Портреты Шекспира заговорили. 4

                КЕССЕЛЬШТЕДТСКАЯ МАСКА

Маску называют кессельштедтской, оттого что она была собственностью графа Кессельштедта, который привёз её из Англии в Германию. Её еще называют дармштадской маской, по месту нахождения в музее-библиотеке города Дармштадта.
Это гипсовый слепок, снятый с лица некоего умершего человека. В 1842 году её купил на аукционе в Майнце Людвиг Бекер, придворный живописец из Дармштадта. Маска была прикреплена к доске с рамкой, на которой была надпись «Шекспир». На обороте маски на гипсе была выцарапана дата «1616» – дата смерти стартфордца. Людвиг Бекер  отвёз свою находку в Англию, где подлинность маски подтвердил профессор Ричард Оуэн, руководитель отдела естественных наук Британского музея. Отпечаток рельефа кожи, волоски ресниц и бороды доказывают, что маска не сделана скульптором и не является копией другой маски. Бекер и Оуэн экспонировали маску в Британском музее и в Стратфорде-на-Эйвоне. Тогда же Людвиг Бекер проделал расследование истории маски. Оказалось, что она принадлежала графу Кессельштедту (или Кессельштетту), который в молодости посетил Англию, где покупал редкости. Позже в принадлежности маски Шекспиру возникли сомнения. Брат Людвига Бекера вернул маску в Дармштадт, где она сейчас находится в библиотеке Гессенского университета. Хильдегерд Хаммершмидт-Хуммель отмечает, что дискуссии об аутентичности маски возникали постоянно. Но сторонники того, что она шекспировская, изучали её, а противники этой версии не удосуживались её рассмотреть.

Сходство лица на маске с давенантовским бюстом, а также с флауэровским портретом и с его копией – гравюрой Друшаута, подтверждённое криминалистической экспертизой – ещё одно доказательство того, что маска принадлежит Шекспиру.


                МЕДИЦИНСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ КЕССЕЛЬШТЕДТСКОЙ МАСКИ

По инициативе Хаммершмидт-Хуммель была  впервые проведенная медицинская экспертиза маски. Медики выявили признаки нездоровья, которые невозможно подделать.

Автор бюста и автор флауэровского портрета, несомненно, делали свои изображения с реального, позировавшего им человека.  Иначе бы они не внесли в портреты портящие красоту детали, говорящие о болезни, выдумать которые было бы вряд ли возможно.
Хаммершмидт-Хуммель вместе с медиками обратила внимание на не замеченную исследователями особую примету лица человека, изображённого на флауэровском портрете: крошечную опухоль размером с бисеринку на краю нижнего века в левом внутреннем углу глаза (она видна только на репродукциях с большим разрешением). А на маске левый угол глаза деформирован, осталось углубление: «бусинка» сбита. На давенантовском бюсте также обнаружены следы вмешательства в работу скульптора: «бусинка» в углу левого глаза сбита, осталась ямка, видны следы ударов долотом. Очевидно, владельцы бюста полагали, что угол глаза испорчен напластованием краски, и хотели его почистить.
 
На посмертной маске специалисту заметна опухоль  большого размера. Она находится под верхним веком левого глаза, и из-за неё веко приподнято. Профессор В. Лерх, директор Офтальмологической клиники в Висбадене, предположил, что опухоль под верхним веком левого глаза на маске – это проявление опухолевого процесса – лимфомы (лимфосаркомы).  Опухоль-бусинку на флауэровском портрете профессор счёл неопасной патологией.

Немецкие врачи также обратили внимание на выпуклость лобной кости, которая слева больше, чем справа. Это видно и на флауэровском портрете, и на гравюре: под выпуклостью художник нарисовал небольшую тень выше левой брови. Особенно заметна эта особенность на посмертной маске.
Медики сделали вывод, что это признак опухолевого процесса внутри головного мозга.

В ходе исследования признаков болезни у врачей не возникало ни малейшего сомнения, что портрет и маска принадлежат одному и тому же больному. Наоборот, одинаково манифестируемые признаки заболевания только подтверждали тождество.
Вероятнее всего, к онкологическому процессу привело системное заболевание организма. Профессор Лерх высказал предположение, что это мог быть лимфолейкоз либо саркоидоз. Человек страдал системным заболеванием организма, скорее всего, лимфолейкозом, в течение 15 лет до смерти.

Обратим внимание на то, что 5-й граф Ратленд, предполагаемый автор шекспировских произведений, страдал от тяжёлой болезни именно в течение 15 лет до смерти.
Я обратилась к специалисту в области опухолевых заболеваний орбиты глаза.  Моя мать, доктор медицинских наук, профессор Светлана Фёдоровна Васильева, свыше сорока лет проработала глазным хирургом в Одесском научно-исследовательском институте глазных болезней и тканевой терапии имени академика В.П. Филатова. Была руководителем Украинского республиканского центра микрохирургии глаза у детей, специалист по новообразованиям в орбите глаза.
 

Профессор С.Ф. Васильева дала свой комментарий к иллюстрациям в монографии Х. Хаммершмидт-Хуммель, на которых изображены флауэровский портрет и кессельштедтская маска.
«Понятно, что поставить диагноз по фотографиям и портретам невозможно. (Точный диагноз больному могли бы дать клинические исследования.) По внешнему виду больного можно только сделать предположение о заболевании с некоторой степенью вероятности.  На портрете видна опухоль у края нижнего века в левом внутреннем углу глаза, в области слёзного мясца (карункулы). Это опасная патология. Неясно, это первичный процесс или метастаз. На маске видна большая рыхлая, без чётких границ, выраженная опухоль верхнего века, которая по своему виду напоминает лимфому. Лимфома, по известным данным, отличается злокачественным течением. Её возникновение  связано с системной патологией крови – лимфолейкозом. Это даёт основание думать, что  больной страдал лимфолейкозом в течение многих лет, прежде, чем возникла опухоль. Что собой представляет опухолеподобное  новообразование на слёзном мясце, тщательно выписанное художником, с язвочкой наверху (не исключено, что в результате прижигания) на более ранней картине, где нет ещё опухоли верхнего века, то судить, связано ли оно с последующим новообразованием, похожим на лимфому,  трудно. Хотя не исключено, что «бусинка» – это начало опухолевого процесса.

Итак, по всей вероятности, новообразование верхнего века левого глаза – это лимфома. Это редкое злокачественное новообразование. По-видимому, ей предшествовало системное длительно протекающее заболевание крови – лимфолейкоз.   (С диагнозом саркоидоз не могу согласиться.) Если опухоль распространилась в область головного мозга, то это могло быть причиной смерти больного».

Профессор   С.Ф. Васильева изложила своё впечатление от маски и предполагаемый диагноз, не будучи сперва знакомой с заключениями немецких медиков. Однако их предполагаемые диагнозы в главном совпали. Больной страдал злокачественным онкологическим процессом, причина которого в системном заболевании крови.
Наличие особых примет, признаков болезни – маленькой опухоли-«бусинки», выпуклость лобной кости - являются веским доказательством аутентичности посмертной маски. Её сходство с давенантовским бюстом и флауэровским портретом и те же признаки физического нездоровья на этих изображениях  доказывают, что портреты изображают именно этого конкретного человека. И эти портреты открывают нам, как выглядел поэт Шекспир.

«У меня яд в крови», – говорил о себе герой трагедии «Цимбелин» Постум Леонат. Отелло страдал сильными головными болями, вплоть до обморока.
Нам открывается горькое знание о тяжёлой болезни и ранней смерти поэта. Это и его собственное знание о своей судьбе. За несколько лет до кончины он уже понимал, что обречён, и эта печаль усиливала его страдания.

     ПРОДОЛЖЕНИЕ http://proza.ru/2019/03/22/1759


Рецензии