Крепость вражды джунгар и казахов

Предисловие.

Джунгарское ханство — это государство западных монголов, которое стало единственной и последней империей кочевых народов, оставшейся после падения Монгольской империи и успешно развивалось в новую эпоху. В 1635 год является датой официального появления Джунгарского ханства. Под руководством родового клана Цорос, Джунгария стала самостоятельным политическим субъектом и крупнейшим геополитическим игроком в Центрально азиатском регионе. Империя эта была созданная на принципах централизации, модернизации и милитаризации.

«Последняя кочевая империя» оказалась исключительно агрессивной и жизнеспособной. «Джунгарские войны» стали главным военно-политическим событием в жизни многих народов Центральной, Средней и континентальной Восточной Азии второй половины XVII — первой половины XVIII веков, и всё это успешно осуществлялось под грамотным руководством ойратских хунтайджей и ханов Эрдени Батура, Галдан-Бошокту, Цевен-Равдана, Галдан-Церена.

Вот как описывает уйгурский историк Зайн ад-Дин Мухаммад-Амин Садр Кашгари в книге «Асар Ал-Футух»: «…в счастливую пору владения Джунгарского ханства простирались так далеко, что объехать их можно было лишь за полгода. Под властью Галдана Бошокту хана находились некоторые земли Дешт-и Кипчака и Ирана, а также Бадахшана, Ташкент, Курам и Пскент. В его дворце теснились пскентские ханы, представители ташкентской знати и бадахшанские шахи. Одним словом, здесь решались дела страны, здесь была колыбель справедливости, средоточие законов и центр многих дорог. Ударом своего победоносного меча он отобрал из рук Чагатаитдов Кашгар, Яркенд и вилайет Турфан, известный ныне под названием Кухна».

Военно-политическое могущество Джунгарского ханства объяснялось тем, что страна всегда была милитаризована. В том числе и её экономика. Ойратское руководство смогло наладить массовое производство не только огнестрельного оружия, но и тяжёлой артиллерии. Джунгарские хунтайджи проводили политику приспособления ойратов к земледелию, и такая реформа имела успех. Строились в Джунгарии города-крепости, где всегда находились купцы из средней Азии, Китая, Индии, России и др. Например город Семипалатинск. Это была высокоразвитая цивилизация.

Однако после смерти правителя Джунгарского ханства Галдан-Церена началась междоусобица, которая привела к упадку военно-политического могущества ойратов. Развалилось всё производство. В результате 10 летней борьбы за власть, в Джунгарию вошли китайские войска, и в 1758 году «огнём и мечом» жестоко расправились с ойратами. Не только с мужчинами-воинами, но и с женщинами, детьми и стариками. Всё население страны было истреблено, никого в плен не было велено брать. Никто точно не назовет количества убитых. От 500 тысяч до нескольких миллионов. После гибели Джунгарии Россия присоединила к себе Алтай, казахи заняли пустующие земли, где сейчас стоит город Алматы, а Китай занял большую часть ойратских земель, основав там провинцию Синьцзян.

Одной из самых драматических эпизодов в существовании Джунгарского ханства был период войн за территорию с казахами. До сих этот период вызывает массу споров, поскольку специальных исследований по данной теме явно не достаточно. Многие страницы истории этих войн до сих пор еще не изучены.

На мой взгляд, так же не очень много и художественных книг, посвященных событиям того времени. Наиболее известны из них «Гонец» — автор Ануар Алимжанов, «Отчаяние» — автор Есенберлин Ильяс. Вполне возможно, что какие-то книги мне просто неизвестны. Если я не ошибаюсь, нет ни одной художественной книги по данной теме, написанной в Калмыкии. Я уж так получилось, похоже, стал автором первой такой книги. Но признаюсь честно. Если бы кто-то мне, сказал до 15 февраля 2019 года о том, что первое калмыцкое художественное произведение, о временах джунгарско-казахских войн, будет написано мною, я бы просто посмеялся в ответ. Но вечером того дня я прочитал в социальной сети пост казахского комментатора, в котором говорилось о том, что о нашей истории пишут люди со стороны, а нужен взгляд на эпоху дужунгарско-казахских войн от представителей кочевых народов. И ночью того дня я увидел сон, в котором люди явились мне из той эпохи рассказали свою историю. Я видел гранитные стены крепости и вид на долину и двух рыжеватых мальчишек стоящих на стене крепости и провожающих взглядом отца. Чувствовал боль отца, который должен ехать на войну и оставить ребят самостоятельно выживать в сложном мире. Потом видел темноволосую пышную красавицу с её тремя сыновьями, которых усыновляет главный герой, поскольку ему запрещено возвратиться к своим детям.

В Калмыкии любят писать на исторические темы, но зачастую всё, что писалось раньше исторического в Калмыкии, было, по сути, подражанием народному эпосу «Джангр», то есть имело форму эпического произведения. Я в своем произведении разрываю в определенном смысле шаблоны. Мои герои далеко не идеальные люди. Мой рассказ об истории Джунгарии и Казахстана, со страшными войнами, злодеяниями от которых мороз по коже. Но, в то же время и добродетелями. Рассказ об эпохе, где каждый каждому был враг, где даже родственники убивали друг друга, а женщины были воительницами и лили кровь врагов наравне с мужчинами. Но при этом это была эпоха, в которой особенно ценились преданность, любовь и дружба.


Глава 1

Недалеко от большой полноводной реки, справа от дороги, ведшей к перевалу в горах, по которому можно было попасть в центральную часть страны, на высокой скале возвышается крепость Арлат, одна из самых мощных крепостей на новых землях Джунгарии. Со стен этой крепости была видна вся окружающая местность почти на сотню километров. Любое войско, которое направлялось бы к крепости, обнаружило себя за несколько дней до того, как оно подошло непосредственно к её стенам.  Правил этой крепостью и окрестными землями могучий воин, прославленный в неисчислимом количестве победных для его войска битв и сражений князь Мерген Дорджи. Это был высокий статный мужчина средних лет, с удивительно красивым лицом.  На обширных пастбищах, принадлежавших ему, паслись многочисленные стада тучных быков и коров, огромное количество баранов, коз и овец. В табунах князя паслись лучшие в том краю лошади. Под твердой рукой властителя находилось много селений, исправно плативших своему хозяину дань. И каждый день Мерген делал всё возможное для того чтобы еще больше расширить территорию своих владений.

Но больше всего на свете, больше чем своими табунами, и своими стадами быков  князь гордился тем, что родила ему его жена двух сыновей, двух наследников. Хотя внешне братья были очень похожи друг на друга, рослые крепкие парни, с рыжеватым, как у матери цветом волос, да и разница в летах у них была совсем небольшая, характеры у них были совершенно разными. Старший брат Церен был всегда спокоен и часто погружен в себя. Он, не смотря на юный возраст, стал превосходным стрелком из лука, его стрелы всегда попадали в цель, ни один взрослый воин не мог с ним сравниться в точности стрельбы, но при этом Церен часто охоте предпочитал спокойные прогулки и размышления. А младший же брат Наран вырос его полной противоположностью. Его неспокойный дух был жаден до всяческих споров, он был первым забиякой и драчуном в округе. Наран был также прекрасным стрелком из лука и уже зарекомендовал себя лучшим фехтовальщиком среди местной молодежи. И это несмотря на то, что ему едва исполнилось 12 лет.

Тут надо сказать, что к большому несчастью для Дорджи супруга его, верная Герел умерла год назад от неизвестной местным лекарям и знахарям болезни. И хотя крепким здоровьем жена князя никогда не отличалась, была она самой просвещенной и грамотной женщиной в этой части света. Она не только много читала, но еще сама писала стихи, и вела летопись, в которую записывала свои наблюдения за жизнью подвластной им территории и окрестных мест. Когда жены не стало, вести летопись стало некому, а все заботы, по управлению хозяйством и по воспитанию сыновей легли на плечи старшей сестры матери Герел бабушки Цаган. Мать Дорджи умерла много лет назад от эпидемии оспы. Мать Герел так же умерла несколько лет назад. Старшая сестра матери жила с семьей своей дочери, но узнав о болезни Герел, приехала по её просьбе помогать ей. А после смерти племянницы Дорджи попросил её остаться на время, присматривать за детьми и хозяйством. Пожилая женщина, была высока ростом, годы её не согнули, красота её давно поблекла, но в крепкой фигуре женщины всё равно чувствовалась сила и мощь, и она согласилась остаться для того чтобы помочь хозяину крепости. С её помощью дела во владениях князя стали идти еще лучше, чем прежде.  В хозяйстве у князя бабушка Цаган твердой рукой навела образцовый порядок. Но, несмотря на то, что всё было в целом хорошо во всех делах, бабушка Цаган каждый день заводила разговор о том, что Дорджи нужно взять себе новую жену и отпустить её к дочери, но князь в ответ лишь  отшучивался. Он пока не собирался брать себе новую жену в дом. Хотя и понимал, что старая бабушка Цаган права и что он обременяет пожилую женщину своими заботами. Нужно было что-то решать в этом вопросе. Но сердце князя еще не могло успокоиться, оно продолжало обливаться слезами, слишком были они близки со своей женой, слишком сильно он её любил, чтобы так быстро привести в её дом другую женщину. С этим делом князю хотелось немного  погодить. Не до свадеб ему. Сейчас самое главное для него были его сыновья. Их воспитание. Пора было ребятам становится мужчинами.

В один из дней ближе к концу февраля Мерген решил, что пришло время поговорить с сыновьями. Князь попросил слугу позвать к нему ребят. Вскоре его дети вошли в просторный зал в княжеских покоях.  Дорджи властным жестом приказал им сесть перед ним на кошму, а сам стоя, начал свою речь:

 – Прекрасная, радостная наша родина, и нет ее лучше на всем белом свете. Тридцать три прекрасных равнины раскинулись от края и до края между розовыми хребтами в сердце её. Нет в нашей стране ни зимы, ни знойного лета. Наша страна это страна вечной весны. Вы должны помнить всегда о том, что мы с вами и наша крепость стоим на одной из новых границ нашего царства, и от нас зависит во многом его спокойствие и благополучие. Судьба воина это служение родине. Без нас, воинов, родина не сможет защитить себя от врагов, которые мечтают отнять у нас наши благословенные земли, забрать не только наши стада и прочие богатства, но и само право на небо и воздух. Вы вчера были детьми, но через несколько дней я с вами отправлюсь в ваш первый военный поход. Время пришло вам так же становиться защитниками родины, стать воинами.

Братья вскочили с кошмы и радостно стали подпрыгивать и кричать: – Спасибо, отец! Мы тебя не подведем!  Отец со счастливой улыбкой смотрел на сыновей и глаза его увлажнились. Князь отправил детей готовиться к походу. А сам после разговора с сыновьями князь собрал своих командиров отрядов на военный совет. Он  сообщил своим воинам, что пришло время начать подготовку к военному походу на одно из соседних  племен, которое сделало поздней осенью набег на самую дальнюю от крепости деревню, принадлежавшую Дорджи. Неприятель тогда  угнал много скота, захватил некоторое количество пленных и скрылся от преследователей. Снегопады замел все следы за напавшими на деревню наглецами. И погоня не дала тогда результата. Князь принял решение отложить карательный поход на наглое племя до весны. И вот весна уже была близка. Больше причин откладывать поход не было. Скот и пленников нужно было вернуть, да и наказать наглецов, осмелившихся наложить руку на имущество семейства Дорджи, следовало жестоко и показательно, чтобы отбить желание у прочих племен делать набеги на земли Дорджи.

Втайне от всех, даже от своих командиров, князь отправил разведчиков выяснить, где расположен враг. И посланные князем разведчики справились с заданием князя. Они всё разузнали о том, где и в каком состоянии сейчас находился враг,  так что князь теперь был полностью уверен в том, что поход его будет успешным.  Поскольку каждый из его командиров отрядов был опытным воином,  Дорджи не потратил много времени на раздачу указаний по подготовке к походу. Всё обсуждение предстоящего похода на врага не заняло и часа времени. Князь, завершив свою беседу с командирами отрядов, собирался приступить к обеду, когда к нему подбежал один из солдат и сказал:

- Повелитель. Дозорный с башни сообщил - с перевала в нашу сторону скачет группа всадников, они сопровождают очень большой и богатый с виду экипаж.

Князь сразу насторожился и произнес задумчиво себе под нос:
- Это значит, что к нам едет, какой-то очень важный чиновник. С чего бы это? Давно нас не посещали посланцы из столицы.

- Они к вечеру могут добраться до нас – сообщил еще воин.

- Хорошо. Возвращайся к службе. Если что понадобится, я сообщу отдельно – приказал князь. Воин, поклонившись, вышел из зала, князь остался один, но тут вошла бабушка Цаган.

- Я услышала радостную новость. Ты решил взять сыновей в поход? Это правильное решение. Я тоже отправлюсь с вами – сказала твердо пожилая женщина.

- В ваши годы нужно беречь себя – возразил князь.

- Я с мечом и сейчас управлюсь не хуже лучшего твоего солдата, да и в седле мне не привыкать совершать переходы. Когда мой муж пал в бою я сама повела войско в атаку в битве при реке Текель. Враг тогда был опрокинут и разбит наголову. От дома мужа моей дочери до ворот твоей крепости я проскакала, ни разу не остановившись на ночевку, только лишь меняла уставших лошадей на постоялых домах – ответила пожилая женщина.

- Я согласен. Жизнь закалила вас, как сталь. Но в любом случае мне не понятно ваше желание отправиться в военный поход с нами. Вы что мне не доверяете, как военачальнику? – усмехнулся с вызовом в голосе Дорджи.

- Сынок – ответила твердо бабушка Цаган. - Я знаю тебя с младенчества. Я хорошо помню твою мать, мы с ней были близкими подругами, еще до твоего рождения. А твой отец был другом моего брата. Я знаю, что ты прекрасный военачальник, но есть вещи, которые сложны для любого отца, даже для такого великого воина как ты. Война это страшная вещь. Это смерть, кровь и насилие. Тебе будет трудно показать всё это своим сыновьям так, как может показать не столь привязанный как ты к ним человек. Я тебя знаю. Ты благороден и зря людскую кровь не льёшь. Но тут враг должен быть наказан так, как принято в наше время, без всяких оглядок на твое благородство. Это должно стать уроком твоим сыновьям. Поэтому я и хочу поехать с вами в поход. Чтобы самой взять на себя грех расправы над пленными, так что твое светлое имя не будет запятнано. Но сыновья твои должны понять, что война это самый страшный кошмар на свете. Чтобы потом зря самим не поджигать войны и не воспринимать жизнь неправильно.

Лицо князя омрачилось. Он некоторое время молчал, а потом ответил:

- Бабушка Цаган. Я вас понял. Но в любом случае вы останетесь в крепости. В этот поход я возьму присматривать за сыновьями старого воина Хонгра. Я прикажу ему прийти к вам и получить все соответствующие указания о том, что ему следует сделать. 

Старая бабушка Цаган вздохнула, кивнула головой в знак согласия, и вышла из помещения.


Глава 2


Князь долго не стал оставаться на месте. Он почти сразу же вслед за бабушкой Цаган вышел на улицу и, не теряя времени быстрым шагом отправился к казарме. Добравшись до места, князь  отдал приказ отряду старого воина Хонгра отправиться вместе с ним навстречу важным гостям из столицы. Уже через десять минут, после того, как было князем отдано распоряжение, отряд всадников во главе с князем покинул крепость. Князь сразу пояснил своим воинам, что они особо никуда не торопятся. Дорога абсолютно безопасная и за гостей опасаться не стоит. Поэтому отряд ехал по дороге навстречу гостям неторопливым шагом. По дороге Мерген с начальником отряда поехали немного впереди остальных воинов. И тут князь Мерген и рассказал Хонгру о своем разговоре  с бабушкой Цаган. Старый воин внимательно выслушал своего повелителя и поклонился ему. – Всё, что надо сделаю – заверил он князя. – Выслушаю старую бабушку Цаган, а потом обо всем доложу вам. Что вы одобрите, то я и буду делать. – Хорошо, так и решим – ответил Мерген. Дальнейший путь до встречи с гостями из столицы он ехал в полной тишине, погруженный в свои размышления. Из головы его всё не шел мучивший вопрос, что понадобилось  прибывавшему без всякого предупреждения гостю из столицы государства во владениях князя?   

Два отряда встретились примерно через два часа после того, как Мерген со своими воинами покинул крепость. Из экипажа навстречу князю вышел мужчина, средних лет одетый исключительно богато. Волчья шуба удивительного синеватого стального окраса, соболья шапка, сдвинутая набекрень, меховые штаны, обитые тончайшим шелком.  Черты лица чиновника были правильной формы, у него  было тело атлета, и могло  показаться, что это сам образец мужской красоты Мингиян из эпоса Джангар воплотился в этом человеке. – Эрдни! Я рад видеть вас в своих владениях – сказал Мерген. – Если бы вы послали вперед себя гонца, я бы встретил вас на перевале, на самой границе моих владений так, как положено, встречать почетных гостей.

В свою очередь князь Эрдни подошел к Мергену и долго тряс его руку обеими руками и всячески пытался показать свою особую приязнь к нему. Потом он завел долгую пространную речь, в которой громко восхвалял великого правителя страны, восхвалял высших чиновников государства, а так же и хозяина данных мест, князя Мергена. В конце своей речи он сообщил, что за время путешествия им была написана целая поэма, посвященная доблести владыки крепости Арлат. И он тут же, достав из кармана свиток, начал восхищенным голосом пафосно читать:

 Я знаю – нет, воина смелей
 Чем князь Мерген, опора государства
 Под натиском его стальных мечей
 В прах пали княжества и царства.
 Где князь прошел, там враг разбит
Там славный флаг джунгаров гордо реет.
Мерген в любом сраженье победит,
Никто его в бою не одолеет.
Бегут враги лишь только флаг Мергена
Увидят в самом дальнем отдаленье
Во избежание гибели и плена.
И в быстроте коней лишь только их спасенье. 

Тут князь Мерген не выдержал и воскликнул:

- Я благодарен за столь похвальные для меня стихи. Но нам нужно торопиться. Прервем чтение. Мы можем до ночи не успеть доехать до ворот крепости.

- Я писал эту поэму всю долгую дорогу к вашему замку с целью порадовать вас,  славный князь Мерген.  Вы должны выслушать поэму прямо сейчас. Я не могу прервать свое чтение. Это не займет много времени, от силы час – с возмущенным видом возразил князь Эрдни.

- Хорошо. Я ценю ваш стихотворный труд. Но скоро уже начнет темнеть. Предлагаю поступить  следующим образом. Я сяду вместе с вами в ваш экипаж, и вы там спокойно мне прочитаете поэму до конца. Как раз до ворот крепости успеете завершить свое чтение – предложил Мерген. Князь Эрдни с недовольной миной на лице нехотя согласился принять данное предложение. Князь Мерген передал поводья своего коня Хонгру, а сам ловко спрыгнул с коня и сел в экипаж. И немедленно продолжили путь.

- Я жду продолжения обещанной мне хвалебной поэмы – сказал Мерген, как только экипаж стал набирать ход.

- Ты что совсем умом тут в провинции тронулся в своих сражениях и битвах? – ехидно ответил Эрдни. - Какие тебе поэмы? Протри глаза. Посмотри на свиток, убедись сам - там отнюдь не стихи.

- А что там? – недоуменно спросил Мерген.

- Там донесение на тебя – ответил серьезно Эрдни. - Разве ты не знаешь о том, что у ханской канцелярии сейчас везде глаза и уши. Они наводнили страну своими шпионами. Их люди теперь везде. От них нигде сейчас не спрячешься. Вот ты и не уберегся. Недавно кто-то из их людей и написал на тебя донос в канцелярию хана. Мол, смотришь ты на сторону. Ты уже полностью готов предать нашего любимого хана и поднять против него мятеж. И всякое такое прочее. Всё даже перечислять не стану, сам прочитаешь сейчас.

- Что же ты тогда комедию передо мною ломал? – возмутился Мерген. – Целое представление устроил.
 
- А почему бы и нет? – таким же обиженным тоном ответил Эрдни. - Что я не имею права комедию ломать? Имею! Мало того. Это моя основная работа теперь. Каждый день при дворе комедию ломаю с утра до позднего вечера. Иначе не выживешь. И стихами я, кстати, решил изъясняться перед всеми только ради шутки, не более того, сочинил я их тут же на месте экспромтом. Еще не хватало мне тебе, нынешнему провинциалу, глухой деревенщине действительно поэмы посвящать и все время в пути отдать стихосложению. Много тебе чести.

- Если мало чести чего тогда ты тут все же так распелся соловьем, читая свои стихи? – возразил Мерген. – Давно мы с тобой, друг мой не виделись, черты лица твоего я стал забывать, но при этом знаю точно, ты никогда просто так ничего не делаешь.

- Ладно. Признаюсь. Я знаю, что у меня в охране есть соглядатаи – пояснил Эрдни. – Как ты теперь знаешь и у тебя в крепости тоже есть люди, которые посылают на тебя доносы. Поэтому я и сыграл небольшой спектакль. И у меня все получилось, как я и планировал заранее. Ты пойми. Может быть, и поговорить позже вдали от чужих ушей нам с тобой не удастся. Сейчас же нас подслушать невозможно.   

- А просто пригласить меня в свой экипаж ты меня не мог? – спросил Мерген.

- Не мог – коротко ответил его друг.

- Тогда не будем терять зря времени. Скажи мне, что случилось такого необычного, что тебя прислали ко мне? – спросил с ходу Мерген.

- Скоро будет большая война – ответил Эрдни.
 
- Много воды утекло с той поры, когда мы с тобой, два молодых человека служили при дворе нашего великого хана в его свите. Войны тогда начинались каждые два-три месяца. Никто из этого не делал большую проблему – возразил Мерген. – Что изменилось сейчас?

- Ты случаем не забыл о том, что после того, как два твоих старших брата после конфликта с ханом бежали в Пекин вместе со всеми своими людьми, со всем вашим родом,  ты в столице остался совсем один? – спросил Эрдни. - Я тогда за твою жизнь не дал бы и медного гроша. Но наш хан тебя неожиданно для всех помиловал. Мало того. Он дал тебе войско и отправил брать крепость Арлат и   завоевывать для нашего царства новые земли вокруг неё. Тебе повезло. Крепость теперь твоя. Ты богатый землевладелец, но тебе заказан путь в центр страны. В столице тебя никто не хочет видеть. 

- Я всё прекрасно помню. Память меня еще не покинула. Так ты приехал для того чтобы напомнить мне об этих делах? Всё это давно не новость. В чем же тогда есть нечто новое?  – спросил с нетерпением в голосе князь Мерген.

- Тут новость в том, что твои братья за эти годы в Пекине при дворе императора смогли сделать неплохую карьеру – ответил Эрдни. – Это ты о них ничего не знал, а они за годы вашей разлуки стали там видными военачальниками. Твои братья очень успешно воевали на южных рубежах империи, продвигая интересы Пекина. Император в награду за победы недавно назначил твоего старшего брата на высокую должность в своем правительстве. Теперь он возглавляет одну из самых больших армий империи уже на севере страны. С ним сейчас поневоле вынужден считаться сам наш великий хан. Он сделал вид, что прошлые проблемы забыты. И предложил организовать большой совместный поход за добычей. Твой брат уклонился от личного участия в походе, справедливо опасаясь предательства. Но так как данный поход действительно может быть исключительно прибыльным мероприятием, твой брат согласился дать оружие, своих военных советников за определенную часть военных трофеев. И самое главное. Было решено, что командовать войсками во время данного похода будешь ты.   

- Как я? – удивился Мерген.

- Так они решили. Смирись – ответил Эрдни.

- На кого будет направлен удар? – спросил Мерген.

- Я не знаю – ответил Эрдни. – Вся информация о готовящейся войне является государственным секретом.

- А в чем же тогда твоя миссия? – поинтересовался владелец крепости.

- Я должен провести на месте проверку доноса – пояснил Эрдни. - Если факт измены отсутствует, то тогда я беру тебя с собой, и мы вместе отправляемся к дворцу. Но говорю тебе по секрету – мне приказано провести проверку формально. Ты в любом случае должен быть доставлен к хану. Делай сам из этой информации выводы.   

- Спасибо друг за помощь – поблагодарил Мерген своего гостя.

- Это всё, что я могу для тебя сделать. Больше на эти темы мы с тобой говорить не должны. Даже в твоих личных покоях или в степи – предупредил Эрдни своего друга юности.

 - Я всё понял – ответил Мерген. – Будем ломать комедию дальше вместе.  После этих слов он погрузился в чтение доноса. Завершив чтение, Мерген вернул свиток другу. А сам произнес, как можно громче:

- Блистательная поэма. Особенно мне понравился вот эти строки из неё.

Там гром победы всюду раздается
Где князь Мерген ведет свои полки
Дрожит враг и от ужаса трясется
Бросает на поле боя он свои клинки.

- Да – воскликнул в ответ Эрдни. – И далее тоже неплохо!

Наш князь Мерген пригнал стада баранов
Бессчетно коз, верблюдов и коней.
Добычи много. На тысяче арканов
За лошадьми плетутся в плен тысячи людей.
   

Глава 3


Как только кавалькада всадников достигла крепости, князь Мерген Дорджи с гостем первым делом навестили бабушку Цаган.  Ей князь Эрдни рассказал о том, что приехал в гости потому, что был по приказу начальника ханской канцелярии направлен в соседний уезд, дела свои там завершил раньше положенного срока и поэтому решил, воспользовавшись удобным случаем, погостить пару недель у своего друга юности. После этого разговора Мерген Дорджи приказал своим слугам провести в лучшие покои своего гостя из столицы, дабы он там отдохнул после долгого пути. Воинов из охраны князя Эрдни по повеленью владельца крепости так же определили на ночлег. Князь Мерген Дорджи распорядился, поселить их не в казарме, а в отдельном помещении.

После короткого перерыва для отдыха гостей, начался праздничный вечер в честь приезда столичного визитера и его людей. В широком зале были накрыты прекрасно сервированные столы, на котором в обилии находились  всевозможные яства, кувшины с вином и прочими хмельными напитками, вокруг которых стояли на столе для господ тончайшей работы серебряные кубки и фарфоровые тарелки, а для прочих участников пира кубки были глиняные. На деревянных блюдах везде на столах дымилось мясо, а на глиняных тарелках лежали различные закуски и зелень. Пир получился на славу. Витиеватых речей вначале вечера было сказано много, благородные господа обменялись стихотворными посланиями. Безусловно, всех затмил своим красноречием князь Эрдни. В завершении своей речи он спел под аккомпанемент небольшого оркестра придворных музыкантов балладу своего собственного сочинения. В балладе рассказывалось о любви к родному краю, о тоске по родному дому. Пение князя вызвало бурный восторг у слушателей. Уступая просьбам бабушки Цаган и самого князя Мергена Дорджи Эрдни спел еще две баллады собственного сочинения.

Каждое новое исполнение баллад вызывало еще больше восхищения у слушателей. После того, как проявления восторга после выступления князя Эрдни немного утихли, все приступили к трапезе. Никто на этом пиру не опасался подвоха, никто не боялся быть отравленным. И поэтому вино, и прочие напитки за столами лились рекой. Подносы с едой быстро пустели и красивые служанки то и дело приносили с кухни новые чеканные подносы с жаренной и вареной бараниной, отварной телятиной и прочей снедью и кувшины с хмельными напитками. Музыканты, танцоры, певцы и шуты, так же не тратили времени попусту, они, как могли, развлекали участников пира. Вскоре прекрасная музыка, иногда двусмысленные и острые шутки придворного шута, песни и танцы привели и гостей и хозяев крепости в полный восторг, казалось, сегодняшнему веселью не будет конца. Наконец, уже далеко за полночь, пир завершился по решению князей, и все его участники отправились к месту своего ночлега. 

Но, уже рано утром вместе с командиром своей разведки Бадмой князь Мерген Дорджи отправился осмотреть прилегающую к крепости территорию. Как только двое всадников отъехали от крепости на значительное расстояние, правитель обратился с вопросом к Бадме:

- Что ты можешь мне рассказать о приезде этих моих гостей?

- Ваш гость не сказал вам правды – ответил Бадма. – Его и его людей не было в соседнем уезде. Если бы они там были, мы бы об этом узнали и сообщили бы вам. Ведь все мы, воины моего отряда родом из тех мест. Судя по всему, ваш гость приехал к нам прямиком из самой столицы нашего государства. Это больше всего походит на правду исходя из того, что мы подслушали в разговорах его воинов между собой вчера и сегодня утром и судя по состоянию экипажа князя Эрдни.

- Хорошо. Дальше что? – спросил нетерпеливо князь.

- Мы следили за каждым человеком из охраны князя, ни на одну секунду, ни один из них не выпал из поля зрения моих людей – продолжил свой доклад Бадма. 

- Ответь мне, хорошо перед этим подумав. Встречался ли кто-то из сопровождения моего гостя с кем-то из нашей крепости и вел ли с ним переговоры втайне от всех? – спросил Мерген Дорджи.

- Тут и думать нечего. Вчера все люди вашего гостя были у нас на виду. Никто из них ни с кем из ваших людей даже парой слов не перекинулся. Во время пира они сидели за отдельным столом. Да и в иное время ни с кем переговорить у них возможности не было. Я в этом полностью уверен – сказал твердо начальник разведки.

- Как это неприятно – зло произнес Мерген Дорджи, лицо его почернело, а глаза налились кровью.

- Что неприятно? – не удержался и спросил без разрешения Бадма, за что удостоился негодующего взгляда своего владыки и потупил взор.

- Враг затаился среди моих людей. Я это знаю теперь совершенно точно. Шпион, который действует во вред мне и моей семье, но имя пока мне его неизвестно – нехотя ответил князь.

- Спасибо, князь. Ваши слова означают, что меня и моих ребят вы в измене не подозреваете – с поклоном сказал Бадма.

- Это так – признал князь. – Вас я не подозреваю в измене.

- Разрешите спросить – сказал, поклонившись Бадма.

- Спрашивай, всё что нужно – приказал Мерген Дорджи.
- Как же вы узнали об измене? Это не простое любопытство, мой господин, мне эта информация нужна будет для понимания ситуации – попросил Бадма.

- Измену я почувствовал больше года назад, когда внезапно заболела моя жена – сказал, тяжело вздохнув Мерген Дорджи. - Врачи, не смогли определить, какой болезнью она захворала, ничего никто не мог понять, но уже тогда я заподозрил, что с её болезнью что-то не так. Ведь мне прекрасно известно о том, что теперь в канцелярии великого хана под руководством великого нойона (светский правитель в Монголии в период начиная со средних веков и заканчивая первой четвертью XX века) служат многочисленные выходцы из тибетского царства, которым ведомы большое количество неизвестных нам лекарств. У них есть лекарства и от болезней, и лекарства от жизни. Жену мою могли отравить неизвестным здесь у нас ядом, против которого у нас не было противоядия. Но применить против неё яд должен был все равно кто-то из людей в моем окружении. Изменник и убийца. Конечно, это тогда было лишь мое предположение. Доказательств измены у меня не было. Но, не смотря на это, я начал принимать определенные защитные меры. Я создал у себя в войске совершенно новое подразделение. Свою личную разведку, пригласив служить в ней людей из соседнего уезда.

- Я хотел бы задать еще одни вопрос, повелитель – попросил Бадма.

- Задавай  – приказал Мерген Дорджи.

- Почему вы так сильно огорчились, узнав о том, что никто из охранников вашего гостя не разговаривал вчера ни с кем из ваших людей? – спросил Бадма.

- Я сержусь на себя за свою убийственную глупость – печально произнес Мерген Дорджи. - Нет мне прощения. Мне сейчас стало понятно, что встреча изменника или изменников уже состоялась, с кем им было нужно в охране моего гостя, они уже переговорили. Встречал со мною гостей отряд старого Хонгра. В этом отряде служат те бойцы, что вместе со мною по приказу великого хана пришли сюда, чтобы завладеть этими землями. Мы вместе прошли свозь сотни боев и сражений, и я им доверял, как себе самому. После твоих слов я осознал элементарно простую истину. Великий хан просто был обязан послать своих шпионов вместе со мною в поход. Враг мой был здесь рядом всё время. Мне нет смысла искать врага в другом месте, среди других людей.

- Я удивлен вашей откровенностью повелитель – признался Бадма.

- Дело в том, что совсем скоро я уеду из крепости – сказал князь. - Вернусь или нет неизвестно. И поэтому я должен спешить. Ты останешься после моего отъезда здесь главным. Ты присмотришь за моими детьми. Но чтобы я был уверен в том, что здесь без меня всё будет в порядке я должен многое успеть сделать за оставшиеся до отъезда дни. Есть еще вопросы?  Если есть, то задавай.

- Мой повелитель. Мне все же не понятно, если враг хотел получить крепость и ваши земли, почему он не отравил вас? – спросил Бадма.    

- Я отвечу тебе честно – сказал Мерген Дорджи. - Великий нойон и его канцелярия не любят принимать скоропалительные решения. Мне сначала аккуратно подрубили корни. Они скорей всего получили кое-какую информацию, о которой я узнал совсем недавно более года назад, и разработали операцию, которую с успехом начали приводить в действие. Отравив мою супругу, там явно резонно предполагали, что я окажусь в сложной ситуации, позиции мои ослабнут. И отправляясь в поход, я верней всего поручу крепость и детей своих своим самым проверенным бойцам, с которыми много лет вместе воевал. Мальчишки почти сразу же после моего отбытия отправятся в какой-нибудь плохо подготовленный поход, где погибнут, и крепость и мои владения, как бесхозные, окажутся в руках у великого нойона, который уж точно сможет с выгодой для себя моим имуществом распорядиться. 
    
- Ловко – восхитился Бадма. – Учиться нужно у этих мудрых людей мастерству. Ведь никто ничего и понять не сможет. Великий и могучий князь вместе с семьей исчезнет со света, а никого и заподозрить ни в чем не сможет. Хорошо, конечно, что такие хитроумные люди работают в канцелярии нашего великого хана, жаль лишь, что они сейчас работают конкретно против нас.

- Мы тоже не самые последние в этом мире глупцы. Обломают еще зубы о нас мудрецы из канцелярии. Великий нойон как-нибудь перебьется без моих владений – сказал уверенно Мерген Дорджи.

- Какие будут распоряжения? – спросил Бадма.

- Планы наши меняются – ответил князь. - Вместо одного похода на наглое пламя мы проведем настоящую карательную экспедицию. Мы уничтожим все центры возможного нападения на мои владения. Огнем и мечом мы пройдемся по ним. Сейчас же по нашему возвращению в крепость, ссылаясь на мой приказ, отправь в разведку к местам будущих боев со своими людьми воинов из всех отрядов, кроме отряда старого Хонгра. Естественно куда отправятся разведчики никто кроме твоих людей знать не должен. Сам же с лучшими своими бойцами останься в крепости. Я предчувствую, что сегодня нелепой смертью погибнет наш славный старый Хонгр. И так же я предчувствую, что кто-то из охраны нашего гостя весть об этой смерти попробует передать в канцелярию Великого хана. Письмо надо будет перехватить, а на человека, отправившего его, укажите мне. Я решу, как с ним поступить. Всё ясно?

- Да – ответил Бадма.   

- Есть еще вопросы? – поинтересовался князь.

- Вопросов нет – четко ответил командир разведки.


Рецензии
покупайте мою книжку на сайте ридеро - ссылка на странице автора

Пюрвя Мендяев   19.09.2019 03:12     Заявить о нарушении