Глава XVII. Ошибки природы

   Начало: http://www.proza.ru/2018/10/21/196

   Кенклен осваивался в племени алеутов, изучал их нравы и традиции, запоминал имена духов и шаманов, простых соплеменников. Он прилагал немало усилий к тому, чтобы его восприняли, как человека, поверили рассказам о его необычном путешествии. Усилия Кенклена не пропадали даром, и всё же принимали его как и везде – чужаком. Испорченный болезнями вид, отсутствие традиционных татуировок и неполный комплект зубов нисколько не поднимали его авторитета. Алеуты считали себя самыми цивилизованными людьми на земле, обласканными богами. Чужаки для них были людьми низшего сорта. Даже соседи эскимосы, многократно превосходящие алеутов по численности, не являлись исключением – дикие люди, не следящие за своим внешним видом. Что взять с них?
   Кенклен пристрастился к купаниям в озере. Чистота ему всё больше нравилась. Он даже пробовал заплетать косы со своей разросшейся шевелюры, да вскоре забросил это бесперспективное занятие – терпения не хватило.

   Однажды Кенклен попал на озеро в неурочный час. Его не осведомили о женском дне, в который мужчинам по солёным берегам бродить не следовало.
   Под водопадом неосведомлённый зевака увидел девушку, которую он приметил ещё  в улусе. Кенклен приучил себя выбирать в каждом племени женщину. Свободные нравы северян не сдерживали любовные позывы, и пришлый повеса на своём долгом пути наследил во многих местах, оставил о себе память с селькупскими чертами.
   Кенклен позорно спрятался за камнем и наблюдал со своего укрытия за движениями точёного тела, украшенного солнечными бликами и водяными струями. Тут было на что смотреть!
   Увлечённый женскими прелестями волокита не замечал уже больше ничего вокруг, кроме захватывающего вида, прикрытого прозрачной кисеёй из падающей воды. Отвлёк его громкий всплеск за спиной, и Кенклен обернулся резко, вздрогнув от неожиданности.
   В озеро плюхнулся медведь, и плыл он к цели запретной: к водопаду, к женщине. «Вот дурень! - содрогнулся Кенклен, - Спутал медведицу с человеком. Случится же такое! Как можно перепутать секреты разных видов? На солнце, видать, перегрелся, увалень»!
   Гадать и рассуждать времени не оставалось, на девушку надвигалась смертельная опасность в лице любвеобильного медведя. Кенклен схватил здоровый камень и забросил его в мохнатую тушу. Медведь скрылся под водой, которая тут же перекрасилась в кровь. Орудие Кенклена достигло цели, камень угодил в медвежью голову.
   Одним ударом булыжника косолапого не завалить. Оклемался он скоро и выскочил из-под воды, жадно хватая воздух – злой и очумелый, брызгал во все стороны, вертясь и силясь сориентироваться: кто это посмел прервать его стремления к блаженствам? И хоть были его движения запутаны, хоть не прошёл для мишки даром пролом черепа, и наглотался он воды по самую трахею, хозяин здешних мест принял вызов. Вечный зов многократно умножил жизненные силы медведя, и он ринулся на противника, посмевшего оспорить его права на самку.
   Голыми руками человеку с медведем не справиться. Кенклен проверил наличие ножа за поясом и поднял с земли подвернувшийся под руку обломок весла – длинный и крепкий, как раз по жилистым мужским рукам. Он вошёл в озеро, чтоб встретить медведя на воде, не на его территории.
   Зверюга с трудом встал на задние лапы, в агрессивную стойку, зарычал с острасткой, предупреждая о нападении. Кенклену было не до ритуалов, он нацелился и ткнул палкой в глаз зверю, надавил, заваливая противника на спину.
   Медведь не стал отлёживаться под водой, боль его не остановила, и он напал на противника в прыжке, подняв волну и гору брызг. Кенклен оттолкнулся шестом от летящей на него торпеды и завалился на спину; подняться успел, пока раненый противник его разворачивался для нового броска.
   Раненый зверь был уже не так резок, Кенклен вполне успевал изворачиваться от его бросков, наносил противнику новые раны. В конце концов, ему удалось прижать веслом голову ослабевшего противника ко дну. Медведь подёргался недолго и затих, поддался колышущей его тело волне.

   Кенклен вышел на берег героем: гордая осанка победителя битвы за самку, кровь, заливающая грудь из разодранного плеча. Герой, достойный любви, полный достоинства и самоуверенности – теперь ему ни одна женщина не откажет.
   Женщина спешила к своему спасителю, не успев одеться, кинула свою парку через плечо. Женщина-совершенство: стремительная, грациозная, с одной открытой грудью, другая прикрыта расписной меховой шкурой. От такой красоты притягательной невозможно глаз отвести, хочется живописать её.
   -Ты зачем медведицу убил? – затрепетал воздух от хрустальных женских ноток, раскрашенных строгими оттенками. Ласкающий уши Кенклена, звук эхом отразился от скал и не оставил ему выбора: это был именно тот голос, о котором он мечтал всю жизнь, не услышанный голос матери.
   Женщина остановилась и стала одеваться, накидывала парку через голову, вытянувшись во весь рост. Всё происходило естественно так, будто и не было рядом с женщиной мужчины. От такого зрелища невозможно отвести глаза, и Кенклен слышал только голос без слов, как музыку,  потонул в мечтах безвозвратно.
   -Ты человек, или волк какой? – пыталась женщина вывести чужака на свет земной. – Только волки нападают на кормящих матерей. Ты зачем медведицу убил?
   -Медведицу? – прозрел наконец Кенклен. – Какая медведица? Это медведь, - указал на тушу, которая легко поднималась над волной, и полез вытаскивать её на берег.
   -А это что по-твоему? – указала женщина на скалы, по которым к берегу спускался медвежонок. – Ты хочешь сказать, что он к медведю спешит? Хочешь сказать, что этот медведь взял на себя материнскую ответственность за него?
   -Но ведь это медведь! – настоял на своём Кенклен. – Он мог убить тебя.
   -Да хоть медведь! Не унималась женщина. – Какая разница? Медведи на людей не нападают. Человек нападает на медведя.
   Сказала, как обрезала. Махнула головой, разбрасывая косы по плечам, и прижала волос деревянным резным обручем. Развернулась и пошла, будто не спасали её только что.
   -Стой! – окликнул женщину Кенклен. – Ты скажи хоть, как зовут тебя.
   -Ойна, - женщина оглянулась, одарив Кенклена улыбкой напоследок. Первой.
   -А на охоту со мной пойдёшь?
   Женщина оглянулась опять, строгая уже и недоступная. Не ответила ничего и ушла прочь.

   Кенклен тщетно пыжился вытащить медвежью тушу на берег и корил себя за неумелое обращение с женщиной. В разных племенах мужчина приглашал женщину к сожительству по-разному: кто на оленях прокатиться приглашал, кто в чум - испробовать заготовленных яств. Признания в чувствах у суровых северян не встречалось. Кенклену пришлось больше всего по душе приглашение на охоту. Что в этом плохого?
   «Медведя надо будет закрепить чем-то, - перевёл Кенклен свои мысли на действительность. - Без помощи мне не обойтись. И что я опять сделал неправильно? Племя сегодня будет сыто, не каждый день удаётся медвежатиной себя побаловать, Жаль, шкура испорчена. Ничего толкового с неё сшить уже не удастся».
   Он попятился к берегу и наткнулся на мягкое что-то, знакомое до боли. Кенклен застыл, вспомнив свою первую встречу с волчонком, и щемящее чувство захватило его нежной оторопью. Просящее мычание подсказало ему сущность ластящегося комочка. А кому же здесь ещё быть? Кенклен поднял медвежонка на руки и прижал его ласково. Это Ном подарил ему возможность расплатиться за все неправильные убийства животных. Он вырастит медведя и смоет с себя грехи бессмысленного охотника. Доброта, проснувшаяся в нём, поможет сближению с Ойной. Женщины чувствуют добро особо тонко и тянутся к оному, как олени к солончаку.

   Женские визги с дальнего берега отвлекли внимание Кенклена. Он прислушался и угадал причину суматохи охотничьим чутьём: женщин испугала медведица, жирующая ягоду в кустах малинника. Вот к кому стремился медведь! Вот где сокрыта ошибка природы. Или Кенклена? А как же решать с медвежонком? Чей он? Медведь без всяких угрызений совести убьёт медвежат, лишь бы покрыть медведицу, освободившуюся от материнства. Как удалось этому мальцу пристроиться к матёрому зверюге? Медвежонок точно шёл за медведем, тут не было никаких сомнений.
   Медвежья неразбериха так и осталась для Кенклена природной тайной. Ясно стало главное – теперь опекуном медвежонка стал он сам.


Рецензии
Нужно взять с собой и воспитать.
Будет надежный друг.
Лучше собаки.

Реймен   10.07.2019 18:36     Заявить о нарушении
Мишку? Увольте, Валерий Николаевич. Он же обниматься полезет, чтобы покормили.

Игорь Бородаев   11.07.2019 16:26   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.