Часть 3. Питание. С точки зрения медицины

      Сборник полезной информации по 14-15вв, Франция, поскольку основой для этой идеи послужил роман Гюго "Собор Парижской Богоматери" и заинтересованность в достоверном изображении повседневной жизни той эпохи: что носили, что ели и т.д.
      Здесь я буду компилировать информацию обо всём, что может понадобиться для описания жизни в разных работах. Информацию и картинки буду брать из LiveJournal, Wikipedia и прочих открытых источников.

                ***

      Слабость старинной медицины проявлялась даже не столько на практике, сколько в любых попытках сформулировать общие теоретические представление о здоровье и болезни, и в дальнейших попытках извлечь из этой умозрительной системы некие практические выводы. Удивительного в том ничего не было — человеческое тело представляет из себя сложнейшую биологическую систему, которую едва лишь стали понимать в Новейшее время. Кроме того, медицина в Греции и Риме была неотделима от философии — смелой, но практически невозможной попытки составить мироздание из немногих конкретных элементов, связав в единое целое микрокосм (человеческое тело) и макрокосм (Вселенную).
      С этим багажом медицина пришла в Средневековье, несколько развившись за счет учения арабских медиков, но основы, заложенные Гиппократом, Галеном и Аристотелем остались незыблемыми. Можно сказать, что и в этом не было особой беды, если бы шли споры, отбрасывались не оправдавшие себя гипотезы — но незыблемость канона, слепая приверженность теории, освященной великими именами, на страже которой стояла как светская так и духовная власть, и породила более чем странную картину: над динамично развивающейся «низовой» практикой возвышалось уродливое здание давно изживших себя концепций. Из того же учения Гиппократа, представлявшего из себя сложную смесь практических наблюдений и предписаний, не потерявших актуальность до нашего времени и сложного теоретизирования, «высокая медицина» оставляла только второе.

      С этими теориями стоит познакомиться поближе. Немногочисленные элементы, которые, смешиваясь между собой в тех или иных количествах образуют живые и неживые объекты, и весь видимый мир как таковой — основа основ философии древних. До логического конца ее довел Эмпедокл из Акраганта, учивший, что этими первоэлементами являются вода, земля, воздух и огонь. Неудивительно, что знаток и горячий приверженец философии Эмпедокла Гиппократ пошел по тому же пути, своем сочинении «О природе человека» предположив, что здоровье и болезнь зависят от взаимной гармонии четырех «гуморов» (или как порой переводят «жидкостей», или «соков») омывающих внутренние органы. Это кровь, слизь (или флегма), черная желчь и желтая желчь. Если их количества в организме соответствуют норме, и гармонично соотносятся между собой, человек здоров. Любое нарушение (избыток или недостаток одного из гуморов) неизбежно ведет к болезни.

      Четыре элемента Эмпедокла, и четыре основных качественных характеристики мироздания, которые они несут в себе — холод, жар, сухость и влагу вполне последовательно продолжались в четырех гуморах «отца медицины», порождая картину, по выражению Эриха Бирна, посвятившего специальную работу состоянию Средневековой медицины «логичную, убедительную — и ничего общего не имеющую с реальностью».


      Теория гуморов, или гуморальная теория

      Трудами позднейших продолжателей дела Гиппократа, попытавшихся увязать теорию гуморов с астрологией, а также чисто умозрительно (не будем забывать, что церковь запрещала вскрывать человеческое тело) с органами, якобы «порождавшими» тот или иной гумор, окончательная картина функционирования человеческого тела приобрела следующий вид:

      И все же, врачи того времени зачастую были совершенно бессильны побороть недуг. Ни травяные, ни животные лекарства, ни хирургический нож не могли помочь больному чумой, проказой или черной оспой. Тот же Гиппократ советовал своим последователям, что болезнь куда легче предупредить, чем излечить (мудрость, опять же не потерявшая своего значения до нынешнего времени). Для поддержания телесного здоровья основными его советами были — здоровый сон, здоровая среда обитания (вдали, например, от болот с их ядовитыми испарениями), физические упражнения и по возможности — отсутствие жестоких нервных потрясений, губительно влияющий на соотношение гуморов. Кроме того, не последнюю роль в поддержании здоровья играла диета. В самом деле, если гуморы порождались съеденным и выпитым, все входящее в организм должно было быть строго дозировано между собой, чтобы поддержать здоровое соотношение гуморов. Излишества, как и недостаток в пище и питье с необходимостью вели к болезни.

      Во время болезни диета должна была в свою очередь, опираться на естественные свойства каждого человека. Опираясь на свою теорию, Гиппократ вывел на ее основе классификацию людей по четырем темпераментам:
      ; Преобладание крови (лат. sanguis, сангвис, сангуа, «кровь») делает человека подвижным и весёлым — сангвиником. Это, как правило жизнерадостные, полнокровные люди со здоровым цветом лица, постоянно хорошим настроением и отменным аппетитом.
      ; Преобладание желчь (греч. ;;;;, холе, «желчь, яд») делает человека импульсивным, «горячим» — холериком. Для холерика характерна желтоватость кожи, язвительный и злой характер.
      ; Преобладание слизи (греч. ;;;;;;, флегма, «мокрота») делает человека спокойным и медлительным — флегматиком. Флегматик мягок и рыхл, и мало подвержен эмоциональным потрясениям.
      ; Преобладание чёрной желчи (греч. ;;;;;;; ;;;;, мелэна холе, «чёрная желчь») делает человека грустным и боязливым — меланхоликом. Темный и мрачный меланхолик как правило, худ, физически не слишком силен, и зачастую способен впасть в пессимизм и мрачное настроение.


      Питание здоровых

      Уже в средневековую эпоху теория диетического питания на основе гуморальных соотношений была доведена до логического совершенства. Так, арабский врач XI века Абу Ибн Бутлан в своем сочинении «Таблицы здоровья» (Tacinuim sanitatis) предлагал сложную систему соотношений, которыми пища и питье способны поставить человеческому организму нужное ему качество. Система эта, как было и принято в те времена, являлась совершенно умозрительной, в чем автор сам признается в своем сочинении, передвигая к примеру «влажный» лук в сторону «сухости», что кажется ему более рациональным.

      Таким образом, сангвиникам особенно полезна птица, горячая и влажная, соответствующая их собственному типу, флегматикам — холодная и влажная рыба и т. д. Уже в средневековую эпоху теория диетического питания на основе гуморальных соотношений была доведена до логического совершенства.

      Эти предписания отнюдь не оставались мертвой буквой; наоборот, они легли в основу регламентации обеда, порядка подачи блюд, сопровождения их напитками; всего что составляет застольный обычай Средних веков, с точки зрения нашего времени достаточно необычный. Так, желудок полагался неким котелком, в котором пища в буквальном смысле переваривались, подвергаясь вторичной обработке, чтобы затем пройдя еще несколько стадий превратиться в материю для построение человеческого тела: костей, мышц, кожи, и конечно же, гуморов. Таким образом, вареная или жареная пища полагалась куда легче усвояемой чем сырая (рассуждение достаточно здравое). Холодная пища в свою очередь требовала от желудка дополнительных усилий по ее подогреву; таким образом, холодные и влажные блюда как-то сочные фрукты или арбузы, полагалось есть в начале обеда, чтобы дать желудку время справиться с дополнительной нагрузкой. Кроме того, содержащийся в них холод предписывалось нейтрализовывать жаром вина или же соли. И наоборот, твердый сыр полагался «жарким», и достаточно тяжелым для желудка, так что его следовало обязательно съедать напоследок, в противном случае, он рисковал остаться непереваренным. Вообще, начинать обед, врачи рекомендовали с легких, почти невесомых закусок, не составлявших сложности для пищеварительных органов, а затем, несколько натренировав их подобным образом, переходить к более трудной для внутренней работы пище.

      Подобных систем было множество, зависели они исключительно от воззрений своих авторов, и доходили порой до невероятной головоломности. Так, к примеру, горячей и влажной птице обжаривание придавало сухость, а добавление уксуса наоборот — увеличивало содержание влаги. Зеленые финики полагались холодными и сухими, созревая же они переходили в разряд горячих и влажных блюд, короче, сориентироваться в подобном многообразии мог либо многоопытный повар, либо столь высокоученый медик.


      Питание больных

      Но если болезнь все же пришла, и по какой-то причине правильное соотношения гуморов нарушилось, одной из возможностей лечения больного также представлялась правильная диета. Средневековые врачи следовали правилу излечивать патологию ее противоположностью; так «горячие и влажные» лихорадочные состояния, вызванные, по воззрениям того времени избытком в организме горячей и влажной крови, вместе с необходимостью избавиться от этого излишка посредством кровопускания под контролем врача, дополнялись также диетой из «холодных» салатов и тыкв, способных восстановить в организме утерянный баланс.

      Специальная диета существовала буквально для любого недуга, так Жан Ле Льевр во время жестокой эпидемии Черной смерти предписывал больным чумой или тем, кто волею судеб оказывался в зараженном районе воздерживаться от горячих и влажных блюд, способных поощрить возникновение чумного жара, как-то — птицы, особенно жгучих пряностей (имбиря, гвинейского перца), старых вин, а также всего, «горячащего кровь» и уже потому сделать человека более уязвимым (как-то гнева и раздражения, физических упражнений и даже физической любви). Ввиду того, что по тогдашним медицинским учениям, эпидемия воспринималась как облако отравленного воздуха, поднявшегося из болота или иного «нездорового» места, и ядовитые «миазмы», как полагали, способны оседать на пище и растворяться в питье, рекомендовалось отказываться от легко портящихся продуктов — молока, бараньего жира, фиг, земляники, слив — в особенности если они доставлялись из района, пораженного эпидемией.

      С другой стороны «холодный» и «сухой» уксус почитался в высшей степени благодетельным, врачи рекомендовали полоскать им рот, смазывать под мышками и в паху (то есть в тех местах, где могли появиться или уже появились чумные бубоны), а также дышать через смоченную уксусом губку.

      Не меньше внимания уделялось правилам питания прокаженных, болезнь которых полагалась возникшей по причине «разгула» в организме черной желчи. Им соответственно, предписывалось избегать «меланхолических» блюд, как-то чечевицы, говяжьего мяса или старых гусей, способных «иссушить» и без того сухой от болезни организм. Не стоило также есть диких животных и птиц, так как в ослабевшем желудку было бы сложно справиться с содержащимся в них избытком крови, что в свою очередь, могло только усилить начавшееся внутреннее гниение. Также представлялось совершенно необходимым поддерживать силы больных за счет обильной и сытной пищи, так в лепрозории Гран-Больё монашкам, заболевшим проказой полагался рацион и количеством и качеством пищи превосходящий рацион здоровых, вплоть до того, что в дни самого строгого поста им полагалось выдавать «половину четверти бараньей туши» и 10 буханок (то есть 14 кг) белого хлеба в неделю, бобовый или гороховый суп, вино; по куску сала в месяц и наконец, по пятницам и субботам — коровий рубец. Бруно Лорио, специально подсчитал, что подобная пища давала до 4 тыс. калорий в день.

      Сохранившиеся записи больничных расходов свидетельствуют о том, что для больных закупалась курятина, сахар, яйца и хлеб — с точки зрения тогдашней медицины продукты легкоусвояемые, «близкие по природе своей человеческому телу», не отягощающие ослабленный желудок. Особенно подобная диета рекомендовалась выздоравливающим; однако в режим любого пациента в обязательном порядке должны были входить куриный бульон и овсяный отвар.

      Впрочем, не следует считать, что средневековая диетология была совершенно беспомощна. Наряду с рецептами, родившимися исключительно в университетских кабинетах, как-то обычно бывает, соседствовали вполне здравые рекомендации. К примеру, итальянец Майно де Майнери, советовал толстякам, желающим похудеть, отдавать овощам предпочтение перед мясом, и подолгу поститься, чтобы научиться переносить голод.


Рецензии