде и приготовить, зайца лучше в сметане, а глухаря с большим количеством лука и специй.
– Ой, я такого никогда не готовила и не ела, надеюсь, вы мне поможете?
– С удовольствием помогу! По аромату слышу, что сегодня ты уже обед приготовила, так что можно перенести на следующий выходной, а сейчас всё убери в морозилку, - посоветовал он.
– Да, у меня сегодня суп с фрикадельками, будете? – спросила Геля.
– А ты сама уже обедала? – спросил Алексей.
– Нет, не успела ещё, - ответила хозяйка.
– Тогда с радостью отведаю твоего супчика! Но вообще-то я пришёл пригласить тебя на прогулку, - добавил он.
– На прогулку? – оглянувшись на него от плиты, где уже разливала в тарелки суп, спросила Ангелина.
– Да, сегодня такая погода чудесная! – сказал Алексей, снимая куртку.
– Я с удовольствием прогуляюсь, Алексей. А сейчас идите мыть руки, - сказала девушка.

     Алексей ел с аппетитом, чему Ангелина была рада. Он не в первый раз обедал у девушки, и каждый раз расхваливал её кулинарные способности. Девушка любовалась мужчиной. В новом облике он очень понравился ей, помолодевший лет на десять, Алексей теперь казался ей ровесником, с которым она перестала чувствовать неловкость от разницы в возрасте.

     В каждый свой приход Кириллов приносил девушке гостинцы. Это были или конфеты, или печенье к чаю, иногда это была пачка чая и банка сгущённого молока с батоном из белой пшеничной муки, которые пекли в поселковой пекарне, и вкуснее этого хлеба, как казалось Ангелине, она ничего не ела. А вот целый пакет мяса, он принёс ей впервые.

– Алексей, вы меня так удивили своим новым обликом, и таким таёжным гостинцем, что я даже забыла поблагодарить вас, - сказала Ангелина, когда уже убирала со стола тарелки и наливала в чашки чай.
– А я буду рад, если тебе понравится моя стряпня! – с улыбкой сказал он. – Это и будет лучшая твоя благодарность!
– Вы так говорите, что мне уже сейчас хочется приступить к приготовлению чего-нибудь лесного!
– Э, нет, девушка! Сейчас мы пойдём гулять! – отставляя пустую чашку, сказал гость.
– Хорошо, тогда я бегу переодеваться, - сказала Геля и скрылась в спальне.      
Они шли по улицам посёлка, не касаясь друг друга. Шедшие им навстречу жители Таёжного, провожали пару добрыми и улыбчивыми взглядами. Геля и смущалась, и радовалась одновременно, только искоса поглядывая на Алексея, видела, что и он в эти минуты испытывает те же чувства. Они и раньше ходили вместе, то Алексей, якобы случайно, встречал Ангелину после школы, то специально ждал в бильярдной дома культуры, пока закончится репетиция и провожал девушку до дома, но вот так пригласить прогуляться по посёлку среди белого дня, он отважился в первый раз.
– А пойдём к реке? – предложил Алексей.
– Пошли, - ответила Геля.

     Они направились к крайним домам посёлка, от которых вела дорога к реке, а за ней начиналась трасса к делянкам леспромхоза.
 
     Остановившись на середине моста, Геля и Алексей молчали, они смотрели вдаль и не могли оторвать глаз от ярко-коричневой воды с белой  пеной. Река разлилась во всей своей красе. Песчаный пляж, в жаркое лето всегда заполненный ребятнёй, и деревянные мостики, место местных рыбаков, всё было укрыто толщей воды. Деревья, обрамляющие реку, словно росли из неё, склоняя свои стволы и ветви низко к блестящей глади, отражаясь в ней, словно в зеркале. Ярко светило солнце, белые облака, проплывая по бирюзовому небу, так же отражались на поверхности воды и добавляли своих красок в общую картину.

     Под мостом река, сужаясь в отведённом ей пространстве, бурлила и несла свои воды далеко, к северному морю, внося свой вклад в мировой океан.
– Мне очень нравится здесь бывать, - нарушила молчание Ангелина. Через год работы в школе, к её подросшим семиклашкам вернулась их учительница, а Ангелина стала «классной мамой» пятиклашек, с которыми вот уже три года подряд приходила сюда, к реке, чтобы весёлыми играми, конкурсами и обедом на природе отметить окончание учебного года.
– А я вот, каждый день проезжая по этому мосту, уже и не замечаю всей этой красоты, - глухо сказал Алексей. – Вернее, давно не замечал, а вот сегодня увидел вновь. Красиво у нас, правда? – спросил он.
– Очень красиво, Алексей!- боясь взглянуть на мужчину, сказала Геля, так и не отводя взгляда от реки. – А вы мне никогда не рассказывали о своей работе.
– А что о ней рассказывать, работа есть работа. Лес заготавливаем, не только для нашей страны, но и за рубеж отправляем.
– Алексей, надо вас к нам на классный час пригласить, чтобы вы детям рассказали о своей работе, - предложила Геля.
– Геля, да что ты такое придумала? У нас в каждой семье дети знают, чем их родители занимаются, так что им это будет совсем не интересно! – пылко ответил Алексей. - Ты не замёрзла? – тут же спросил он, взяв ладошку Ангелины в свою тёплую ладонь.
– Если честно, то замёрзла, пойдёмте обратно?
– Пошли скорее, а то твои ученики не простят мне, если их учительница заболеет! – с улыбкой сказал он.
– Не знаю-не знаю, может, рады будут, если уроки отменят! – весело ответила Геля и поспешила за Алексеем, который, так и не отпускал её руку.
Уже дойдя до дома Ангелины, он, открыв калитку, пропустил девушку вперёд.
– До встречи? – спросил он.
– До свидания, Алексей! И спасибо за прогулку, и ещё раз за гостинцы, - сказала Ангелина.

     Придя домой, она, укутавшись пледом, прилегла на диван. Вспоминая каждое мгновение состоявшейся прогулки, Геля с трепетом осознавала, что Алексей именно тот мужчина, с которым ей хочется находиться всегда вместе.

     Чем дольше Алексей общался с Ангелиной, тем больше привыкал к девушке. Она стала уже частью его жизни. Где бы он ни был, на работе, или дома, он думал о ней, он мечтал обладать девушкой, но боялся быть напористым, чтобы не испугать её. Кириллов никак не мог решиться на откровенный разговор с Ангелиной, и даже представить не мог, как она ждала от него самых дорогих и заветных слов.

     С наступлением летних каникул, по окончанию школы, старшеклассники, по договору с лесничеством, ежегодно выезжали в лес высаживать на отработанные делянки саженцы хвойных пород, тем самым восполняя потери леса после вырубки.
Ангелина Павловна со своим классом работала усердно, стараясь аккуратно посадить каждый саженец так, чтобы он принялся, и через много лет вырос в большое дерево.

     После выполненной нормы, до приезда автобуса, школьников кормили в рабочей столовой-котлопункте, расположенной в лесу. Когда дети, получив свои порции, вышли из душного помещения, чтобы пообедать на свежем воздухе, повариха, ставя тарелку с гречневой кашей и гуляшом перед учительницей, задержала на ней взгляд.

– Послушай, Гелька, отстань от Лёшки! Он – мой!
– О чём вы? – опешив от грубости, спросила Ангелина.
– А то сама не знаешь! Любовь у нас с ним, и мои пацаны его уже за папку считают!
– Я ничего не знаю и знать не хочу! – твёрдо ответила Ангелина и почувствовала, как её щёки вспыхнули румянцем. Женщина была ей неприятна. Лет сорока, полная, неухоженная, в фартуке и колпаке не первой свежести, она ухмылялась, нагло рассматривая Ангелину.
– И что он в тебе нашёл, пигалица?
– Я вам не пигалица, и разговаривать с вами в таком тоне не намерена, - сказала Ангелина, с трудом сдерживая слёзы. Не притронувшись к тарелке, Геля быстро вышла из помещения. Присев на поваленное дерево, поодаль от сколоченных стола и лавок, где её ученики с аппетитом ели кашу, Геля с трудом перевела дух и постаралась успокоиться. То, что ей сказала эта женщина, больно резануло душу. Геля и подумать не могла, что у Алексея может быть с кем-то любовная связь, и в то же время допускала, что молодой мужчина может встречаться с женщиной, но только не с Антониной, слава о которой в посёлке была совсем не лестная. Комок тошноты подкатил к горлу и, набрав полные лёгкие таёжного воздуха, Геля поднялась и вошла в лес. Она набрала целый букет брусничных листьев для чая, тем самым стараясь отвлечь себя от невесёлых мыслей.

     В этот же вечер Алексей пришёл к Ангелине.  После того, как началась весна, и снег растаял, Алексей старался придумывать разные поводы, чтобы видеться с Гелей. Он чувствовал, что она ещё скованно общается с ним, и боялся вспугнуть её натиском своих чувств, а то, что он уже не представлял дальнейшей жизни без встреч с нею, Алексей знал наверняка.

– Здравствуй, Геля!
– Добрый вечер, Алексей, - ответила на его приветствие Ангелина, стараясь не смотреть в глаза мужчине.
– А я тебе машину дров выписал, постепенно расколю и уложу, и будешь к следующей зиме готова!
– Незачем, Алексей, я бы и сама занялась этим вопросом, - сухо ответила Геля. – А вам есть о ком беспокоиться.
– Ты это о чём, вернее, о ком? – обескураженно спросил Кириллов, и Ангелине показалось, что он удивился искренне.
– Ну как же, у вас, говорят, семья имеется, - отвернувшись к окну, сказала она.
– Ничего не понимаю, какая семья? О моей семье ты всё знаешь, а другую я не заводил! – возмутился Алексей. – И кто тебе сказал такую глупость?
– Не знаю, глупость или нет, но мне обо всём рассказала сама Антонина. И я выглядела, как дура, даже не знала, что ей ответить, - боясь, что снова может расплакаться, так и не поворачиваясь к нему, сказала Геля.
– Ах, вот оно что…
– Значит, всё правда? – оглянувшись на него, спросила Геля.
– Да что ты, девочка моя, - впервые так ласково назвал он Гелю и, подойдя ближе, ладонями приобнял её за плечи. Повернувшись боком, Ангелина избавилась от объятий.  – Да как ты могла подумать-то такое? – горячо воскликнул Кириллов. - Она моя соседка, вот и обращается иногда с просьбами что-нибудь починить, а в благодарность пирожками меня кормит. Правда, навязчивая она, иногда и слишком, но я ей сразу сказал, чтобы больше, чем на соседские отношения, она не рассчитывала. А после того, как с тобой начал общаться, то вообще её редко вижу, да и на другом участке работаю, а там у нас свой котлопункт.
– Алексей, вам пора, мне завтра рано вставать, - вздохнув, сказала Ангелина.
– Гонишь меня? – исподлобья взглянув на девушку, спросил Кириллов.
– Я не хочу быть объектом сплетен в посёлке, - ответила она и, приоткрыв дверь, встала в ожидании ухода Алексея.
– Геля, пойми, мне кроме тебя никто не нужен! – выкрикнул Алексей и резко покинул этот некогда гостеприимный дом.

     После ухода Кириллова, Ангелина бросилась на диван и, уткнувшись в подушку, дала волю слезам. Вновь и вновь она перебирала в памяти их разговор, вспомнив, что он впервые назвал её «своей девочкой» стало ещё больнее, она испугалась, что выгнав Алексея, могла потерять его навсегда. Кто она для него? Молодая девчонка, витающая между реальной жизнью и жизнью литературных героев, которых с большим удовольствием обсуждала с учениками и, с недавних пор, с Алексеем. А ему нужна семья, хозяйка в доме. Хотя, какая хозяйка Антонина, Геля убедилась сама. Оглядев убранство своей уютной квартиры, Геля осталась довольна. Придраться было не к чему, да и готовила она вкусно. Во всяком случае, Алексей всегда нахваливал её обеды, если она приглашала его в выходной день в гости. А, может, он врал, чтобы не обидеть хозяйку? Нет, он не мог, он всегда говорит искренне, убедила она себя и уснула.

     На следующий день, чтобы не обедать у Антонины, Ангелина взяла с собой бутерброды и термос с чаем. А вечером от соседей узнала, что сын Антонины сломал ногу и Алексей повёз его в городской травмпункт.

– Антонина сказала, что её мальчишки Алексея отцом считают, - стараясь сдержать свои эмоции, как можно равнодушнее сказала Ангелина.
– Ой, ну насмешили, Ангелина Павловна! – воскликнула соседка. – Отец мальчишек живёт на соседней улице, и они об этом прекрасно знают! А Антонина просто завидует вашей молодости и красоте, и неудивительно, что Алексей дружит с вами, а не с ней.
– Нина Сергеевна, скажите, а о нашей дружбе с Алексеем, наверное, весь посёлок знает?
– Конечно, знают все, Гелечка, - ласково сказала соседка. – Вы прекрасная пара.
– Пара? – удивлённо спросила Ангелина.
– А как иначе? У нас всё на виду, и в горести, и в радости, все вместе.
– Спасибо, Нина Сергеевна, спокойной ночи вам!
– И тебе, Гелечка, сладких снов! – пожелала соседка.
Слова Нины Сергеевны немного успокоили душу Ангелины, но она никак не могла понять, как ей дальше вести себя с Алексеем.
Укладываясь спать, она услышала аккуратный стук в дверь. Ангелина была уверена, что это Алексей, но так поздно он никогда не приходил к ней.
Выходя на веранду, она услышала женский голос.
– Ангелина Пална, откройте! Это Антонина.
– Что случилось? – быстро открыв дверь, спросила Геля.
– Да ничего не случилось, извиниться я к вам пришла, - устало проговорила женщина.
– Ни к чему всё это, - сухо ответила Ангелина.
– Ещё как к чему, - входя без разрешения, сказала Антонина. – Я вот тебе вчера глупостей наговорила, а сегодня мой Санька ногу сломал. Неспроста всё это, не зря говорят, что дети за грехи родителей отвечают. Вот соврала я тебе, а мой малец теперь в гипсе.
 – Антонина, не говорите ерунды, мальчишки бегают, толкаются и падают, никто не застрахован от переломов.
– А я вот думаю, что всё из-за моего вранья и скверного характера. Нет у меня ничего с Лёшкой. Конечно, мне бы очень хотелось сойтись с ним, да только он толстокожий, ничем его не проймёшь, никаких моих намёков не понимает, или делает вид, что не понимает. Так что живи спокойно, любись с Лёшкой, он и правда замечательный, и заслужил себе счастье. А ты ему очень подходишь.
– Спасибо, что одобрили, - с сарказмом проговорила Ангелина,- но я в ваших советах не нуждаюсь.
– Да ладно, не обижайся, вот, возьми, - протягивая ей пакетик с «Ромашкой», сказала повариха. - Знаю, что вино не пьёшь, а эти конфеты любишь.
– Откуда такая информация? – с интересом спросила Ангелина.
– Да Зинка, подруга моя, подсказала, - ответила она и повернулась к выходу.
– Постойте, Антонина, извинения я ваши принимаю, а вот конфеты заберите, отдайте своему сыну, пусть поскорее поправляется, - уже мягче сказала Геля.
– Ну, раз так, заберу, конечно, - сказала женщина и шагнула на крыльцо. – Спокойной ночи, Ангелина Пална, - удаляясь к калитке, добавила она.
– Спокойной ночи, - закрывая дверь за визитёршей, ответила Геля.

     В эту ночь она долго не могла уснуть, вновь и вновь вспоминая объяснения Кириллова и его резкий уход, в котором винила только себя.

     Несколько дней Ангелина ничего не знала об Алексее. Он не приходил, а она, возвращаясь из леса, наскоро приготовив себе еду, ужинала и засыпала.

     В очередной обед на свежем воздухе к ней подошла Антонина.
– Ангелина Пална, вы на диете, или на меня обижаетесь? – спросила она, ставя перед учительницей тарелку с пирожками и стакан чая. – Угощайтесь.
– Спасибо, Антонина, не обижаюсь, - взяв пирожок и откусив его, - ответила Геля.
– Скучаешь по своему-то? – как молнией резанул вопрос Антонины.
– Никакой он не мой, - ответила Геля, с трудом сдерживая себя от расспросов.
– Да ладно, всё же обижаешься, - сказала повариха. – А я ещё удивилась, чего это он мне ключи от квартиры оставил, а не тебе, а он сказал, что тебе не по пути заходить. Да что мне, трудно что ли один его кактус полить, хоть ничего с его колючкой не будет и без воды!
– Да я и не была у него никогда, - сказала Ангелина и сама испугалась, что произнесла свои мысли вслух.
– И то правда, он всё к тебе бегает, а к себе, видимо, не может пока тебя привести, после Ирки ничего не меняет. Любил он её очень, да и пацана тоже, души в них не чаял. Ну, ничего, месяц скоро пролетит, вернётся.
– Месяц? – вырвалось у Гели.   
– А он что, не сказал тебе на сколько уезжает?
– Не сказал.
– Ну, видимо, не успел, быстро собирался, как-то командировка его срочно организовалась. В областной центр поехал, какую-то новую технику леспромхоз получил, вот и отправили Лёшку учиться. Да только зачем ему квалификацию повышать, у него и так высшее образование.
«Вот так, из нескольких фраз Антонины, я узнала об Алексее больше, чем от него самого за всё время нашего знакомства», - подумала Геля.
– Спасибо за пирожки, - сказала она.
– Да на здоровье, - ответила Антонина и поднялась, заметив, что к котлопункту приближается бригада рабочих.

     После разговора с Антониной Геля загрустила. Работа по посадке саженцев подходила к концу, и у Ангелины начинался отпуск. Остаток лета она планировала провести в родном селе, и билеты были куплены заранее. Решив ничего не менять, Геля собрала вещи, гостинцы с подарками и уехала к отцу.

     В первый день она навестила могилу мамы, а затем окунулась в сельскую жизнь, с её заботами, хлопотами и делами. Радуясь тёплому лету, она с удовольствием работала в огороде, с подругой детства бегала на озеро купаться и загорать, а также в лес за ягодами. Вечерами, засыпая с мыслями об Алексее, сожалела, что не знает номера его телефона. Решив, что эта разлука, возможно, полезна им обоим, Геля успокоилась и с удовольствием провела остаток отпуска в родных местах.
   
     С большим желанием возвращалась Геля в Таёжный, она уже давно поняла, что её дом теперь здесь, и никуда она отсюда не уедет. С волнением она ждала встречи с Алексеем. И вечером, первого сентября он пришёл к ней с букетом астр.

– С праздником, дорогая учительница! – сказал он, входя в дом сам, не дождавшись, когда Геля откроет дверь на его стук.
– Алексей! Как я рада тебя видеть! – воскликнула Ангелина, даже не поняв в первый миг, что перешла на «ты».
– Я соскучился, - сказал он, пытаясь обнять девушку. Приняв цветы, она ловко вывернулась из его объятий и поставила астры в вазу. Ученики утром подарили ей много букетов, но этот был для Гели самым дорогим и ценным.
– Я тоже скучала, Алексей, и очень рада нашей встрече, - сказала она и поставила на плиту чайник.
– А я думал, ты обиделась и забыла обо мне.
– Нет, не забыла и очень рада, что ты пришёл сегодня.
– А я очень рад, что ты перешла на «ты».
– Это от избытка чувств, я и сама не заметила.
– Геля, а давай, в выходные за грибами пойдём, их в этом году видимо-невидимо!
– Ой, с удовольствием! Я очень люблю грибы собирать!
– А мариновать умеешь?
– Честно признаться сама не пробовала, но тетрадь с мамиными рецептами у меня есть, и я постараюсь сделать, как мама.
– Будет очень интересно попробовать.

     Как и собирались, Ангелина с Алексеем отправились в лес за грибами. Осень благодатное время года, и природа одаривает человека своими богатствами. Вот и жители Таёжного старались успеть сделать запасы на зиму. Собирали грибы, солили, сушили, мариновали их; собирали ягоды: чернику, бруснику, клюкву, чтобы долгой морозной зимой было чем угоститься и полакомиться.

     Ангелина с удовольствием делала заготовки, а Алексей всегда был рядом и помогал ей.

     Оставаясь одна, Геля задавалась вопросом, кто она для Алексея, какие чувства он к ней испытывает, и удивлялась его нерешительности. То, что ему рядом с ней хорошо, она не сомневалась, но и подталкивать его к решительным действиям она не осмеливалась, не зная его истинных намерений.

     Осень пролетела быстро. Наступила зима, и начались приготовления к встрече Нового года. И в школе, и в Доме культуры активно шли репетиции представлений. Алексей продолжал встречать её из школы или дома культуры, но все уговоры Ангелины принять участие самому в новогоднем спектакле не увенчались успехом. Но он с удовольствием откликнулся на приглашение Ангелины встречать новый год в доме культуры с участниками представления и членами их семей, где в разгар новогодней ночи даже согласился примерить костюм Деда Мороза. Всё чаще и чаще Ангелина видела улыбку на лице Кириллова, чему была рада.

     А после новогодних гуляний предстояло начинать подготовку к очередным праздникам, в том числе и к восьмому марта. 

***
     Когда было решено поставить одну из пьес современных авторов, участники драмкружка, ознакомившись с текстом, сразу же распределили роли. Оставалась одна, мужская, и Геля, не раздумывая, сразу решила, что её должен сыграть Алексей, он, как никто другой, больше всего подходил под образ персонажа. Ангелина предполагала, что уговорить Кириллова будет сложно, но всё же решила попробовать.

– Да ни за что! Вот ещё придумала! – взорвался Алексей, как только Ангелина озвучила ему предложение принять участие в постановке.
– Алексей, ты не представляешь, как будет интересно! Мы подберём грим, костюмы, изготовим декорации!
– Вот-вот, с декорациями я вам с удовольствием помогу, но на сцену выйти, ни-ни, я что клоун какой?
– Ну почему сразу клоун?
– Да потому, что все смеяться будут, а мне, сама понимаешь, не до смеха.
– Алексей, тебя все уважают, и с радостью одобрят твоё участие в спектакле.
– И не уговаривай, Ангелина, не буду, - глухо ответил Кириллов, нахмурив брови.
– Алексей, я тебя очень прошу. Думаешь, мне не страшно выступать? Я ведь подумала, что ты меня поддержишь, по пьесе ты мой главный партнёр.
– Ну, если так, я подумаю, - смягчился Кириллов.
– Подумай, Алексей, но недолго, потому что времени совсем немного, будем репетировать почти каждый вечер.
– Ну, если я каждый вечер тебя буду провожать, тогда согласен, - ухмыльнулся Кириллов, - но не уверен, что из твоей затеи что-то получится. А кто ещё будет принимать участие? – спросил он, и Геля назвала ему участников драмкружка, среди которых были учителя, фельдшер, председатель профкома, инженерно-технические работники леспромхоза. Услышав знакомые фамилии, Алексей подтвердил своё согласие.

     Когда он пришёл на первую репетицию, то сразу принял слова одобрения драмкружковцев. После первой читки по ролям, он успокоился и, поглядывая на Ангелину, удивлялся, как могла эта молодая девушка изменить его жизнь.

     Теперь каждый вечер Кириллов с удовольствием направлялся в дом культуры. Репетиции проходили бурно, весело и интересно. Репетировали отдельные сцены, обговаривали костюмы, декорации, распределяли, кто и чем будет заниматься. Так пролетело время, и пришёл день праздничных мероприятий. 

***
     После спектакля все переместились в фойе дома культуры, где уже началась танцевальная программа. Артисты были возбуждены и счастливы, и сразу же оказались в центре внимания танцующих. Алексей обнимал Ангелину. Зазвучала медленная мелодия, и они начали танцевать, покачиваясь в такт музыки. Ангелина растворялась в его мягких и нежных объятиях, и ей хотелось, чтобы этот вечер и этот танец длились бесконечно долго. Но музыка смолкла, а Алексей так и не разжимал своих рук.

– Люблю тебя, - сказал он, наклонившись к уху девушки.
– И я тебя люблю, - ответила Геля шёпотом.
– Пойдёшь за меня? – крепко прижимая Ангелину к себе, спросил он.
– Пойду! – не отводя от него глаз, ответила она.
Об их романе уже давно знал весь посёлок. И при случае, и стар, и млад, интересовались у каждой стороны, когда же свадьба.
– Она согласна! – подхватив Ангелину на руки и, закружив её в центре зала, прокричал Алексей. А Ангелина, крепко обняв его мускулистую шею, звонко смеялась.
– Конечно, согласна! – сказала она, когда почувствовала под ногами пол. – Потому что ты самый смелый, самый сильный, самый мужественный, самый-самый… любимый!

     В этот вечер Алексей провожал Ангелину, не стесняясь, нежно обнимая за плечи. А она, склонив к нему голову, боялась утонуть в своём счастье.
 
     Они долго целовались у калитки, но домой Ангелина Алексея не пустила.
– До завтра, Лёшенька, - ласково сказала она. – Сегодня я так счастлива, что мне надо побыть одной.  А завтра я тебя жду на обед.
– Значит, сегодня я останусь без чая? – с улыбкой спросил он, и Ангелина была рада, что он на неё не обиделся.

***
     Геля ещё немного полежала и решила, что пора вставать и приступать к приготовлению праздничного обеда. Через некоторое время, приведя себя в порядок, она заварила чай и испекла гренки к завтраку. Глянув в окно, Ангелина увидела Алексея с большим букетом тюльпанов и выбежала на веранду, чтобы открыть ему дверь.
 
– Извини, я не мог ждать до обеда, с праздником тебя! – целуя девушку в губы, - сказал он.
 
***
     Свадьбу гуляли весело и шумно в школьной столовой.

     За неделю до торжества, руководитель леспромхоза, на общем собрании коллектива, вручил Алексею Сергеевичу Кириллову, как передовику производства, ключи от нового коттеджа, куда он и привёл молодую жену. А через год Ангелина подарила своему любимому мужу сына-богатыря.

Фото автора.


Рецензии
Знаешь, рассказ понравился своей простотой доходчивостью, правдивостью. Самое главное, какие раньше были люди, сейчас таких нет и уже не будет, разве что в рассказах. С уважением, здоровья успехов. Борис.

Борис Бабкин   08.12.2019 21:52     Заявить о нарушении
Сердечно благодарю Вас, Борис!
Так и есть! Писала с реальных людей...
Вам крепкого здоровья, бодрости духа и отличного настроения!
С уважением, Т.

Татьяна Микулич   08.12.2019 22:20   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.