Сбрасывая кожу. Глава десятая

Звуки вечеринки было слышно за несколько кварталов. Время пока что позволяло шуметь, но еще пару часов и соседи вызовут полицию. Хотя, скорее всего, вечеринка сама сойдет на нет. Ни хозяевам, ни гостям проблемы с полицией не нужны.

– Как думаешь, наши начнут наземною операцию в Югославии? – спросил молодой парень своего друга. – НАТО уже бомбит Белград.

Они стояли на втором этаже. Внизу, в гостиной развернулся танцпол.

– Нет, – покачал головой тот, – иначе бы уже начали высадку.

На дворе был март 1999 года и молодой морпех отдыхал в компании друга, притащившего его на эту вечеринку с кучей незнакомых даже для него людей. Отпуск заканчивался, и морпеху вскоре предстояло вернуться на службу.

– Ты думаешь? – спросил собеседник.

– Да, – ответил он, высматривая молодую блондинку, танцующую с подругами.

– Кто это? – спросил морпех, указывая на девушку. К удивлению, но танцевало не так много народу. Вечеринка близилась к завершению и перешла в разряд «клуба по интересам». Такие небольшие кружки собирались в разных углах дома и что-то обсуждали. Самыми шумными местами был и танцпол в гостиной, откуда вынесли практически всю мебель, и бассейн, где устроили конкурс мокрый маек.

– Не знаю, – ответил собеседник. – Она тебе нравится?

– Да, – кивнул он и спустился со второго этажа. Парень в гавайской рубашке и белых брюках подошел в танцующей девушке, улыбнулся и представился:

– Ричард!

Она остановилась и скептически осмотрела парня. Музыка продолжала играть и её подруги все еще танцевали. Молодые люди смотрели друг на друга под громкую и ритмическую музыку.

– Джейн, – улыбнулась девушка.

– Потанцуем? – спросил он. Джейн внимательно посмотрела на него, потом на свою подружку.

– Я не танцую с парнями в гавайских рубашках, – улыбаясь, ответила она.

– А так? – спросил он, снимая рубашку как футболку, через горловину.

– Ого! – воскликнула подруга Джейн, немного полноватая брюнетка, глядя на спортивное тело Ричарда. Или же её поразила сама выходка парня.

– Так да, – улыбнулась Джейн и обняла Ричарда. Она держалась на расстоянии от него, не прижимаясь вплотную. От него пахло алкоголем и сигаретами. Джейн это нравилось. К тому же Ричард выглядел старше, чем другие парни на этой вечеринке.

Они закружились в танце. Выпитый алкоголь расслаблял и отключал мозг. Ричард потянулся губами к Джейн.

– Не торопись, – произнесла она, прикладывая палец к его губам.

– Почему? – удивился он.

– Мы только первый раз танцуем, я не знаю тебя, – ответила она.

– Я Ричард, мне двадцать пять, я служу в Сан-Диего, морской пехотинец, – произнес Ричард.

– Не плохо! – улыбнулась Джейн.

– Ага! – в ответ улыбнулся Ричард. – А тебе сколько лет?

– У девушек не спрашивают про возраст! – возмутилась Джейн.

– Это у старых дев не спрашивают про возраст, – ответил он, – а у девушек спрашивают.

– Мне восемнадцать, – ответила она, и тут донесся не громкий писк.

– Вот же! – выругалась Джейн и полезла в карман на мини-юбке. Оттуда она достала старый потертый пейджер.

– Антиквариат! – улыбнулся Ричард. У него и самого не так давно был такой же, но сейчас он обладателем мобильного телефона и считал пейджеры устаревшими и отходящими в прошлое технологиями.

– Мамин подарок! – фыркнула на него Джейн.

«Джейн, немедленно иди домой! Мама» – гласило сообщение. Марисса была в ярости, раз отправляет сообщения на пейджер. «Ни себе, ни людям! – подумала про себя Джейн. – А все так хорошо начиналось».

– Мне пора, – коротко произнесла Джейн и быстро направилась к выходу. Ричард славный парень, но домой лучше поспешить, иначе мама закатит скандал.

– Стой! – последовал за ней Ричард. Он хотел схватить её за руку, но отказался от этой идеи. Да, она ему понравилась, но такая выходка могла быть расценена как грубое домогательство. А тот недавний скандал с языком одной секретарши в овальном кабинете… женщины стали острее воспринимать любое действие мужчин в их адрес.

– Чего тебе? – грубо ответила Джейн, оборачиваясь. Перед ней стоял высокий, красивый парень голый по пояс. Свою гавайскую рубашку он держал в руках.

– Давай, провожу! – смело ответил Ричард. Эта девушка нравилась ему все больше и больше! И пусть на ней была футболка с принтом «Титаник» и короткая джинсовая мини-юбка, типичный образ для большинства современных девушек, но для Ричарда она стала интересна. Чем-то приглянулась.

– Слушай, – с улыбкой начала Джейн, – ты славный, милый, но мне действительно надо домой.

– Так я и говорю, давай провожу! – не унимался Ричард. – Время позднее.

– Нет, я сама дойду, – улыбнулась Джейн. Если Марисса увидит её в компании парня, она... а что она? Джейн попыталась представить реакцию мамы на её парней, но так и не смогла. Серьезно Джейн еще ни с кем не встречалась, и ни кого не знакомила со своими родителями. Да и Ричард несерьезен. Она ему понравилась, он ей тоже. Они оба выпили и хотят продолжения, но Джейн не может.

– Может…

– Я не гуляю с парнями в гавайских рубашках! – воскликнула она, рассмеявшись. Может плюнуть на мать и пойти с ним? Устроить протест! Нет ,не стоит. Она вынесет своими истериками мозг отцу, а завтра и ей. Пора возвращаться домой, как бы она не хотела продолжить этот вечер.

– Но я же снял её! – возразил Ричард.

– А что у тебя в руках? – спросила она, указывая на рубашку.

– Как скажешь! – ответил он, забрасывая рубашку в дом.

– Серьезно? – удивлено спросила она.

– Да, – ответил он.

– Тогда пошли, – улыбнулась Джейн.



* * *

– Джейн! – орала Марисса. Именно орала. Она стояла у окна спальни и смотрела на то, что происходило во дворе.

– Что мама? – сонным голосом спросила Джейн, войдя в спальню родителей. Её комната была напротив и не услышать крики матери даже сквозь сон она не могла. Поэтому нехотя, но она поднялась из кровати и поплелась к матери.

– Как это называется?! – не унималась Марисса.

– О чем ты? – недоуменно спросила Джейн.

– Я об этом! – указала она в окно. Шлепая босыми ногами, Джейн подошла к окну. Она еще толком не проснулась, поэтому щурилась от света. Перед домом была большая клумба – детище Мариссы. Сейчас она была разграблена, как после набега варваров. Точнее, одного варвара, который стоял в гавайской рубашке напротив их дома и глупо улыбался. А из сорванных им цветов было выложено имя «Джейн».

– Это мой новый знакомый, Ричард, – ответила Джейн.

– Новый знакомый? – недовольно спросила Марисса, скрестив руки на груди. Что еще за новые знакомые у Джейн?! Рано ей еще с парнями знакомства заводить! Об учебе думать надо, а ей все равно! Вся в отца! Примерно это сейчас думала Марисса, глядя на свою дочь.

– Да, тебя что-то не устраивает? – так же недовольно ответила вопросом на вопрос Джейн. Отношения дочери и матери были натянуты. Джейн винила Мариссу в том, то это она разрушила их семью. Формально, родители Джейн были семьей, они жили вместе, спали в одной спальне, даже в одной кровати, но только спали. Близости или тем более чувств между ними не было. Точнее, были, но не те чувства, которые хотелось бы видеть Джейн между родителями.

– Он уничтожил мои цветы! – воскликнула Марисса. Она еще и позволяет себе дерзить!

– Для них так даже лучше, – язвительно ответила дочь, разворачиваясь, чтобы выйти.

– Я, может, плохая мать, но садовод отменный! – гордо произнесла Марисса. Джейн остановилась, повернулась к матери и не смогла сдержать смех. Смеялась она долго и Марисса лишь наблюдала за этим. Она привыкла к выходкам дочери. Перевоспитать эту пигалицу она уже не сможет. Жизнь сама её перевоспитает. Не хочет учить? Пойдет работать официанткой, уборщицей или же проституткой! Вариантов много.

– Ты этим гордишься? – сквозь смех спросила Джейн. С трудом она успокоилась. Заявление матери повеселило её. Садоводством Марисса решила компенсировать неудачное материнство? «Раз я не вырастила хорошую дочь, я смогу вырастить хорошие цветы». Вот только воспитание детей и уход за садом – разные понятия. Это понимала даже молодая и неопытная Джейн, но не понимала Марисса.

– Дочерью я гордиться никак не могу, – произнесла Марисса.

– А ты попробуй, – ответила Джейн. – Или я так плоха?!

Слова матери все сильнее её цепляли. Конечно, Джейн не была бездарной, но её не интересовало садоводство или искусство. Она любила общение и много времени проводила со своими друзьями. Марисса же считала, что дочь должна развиваться. И общение она не считала развитием.

– У меня от тебя уже голова болит! – закричала Марисса, направившись к выходу. – Позаботься, чтобы его здесь больше не было! – остановившись, указала она на окно.

– А может я решила выйти за него замуж! – с вызовом воскликнула Джейн.

– Тогда ты ничем не лучше меня, – ответила Марисса, выходя из спальни. Джейн хотела возразить, поспорить с матерью, но… зачем? И так ясно, что все закончится скандалом. А вот скандала Джейн не хотела.

Она спустилась на первый этаж и вышла во двор. Дом Джейн располагался в пригороде среди таких же однотипных домов. Отличались они лишь внешним оформлением и клумбами. Клумба Мариссы была самой яркой и запоминающейся. Была до сегодняшнего утра.

– Ты вернулся за рубашкой? – спросила Джейн, подойдя к Ричарду.

– Не только, – улыбнулся Ричард. – Еще я разграбил твою клумбу и выложил цветами твое имя!

– Клумба не моя, а моей матери, – ответила Джейн. – И зря ты это сделал.

– Я расстроил твою маму? – осторожно спросил парень.

– Она в бешенстве, – спокойно ответила Джейн. Хотя, она радовалась. Свои цветы Марисса любила больше чем родню дочь. Испортить клмбу лично Джейн не решалась, Марисса была в хороших отношениях с соседями. Любой из них легко сдать маленькую шалость Джейн матери. Что ждало девушку в итоге ,можно только предполагать. Это на неизвестного парня она рот не открывает, а родная дочь другое дело.

– Прости, я не хотело расстроить маму своей девушки, – произнес Ричард.

– Твоей девушки? – удивленно спросила Джейн.

– А что, ты против? – улыбнулся Ричард.

– Не знаю, – ответила Джейн. Пойти против матери? Он испортил её клумбу, Джейн будет с ним встречаться. Почему бы и нет. В конце концов, не всю же жизнь терпеть Мариссу и её характер.

– Слушай, я через три дня должен вернуться в Сан-Диего, – произнес он, – мой отпуск заканчивается.

– Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой? – засмеялась Джейн. Дерзко, но нет, на такое она не согласна.

– Нет, что ты! – покачал головой Ричард. – Я просто смогу приехать в Лос-Анджелес лишь в увольнение. Может, мы встретимся?

– Конечно, если я твоя девушка, – произнесла Джейн.

– То есть, да? – переспросил Ричард.

– Да, только цветы лучше купи в магазине, – произнесла она и повернулась, чтобы уйти. Ричард резко приблизился и обнял её сзади.

-Ты чего?! – возмутилась Джейн, но отталкивать Ричарда не стала.

– Ничего, просто обнимаю свою девушку, – ответил Ричард.



* * *

– Простите, я не думала, что до такого дойдет, – тихо говорила Джейн. Ей было стыдно за сегодняшнюю ситуацию. Частично в этом она винила и себя.

– Ничего страшного, – улыбнулся Итан. – Ричард мне как сын. Вести его невесту к алтарю, честь для меня.

Она лишь кротко кивнула. Итан вел под руку Джейн к алтарю в небольшой церкви.

Со знакомства Джейн и Ричарда прошло полтора года. За это время многое изменилось. Родители Джейн развелись, и Марисса даже успела найти себе нового ухажера. Джейн была несказанно рада предложению Ричарда. Теперь она покинет родительский дом. Хотя, Мариссу это мало волновало. Дочь работает официанткой, найдет жилье. Она же решила выйти замуж на одного техасского фермера, продать дом и переехать к нему на ранчо. Стерпеть это Джейн смогла. Мама уедет? Ну и счастливой ей дороги! А вот то, что Марисса сама решила, что вести Джейн к алтарю будет не родной отец, а её новый ухажер, Джейн не стерпела. Дело закончилось грандиозным скандалом. И злило Джейн то, что отец отступил и согласился с Мариссой. Она уже торжествовала, но внезапно Джейн заявила, что её к алтарю поведет не «потасканный техасец», отец Ричарда, Итан. Правда, тогда она не знал, что Итан отчим Ричарду. Узнав это, Марисса закатила очередной скандал. Мол, дочь к алтарю поведет абсолютно чужой человек. Аргумент так себе, и Джейн не упустила возможности указать на это Мариссе, припомнив, кем ей приходится техасец. Ответить на это Мариссе было нечем, поэтому она просто назвала дочь «неблагодарной потаскухой». Джейн не стала развивать конфликт и просто молча ушла из дому.

Поэтому сейчас в церкви было некое напряжение. Со стороны невесты было немало гостей, но недовольное выражение лица Мариссы и самодовольное её техасца портили общую картину. Джейн радовалась только одному: после свадьбы она уедет с Ричардов в Сан-Диего. Как и Мариса покинет Лос-Анджелес, переехав в Техас, а этот дом уйдет с молотка. Точнее, уже ушел. Через неделю сюда заселятся новые хозяева.

Итан вел невесту своего пасынка через ряды скамеек. Гости стояли и провожали их взглядами. Со стороны Ричарда гостей было не много. Его родители, мама Хлоя и отчим Итан, а так же сослуживцы Кристофер, Джордж, Брэндон, Энтони, Питер. Они стояли в ряд в мундирах морской пехоты.

Со стороны невесты были родители, любовник матери кузены и кузины, дяди и тети с восточного побережья. Как не удивительно, но этот праздник собрал многих под крышей этого дома. В последний раз здесь. Украдкой Джейн бросила взгляд на мать. Та стояла все с тем же недовольным выражением лица. Надежда на то, что Марисса измениться, растает, теплилась в душе Джейн. Еще пару дней и они разъедутся, она в другой город, Марисса в другой штат. Когда мать и дочь свидятся снова – неизвестно. Да и не одна из них не будет жаждать этой встречи.

«Я буд лучшей матерью чем Марисса» – твердо сказала себе Джейн, проходя этот короткий путь под руку с Итаном. Она часто называла мать по имени. Не мама, ни мать, а именно Марисса. Как будто это была её подруга или же мачеха, но не родная мать.

Джейн была счастлива, не смотря ни на что. Сейчас она шла под венец к любимому Ричарду. Их знакомство было странным и частично проявлением её протеста против Мариссы. Он они встретились в следующее увольнительное Ричарада. Потом он стал к ней регулярно приезжать, она ездила к нему. Это были первые серьезные отношения Джейн. До этого у неё были парни и их был не мало, но она боялась связывать себя отношениями из-за Мариссы. Сейчас же в ней что-то изменилось. Она не стала кардинально иной, просто она наконец-то приняла для себя важное решение. Протест и бунтарство не доставят счастья. Они лишь покажут твой детский, неокрепший характер и могут привезти к неприятностям. Как пару лет назад, когда у неё внезапно появилась задержка после одной бурной вечеринки, на которую она попала как раз после не менее бурной ссоры с Мариссой. Тогда Джейн испугалась, но все обошлось. Была ли она беременна или же просто организм из-за стрессов и алкоголя дал сбой, Джейн не знала. Да и знать не хотела. Это все было в прошлом. А сейчас она видит перед собой своей будущее. Молодого и красивого морпеха, её будущего мужа, Ричарда Перри.



* * *

– Может, ты напишешь рапорт? – спросила Джейн. Она стояла у дверей их квартиры. Небольшая квартирка в одной из многоэтажек Сан-Диего стала их домом после свадьбы.

Ричард присел завязать ботинки.

– Ты чего! Ведь будут все наши! Я не могу! – весело ответил он, поднимаясь. Он старался казаться веселым. Пусть она думает, что это лишь простая поездка. Как на учения, не более.

– Ричард, это война, не стоит, – поглаживая округлившийся живот, произнесла она. Под сердцем теплилась жизнь. Это была девочка, дочка. И Джейн хотела, чтобы Ричард был здесь, в Америке, а не на другом континенте. Он нужен ей, он нужен им.

– Стоит! – серьезно ответил он, подходя к Джейн. – Ради тебя, и ради него, – он погладил её по животу. – Они обошли наши системы защиты, смогли угнать несколько самолетов, ударить в сердце Америки. Теперь цифры девять одиннадцать будут означать нашу слабость! Я не хочу, чтобы в следующий раз твое имя было в списках жертв! Я не допущу следующего раза!

Она хотела сказать, что он не должен идти на другой континент, чтобы доказать ей, что может защитить её, но промолчала. Она жена морского пехотинца, который все равно отправится на войну. Она лишь обняла его и тихо произнесла:

– Обещай вернуться живым.

Банальная просьба. Каждая женщина, отпуская своего мужчину на войну, требует с него обещание вернуться. Это как возможность предъявить претензию. «Он же обещал!». Но это лишь слова. Сейчас он пообещает ей обязательно вернуться, она кивнет в ответ и он уйдет. Все. Другого варианта не предусмотрено.

– Обещаю, – произнес он.

Джейн молча кивнула. Она хотела сказать, что все его убеждения лишь промывка мозгов политиками, журналистами и вышестоящими офицерами, но она молчала.

– До встречи! – произнес он, поцеловав её, и вышел из квартиры.


Рецензии