Птицы Акихиро

Акихиро – горный отшельник с седыми волосами, собранными на темени в пучок, возвращался после 20-летней медитации к себе на родину.
Спустившись по каменистому склону, на котором ничего не росло, в долину, Акихиро обнаружил, что она, прежде такая заселённая, розовеющая по весне лепестками цветущей сакуры, была безлюдна. И облака, бороздившие синеву, вели себя странно, если не сказать больше. Они разлетались в разные стороны, а потом снова собирались вместе, сталкиваясь между собой и высекая молнии… Всё выглядело в долине не так, как 20 лет назад!
Акихиро шёл и улыбался знакомым с детства местам, показывая щербинку под верхней губою. И мурлыкал про себя: «Япония! Япония! Покажи мне крестьянина в соломенной шляпе. Покажи мне поющих птиц!»
И тут ему встретился голый по пояс самурай в синих шёлковых шароварах. Самурай сидел на дороге и смотрел на Акихиро серыми, ничего не выражающими глазами.
– Ты робот или человек?
– Человек, – ответил Акихиро и, щурясь от солнца, спросил: – А куда подевались жители этой прекрасной долины?
– Они улетели… На Марс!
Акихиро показалось, что камни под его ногами стали разбегаться в стороны, словно куры, в которых кинули палку.
– После того, как люди создали роботов, этих бездушных существ, всё пошло наперекосяк, – заговорил самурай, глядя на небо сквозь пальцы своей руки. – Возросло число убийств, стали приниматься на правительственном уровне нелепые решения. Теневые программисты стали совершать хулиганские выходки вроде программирования облаков. Люди стали бояться друг друга, потому что с трудом могли отличить, кто из них робот, а кто человек. Наконец, когда полёты на Марс стали регулярными и по карману даже офисной мелюзге, люди покинули Японию…
Самурай усмехнулся, показав жёлтые зубы.
– А ты точно не робот?
Вместо ответа Акихиро достал из дорожной сумы нож и надрезал им запястье. Нож упал в траву, звякнув о камень, а из раны полилась кровь, пахнущая солёным морским ветром…
Самурай согласно кивнул, но спустя некоторое время снова наполнился сомнением.
– А твой вопрос о людях… Ты что, ничего не знал? – спросил самурай. – А, может, у тебя просто подсела батарея?
Из-за кустов ивы, растущих длинным туннелем вдоль дороги, выглянуло женское лицо, покрытое белилами, и тут же исчезло. Но этого было достаточно, чтобы самурай с громким боевым кличем вскочил на ноги и бросился в погоню за незнакомкой. Через минуту он вышел из ив, вытирая руки, испачканные то ли в крови, то ли в машинном масле, о шаровары. Самурай вернулся на прежнее место и… не увидел нигде Акихиро!
– Эй, выходи, – позвал самурай. – Я людей не трогаю. А ты доказал мне, что ты – человек!
– Я рядом с тобой, но сделал себя невидимым, – отозвался Акихиро. – В горах я научился многим чудесам. Так будет безопаснее для меня, да и ты не заработаешь кармы!
– Буд-дист, – протянул недовольно самурай. – А люди уже давно перестали верить в бога!
– Ладно, я пойду, – сообщил Акихиро, и воздух возле самурая заструился серебристыми змейками. – Мне нужно до наступления темноты попасть в родное селенье!
Самурай не ответил. Грузно опустившись на землю, он стал качать свою ногу, как ребёнка...

Акихиро шёл по дороге, уже начинавшей зарастать травой, и размышлял про себя: «Если убиты все птицы в Японии, все до одной, мы создадим их с помощью визуализации. Если осталось мало людей, они всё равно соберутся вместе. И я им буду нужен со своими знаниями. Да, нужен…»
Неожиданно Акихиро вспомнил, что забыл на месте, где он встретил самурая, свой нож. Острый, изготовленный старинными мастерами, нож был опасен в руках человека, которого Акихиро принял за безумца, и нужен ему в быту… Акихиро вернулся.
На миг ему казалось, что пели птицы. Но это звенела на вечернем ветру пружина, торчавшая из самурая. Рядом валялся нож. Харакири было совершено умело, распоров ткани от паха до пупка. Акихиро заглянул внутрь и увидел множество микросхем, небольших плат и проводов, наполнявших живот самурая.


Рецензии