Тяжелой ночью

1.

Командор имел в городской полиции репутацию исполнительного трудяги. Это как раз тот случай, когда внешность обманчива. Хотя напоминал он вальяжного штабиста, прямолинейный и упорный лейтенант готов был неукоснительно выполнить любой самый сложный приказ. Случалось, лазил в канализационный люк (это при его-то комплекции!) выручать какого-то бедолагу, гонялся по лесу за молодыми поварихами-воровками из придорожного кафе, а однажды попал в перестрелку с самыми настоящими бандитами-налетчиками. За эту прыть его и любило начальство. И по той же причине к своим сорока он все еще оставался на должности обычного дежурного. Что поделаешь, если человеку не дано иметь связи и таланта заниматься интригами, без которых разве сделаешь карьеру? Компенсировало эти недостатки уважение окружающих и громкое имя.
Шутливое прозвище появилось из-за фамилии. Много лет назад местный чудаковатый архивариус раскопал родственные связи лейтенанта с неким легендарным адмиралом. Кем точно, все давно забыли. Да это и неважно. Так к нему и приклеилось, к тому же действительно похож. Вначале он отстаивал собственное имя, даже злился, но со временем отступил. Теперь Командором звал его весь город, включая полицейское начальство, а точную фамилию знала лишь бухгалтер, которая выдавала зарплату. Было бы неудивительным, если бы и в расчетных ведомостях он значился под легендарным именем. И в этом глубокий смысл. В самом деле, пока другие бились за чины и должности, ответственный лейтенант как мог поддерживал в городе порядок. Обыватели это ценили.
Инесса была прямой противоположностью своего уважаемого супруга. Мягкая и маленькая домоседка, осторожная в отношениях с окружающим миром. Когда говорят «дом – моя крепость» - это про нее. Единственная возможность ее увидеть – на воскресных службах в местном соборе, которые женщина посещала вместе с малолетними детками: дочерью и сыном. Впрочем, если судить внешне, этим ее религиозность и ограничивалась.
А вот Командор храм не посещал, если только не приходилось по долгу службы.
– Я Вас понимаю, – признался ему однажды священник. – В храме слишком много хорошо знакомых лиц. Сами в золоте и не замечают сколько вокруг несчастий. Ходят как на работу. Турникет для этих не поставишь… К сожалению, все это разрушает таинство. Вы, вероятно, и так устаете от всего? Разумеется, к Вашей дорогой супруге и милым деткам мои слова не относятся.

2.

То был обычный день. Только что жарко. Тут ничего поделаешь – тропики! Да и что может случиться в скучном городке на окраине большой страны, кроме мелкого хулиганства и семейных дебошей? Глухая провинция. Нудное дежурство, которое Командор коротал в кампании с молодым стажером, врастало в ночь…
Неожиданно к ним в комнату заглянул начальник охраны.
– Вы что здесь сидите, радио не слушаете? В новостях рассказывают: Ландорию присоединили. Сегодня туда вошли наши войска. Народ ликует! Благодатный край, плодородные земли, побережье. Теперь заживем!
– Долгожданное событие! – поддержал Коммандор.
– Еще бы! Весь мир нас будет уважать и бояться!– не успокаивался охранник. – Надеюсь, что и в самой стране армия, наконец, наведет порядок. Главное разобраться с предателями! Наш главнокомандующий - генерал Элой это умеет и полиция ему поможем! Мы же патриоты!
– Да, по-другому и быть не может… Только если народ ликует, ждать происшествий. Нам предстоит тяжелая ночь! На всякий случай ты не отходи далеко от телефона, – посоветовал Командор.
–  Об этом как-то и не подумал. Впрочем, люди у нас смирные. Немного покричат и успокоятся. Разве чуть петарды популяют! А ты, Михел, разве не рад?
– Присоединению или перспективе успокаивать разгоряченных горожан? – равнодушным голосом ответил стажер.
– Конечно, рад. Он просто сонный. Нормальные люди в это время укладываются в постель, – заступился Командор за напарника. – Как не сейчас проверяется величие нашей страны? Если бы не дежурство, стоило бы распить за это событие добрую бутылочку коньяка.
– И это только начало! – не унимался охранник.
– Кто бы думал! Как обещает руководство страны – объединим сакральные земли нашей древней цивилизации! Правда, Михел? – Командор легонько подтолкнул плечом напарника.
– Как я этому рад, вы даже себе не представляете! – ухмыльнулся парень. – Соглашусь, впереди нас ждет тяжелая ночь.
– Ты это брось! – сделал ему замечание Командор, едва охранник скрылся за дверью. – В стране патриотический подъем. Сарказм не одобряется. Не забывай, ты – стажер и можешь в два счета вылететь со службы.
– Да, представляю, что теперь начнется. Хотя и без этого хватало… Я понял, Командор, постараюсь сдерживаться…
И точно, как напророчил лейтенант, спустя полтора часа поступил вызов.  Звонил церковный сторож. Сообщил о хулиганстве на центральной площади, как раз напротив собора. Он что-то там углядел из окна.
Дежурные решили дойти пешком, втайне надеясь, что за это время, все как-то само собой рассосется.  Площадь встретила их тишиной.
– А говорил, что все радуются! Спят мертвым сном. Двенадцать ночи, – в голосе Михела звучало ехидство.
– Подожди… Вон, у памятника, – показал рукой Командор. – Видишь, кто-то на стремянке?
– Сбросить что ли нашего Вильгельма хотят? Давно пора! Я бы помог. Хватит с нас этих королей.
– Здесь другое. Посмотри внимательней.
Когда подошли, Алекс, сын городского архивариуса, уже докрашивал фигуру величайшего Вильгельма в цвета флага Ландории. А на основании постамента можно было прочесть: «Ландория – не наша!»
Командор быстро стащил мальчишку со стремянки. Алекс отчаянно отбивался, а когда лейтенант закрыл своими лапищами его рот, едва слышно пропищал что-то про позор оккупантам…
– Не надо тревожить людей. Пусть спят…– Командор крепко сдерживал ночного хулигана.
– Как, я понимаю, у кого-то появилась возможность поквитаться с ненавистным архивариусом! – пошутил Михел. – Куда теперь этого – в участок?
– Слушай, у нас мало времени. Давай лучше гони за краской для Вильгельма. Хорошо, он черный от рождения! Кисти тоже не забудь. И прихвати что-то накинуть из одежды. А я пока разберусь с мальчишкой…

Самая короткая, но очень важная глава

Михел не стал спорить, хотя ничего не понял. Через час стажер вернулся к памятнику.
– Долго ты пропадал, – Командор заметно нервничал. – Одежду, конечно, забыл.
– А что с мальчишкой? Он в участке?
– Не было здесь никакого мальчишки. Если ты про Алекса, то он весь вечер провел дома, готовится к экзаменам в университет. Сейчас с ним отец разбирается.
– Но церковный сторож?
– Ничего не видел. Хватит рассуждать. Нас могут хватиться в отделении. Не дай Бог, если еще что-то случится. Лучше бери кисть и полезай на стремянку, а я буду снизу закрашивать. И, смотри, не брызгайся!
– Не думал я…
– Напрасно. Думать всегда надо. Особенно – в наше время…
Полицейская команда управилась быстро. Только что перепачкались. Ладно, что охранник в отделении, по-прежнему прибывая в приподнятом настроении, ничего не заметил, лишь принюхивался из-за сильного запаха краски. Только от него самого уже здорово пахло…
Больше в это их дежурство ничего не случилось…
– Знаешь, Командор, они и раньше уничтожали всех несогласных, а теперь и вовсе на площадях сжигать начнут. Упиваются величием от нападения на маленькую беззащитную Ландорию. Это при том что своя страна утопает в грязи и невежестве… Ну, не дали мы им на съедение мальчишку, а что дальше? Что это изменило? Уйду, я из полиции, – сказал Михел,  когда прощались…

Эпилог

Спустя несколько дней Командора на площади остановил священник.
– Смотрите, сын мой, как блестит! Словно лакированный! – показал он взглядом на памятник Вильгельму.
Командор как-то неуверенно покачал головой, не зная что сказать.
– Вероятно, муниципалитет постарался. Подновил. А Вы приходите на службу, – продолжил настоятель. – Нас так мало… В это время следует держаться вместе.
– А как же все эти люди в вашем храме?
– Какие они христиане?!

Март 2014, март 2019.


Рецензии
Хороший рассказ, Юра. Это не сказочка.

Татьяна Александровна Бирюкова   30.04.2019 21:47     Заявить о нарушении
Спасибо, Татьяна! Это не сказочка.

Юрий Николаевич Егоров   01.05.2019 06:31   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 3 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.