Три книги, запавшие в моё сердце навсегда

Альбер Камю "Посторонний".

С книгой познакомилась в 2017 году - после прочтения знаменитой "Чумы", которая поразила меня намного меньше, чем "Посторонний".
Начну с того, что роман вышел в тяжелое время 1942 года. Сюжет очень краткий: Мерсо убивает араба и его приговаривают к смертной казни. Главная особенность Альберта Камю - это мошнейщий подтекст и простота. Есть множество переводов данного романа, в одних говорится, что Мерсо обращался в начале романа к своей матери, как к "маме", в некоторых переводах - это безразличное и грубое "мать". Однако, несмотря на то, что уже на следующий день Мерсо встретился со своей любовницей и не выразил никакого видимого сочувствия на похоронах, я считаю, что мать он всё же любил, вспоминая её перед своей смертной казнью.
Мерсо - это дионисийский человек. Архетип Диониса обладает как мощным позитивным, так и негативным потенциалом, в нем смешались самые возвышенные и самые низменные чувства. Присутствие этого архетипа ведет к возникновению конфликта как внутри психики, так и в отношениях человека с обществом. Архетип Диониса присутствует как в мистиках, так и в убийцах. Подробнее читайте сами, пожалуйста, потому что у меня нет желания развивать тему античной мифологии. Скажу одно, Мерсо - олицетворение самого Диониса в моих глазах.
Данное произведение коррелирует со многими чертами Достоевского. Особенно примечателен суд в "Братья Карамазовых", когда Иван Карамазов, выражается почти так же, как и Мерсо: "Всякий разумный человек так или иначе когда-нибудь желал смерти тем, кого любит"
Мерсо - человек, освободившийся от всех принципов, норм и морали. Мерсо - своеобразная мифологема абсурда, он даже не персонаж, а всего лишь "художественный образ", через который Альберт Камю хочет передать свои философские идеи, имеющие что-то общее с реконструкцией Кьеркегора.
Так же стоит отметить, что солнце играет некий символический образ в данном романе. Оно появляется, когда Мерсо убивает араба, оно появляется, когда Мерсо сидит в заключении.
В заключение хочется сказать, что Мерсо - хоть и психопатичный персонаж, но вызывающий у меня отчего-то необъяснимую симпатию. Не буду сыпаться аллюзиями к роману Лермонтова и Печорину, но Мерсо и Печорин - на мой взгляд, два страдающих эгоиста, которые погрязли в символическом болоте абсурда.

Курт Воннегут "Матерь Тьма"

Однажды мой "таинственный старый волшебник" Воннегут, может быть, сам того не желая, дал мне потрясающий совет и одновременно объяснил мне, как себя читать. "Ни слова не пиши, - примерно так сказал он, - кроме того, что характеризует героя или движет его вперёд". С тех пор я знаю, у него нет "проходных моментов".
"Матерь Тьма" - около трёхсот страниц чистого концентрированного отчаянья. Это шпионская история, в которой главный герой до последней минуты своей жизни не уверен, на самом деле он шпион, или больной рассудок сыграл с ним ужасную шутку. "Мы как раз то, чем хотим казаться, и потому должны серьезно относиться к тому, чем хотим казаться" - заявляет он.
И: "Шпионаж дает возможность каждому шпиону сходить с ума самым притягательным для него способом".
Герой - важный винтик в дезинформационной машине Геббельса во Второй мировой войне, призывает к уничтожению евреев, распространяет идеалы нацизма во всём мире (ведёт радиопередачи на английском), признан одним из центральных коричневых идеологов. И в течение всей войны работает на американскую разведку, передаёт шифрованные сообщения, делая определённые паузы во время своих фанатичных речей.
Его пропаганда вдохновляла мучителей и убийц. Но, благодаря своей кристальной репутации, герой имел доступ к государственной тайне и мог сообщать своим о готовящихся ударах! Поднимается вопрос: виновен он или нет?
В процессе продвижения во тьме, в которую погружено сознание героя, меня не оставляло ощущение, что я читаю "Преступление и наказание" (господи, когда же отсылки к Достоевскому закончатся), пересаженное на немецкую почву. Герой, видимо, с самого начала стремится к тому, чтобы его нашли, судили и наказали, поэтому живёт под собственным именем, почти не скрываясь даже от соседей-евреев, переживших Холокост. Кто же он, действительно овца в волчьей шкуре? И так ли это важно, что внутри отвратительного хищника прячется маленькая дрожащая овечка, когда тот, весь кровью жертв перемазанный, бежит в руки охотников?
Но если бы книга была только о нравственных метаниях героя, она не стоила бы моих восхищённых слёз.
Воннегут с невероятным ехидством пишет о возмущении Америки присутствием легендарного вдохновителя фашизма. Каждый новый репортёр стремится превзойти другого в выражениях негодовании, будто бы победителю по силе протеста обещали пряник.
"В редакционной статье нью-йоркской "Пост" подчеркивалось, что полиция едва ли сможет защитить меня, так как мои враги столь многочисленны и их озлобленность столь естественна". Пинать дохлую собаку - чрезвычайно удобно, не правда ли?
Кроме того, автору не даёт покоя вопрос, как из человека разумного получается человек тоталитарного склада ума. Все ли нацисты и убийцы и безумцы? Нет, не может быть: его тесть, например, не псих. Любит искусство и красоту, заботится о семье, тем не менее издевается над рабочими, пригнанными из Восточной Европы. Можно вспомнить об экспериментах Милгрэма. Или обратиться к Воннегуту, у него своя точка зрения:
"...пример тоталитарного мышления, мышления, которое можно уподобить системе шестеренок с беспорядочно отпиленными зубьями. Такая кривозубая мыслящая машина, приводимая в движение стандартными или нестандартными внутренними побуждениями, вращается толчками, с диким бессмысленным скрежетом, как какие-то адские часы с кукушкой.
Босс из ФБР ошибался, думая, что на шестернях в голове Джонса нет зубьев.
– Вы законченный псих, – сказал он.
Джонс не был законченным психом. Самое страшное в классическом тоталитарном мышлении то, что каждая из таких шестеренок, сколько бы зубьев у нее ни было спилено, имеет участки с целыми зубьями, которые точно отлажены и безупречно обработаны...
Вот почему мой тесть мог совмещать безразличие к рабыням и любовь к голубой вазе."
Это многое объясняет.
Например, как в голове уже у моего соседа уживается стыд перед свастикой на школьном аусвайсе - и высказанное вслух желание, чтобы его не лечил арабский врач. Тьма, по-видимому, не отступает.
Всё, что каждый из нас может сделать, это - стараться по возможности держаться на светлой стороне. Ненависть не осветит её ещё ярче.
"Есть достаточно много причин для борьбы, но нет причин безгранично ненавидеть, воображая, будто сам Господь Бог разделяет такую ненависть. Что есть зло? Это та большая часть каждого из нас, которая жаждет ненавидеть без предела, ненавидеть с Божьего благословения. Это та часть каждого из нас, которая находит любое уродство таким привлекательным. Это та часть слабоумного, которая с радостью унижает, причиняет страдания и развязывает войны".
Именно так.


Фёдор Михайлович Достоевский "Братья Карамазовы"

Перечитывала, наверное, раза три. Оно и видно, судя по тому, как моя книга потёрта.
Всё многообразие романа сводится к трем сценам. Первая - это ревность. Ревность и борьба за Грушеньку между отцом и сыном. Безобразная и позорная борьба.
Вторая - это убийство Федора Павловича Карамазова.
Третья - судебная ошибка, когда убийцей называют не того человека.
Самая актуальная проблема, поднимаемая в данном романе - любовная. Перед нами встает образ могущественного человека как физически, так и морально. И образ этот - Дмитрий Карамазов. Многие не согласятся со мной и будут нарекать его слабым. Но, пожалуйста, вспомните сколько трудностей и издевательств пришлось пережить молодому человеку, который отстаивал бодрость своего духа несмотря ни на что.
Он готов на всё, чтобы заполучить Грушеньку. Его любовь является самоотверженной. Он буквально рвёт себя на куски, чтобы достать денег и завоевать возлюбленную. Я ни в коем случае не идеализирую данного персонажа, так как он, по натуре своей, сладострастен и наивен, что и приводит его к необратимым последствиям, но положительных качеств у него не отнять.
Так же хочется сказать, что Достоевский мечтал, чтобы вера и ученость мирно совмещались в человеческом нутре, но мы видим, что это невозможно на примере Ивана Карамазова. Иван - талантливый человек, который выбился в люди, хоть и был брошен отцом, как и остальные братья. Стал достаточно известным писателем и философом. Он до боли неврастеничен и, аналогично брату Дмитрию, испытывает мучительное состояние. Но только мучение у каждого брата разное. Так, Иван мечтает верить в Бога, но не может этого сделать, и поэтому невыносимо страдает. Его сердце хочет верить, но ум, к сожалению, не позволяет данного исхода.
Почему же он не принимает мир Божий? Потому, что земля проникнута человеческими слезами от коры до центра, а также потому, что вокруг множество страданий и несправедливости.
Алёша Карамазов же играет весьма скромную роль в интриге романа, являясь главным образом конфидентом основных действующих лиц, их воплощенной в человеческий облик совестью.
В заключение хочется сказать, что данное произведение, безусловно, гениально. В данном романе вложено много вопросов и наблюдений. Достоевский поднимает вопросы о молодежи и воспитании, о роли богатства в жизни человека, а также о равнодушии и вере в Бога.


Рецензии