Социальная модель для сборки

Человечество с момента своего «рождения» всегда стремилось к прогрессу. В том смысле, что биологически человек хочет жить лучше, чем живет сейчас. В связи с этим человек проходил ступеньки развития общества, медленно выползая из первобытности и стремительно несясь по Новому времени. Весь прогресс сопровождался различного рода изменениями, радикальными по своему характеру. И в один прекрасный день человек дошел до таких высот, что решил больше не вспахивать землю, а работать на заводах, которые выбрасывают большое количество «прекрасных» веществ, вызывающих онкологические заболевания. Переход от традиционного к индустриальному обществу вызвал разрывы социальный связей, выделяя каждого человека, делая его уникальным существом.
Но есть одно НО: в жизнь человека вошел конвейер, а с ним массовое производство. В том числе и массовое производство человека. Общество всегда моральными и правовыми нормами навязывало человеку определенный тип поведения. Но в XX веке, когда человеку представилась свобода всего и огромный выбор, социальные правила ослабли, человек не захотел отказываться от массовости. Сказалось животное происхождение: звери, чтобы выжить, собираются в стаи, стада, обладая при этом признаками вида, то есть «одинаковостью». Так и человек «кучкуется» в группы по интересам. Развитие общества и человека в нем порождает моду. Здесь нас интересует такое понимание моды как господство определенного стиля. В наше время модно быть «индивидуальностью». Современное искусство отказывается от человеческой реальности в том смысле, что изменяет ее до неузнаваемости: мир изображается в произведении так, как видит его художник. В этом проявляется этот самый индивидуализм, но заметьте - все современное искусство все равно можно определить в рамки стиля - даже тут человек не избавляется от духа коллективизма. Поэтому не стоит удивляться, что люди повально следуют моде, как старой, к которой они привыкли, так и к новым веяниям, которые не совсем осознают. Эрих Фромм, немецкий социолог и психоаналитик, в своем труде «Бегство от свободы» утверждает, что так человек избавляется от свободы, то бишь ответственности. Все помнят такую отговорку с детства: «Все пошли/стали делать, и я тоже». А взрослая жизнь деформирует вторую часть фразы в «А чем я хуже?». Так и формируется массовое общество. Чем я хуже? А ничем, все люди одинаковые, но некоторые одинаковее других.


Рецензии