Последние из марсиан. Часть 01

 

Последние десятилетия климат на Марсе резко менялся: летом становилось всё жарче,   зима удивляла необычным теплом, а влажность воздуха зашкаливала за все  допустимые нормы. В новостях только и говорили о парниковом эффекте. Но как исправить  происходящее на планете никто не знал. Даже сверхновые технологии были бессильны вернуть всё на круги своя. Леса  гибли, водоёмы мелели, океан, омывавший пять материков, ещё оставался незыблемым, но частые марсотрясения вызывали многочисленные  цунами и  жители  городов были вынуждены всё дальше отодвигать свои жилища вглубь материков.

Однако Клоду повезло.  Он жил там  где ещё  можно было  любоваться морским простором, где над гигантскими  тёмно-синими  волнами   парили розовые  морские птицы. Они,  с громадным   размахом  крыльев,  завораживали. Казалось,  что над водной синью колышется розовое покрывало.  Клоду нравилось наблюдать за ними, поэтому, возвращаясь домой  после работы, он всегда не торопясь шёл по променаде вдоль  берега.

Этот вечер ничем не отличался от остальных и марсианин,  как всегда, остановился и,  как и многие другие прохожие,  засмотрелся,   как солнце "играет"  лучами, прежде чем спрятаться  за горизонт,  и дать жителям планеты, отдохнуть после трудового дня. Фиолетовые  облака, гонимые ветром,  иногда закрывали светило, создавая коллажи разноцветья по всему небосводу и заставляя "искриться" перья  розовых птиц.

Темнота наступала   внезапно, но её  рассеивали мощные светильники, встроенные в бордюры дорог и тротуаров. И можно было  не торопиться   домой, так как  становилось  светло,  как днем.  Частично и морское пространство  озарялось  искусственным освещением,  которое в каскаде брызг, возникавших от   волн, разбивавшихся о скалистые заграждения, "рисовали" лестничную  радугу такой красоты, что заставляла  всех ещё некоторое время оставаться  на променаде.   При этом морские птицы гортанно кричали, будоража сознание  зевак и туристов.

От  созерцания  этого  великолепия  Клода отвлекла яркая вспышка навигационных огней аэроамфибии, вынырнувшей из океана и промчавшейся прямо над его головой. Он  вздрогнул, прищурив   зелёные глаза, и  в сердцах воскликнул:
—  Тьфу, ну и  придурки! — при этом он  машинально пригладил свою чёрную шевелюру.

Проводив недовольным  взглядом массивный везделёт,  он направился домой, при этом, мужчина  не мог не заметить, как  молодые девушки мечтательно посмотрели ему вслед. Да и ничего удивительного в этом не было,  ведь он был молод, высокого роста, хорошо сложен, с белоснежной кожей.  Черты его лица были правильны и красивы и  во всех его движениях проскальзывало какое-то особое изящество, очень гармонирующее с его изысканной дорогой одеждой.
 
Вскоре  марсианин  стоял перед своим  особняком,  возвышавшемся над  кромкой прибоя и утопающем  в зелени  раскидистых деревьев, и ароматных цветов на длинных стеблях, покрытых шипами.   Над  зонтикообразными красными  и розовыми   соцветиями     порхали миниатюрные птички, чуть больше  мизинца, с  яркими оперениями, и длинными тонкими клювиками. Они настолько  быстро махали  крылышками,  что могли зависать над распустившимися бутонами, добывая  нектар.

Возле   мраморного крыльца пушистым конусом   возвышалось дерево с  планеты Земля.  Его ветви были усыпаны  зелёными иголками и они круглый год, как и  вся растительность на Марсе,  оставались  зелёными. Оно было единственным на Марсе,  так как природоохранные службы запрещали завоз  животных и  растений  с других планет.
Клоду стоило огромных усилий, добиться разрешения,  посадить  это дерево,  и в виде исключения, установить рядом с ним  охотничий трофей, добытый на  той же планете.
   
Это было  чучело  огромного хищника,  высотой около  десяти метров и длинной тридцать.  Его страшный вид; костяная броня  и роговые пластины  по всему туловищу, рога на  голове и вдоль спины, растянутая кожа в виде паруса, высотой полтора метра, не говоря уже об  огромной пасти, усеянной  острыми зубами, впечатлял и  соседей, и прохожих, и вызывал большой интерес к подобным инопланетным обитателям.  И марсиане стремились  найти как можно больше планет пригодных для жизни, но  пока  нашли  только две планеты —  Землю и  Тори.
   
Земля была идеально  пригодна для жизни марсиан,  превосходила Марс в два раза по величине  и находилась сравнительно близко, в той же солнечной системе, что и Марс, расположенной  в галактике Млечный путь.  Галактика получила такое название благодаря тому, что большинство её звёзд можно было увидеть ясной ночью в виде  белесой размытой полосы. 

На  Земле  разумные существа отсутствовали. Пока там  хозяевами  являлись огромные хищники, чучело одного из которых теперь "сторожило"  жилище  Клода.  Марсиане назвали их  динозаврами.  Эти гиганты были очень опасными, как и извержения вулканов, но несмотря ни на что марсиане всё чаще посещали и изучали  эту планету.

Тори  была в пять раз больше Земли  и  была густо заселена  разумными существами,   очень похожими на марсиан, и  их цивилизация, по уровню развития,  не уступала марсианской.   Но планета находилась в другой галактике —   в Туманности Грёз. Это было  очень далеко от Марса и   к тому же   ториане неохотно  встречали инопланетных гостей и также неохотно делились с ними своими секретами...
 
Поднимаясь по крыльцу и вдыхая аромат чудо-цветов,  над которыми неустанно порхали разноцветные птахи, Клод подумал, что  всё эту прелесть можно развести и  на Земле.
На веранде он  присел на кресло   и тут же с  веерообразного потолка  упала на пол  чипизированная горошина.  Она закрутилась и через секунду перед Клодом появилось голографическое изображение   его старшего  брата.
 —  Привет  малой!  Договор насчет охоты ещё в силе? —  спросил он, улыбаясь.
 —  Жду  твой   фрегат, Эди,  —  сухо  отозвался Клод.
 Ему недавно исполнилось  тридцать лет  и  панибратское отношение родственника, родившегося на пять лет раньше,  раздражало.

 —  На кого будем охотиться в этот раз?
 —  На огнедышащих драконов, —  оживился Клод, — хочу разгадать секрет  огненных струй из их пасти.
 —  Это же ясно, как день, — обыкновенная  химическая реакция органических веществ, воспламеняющихся на воздухе.
 —  Мне очень интересно узнать, что это за  вещества.
 —  В этот раз лучше было бы поймать детёныша  такого монстра и доставить его на Марс.
 —  И зачем тебе это?
 —  Представляешь, сколько мы заработаем, показывая живое чудовище.
 —  Нет, нет, я не хочу в этом участвовать и потом  попасть в тюрьму.
 —  Как знаешь, — сразу поскучнев, пробормотал  Эди, исчезая из вида.

Клод, откинувшись на спинку  кресла,   размышлял  над предложением брата.  Меркантильность родственника, пытавшегося из всего  извлекать выгоду, начинала не на шутку тревожить его.  Чтобы успокоиться  он переключился на созерцание ночного неба и   залюбовался белой  звёздной россыпью,  среди которой  мерцало зелёным пятнышком планета Земля.
 
Когда на плоскую крышу  его дома плавно спланировал пирамидальный звездолет, он поспешил в свои апартаменты.
Клод  жил один,  семьёй ещё  не обзавёлся, поэтому  в путешествие собрался   быстро и в полной экипировке поднялся в лифте на палубу космического фрегата.   Там  его встретил Эди и они, перебросившись парой реплик,  направились в каюту.
 
В каюте  всё было обустроено так, чтобы космические  путешественники не чувствовали  никакого дискомфорта. Удобные двухспальные "лежаки", располагались по периметру,  миниатюрная "кухня"   в центре,   всевозможная  электроника, включающая роботов-слуг и экраны для просмотра фильмов в любом формате.
 
Семеро марсиан, которые уже  расположились   в каюте, поприветствовали вошедших.   Эди сразу присел на лежак рядом с  секретаршей — обворожительной блондинкой Азе. У них завязался оживлённый разговор. Они начали  шутить, смеяться и, казалось, совершенно забыли обо всем на свете.  Клод не стал задерживаться рядом с ними и прошёл к другому лежаку, где  его ждала Ире —  девушка из эскорта.
Трое коллег,  всегда сопровождавших Клода на Землю, непринуждённо беседовали  за столиком с девушками  из эскорта.

Ире тоже была  блондинкой, только не такой броской, как Азе. Её золотистые локоны и милое белоснежное личико с голубыми глазами, выдавали, что она уроженка севера.   Кокетливо  бросив взгляд на Клода, она  ласково  улыбнулась  ему:
— Я так рада, что ты пригласил меня и в этот раз, — пролепетала она мелодичным голоском и замерла в ожидании.   
Марсианин же, лишь   равнодушно скользнул взглядом по прелестнице, уже в мечтах находясь на Земле, в объятиях  знойной торианки.

Ире он приглашал для статуса, так как  на Земле при общении  с торианами был выработан определённый дресс-код для совместных семинаров, праздников и охоты. И кроме использования регламентируемого стиля одежды, мужчины  были обязаны  посещать все мероприятия, кроме охоты на динозавров, в сопровождении своих женщин.

Чтобы  не обидеть  девушку,  он   протянул ей  платиновое ожерелье с натуральными  бриллиантами.
— Клод, ты самый лучший! — восторженно воскликнула  Ире.
— Я пока  вздремну немного, — тихо проговорил мужчина, удобнее располагаясь на "лежаке", —  а ты развлекайся по своему усмотрению.
Ире понимала его  с полуслова. Она тут же  направилась к подругам, похвастаться дорогим подарком.

А Клод  прилёг  и,  прикрыв глаза,  мысленно  ругал брата  за то, что он опять взял с собой наглую красотку Азе.   Она, умело пользуясь своей неотразимой внешностью, а именно: идеальной фигурой,  смуглой кожей золотого оттенка, кукольным личиком, волнистыми белыми локонами и бездонными чёрными глазами,  устроившись секретаршей к Эди, быстро соблазнила его и стала    "вить" из него "верёвки".  Клод   и так недолюбливал брата, а когда узнал, что тот изменяет  жене, перестал общаться с ним.
Однако, впоследствии он не смог отказать родителям, упросившим его приглядывать за непутёвым Эди.

Космические путешественники  даже не почувствовали, как  серебристый фрегат молниеносно взмыл ввысь и взял  курс в сторону зелёной планеты. При подлёте к  Земле, она  становилась голубой и это всякий раз удивляло марсиан.
Полёт длился  сравнительно недолго и звездолёт  должен был  прибыть к земному охотничьему "домику" ранним земным утром.

Продолжение следует


Рецензии