Последние из марсиан. Часть 02

Эди не обижался на  младшего брата за  его  отчуждённость и неприязнь к Азе.
Он и сам иногда чувствовал  угрызения совести, но не в силах был отказаться от удовольствий.  С  детства его избаловало внимание родителей, как к первенцу, и он привык больше получать, чем отдавать. Спохватился он, когда младший брат стал шефом ведущего отдела корпорации "Уникум".
Но время было упущено и только благодаря протекции  Клода, его взяли техником в конструкторское бюро.

Запутался Эди и  с женщинами.  Слушая  щебетавшую Азу, он  неожиданно почувствовал  жалость к жене, ведь если быть справедливым, она была ещё прекрасней, чем Азе. И, в отличии от неё, ещё изящнее и нежнее. Не случайно он в своё время  обратил внимание на её белоснежный и утончённый  овал  личика, на котором  светились добротой большие  зелёные глаза с жёлтыми радужками, околдовывая каждого, кто хоть раз заглянул в них...
Марсианин  попытался вспомнить, как он охладел к любимой и эти картины прошедших дней ещё раз доказали, что он  эгоист и негодяй...   
 
Когда Леля забеременела, он даже ни разу  не прислушивался к её просьбам, а всё её  желания поручал исполнять   андроидам.
И только перед этим путешествием на Землю у него что-то кольнуло в сердце, и он сам поехал, и выбрал  лучшую установку для защиты своей усадьбы от песчаных бурь.
 
Перед глазами всплыло, как он  наблюдал слаженную работу андроидов, возводивших  защиту из спиралей  магнитно-ионовых лент. Роботы работали быстро, а у него от жары   перехватывало дыхание. И он, тупо рассматривая  газон, присыпанный толстым слоем красного песка, чувствовал себя виноватым, потому что вовремя не защитил свой дом.   

Тогда, упаковывая андроидов в чехлы, он  случайно взглянул на   фиолетовые облака, скученные на горизонте. Они были какими-то необычными — пронизанными красными крапинами, словно кусками  горящего угля. "Никак к аномальной буре," —  молнией мелькнуло в его  голове, но  новая  защита  работала отлично, остужая  и очищая воздух и  глуша порывы ветра. Это успокоило и он на ходу  сочинил очередную легенду  для Лели —  не мог же он ей сказать, что улетает на Землю на все выходные.

Леля в тот вечер дожидалась его на веранде и он, присев рядом,  как можно ласковее сказал: 
— Милая, в выходные  Клод приказал мне перезагрузить маяк на острове Сирен.
— Но это могли бы  сделать и  роботы, — капризно возразила жена, жеманно морщась и собираясь заплакать.
— Ты же знаешь, что роботы ещё не могут полностью заменить нас. Но это последний раз:  обещаю следующие выходные  быть с тобой...

Громкий возглас Азе:
— Эди! Ты не слушаешь меня!? —  вернул мужчину в действительность.
 Он попытался  улыбнуться кокетке:
— Как же ты не права, но купить тебе новый везделёт, да ещё с крутыми наворотами, я смогу только тогда, когда Клод согласится помочь мне.
— Всегда будешь зависеть от младшего брата? — с издёвкой спросила она,скривив губы.
— Конечно нет! Но пока надо потерпеть, — тяжело вздохнул Эди.

Азе, поджав губы, резко встала и направилась на "кухню".  Там девушки начали  танцевать с парнями, а Ире, взяв микрофон в руки,  что-то напевала.  Прозрачная стена вокруг них, заглушала все звуки и те,  кто  оставался на лежаках, могли спокойно отдыхать. 
Эди хотел побеседовать с Клодом, но передумал,  увидев, что тот  отвернулся к стене. Чтобы скоротать время, он  надел на голову  шлем виртуальной реальности и  вставил  в консоль  диск с фильмом о Земле.
 
***
Коллеги Клода тусоваться на "кухне".  Там  можно было перекусить, послушать музыку, потанцевать...
Криз, его  заместитель,  выпил лишь стакан свежего фруктового сока,  извинился и покинул весёлую компанию. 
Теи, спутница Криза, осталась  со своими подругами Ире, Леи и Алти,  а вскоре к ним присоединилась и Азе.

Криз же, устроившись поудобнее на лежаке,  исподтишка наблюдал, как  беззаботно веселятся его друзья — Макс и Вик. Он  подружился с ними еще, когда учился в Академии.
В последнее время он   неустанно работал над очень важным проектом и у него не было возможности  проанализировать, почему вдруг между ним и его друзьями появилась отчуждённость.
Хотя он почувствовал некоторый "холодок"  уже тогда, когда его отметили на конференции  в корпорации  "Уникум", как самого талантливого изобретателя.
 
Невольно в его  памяти всплыли события прошедшего дня: "Когда рабочее время заканчивалось, он,  оторвавшись от изучения очередной  компьютерной схемы,   случайно увидел,  что толстяк Макс исподлобья  кидает на него  злобные взгляды.
"За что?"— мысленно изумился он.
 
В растерянности он посмотрел на скучающего Вика, находящегося  под самым куполом лаборатории, в капсуле с мягким креслом и компьютерной установкой,   и кидающего в разные стороны  пластиковые везделётики. Капсулы Криза и Макса  всегда зависали в   центре,  поэтому любые предметы, брошенные сверху, притягивались их  экранами и это  мешало работать.

Криз не хотел вступать в бессмысленную перепалку, поэтому медленно опустив  свою капсулу  в соответствующую ей нишу направился на балкон.  С высоты  многоэтажного офисного сооружения хорошо смотрелись индустриальные корпуса, раскинувшиеся  вдоль побережья.    Это он придумал строить их в форме  гигантских кораблей, задняя часть которых оставалась  в  прибое. В "корме" находились преобразователи энергии, образуемой морскими волнами.
 
Уже направляясь к выходу, сквозь прозрачную стену он увидел, как Макс   аккуратно складывает в пакет везделётики и перемигивается с Виком.
Ладно Макс!Его можно  было понять, что он начал завидовать Кризу.  Полнота и неуклюжесть Макса была  притчей во языцех и  к тому же он оказался совершенно не способным, применить  полученные в Академии  знания  на практике, и его использовали лишь как исполнительного помощника. 

Но почему Вик? Ведь ему всё давалось легко и  его тоже  ценили в корпорации, но в последнее время он часто прогуливал, или приходил только в полдень, и тут же начинал из-за пустяков ссориться с коллегами.
"Может он заболел звёздной болезнью?" — размышлял Криз, припоминая,  как Вик  однажды   попал в рекламный ролик и хоть  находился на заднем плане, был  замечен. Он оказался очень фотогеничным. Его  прямой, тонкий нос, высокий лоб, губы, и крутой подбородок,  соотносились пропорционально  с миндалевидным разрезом пронзительно-голубых глаз, а необыкновенно красивая  шевелюра,  цвета  спелой пшеницы,  делали парня  мечтой многих молодых марсианок. И рекламные агентства стали  наперегонки приглашать Вика  сниматься в  роликах, рекламирующих всё, начиная с зубной пасты...

Звонок шефа застал его уже в лифте и отвлёк от грустных размышлений. Клод  просил захватить девушек из Института благородных марсианок и доставить  на фрегат Эди.
Криз решил   ничего не говорить об этом   Максу и Вику,  а когда  друзья увидели его в везделёте и закричали по  пространственной  связи:   "Криз, почему без нас?"
Он будто не слыша их вопрос, спросил:
— Для вас, как всегда, пригласить Леи и Алти?
— Да, да!
— Тогда до встречи на фрегате, —  отозвался он и отключил связь.

***

Мужчины на Марсе не торопились  создавать семьи.  Каждый из них  пытался сначала получить определённый статус в обществе. Поэтому они охотно пользовались услугами  девушек из Института  благородных марсианок.
Их красота, изысканные манеры, умение себя вести в любой ситуации, делали их привлекательными для  одиноких, состоятельных  марсиан.

Девушки, которых Клод выбрал для первого путешествия на Землю,  так понравились ему и друзьям,  что их стали приглашать постоянно. Красотки  попали  в "Институт" с разных континентов Марса.  Леи — с экваториального — обладала смуглой кожей, тонкой  талией, большой грудью и  необыкновенно длинными,  стройными ногами. А  её пухлым, красиво очерченным  губам, завидовали все без  исключения.

Но это не говорило о том, что  Теи, Ире и Алти, с северных континентов, были хуже.  Они, белокожие, с золотистыми косами, красавицы, смотрелись так же соблазнительно. То, что их  стали  постоянно приглашать  в увлекательные  круизы на Землю, вызывало у многих  их соперниц нескрываемую зависть. Но избранные не обращали на это внимание, ведь  каждая девушка боролась за своего клиента.

***

Архитектурный комплекс  Института благородных марсианок, куда  направился Криз, был   самым  красивым в городе.
Его корпуса, из светящегося  цветного материала, были похожи на экибану,  собранную из всех  цветов планеты. Зелёные "стебли" являлись шахтами  для лифтов, к которым примыкали   апартаменты,  выполненные в форме цветов. Причем все они были разными, как по форме, так и по цвету.
 
Криз прошёл на рецепшен и оставил заявку,  оплатив наличными. Андроид-секретарь даже улыбнулся. Наличными на Марсе  платили очень редко, но купюры ещё были очень востребованы для серых сделок, которые не хотели афишировать.
— Пройдёте в зал ожидания или за каждой зайдёте сами? — поинтересовался металлопластиковый клерк.
—  Ни то и ни другое, подожду их в везделёте, — ответил Криз, отдал андроиду ещё  несколько купюр и "нырнул" в зелёный лифт.

В обществе Теи, Леи, Ире и Алти,  марсианин прибыл на звёздный фрегат Эди.
Хозяин,  прогуливающийся по палубе, когда  увидел девушек, выпорхнувших из везделёта, восторженно воскликнул:
— Добро пожаловать красивейшие  марсианки! — и лукаво подмигнул,  смутившемуся Кризу"...


Уже засыпая,  Криз не мог не отметить, что  он и двое его друзей,  так или иначе, достигли немалого и  Клод видел в  них  талантливых и  добропорядочных коллег.  Только с  ними он  предпочитал путешествовать на Землю, выбрав их  из тысячи  сотрудников корпорации...

***
Когда в каюте зазвучала пронзительная сирена,  космические путешественники поняли, что  уже прибыли на Землю.
Через  огромный витраж,  автоматически сбросивший  серебристую "штору", они увидели знакомую картину.
С высоты   стопятидесятиметровой башни,  на "крышу" которой   опустился фрегат, всем хорошо была видна    зелёная  полоса леса, а за ним  песчаное плато и  до самого горизонта  океан.
Вдоль  его кромки  ленивой поступью прохаживались  динозавры. Огромные  хищники  даже издалека внушали уважение и страх.

Марсиане не суетились.  Они  наперёд знали, как нужно вести себя на чужой планете и  уже вскоре  дружно шли  к шлюзу, который открывался автоматически, давая  возможность войти  в лифт.  Клод первым   шагнул в него.
— Торопишься к своей торианки? — усмехнулся Эди, следуя  за ним.
— Да тороплюсь и что?
Эди хотел ещё что-то  добавить, но благоразумно промолчал.   Полёт в космосе  всё-таки утомлял и никто не был расположен к разговорам. Каждый  хотел  быстрее добраться до своих апартаментов в "охотничьем" доме-башне.

Продолжение следует 





 


Рецензии