Свеча за упокой мистический триллер ч. 14

ГЛАВА  14

Приехав в Москву, Марьяна не устояла перед тем, чтобы не пробежаться по нескольким знакомым бутикам и слегка обновить гардероб. Сейчас ее не смущало постоянное присутствие сопровождающих. Она даже получала садистское удовольствие, наблюдая, как здоровенные парни откровенно мучаются, прогуливаясь по многочисленным магазинам женской одежды и слабо отбиваясь от настойчивых попыток продавщиц впарить им что-нибудь, начиная от невообразимых шляпок и заканчивая туфлями на высоченных каблуках – стилетах. В итоге Марьяна немного опоздала на встречу.
В клубе царил интимный полумрак. К ней тут же подбежал расторопный официант, чтобы показать дорогу. По мнению Марьяны «высокие встречающиеся стороны» должны были собраться в каком-то отдельном зале, без лишних свидетелей. Так и оказалось. Денис выдвинул ей стул и слегка осуждающе покачал головой. Марьяне оставалось только виновато пробормотать ему:
- Так получилось. Немного не рассчитала.
Она не очень прислушивалась к переговорам, которые ей были совершенно не интересны, а больше старалась запоминать имена и лица присутствующих людей, потому что так и не отказалась от идеи, сдать их всех куда следует. Прямо около Дениса сидел очень дорого одетый, высокомерный субъект с большим бриллиантом в булавке для галстука, которого он и представил, как своего начальника. Тот оценивающе осмотрел Марьяну, и она сразу же уловила в его взгляде такое знакомое выражение, хотя давно привыкла к этому, но лишнее напоминание все равно раздражало, живо напоминая о ее недавней жизни. Да пошли они все! Марьяна обиженно поджала губы и отвернулась.
Вскоре ее внимание привлекла единственная, не считая ее, женщина в этом гадюшнике. Марьяна на сто процентов была уверена, что никогда до этого не видела ее, но в тоже время, что-то подсказывало ей – они уже встречались: немолодая, но очень ухоженная женщина, неестественно гладкое лицо выдавало ювелирную кропотливую работу пластического хирурга. Незнакомка тоже время от времени внимательно посматривала на Марьяну. Вспоминала или это всего лишь срабатывает женский инстинкт?
Марьяна, снова и снова, украдкой посматривала на женщину, силясь вспомнить, но какой-то важный момент все время ускользал от нее, не позволяя замкнуть цепь воспоминаний. Наконец, женщина заговорила. Низкий, холодный голос, такой знакомый голос… Марьяна вздрогнула и тут же вспомнила: «Ты уже пришла в себя после визита моих ребят?» Такое не забывается, и она будет помнить это до конца жизни. Точно, это тот самый голос. Жена Стаса! Вот это номер! Теперь понятно, на какие доходы молодой супруг содержал Марьяну и ей подобных  дур. Только сейчас ситуация кардинально изменилась. Интересно, а Стас тоже крутится где-то здесь? Если это так, то, пожалуй, сейчас она бы очень хотела с ним встретиться.
Кажется мадам уже и не пытается пристроить к делу молодого мужа? Значит, он должен ошиваться с молодежью. Внезапно Марьяна поняла, что стремится увидеть Стаса прямо сейчас. Нет, ни о каких вновь вспыхнувших чувствах и речи не идет, просто захотелось посмотреть на него новым взглядом хозяйки положения.
- Пойду, попудрю носик, - шепнула Марьяна Денису и поднялась.
Когда она уже выходила из зала, боковым зрением увидела, что жена Стаса идет следом за ней. Значит, в отличие от самой Марьяны, она точно где-то ее видела и теперь сразу узнала. «Неужели все еще боится за своего драгоценного?» - злорадно подумала Марьяна, но желание увидеть Стаса как-то сразу пропало. Отвести душу ей хотелось без свидетелей. Теперь, и в самом деле, придется пойти подкраситься. Не успела за Марьяной закрыться дверь, как тут же снова открылась, пропуская ее преследовательницу.
- А ты опять, кажется, неплохо устроилась, - услышала Марьяна змеиное шипение за спиной. – Надо было все-таки кислотой попробовать.
Марьяна вздрогнула, вспомнив один из самых страшных моментов своей жизни. Но когда оглянулась, лицо было совершенно безмятежно.
- Каждый устраивается как может, - мило улыбаясь ответила она.
- Да уж… - высокомерно пробормотала женщина, испепеляюще поглядывая на бывшую соперницу. Значит, она ничего не забыла и не простила.
Марьяна оставила реплику без комментариев и, отвернувшись к зеркалу, стала подкрашиваться. Жена Стаса, окинув ее неприязненным взглядом, достала расческу. Свободный рукав платья задрался, высоко оголив руку. В этот момент что-то подсказало Марьяне срочно обернуться. Конечно, ей было совершенно не интересно смотреть на немолодую, хотя и очень следящую за собой особу. Здесь было что-то другое. Женщина резко одернула рукав, но было поздно. Марьяна успела заметить несколько следов от уколов в районе сгиба локтя. Выходит, что и она тоже? Но судя по всему, это произошло еще совсем недавно.
Мысли Марьяны почему-то сразу перескочили на Хасана. Он тоже хотел приучить ее. Тоже? Кто? Стас? Ему надоело быть на побегушках своей богатой жены? Возможно. Теперь Марьяне опять захотелось увидеть его. В зеркале она поймала ставший вдруг неуверенным взгляд своей собеседницы. И уж совсем неожиданно для себя, Марьяна вдруг сказала с неожиданным сочувствием:
- Не поддавайтесь, боритесь. Это возможно, поверьте мне.
И вышла. Женщина не пошла за ней. Может, ей захотелось в одиночестве обдумать слова бывшей соперницы, а может, наоборот – уколоться. Марьяна пожала плечами.  Каждый сам себе хозяин. Что тут поделаешь?
В освещенном холле Стаса не было. Решив, что встретиться им – не судьба, Марьяна в полумраке стала пробираться к банкетному залу, легко лавируя среди танцующей молодежи. Она почувствовала его взгляд как-то сразу. Наверное, Стас только сейчас заметил ее. Слегка притормозив, Марьяна аккуратно огляделась. Да, так и есть. Он машет ей рукой из-за столика, за которым уже и так восседают три девицы. Может, пройти мимо, сделав вид, что не замечает его? Но, нет, видно, не зря она оставила красный «Рено». Марьяна все-таки подошла к столику, наклонилась и, стараясь перекричать музыку предложила:
- Пойдем, выйдем.
Стас, улыбаясь, кивнул и пошел за ней в холл.
- Прекрасно выглядишь! – начал он с заезженного комплимента.
- Я знаю. Но твоя жена тоже выглядит неплохо… для своих лет, - ехидно парировала Марьяна.
Глаза Стаса сразу превратились в кусочки льда.
- Давно не виделись. А что ты здесь делаешь? – будто не заметив ее намека, с былым дружелюбием продолжал он.
- Да я тут по делу, - Марьяна кивнула в сторону банкетного зала. – Так что мне некогда.
Брови Стаса изумленно полезли вверх. Возможно, он и не знал всех деталей, но прекрасно представлял, какого уровня там сборище.
- Давай, я тебе позвоню. Надо бы встретиться. Знаешь, я все это время вспоминал о тебе. Никак не мог забыть. Тогда так нехорошо получилось… Но ты знаешь, я до сих пор тебя люблю, - Стас заговорил так быстро, что слова наползали друг на друга, как льдины в ледоход. Наверное, он боялся, что она сразу уйдет, и они больше не увидятся. А это было не в его правилах – отказываться от богатых женщин, а если она к тому же еще молода и красива…
Альфонс был в нем неистребим, и тогда Марьяна поняла, альфонс – это не профессия и не погоня за жирным куском от бедности и безысходности. Ими не становятся, а рождаются. Ей стало так противно, как бывало в школе, когда бросали за шиворот майского жука или полуживую мокрую лягушку. Марьяна вздрогнула, но тут же взяла себя в руки.
Сейчас перед Стасом была уже не наивная провинциалка, а прошедшая хорошую жизненную школу, красивая и уверенная в себе женщина, к тому же весьма богатая, гораздо богаче, чем даже мог представить себе Стас.
- Правда? – ослепительно улыбнулась Марьяна. – Ах, какая неприятность! Конечно, для тебя, мой дорогой Стас. Знаешь, в последнее время я поняла, что совершенно не люблю альфонсов и мужчин, которые травят своих пожилых жен героином, - и доверительно придвинувшись к нему прошептала: - Зря ты это делаешь. Ты ведь без нее ноль. Тебе постоянно нужна подпорка, так что придется новую искать. А вдруг другая окажется хуже?
Стас замер и онемел. Все привычно заготовленные слова присохли к языку, потому что оказались не по теме. Сейчас он столкнулся с совершенно другой Марьяной, и эта другая была неизмеримо сильнее его, а потому так напугала. Он не стал ее удерживать. Эта женщина уже была не для него. И ему, наверное, впервые за всю жизнь, стало стыдно, очень стыдно…
Марьяна уже повернулась, чтобы уйти, как вдруг со стороны женского туалета послышался визг, почему-то она сразу подумала о жене Стаса. Выскочившая из туалета совсем молоденькая девчонка закричала:
- Там женщине плохо!
Марьяна с порога заглянула внутрь. Так и есть. Сейчас милицию вызовут. Какой прекрасный момент – заметут всех. А Дениса?.. Повернувшись, она бегом направилась в банкетный зал и, наклонившись к нему зашептала:
- Тут за мной женщина выходила, так у нее, кажется передоз случился. Наверное, сейчас менты приедут.
- Черт! – сквозь зубы ругнулся Денис, а вслух произнес: - Господа, тут внезапно с одной из наших участниц случился сердечный приступ, так что, придется перенести нашу встречу на другое время и, может быть, в другое место…

Марьяна была поражена, как быстро все свернулось. Гости моментально испарились и только некоторые из них перебрались в танцевальный зал. Туда же переместились и Денис с Марьяной. Вскоре приехали «Скорая помощь» и милиция, но все прошло почти незаметно для посетителей. Зачем травмировать их нежную психику? Марьяна выглянула в коридор, но сделала это слишком поздно. Она так и не успела понять, выносили ли врачи наркоманку с передозом или уже мертвое тело?
А потом постаралась вычеркнуть из памяти этот неприятный инцидент, и они превосходно провели оставшуюся часть ночи. Вот бы так было всегда! Никаких тайн, никаких наркотиков, мечтала Марьяна, страшно усталая после танцев, выползая под утро из гостеприимного клуба.

К ее разочарованию, Денису понадобилось еще остаться в Москве, поэтому Марьяна возвращалась домой одна, если не считать охранников в джипе сопровождения. Спать  совсем не хотелось, и она решила вести машину сама. Теперь Марьяна уже точно знала, что купит новую. Этой ночью с прошлой жизнью было покончено навсегда. Дорога ровной лентой стелилась под колеса автомобиля. Марьяна немного отвлеклась от окружающего, незаметно углубившись в свои мысли. Внезапно возле машины опустился какой-то легкий туман…
К изумлению пассажиров сопровождающего джипа, «Рено» как-то странно и неуверенно повело влево. Джипу пришлось рывком выехать почти на встречную полосу, чтобы прикрыть Марьяну своим мощным бампером от возможного столкновения, если успеют…
  Только когда дорога стала заметно хуже, а «Рено» начало трясти на ухабах и выбоинах, Марьяна пришла в себя и, спохватилась, что где-то свернула не туда, растерянно глянув в зеркало заднего вида. Странно, куда же делся джип сопровождения? Немного постояв на обочине и подождав, она решила, что развилку они проскочили в правильном направлении, а вот она слегка зевнула. Ну, ладно – покатается и без надоевшего присмотра. Махнув рукой, Марьяна тронулась. В конце концов, ребята сообразят, что она заехала не туда, и догонят. Со скоростью меньше шестидесяти километров она, не спеша, катила по дороге, будучи в полной уверенности, что не заблудится, и машина сопровождения обязательно ее нагонит. В конце концов, это их работа.
Внезапно Марьяне почему-то очень захотелось спать. Глаза начали слипаться, а дорога показалась какой-то размытой и нечеткой. Она поморгала, стараясь прогнать совершенно неуместную сонливость. В первый момент это помогло. Она никогда не спала за рулем, но сейчас находилась уже на грани. Очевидно, находясь в этом странном сумеречном состоянии, Марьяна и оказалась в незнакомом месте. К тому же, вообще было непонятно, как она сюда попала, но ее окружали улочки какого-то незнакомого старинного городка.
Ей показалось, что красный «Рено» смотрится здесь очень вызывающе и совсем не к месту. Притормозив, она оставила машину, совершенно не заботясь о ее сохранности и, почти ничего не сознавая, пошла по одной из узких улочек. Кривая, вся в выбоинах дорога, вывела ее даже не к церкви, а к целому церковному городку. Возможно, это монастырь со всеми полагающимися постройками?
Марьяна плохо разбиралась в том, что касалось религии. Ворота были приглашающе открыты. А прямо за ними начиналась хорошая мощеная дорога. Сквозь разросшиеся ветвистые кроны деревьев проступали очертания какого-то высокого здания. Когда Марьяна подошла ближе, стало ясно – это церковь. В голове мелькнул  услышанный когда-то афоризм: «Все дороги ведут к храму». «Даже во сне, - решила про себя Марьяна и успела удивиться. - Значит, это все-таки сон?» Она вошла в раскрытые двери, ведомая непонятной силой.
В соборе царила приятная освежающая прохлада. Почему она решила пойти влево? Марьяна откуда-то знала, что там ставят свечи за упокой. Значит, ей совершенно незачем идти туда, но ноги сами несли в левый придел. Да, так и есть. Плоское, похожее на стол сооружение, увенчанное распятием, а вся остальная площадь заполнена оплывшими и уже едва горящими тоненькими свечечками.  Марьяна стала внимательно рассматривать эти огарки. Она чувствовала, что сейчас ей надо найти что-то очень важное. Она снова и снова изучала огарки, разыскивая тот единственный, который был ей так нужен.
Оказалось, необходимая Марьяне свечка стоит прямо у нее перед носом, около самого края. Она была необычного черного цвета и не тоненькая, как остальные, а  такая толстая, что не поместилась в предназначенное углубление, а кто-то небрежно и криво просто приткнул ее. Поэтому, хотя свеча и была самой толстой из всех, но сгорала намного быстрее окружающих изящных подруг. Стеарин тонким ручейком непрерывно стекал на пол, медленно, но неуклонно приближаясь к ногам Марьяны.
Даже во сне ей показалось странным, что одна, пусть даже очень большая свеча может дать такое количество стеарина. А он все лился и лился, обдавая теплом ноги. Марьяна слегка попятилась, не желая запачкать туфли. Но когда она снова посмотрела на свечу, та уже начала шипеть, собираясь вот-вот погаснуть. Тонкие огарки вокруг нее продолжали спокойно гореть  ровными сильными огоньками.
Сердце Марьяна похолодело и сжалось от страха, а взгляд заметался под покрытым росписью куполом. Когда она снова  посмотрела вниз, то увидела, что за это время какая-то бабка умудрилась втиснуться в узкое пространство между ней и столом. Марьяна захотела убедиться, что свеча еще не погасла, и вытянула голову, стараясь заглянуть через плечо старухе. Та резко обернулась, и Марьяна с ужасом увидела то самое лицо, которое она уже видела не однажды в своих бесконечных ночных кошмарах. Старуха привычно ухмыльнулась беззубым ртом, и Марьяна в ужасе отшатнулась.
- Что? Не нравлюсь? – хихикнула бабка. - Не хочешь такой стать?
Марьяна уже готова была выбежать из церкви, но ноги как приросли к полу, и она не могла даже попятится от мерзкого злобного существа. Ей оставалось, только молча слушать шамкающие звуки.
- И не будешь, - успокоила старуха. - Знаешь почему?
Марьяна, действуя почти против воли, отрицательно покачала головой.
- Потому, что ты не доживешь! Эта свеча стоит за упокой! Тебе! И она почти догорела, так же, как и твоя жизнь, – выкрикнула старая карга, - Ты, глупая коза, не хочешь послушать меня! А если бы послушала, ничего бы этого не произошло! Так что, иди ко мне быстрее!
Дальше последовало такое, чего Марьяна совершенно от себя не ожидала. Она молча подняла руки с длинными наманикюренными ногтями и вцепилась в  ненавистную рожу старухи. Но руки провалились в пустоту, стукнувшись о стол. Перед ней не было ничего, кроме догорающей черной свечи. Несколько секунд Марьяна с удивлением рассматривала поломанные ногти, а тем временем в голове появилось спасительное решение.
Она схватила оплывший огарок и побежала с ним направо. Марьяна  не знала, кому поставить эту странную свечу, поэтому она воткнула ее к первой попавшейся иконе. Внезапно, догорающий огарок вспыхнул ярким ровным пламенем. Присмотревшись, Марьяна заметила, что он уже вовсе и не черный, а самый обычный. Она неумело перекрестилась и почти бегом направилась к выходу. В этот момент Марьяне вдруг показалось, что она куда-то опаздывает, поэтому надо очень спешить, чтобы успеть вовремя…

Буквально через несколько секунд красный «Рено» снова вильнул влево. Неуверенно двигаясь по встречной полосе, он неумолимо приближался к развилке. Несколько машин, истошно сигналя, мчались навстречу. Первой неслась какая-то грязная «Нива». Для того, чтобы затормозить, времени уже не оставалось. Марьяна открыла глаза вовремя, чтобы успеть в последний момент увидеть джип, несущийся в лоб с «Нивой».
Она резко вывернула руль и успела вернуться на свою полосу. Джип тоже слегка подал вправо, и «Нива» только слегка черпанула давно немытым боком по блестящему гладкому джипу. Но, по всей видимости, хозяину отечественного вездехода совсем не светила встреча с пассажирами крутой тачки, и он, даже не притормозив, проехал мимо. Конфликт закончился, не начавшись. Вдогонку Марьяна услышала из встречных машин целый букет нелестных слов в свой адрес. Медленно, очень медленно, она съехала на обочину и остановилась. Невдалеке припарковался джип. Пока он не подавал никаких признаков жизни.
Руки Марьяны дрожали, в горле пересохло. Она достала бутылку с минералкой и поднесла к губам. Внезапно, перед глазами опять всплыло лицо ужасной старухи. «Ты не станешь такой, не доживешь, твоя свеча почти догорела. Не доживешь, не доживешь, не доживешь…» - стучало в ушах. Марьяна потрясла головой, приходя в себя, потом слабо усмехнулась онемевшими губами.
«Выкуси», - пробормотала она. Теперь ясно, куда она боялась опоздать в церкви, ей надо было спасать свою собственную жизнь. А вот спасла она ее окончательно или только отсрочила неизбежное, этот вопрос еще предстояло решить. Будущее покажет, правильно ли она поступила во сне, изменив место свечи, поставленной кем-то за ее упокой.
Марьяна снова поднесла к губам бутылку с водой, но тут же почти отбросила ее на сиденье. Внимание привлекли неровно обломанные ногти, но этого не могло быть просто потому, что не могло быть никогда. Она ведь даже не выходила из машины!
К ней, наконец, подскочил один из охранников и нервно спросил через приоткрытое окно:
- Все в порядке?
- Да-да, нормально, - Марьяна вымученно улыбнулась, - просто голова немного закружилась. Сейчас уже все прошло.
- Может, я поведу? – предложил парень.
- Не надо, все в порядке. Я сама.
Охранник вернулся в джип, а Марьяна поежилась. Хотя она и завязала с наркотиками, но ее время от времени все же навещали кошмары, слышались голоса, но происходило все по ночам. А тут вдруг посреди дороги, белым днем, на совершенно трезвую голову… Это было необъяснимо, а потому – страшно. Не факт, что при следующем подобном случае, ей удастся вовремя вернуться в реальную жизнь. Если она не выяснит, что лежит в основе этой чертовщины, то не сможет избавиться от кошмара, вторгшегося в ее жизнь странным и непостижимым образом. Сделав несколько глотков, Марьяна огляделась. Дорога действительно была ей совершенно незнакома. К тому же, она даже сейчас не могла вспомнить, как попала сюда. Опять эти провалы в памяти. Когда же это кончится?
Высунувшись из машины, насколько это было возможно, Марьяна огляделась. Невдалеке маячил указатель. Прищурившись, она попыталась прочесть название. Первое слово находилось в тени росшего рядом раскидистого дерева, поэтому ей так и не удалось его разобрать, а второе виднелось почти четко – Пустынь. Марьяна втянула голову в машину и в задумчивости стала догрызать обломанные ногти. Кажется, Пустынь, это одно из названий монастыря. Может, все-таки, стоит навестить его не во сне, а наяву?
Красный «Рено» бодро взял с места и покатил вперед. Джип, как привязанный невидимым буксиром, моментально отправился следом. Марьяна уже достаточно пришла в себя, чтобы не плестись, как недодавленная слоном черепаха. Вскоре за окном замелькали немощеные улочки. В голове замаячила смутно знакомая дорога…
С удивлением Марьяна вдруг поняла, что это то самое место, которое совсем недавно померещилось ей в странном видении. Если там еще и старуха окажется, то это будет уже полный кошмар! Но, поборов в себе остатки пережитого недавно ужаса, Марьяна остановила машину на стоянке перед монастырем, которая была сплошь заполнена экскурсионными автобусами и дорогими иномарками, жаждущих замолить свои многочисленные грехи «чисто конкретных пацанов». Марьяна фыркнула, закрыла машину и направилась к воротам. К ней тут же бросился молодой человек в длинных черных одеждах. Из его краткого монолога выяснилось, что в джинсах, футболке и без платка на территорию Пустыни, ну никак нельзя.
- А что же мне делать? – растерянно спросила Марьяна.
Конечно, заднее сиденье машины было сплошь завалено дорогими, только вчера купленными вещами, но они тоже не очень-то подходили для посещения святого места.
В качестве ответа она получила не первой свежести уродливый халат, наподобие того, в котором в годы ее юности, ходила уборщица в школе и не менее роскошный платок, который вызывал еще большие сомнения. Марьяна подумала, что именно такие косынки выдают на зоне, но спорить не стала. Порядок, есть порядок. Только нацепив на себя сей роскошный туалет, она смогла проникнуть в обитель. Перед тем, как войти, она оглянулась. Невдалеке, не приближаясь, но и не отставая, прогулочным шагом шла пара охранников. Третий, наверное, остался в машине.
Странно, что церковный служка проявил к их майкам большее снисхождение и безропотно пропустил на территорию. То ли на него произвели впечатление их мощные фигуры, то ли он, несмотря на послушничество, оставался в душе закоренелым домостроевцем, как большинство мужчин.
Побродив пару часов, Марьяна пришла к выводу, что вся эта показуха делается в расчете на туристов, причем, преимущественно иностранных и далеко небедных. Несмотря на изгнание в свое время Иисусом торговцев из храма, на территории монастыря, везде, где только можно были понатыканы лотки и магазинчики, продающие псевдоцерковные товары, с ценами, обозначенными в условных единицах и цифрах, начинающихся от десяти. Не хило!
Непонятно зачем, Марьяна купила в одном из таких магазинчиков свечку, сунула в карман халата и как-то забыла о ней. Ремонт в Пустыни еще не был закончен окончательно, поэтому экскурсии и отдельные посетители постоянно натыкались на возведенные строительные леса или выкопанные котлованы. Марьяна поняла, что ошиблась адресом и хотела уже покинуть гостеприимную обитель, но вдруг сквозь кроны деревьев увидела силуэт еще одной церкви. Дороги к ней пока не было. Когда Марьяна вынырнула из зарослей, то поняла, почему. Храм был очень старый, весь облупившийся, его еще не начинали восстанавливать, только леса вокруг поставили. Туристов здесь не ждали, и делать им тут было совершенно нечего.
Марьяну неудержимо тянуло внутрь. Протиснувшись между досок, она добралась до покосившейся двери. Как ни странно, она оказалась не заперта. Может быть потому, что вообще не закрывалась. Навстречу пахнуло сыростью и затхлостью старого помещения. С некоторой опаской Марьяна шагнула внутрь и огляделась. Она не видела, что охранники тут же заняли свой пост около двери. Страшно убогое помещение! Кругом царило полное запустение. Единственным пятном в окружающей серости был яркий свет, который свободно проходил через отсутствующие стекла и  радостно расцветил обветшалые стены старой церкви. На обшарпанных стенах едва проступали контуры когда-то покрывавших их фресок. Удивительно, но, несмотря на очевидную разруху, перед несколькими облезлыми иконами горели лампады. Едва заметные на фоне солнечных пятен. Кто их зажег здесь, в этом заброшенном помещении?
Марьяна бросила косой взгляд влево. Там не было ничего. Она вздохнула с облегчением, и вдруг почувствовала себя легко и свободно. Довольно долго Марьяна бродила по церкви, заглядывая во все закоулки, с любопытством стараясь представить, как она выглядела много лет назад. В прохладе старого здания она даже стала слегка замерзать. Сунув озябшие руки в карманы халата, она натолкнулась на забытую свечку. Выбрав лампаду, горевшую почти перед алтарем, Марьяна зажгла от нее свечу и, найдя взглядом какой-то выступ, пристроила свечу туда. Никаких молитв она не знала, поэтому просто попросила про себя: «Помоги мне, господи, я так устала!» и тихо вышла из церкви, испытывая какие-то неведомые доселе чувства. 

(продолжение следует!)


Рецензии