Ива не ломается на ветру

Отец    их,    любил  себя  больше,    чем  кого – то    бы ни  было и когда детям было  пять и семь лет, он    оставил  семью    и    ушёл  искать прелести     жизни  с другой женщиной,   не обременённой,    детьми    и   проблемами      с    ними.   А те  годы, что он  жил  с семьёй,    тем, кто жил  с ним, не казались     они    мёдом.      Да,    даже  скорее  уж, горькой  полынью  были    они    им.   

Выпивки   его  с друзьями,  потом  выяснение    отношений  с   семьёй    и всё  заканчивалось  тем, что жена с детьми  были  вынуждены  искать  ночлег  у  родственников, или  же  соседей.  В противном  случае  жена  могла  получить по  физиономии, да и детям  доставалось по  первое  число.  Поэтому  развод    родителей  не  расстроил  детей, а наоборот.  Они  были  рады, что     у них  наступила  спокойная  и   благополучная  жизнь.  Мама их  работала  заведующей  домом   быта.   А,    чтобы  дети  ни в чём  не  знали    недостатка,     держала  ещё  и хозяйство,      да и огород  давал  всё  необходимое  для  стола.    

Поэтому, жить  можно  было.      Отец в их  жизни не    участвовал  никак.  Да, они  молились, чтобы     не  дай  Бог, он  не  только  приходил к ним.    Им  хотелось одного,  чтобы  он  забыл о них и если уж  совсем  на  чистоту,      навсегда.     Когда   же   малыши  подросли, они  с удовольствием  помогали  маме   по  мере  сил  и    возможности.         На радость     всем    их      родным,     семья  эта    жила    в  мире  и согласии и каждый  старался  помочь  друг  другу.   Конечно  же,  мальчики  больше    нуждаются  в примере  отца,  а  примера  этого,    так  уж   получилось,     не наблюдалось,  с  таким  папашей,     поэтому  Вася  немножечко    отбился  от  рук и частенько   пропускал  мимо  ушей, наставления  матери.   Но, она  всё  равно     старалась,  как могла  привить    сыну  любовь к труду.  Правильное     понятие  о  жизни.      Потому  как, без  труда, не вытащишь    и  рыбку из  пруда.     Это было  девизом  в  их  семье,   и   каждый  придерживался  этого  девиза.   По крайней  мере, старались  придерживаться.               

Но,    как бы – то ни было,    жизнь не стоит на одном     месте,     а     бежит    себе,    хотя    вот    темп   её,    у каждого свой.     У кого – то    она  прямо  бурлит, кипит, переливается    через    край.    У других,    течёт    плавно     и ровно. А    у  некоторых,     яма   на    яме,    кочка   на   кочке, огрех  на  огрехе.         Но   жить    всё   равно   нужно.       Ведь  говорят  же:      Без   смерти не умрёшь.       Ты  просто обязан  выполнить ту  миссию,     по  которой  ты  и попал  на  этот  свет.  Каждый  появляется  здесь  не  просто  так.   У каждого  своя  планида,  своё  задание.  И  смотря,  как  ты  с ними    справляешься,  столько и  отмерено  тебе,    прожить    здесь.   Если  уж  совсем  бессмысленно  живёт  человек и притом долго, это полнейший  абсурд.        Считай, урезал норму  человека  значимого  в  этой  миссии.  Как хорошего, так  и пусть, не очень.  Но,  всё  равно.               

Надюша   же   подрастала      на радость матери.    В отличие,    от старшего брата, который  всё    -  таки  отбился  от  рук,     как ни  старалась  мама  его,     бесшабашного       и   ветреного,        она  была   послушной,   спокойной,    доброй девочкой и старалась всегда,    порадовать    маму.    Пока та на работе, она и  постирает, и приготовит.        Да и по хозяйству поможет, огород    ли прополоть, грядки полить, телёнка напоить.  И всё это у неё получалось на   удивление с душой, с желанием, с радостью.     А уж когда, закончив  десять классов, она уехала  учиться  на  бухгалтера     в  город,  где    поступила,  в институт,     одно только  волновало её:   как       же   теперь   мамке будет    трудно  без  неё,    со всем  управиться.    На брата  слабая  надежда, ему  погулять с дружками,     да  на гитаре побренчать.           Учиться дальше   после  школы  он  ни  куда не пошёл,  ссылаясь на то, что   без  мужской  руки      дом    разрушится,      чуть     ли    не    в  одночасье.   Руку  эту  никто и никогда  не  ощущал,     но.……                В общем,      прожигал  жизнь,    повторяя  своего  отца.      Но,  мама  любила  его  всё  равно,      ведь     он  её  сын  и  не один  он  виноват  в том,      что такой  вырос.      Значит, не доглядели,     недолюбили,      а может     перелюбили.   И говорят,  таких  детей  ещё  жальче, чем  тех, у которых  всё  в жизни  хорошо и просто.       

Гранит науки   Надя      не то,    чтобы  грызла,    он просто     давался ей  без  особого труда.    Она, можно  сказать,  резала     его,  словно  талое сливочное  масло и намазывала  толстым    слоем на хлеб.     Девчонки-     однокурсницы, бывало  переживают, волнуются, что не сдадут зачёт.    А Наденька, всегда  первой  старалась  отстреляться и всегда,     на хорошо и отлично.   И всё  у неё получалось, как нельзя  лучше, пока она  однажды  не встретила    своего  единственного, как тогда казалось ей.  Да, что там  казалось.  Так  оно  и было, ведь  он  был  пока    самый  лучший  из   всех, кого встретила  эта   девочка, в своей  ещё  такой  коротенькой жизни,   из знакомых  мужчин. 

Маленькая, тоненькая  ивовая  веточка,     с    глазами нараспашку.     Огромные,    голубые,  с    крапинками индиго и аквамарина,   как у её  мамы, они удивлялись всему.  И когда рядом  появился  Игорь, высокий, красивый, статный     парень, с параллельного курса,    на  три     года старше неё,       глаза    эти   засверкали, заискрились, словно вода в   голубом, бездонном озере   и   засмеялись радостью, от чего в уголках появились  очаровательные  лучики, смешинки.     Побежали лучики, задрожали, затрепетали.     А  вода  резанула  своей  голубизной, плеснула  прозрачностью и  забегали  по  ней  барашки.    Тоненькая тростиночка   засветилась вся и потянулась  всеми  фибрами души своей, к этому   великану.  Рост  под  метр восемьдесят у него, а она   девочка  - дюймовочка     во всех  смыслах.    Меленькая,   не высокая,   худенькая,  с   красивыми косами,  огромной,  доброй   душой   и   очаровательной улыбкой.     Она  больше  походила  на девочку   подростка, чем  на  студентку,  второго курса.      Но, говорят же,   противоположное притягивается  с   ещё большей   силой.   

Парень    глянул  на  неё,   улыбнулся,    а у неё  как будто, что  - то   оторвалось в груди.    Оторвалось и покатилось  по  всему  организму, забушевало, затрепетало.     Порвался  какой  - то  сосудик  и     кровь     забурлила,     помчалась     по     всему  телу,      от чего  хотелось одновременно  смеяться и плакать, кричать на  весь  свет и молчать,  будто  ты  нем  от  роду,       совсем     без  причины,           казалось бы.     Лекции теперь  тянулись слишком долго.      Педагоги объясняли    предметы  слишком  медленно.      А   ей  хотелось,  чтобы    всё    заканчивалось  быстрей.       Не видеть предмет своего обожания  даже  несколько    часов,     казалось     пыткой.       После   лекций   она   пряталась   в   тихом   уголке, ожидая, когда появится  он.   Самый  красивый, самый    милый, самый    -  самый.      Да,    ещё  же, не дай Бог,     вдруг  он   с  какой  нибудь  девушкой  уже  встречается.       Если  это так,    это было уже смерти подобно.    Ей  хотелось, чтобы  он  смотрел  только на неё.    Чтобы  говорил, только с ней.   Голова  гудела  от мыслей,      сон  не шёл  к ней.      Она ещё  больше  похудела.    Глаза  блестели, словно в лихорадке.     Не  было  рядом  мамы, она  точно  бы  подсказала, что делать в данной  ситуации.    Но  человеку  даются  испытания, которые  он  проходит  сам.  Сам учится на  своих  ошибках   и  если   больно   ударяется,     боль остаётся  надолго,   если  же  обратное,     приобретает   только    опыт.       Всё  только  сам.      Иначе, откуда  бы  он  узнал, что это край и   нельзя  падать.  Нет, жизнь, это  такой  педагог, который  учит нас  на  собственных     ошибках.      И  упасть,   или  же  обойти     это   опасное   место,   по  более   удобной  дороге,      мы  должны  понять сами.               

Занятия  ушли на второй план,   и она с трудом  заставляла  себя  учить уроки.  Все  мысли о нём.         Где  он,  с кем  он?  А может  он  даже и не думает о ней,   а она  глупенькая  изводит себя  не  известно зачем,    и по  какому  случаю.  Может ей просто     показалось, что он  обратил на неё внимание  больше, чем  на  других.      Подумаешь, посмотрел, как  - то  необычно.       Может  она  ошиблась и напрасно  её  сердечко  дрожит  и плавится  от  мечты   девичьей.      Как узнать, ведь не    подойдёшь   же и не спросишь?  Не  так  она  воспитана.     Да и ведь  девичья  скромность  не  позволяла    такого  развязного    шага.     И  не  нами  придумано:  Береги  честь  смолоду.      Но        Игорь,  так  звали,  приглянувшегося    Надюше  парня,    тоже  искал встреч с этой  малюсенькой  девчушкой,      что так   бесхитростно и открыто,      ответила на его взгляд.      Глянула ему в очи,     а  показалось,      что заглянула      прямо    в    сердце.      Была она  уж  очень беззащитная  какая  -  то    и    хотелось  оберегать её от кого  -  то,     или защищать     от    чего  - то.     В общем, зацепила      и   она  его.               

Но,    ведь это не секрет, если чего –  то хотят двое, да ещё в такой ситуации, то это непременно произойдёт.     Надюша с подругами,     однажды вечером       пошли  в   кинотеатр,    как раз  шла  неделя  французского кино с участием   Луи де –  Фюнеса.    Они очень любили    этого  замечательного актёра и с удовольствием    ходили на  фильмы, где он   превосходно играл свои роли.     Вот и в этот раз  афиши пестрели    заголовками       «Фантомас»      и они  не могли  пропустить    такого    момента.      Да    и   видя,     как  изводится  их подруга, подружкам хотелось отвлечь её  хоть немного, от этой    односторонней,     как  ей  казалось  болезни.    Ну, не стоят эти мальчишки,  такого их  переживания, пусть они хоть красавцы -  раскрасавцы.   Хотя,  сами  завидовали подруге и хотели  того  же  самого.   Молодость, она  такая.      А когда  же  ещё  влюбляться,  страдать,    ошибаться  и делать  несвойственное.               

Фильм  уже  начался,   и  по залу  сразу  же  раздался  гомерический  хохот. Все приветствовали    любимых  героев,  занятых в этом    фильме.  Она  тоже  смеялась от души,     когда  рядом  с Надей    в кресло опустился  мужчина.       В зале было темно,   и она  не видела  его, но сердце  заныло  от  какого –  то предчувствия и сладко  замерло в груди.     Запах  табака и парфюма    будоражил её,   она  не могла  сосредоточиться на фильме.   Этот  запах  не  мог  обмануть её,  так  пахло  от   предмета  её  обожания,  что раздул    в её  душе   пожар.   Её  тянуло  посмотреть  всё  время    в сторону  соседа и когда  она  всё  -    таки насмелилась взглянуть,    на неё  смотрели  глаза, которые  не давали  ей  жить спокойно, весь   последний   месяц.    Это был  тот  парень,  который  стал  причиной  всей  сумятицы  её  души, всё  последнее время.    Его рука  робко  легла  на её  руку,    и она  после  этого плохо помнит, всё, что происходило  дальше.       Фильм   потом   она   вообще  не видела,    хотя смотрела  на экран.     Рука горела  огнём.     Сердцу нечем  было дышать,   и когда  фильм  закончился,    она,    словно  загипнотизированная, пошла  рядом  с ним.   Подружки, понимая  обстановку, не стали  докучать им, только прокричали, чтобы она не опоздала  к комендантскому  часу.               

Они  бродили по вечернему городу,   освещённому  тысячами лампочек, от чего  казалось, что вечер вовсе не наступал.    Ели мороженое,     пили  из  автоматов  лимонад.     Он  рассказывал  ей  о своей  жизни, она  о своих  родных, по которым очень соскучилась,     домой  ездить часто,     не получалось.        Мама    и брат были  очень   дороги  ей,   про отца  она  почему  -  то  промолчала.     Наверное,   не хотелось  портить      эту  сказку, в которой  она  оказалась.    Ведь  тогда  нужно  говорить о  причине  развода  родителей, а  это  сплошной  негатив.        Нет,    сегодня  ей  хотелось  быть счастливой  по  полной.  Поэтому, она  старалась  обходить подводные  камни  своей  жизни.    По крайней  мере,  не  сегодня.               

А у самой  сердце  пело.     В висках  стучало.        Бабочки в животе    выбивали,    какую  -  то дробь,    напоминая         какой  -  то  неведомый    ей    танец,   однажды  виденный  ею,      в  каком то,       иностранном  фильме.      Он  рядом!     Он  с ней!    Он  держит  её  холодную, как лёд  от  волнения  руку,  в своей  сильной  и горячей  ладони, от чего  сердцу  было  невыносимо    тревожно, больно и хорошо.   Так хорошо,  что  она  боялась  этого. Вдруг, это неправда,  вдруг  это не с   ней  происходит.  В  то  же  время,  она  чувствовала, что  жива, что    он    тоже  не  призрак.        Значит,    она  тоже ему  небезразлична, если он  с ней.    Заговорившись,  забыв обо всём на свете,    она всё  -   таки опоздала  к закрытию общежития,    и  Игорь  поднял её, словно ребёнка, по  пожарной  лестнице прямо до  окна их комнаты на третьем этаже.     Уже лёжа в постели,        она  переживала  этот   момент    снова и снова.    Ей  казалось, что жизнь   её  превратилась в сказку, где  она  принцесса,     получившая  от  судьбы,    своего  принца.     Самого  -  самого  лучшего на свете.    Она  снова     ощущала  его  сильные  и горячие     руки,     его  запах  витал  рядом,  не давая  забыть его и заснуть.   Сердце       вдруг,  как будто останавливалось, а потом  с неимоверной  быстротой  стучало,     казалось  у горла.     Вот  - вот  выскочит  оно.     И что же  тогда? Она  умрёт?     Нет, нет.     Только  не  теперь.     Ей  хотелось  жить, как никогда.     Ей  хотелось  выпить  эту  чашу  до  дна.  Ну,     раз  уж  она    пригубила   из  кубка и питьё в нём  превосходно.        Уже  почти  на  рассвете,      она  забылась      чутким,  несвойственным  молодёжи,   сном.               

Без  всякой  причины,      наутро,      бабочки       в   животе        продолжали    свой  танец,     сердце замирало   от ожидания встречи.      Мысли  путались    в голове,   от  чего она  делала ошибки в ответах  на лекциях.        Хотя    это было ей не свойственно.        Педагоги  удивлённо   смотрели  на  неё  и   качали      головой,    подружки, хихикали,     зная  причину  этих ошибок.         Ещё, не совсем  осознавая и веря в это, она  поняла,    что влюбилась.   А это значит, слёзы без  причины,   страх  от ожидания, вдруг  почему  -   то он  сегодня  не придёт,  или  может  только  задержался,  по  какой  - то,  пусть  и уважительной  причине.       Ревность, что у него появилась другая.  Любовь, это действительно болезнь,    ведь  симптомы  схожи  во многом:   учащённое  сердцебиение,    волнение,    жар,     да и много  чего другого.         Ох уж, эта  любовь!!!               

А чувства уже     захватили их обоих и понесли    по своим  дорогам,     проторенным  миллионами человеческих  душ,      сердец   влюблённых.            Они словно   с ума сошли  от   этих   чувств.  Всё кружилось,  вертелось, захлёбывало   их  своей  новизной, своей  неизвестностью, своей  тайной.  Она  растворилась в нём, не могла  жить без него, дышать.     Любовь  захватила их, словно ураган, который понёс их, то ввысь, то вдаль.     Завертел, закружил, кинул    с обрыва.     В  любое свободное  от  занятий   время,     они  гуляли  в парке,     смотрели   фильмы, покупая, как правило,  билеты  на  самый  последний  ряд, где  до  изнеможения  целовались.    Поцелуи эти просто сводили её с ума.   Она  ведь  была  такой  неискушённой  в  любви, эта  девочка.      Отец никогда  не  приласкал  её,   как  делали  отцы  других  детей.  Мама  только  отдувалась за  двоих, но  мамина  любовь, мамины  поцелуи, это  совсем  - совсем  не  то.    К   губам    этой  тростиночки,   никогда  не прикасались  губы  мужчины,    и  ей    было и страшно, и томно, и сладко  одновременно.    Она  просто   задыхалась  от  этих  поцелуев.  Земля  уходила  у неё  из    -  под  ног, при  каждом  прикосновении  губ      Игоря,      к её  трепещущим  губам.  Ей  хотелось, что бы  этот  миг,     не кончался  никогда.               

Зима подарила  им  возможность  кататься  на  лыжах и коньках.  Они  заряжались  энергией  от  этих  видов    зимнего  спорта, а  потом  пили  горячий  чай, или кофе, в любимом  кафетерии и говорили  о  своих  чувствах. Да, иногда  довольно было  только взгляда  одного, чтобы  второй  понял, как он  дорог  другому.    Весна  принесла  с собой  новые   ощущения  в  их  отношениях.  Они,  как  будто   открыли    ли  друг  в друге  что  -  то новое, ну, например   обоюдную    порядочность.     В то  же  время, понимали, что  время,  проведённое  вместе,   проверило  их  чувства,   на    прочность.    Их  можно  было считать одним  целым.             Они  ходили на речку, любуясь  тёмными водами  омутов,  и слушали,  несмелое  сначала  пение  соловья,    который   потом   захлёбываясь  клёкал, булькал, будто  только  для  них  одних. Трели  его   становились  такими  мощными, что   не верилось просто, что  там, в  верхушках  деревьев  всё  это  вытворяет,  малюсенькая, невзрачная  птаха.      Считали  года,  отмерянные  им  кукушкой.    Она  не  скупилась и дарила  им  долгую  и,  конечно  же,  счастливую   жизнь.  Хотя,     конечно же,  это уже  зависело  только от них  самих.     Ведь  пословица  говорит:  Каждый,   сам    кузнец  своего  счастья.  Какие  они  были кузнецы, этого ещё никто  не  знал.     Да, много  не  знали  эти  влюблённые, как  о себе, так и о  своей  будущей  жизни в целом.  Сейчас, они  были  очарованы  друг  другом, околдованы  своими чувствами,  ожиданием  предстоящих  открытий, которые  были  не за   горами.   Ведь, это же не секрет, чем  заканчиваются  встречи,   когда   люди    влюблены  так, как эти двое.         

А  пока, они     томились   от  ожидания   этого,    чего  -  то,    что  должно  было  случиться с ними  непременно.   Весна    соблазняла,  подстёгивала,  дразнила.      Ивовая  веточка,  дрожала  от неизвестности,     от страха,   как   перед  прыжком в пропасть.     Что такое   настоящая  близость   между  женщиной  и  мужчиной  она  не знала,  как следует,       но  чувство,    поселившееся внутри неё,    толкало  изведать, всё, что с ним связано.   Она  робко  отбивалась  от  настойчивых  уговоров  любимого, но это было  только для приличия.       Чувство  было обоюдное, они  это   ощущали,      поэтому  и  не долго,     думая,     произошла  близость.       

Что кривить душой, близости хотели оба и это случилось.      Повстречавшись  полгода,  она  разрешила   любимому,  может  быть  больше, чем  положено  было,    девушке  скромной и целомудренной.  Но     весна    провоцирует  и   вообще, творит с человеком  невероятное, не  смотря на возраст, а тут сам    Бог велел.     Молодость, пыл, жар и глупость,      конечно же.     Он  шептал  слова  любви, от  которых она  верила ему  безоговорочно.   Да и как  же  не верить, если     шелест  этих  слов  уверял,    уговаривал, убаюкивал, будто песня  мамы в детстве. А мама никогда  не  обманет, не обидит. 

Тростиночка   успокоилась,  поверив   своему  любимому,  сердцу  и  отдалась  вся  без  остатка.     Ты  только  не  обмани  меня, милый  -  шептали  сухие  девичьи губы.  Нет, нет, любимая, конечно,  не обману  -     отвечали    жадные  и нетерпеливые  мужские.       Они  упивались  друг  другом, как жаждущие  в пустыне, встретив  оазис,   с прохладной     и желанной  влагой.     Теперь  они  не могли  обходиться  друг  без  друга, казалось бы, не только несколько часов.    Лишняя минута  без  любимого,   причиняла боль в сердце  каждого  из  них.      

Чувства их  заполнили   всё   естество, и  они   считали, что нашли  друг друга навсегда.   Только  ночи,  тёмные  ли,    словно   многокилометровая  бездна,   или    лунные и ясные,   как  белый  день,  знали  их,   эту  безумную  любовь.      Да, трава  -  мурава,    что  была  примята  и   вытоптана  на    укромных  полянках.  Ещё  деревья и соловьи, могли  похвастаться   своими  познаниями  в  этом  секрете.  Но,  это  не  беда,  они,   никому  не  расскажут.           А,  может,     это  была  только  страсть?   Кто же  знает.       Она  не заметила,     как оказалась  беременна.     Очнулась.        Что же  делать?    Вот     и раскрылась вся  тайна.               

Но  Игорь оказался  порядочным  парнем.     Он  как раз  закончил  учиться, она  перевелась на  заочное  отделение и они переехали    жить к его родителям.    Родители приняли её  не просто.  Такой  красавец,     наш  сын,   и    до  смешного,  не девка,      а горсть  семечек,    сноха,  -  как   приговор   процитировали  оба.      А  уж      свекровь,     сразу   посмотрела  на  неё     свысока и улыбнулась,      улыбкой  палача.        Наде стало    до  дрожи  холодно  от этого взгляда.  Пусть, они  любят  друг  друга  с     Игорем,    но  ведь  свекровь,    не последняя скрипка    в их  жизни.     Ей  придётся  жить в их  доме, сталкиваться на дню  сотни  раз  с этим  страшным  взглядом.  Чувствовать  её  ненависть.          

Обидно было  Надюше  видеть и    слышать такое  о себе, но она, терпела всё, потому, что слишком любила  сына  этих  людей.       Как они  могли  судить о ней, ничего не зная.   Не всегда,    большой  человек, оправдывает  себя  ростом,     а ведь    говорят    же  и это  не  нами  придумано, а  много  давно:    мал  золотник,     да дорог.    Она    была  добра,  трудолюбива,  честна  и  порядочна.    Именно  этим  золотником,  была  эта  девочка,  но  родители    всегда  недовольны  выбором  своих  детей.       Но,      они  ещё  узнают обо  всём  этом,   и она  верила, что отношение  родителей  мужа  совсем  скоро   изменится, по  отношении к  ней.      Хорошо, что рядом  был   любимый  человек, с которым  ей  было всё по  плечу.  Да, она  вытерпит любую напасть, зная, что   её  муж  любит её.     А, как же иначе.     Ведь,     это её он назвал  своей женой.  И    под сердцем,    она носит его ребёнка,   значит,     любит он её  по   - настоящему.               

Свадьба    далась  Наде  нелегко.       Её  буквально  выворачивало  от  одного  только  запаха  еды,  не говоря  уже  от вида,     и    обилия  блюд.    Но,  ведь  это не   диагноз, беременность.    Это пройдёт, стоит  только  немного  потерпеть.  Да и ведь  эта  жертва  стоит  этого.  Они  ждут  своего   первенца,      а он  зачат  от    самых  прекрасных  чувств, на  которые   способен  человек.  Любовь,   это  так     прекрасно!     Гостей  с  её  стороны  было немного:  мама, брат  и ещё  с десяток  человек.  Тети, дяди, двоюродные  братья и сёстры.  Все  радовались  за  неё  с Игорем и только  родные    её  мужа  косились     на  них  и,  казалось, обвиняли   их  в  чём  - то  нехорошем.      Голытьба  -  голытьбой,    сам     человек  с гулькин  нос,    а  туда   же,      замуж, -       говорил  свёкор  наутро  после  свадьбы.  Да и   семья  у  родителей    неполная, это  не пример  для  молодых. 

Вот  мы,  другое  дело.    Женщина,  хранительница  очага и должна  потерпеть, если  мужчина  когда  - то и не прав.      Как бы,    и они  не  разбежались,  не успев,  как следует  узнать  эту  жизнь.   Ну,  какая  она  хранительница,    так,     ивовая  ветка, не  более.       Ни  огня  от неё, ни  тепла.   Ни  осветит, ни  обогреет.     Так,  только,  одно    название,  а не  жена.       Мама  Нади  расстраивалась и  не соглашалась  с доводами  свата, но  он  стоял на своём.     И родные  невестки,  в  расстроенных  чувствах  уехали,  сразу  поняв, что   их  Надюше  придётся  не  сладко  в  этом  доме.    Мать целовала  свою  девочку и старалась  крепиться  от  слёз,  но    они  предательски бежали  сами.   Надюша  вытирала  их и    уверяла  маму, что  у них  будет  всё  хорошо.  Она  верит  в  своего  Игорёчка и в  их  любовь.               

 А  тут  ещё,     не успели    пожить,      молодые новой  семьёй,        как   вот  она,     Армия.    Справка   о беременности не помогла.   Она рвалась  сама  поговорить с военкомом,      но Игорь  отговорил  её  от этого шага,   волнуясь  за  её  состояние.    Лишние волнения   ей   ни к чему, это уж точно, - говорил он и гладил   по волосам, и целовал  в залитые  слезами глаза.      Отгуляли проводы.      Родных  Нади  никто  даже  не  оповестил  об  этом,     и  их  никого  не было.    Даже  мамы  с братом.  Самых  родных  для  неё  людей,   конечно    же,  после   её  Игорёчка.        Билась   в рыданиях, не смотря, что уже  шестой  месяц  беременности.      Боялась   неизвестности,   боялась остаться с родителями мужа,      почти совсем  чужими  людьми.     Он  успокаивал.     Говорил, что не успеет она  соскучиться, как он  приедет в отпуск, по случаю рождения ребёнка, а пока  он  будет  писать ей  письма.        Вот, ты  только родишь, а я уже  тут, как тут.    Рядом с тобой  моя    хорошая.   Она  не хотела  верить,     не соглашалась.      Кричала, что умрёт  без  него.      Но, делать нечего и она  осталась без него, на какое – то время.  А именно,  на  два года.    

В военкомате   обещали,    так говорил ей  любимый,     что, когда родится ребёнок, возможно Игорь вернётся совсем  домой.     Хотя  Надя  боялась в это верить, чтобы  не страдать ещё больше, если это только  обещание.      Она  старалась  занять себя,      помогая   свёкру          со  свекровью    по хозяйству,  у них  был  частный  дом и они  держали кур и кроликов.     Писала  конспекты,   сдавала  сессию, вязала  малюсенькие разноцветные      вещички,      для  будущего  малыша.     А вечерами, писала  пространные  письма  своему  Игорюше,     в которых  было столько любви, тоски  и  страдания, что   под  конец, она  засыпала  прямо  за  столом, вся  зарёванная и  измождённая.   Но, чуть свет   занялся,     вскакивала и снова  старалась  сделать,     что –   то полезное, что -  то значимое, для их  маленькой  семейки.       

Снова ждала  письма.    Да, она    жила  этими ожиданиями.     Они, как будто придавали  ей  силы  ждать и малыша, и любимого супруга.               Но,  в      отличие  от  неё,   Игорь писал  ей  очень    редко,  ссылаясь на  занятость    и усталость.     Она не обижалась, жалея и сочувствуя  любимому.         Время  не  стоит  на  месте.  Отсчитывает секунды, минуты, часы.    Подгоняет  отставших,  наблюдает   за  успевающими.               

А вот и пришло время  родить.  Она  снова  боялась, боялась, что умрёт, так и  не увидев   больше,   своего    желанного  и единственного.     Но, роды  прошли  почти,     что нормально.             У них  родился  мальчик,    весом  на  пять килограмм,     притом, что сама она  весила чуть больше  сорока.      Она  сама  долго не могла поверить, как  у неё это получилось.     Конечно  же,    вся  порвалась,     но врачи подштопали,       молодость взяла своё и вот  она  уже  на ногах.   При  выписке  некому  было  её  забрать  и она,    вызвав    такси,    украдкой  от  водителя  роняла  слёзы.  Мама  её   жила    слишком  далеко и   напрягать     её  не хотелось, а кто жил  рядом, не посчитали нужным,  не  то,  что забрать их  с  внуком.      

Родители  мужа  ни  разу  не проведали  её  в роддоме.         Ну, да  ладно, насильно, ведь  мил  не  будешь.      Когда  у тебя  новорожденный, скучать очень  не приходится, но она  находила  время и на это.    Всё  ждала и ждала    Игоря, томясь  в одиночестве,   засыпая   в холодной    постели.          Как обещал, перед Армией муж, приехать он  почему  -  то не смог и она  переживала и радовалась  рождению    сыночка в одиночестве.   Самое  главное, что очень  расстраивало Надю, писем  от  мужа  становилось  всё  меньше и меньше.  Они      приходили  редко и были  совсем  коротенькие, в отличие    от её  писем.   Ну, что сделаешь, ведь это же не курорт, а Армия.           Муж  не сам  себе хозяин, оправдывала она  его,   а сердце    сжимала  холодная  лапа  тоски  и    страха.    Маме  же  своей  писала, что у них   с  Андрюшей      всё  просто отлично.   Зачем  ещё  и её  волновать. Да и ведь  это  только  страхи. Ничем  не  подтверждённые, ни на  чём  не обоснованные.     Просто, послеродовая  депрессия,     а это пройдёт.               

Родители      Игоря     к рождению внука  отнеслись  очень и очень  холодно.    Если  не сказать  равнодушно.   Откуда  нам  знать, что он  наш  внук, процедила  свекровь  сквозь  зубы.    Такие    скорые, как  ты  невестушка,    умеют  обложить, словно  волка  на  охоте тюфяков, навроде нашего  сына.    А он  и поверил, что дитё это его.  Поживёт, ума  наберётся, вот  тогда уж  и решать  будет, что к чему.     И чей  это    ребёнок.               Но  Надя    за  это    не  очень     переживала.     Ведь  это их  с Игорем  крошка, а они его  любят  очень    -  очень.         Да и как же  его  не любить, если   Андрейка      копия  папы  своего.          Да и ведь  кроме  Игоря  к ней не прикасался  ни  один мужчина  больше,  и   муж её  знает  об  этом.            Поэтому,    она   ни  за  что  не  волновалась     по этому  поводу,    смотрела  на  сыночка,     и сердце  её  пело  песню  любви.    Как хорошо  всё   получится,  Игорь  отслужит,  а      его  ждут   дома,     сыночек  и любушка -  жена.     И   она  веселее смотрела  на жизнь, а уж  когда  получала   пусть и коротенькое,   немногословное и  пусть    совсем  не ласковое    письмецо  от  своего  богоданного  супруга, радости у неё  не было  границ.               

Время  шло,   Андрюшка    подрастал, пуская  пузыри и агукая    мамке, а она  изо всех  сил  старалась, чтобы  у него   всё  было, как у каждого ребёнка. Чтобы  он  был  сыт,  чтобы  тепло ему было,   и рос  он  здоровым и крепеньким.    Окружала  его  заботой, любовью  материнской  за  двоих.          Так, как малыш   был на  радость ей  спокойным, она  умудрялась ещё и вязать вещи на продажу.      Не плохое  подспорье  в бюджет, разве  же это плохо.     Вот только  не  перед  кем  было похвастаться     ей  своей    удачей.     Не было рядом  её  любимого    мужа,   отца  их  сыночка.   Родители   мужа  на  неё  почти,    что не обращали внимания, так, будто посторонний  человек  с дитём  живёт  у них.  Не более.   Её  же  это  очень  расстраивало, но, что было делать?   Нужно  было ждать Игоря.     А пока,    всю любовь, всё   внимание, всю  ласку   свою,     отдавала  она  сыну.       Так  прошёл  год.               

А как – то пришло  письмо  от  Игоря, в котором  он  писал, что  разлюбил  Надю.   Не жди меня  больше, я   остаюсь    сверх срочно  служить.  У меня  здесь  есть девушка, дочь  моего  командира, которую я люблю больше тебя.    Да и родители  говорят, что не пара  мы  с тобой,    а   им  виднее. Они  побольше  нашего  прожили.           Наши отношения  с  тобой      считаю  ошибкой  молодости.     А виновата  всё  ты.  Если бы  не разлеглась подо мной  тогда, я, может быть, и не женился бы   так  рано     на тебе.       Не  нагулялся я ещё.     Вон сколько вокруг   красивых  девок, а тут храни верность одной.      Да и не знаю я  ещё, какой  ты  станешь  женой  по жизни. Может,  захочешь  бросить меня,     так я уж  раньше.    Не люблю быть   вторым.   Хорошо, что я тогда  не  предъявил справку о   твоей  беременности (ты  уж  не  обижайся),    а   то      был  бы  привязан  к твоей юбке сейчас, как бычок на верёвке.  А, я понял, что свобода  для меня  дороже, чем  жизнь с тобой. 

Сына я  тоже  не могу  любить, как хотел  бы, да, я даже не могу  представить себя отцом.     Всякие  там пелёнки,     распашонки, да  подгузники, это не для  меня.  А   младенческие  крики  меня  вообще  выводят  из  себя.  Я рос один  у родителей  и люблю    тишь, да  гладь, да  божью  благодать.    Не ищи со мной встреч и не мешай  мне, быть счастливым,   если,    как ты  мне твердила всё время,    любишь меня.         Хотя  это  было  уже верхом  пошлости,  ведь   он    же  сам    говорил  ей,    что  хочет  этого ребёнка и рад  ему.    И о любви  так  красиво  заливался  соловьём,  так    здорово  пророчил, словно  та  кукушка,  счастливые, долгие  годы  совместной  жизни.  Где же  всё  это   подевалось?  Значит, это    была    только игра, чтобы  провести время?  Но  зачем  тогда  он  женился  на ней,  зачем  назвал  своей  женой?               

Нет,    она   даже   не плакала,     что -  то  горячее и жёсткое    перехватило  горло и не давало, ни вздохнуть, ни выдохнуть.      Сердце  пропускало  удары.     Глаза  -  озёра    пересохли и только руки дрожали,   и в душе  образовалась   пустота.   Бездонная, холодная  пустота, от которой  ей стало  очень и очень холодно.   Разум  не хотел  верить в это. Душа кричала, что так  не  может  быть, это  не справедливо.    А  буквы,    чёрным  по  белому,     вынесли  приговор, который  обжалованию  не  подлежит.    Ивовая  веточка    согнулась  от  тяжести,  свалившейся  на  неё,  но  не сломалась.  Ей  нельзя  ломаться,  у  неё  сыночек  Андрюшенька.  Теперь  она  в ответе  за  него  и за  себя, и за  отца.    Когда  сказала  родителям  мужа, что уезжает к  своей  маме, те даже  не попробовали  удержать, или уговорить.      Просто посмотрели,  как  на  пустое  место. 

Приехал  её  брат  Василий  и забрал  её  вместе  с пожитками   и кровиночкой  Андрюшкой.     Боль,  одна  только  боль  жила    в  её  сердце     и ещё  обида.  За что?   Что я сделала  не так?  Виновата, что полюбила?  Да,  виновата, что полюбила  не  того.  Мама  всеми  силами  старалась    поддержать,  помогала,  как могла и чем  могла.  А главное, что она  была  рядом, её  добрая, милая  мама.      Время        работало  на   них  с сыночком.  Они     жили  так   же,  как и все  живут. Сын  рос, она  училась, вела  хозяйство.    Вечерами    смотрели  телевизор  всем  семейством. Она  старалась  никуда    в  большой  свет  не выходить.     Было стыдно и до  сих  пор, больно.     Хотя  она  ничего  не  сделала  постыдного, но всё  же.        Не хотела, ни сочувствия  чужого, ни  разговоров.               

  Ну, а вот и диплом  получен.      Ещё  одно  очко  в  её  копилку.  Она  теперь    дипломированный  специалист.      Андрейка  растёт не по  дням, а по  часам.   Ребёнок и вправду рос  крепеньким, смышленым  мальчуганом.   Он почти никогда  не болел, по крайней  мере, ничего серьёзного.   Очень  редко  плакал.  Может       потому, что окружали  его  только  люди, которые  любили  его  всем  сердцем.    Он  напоминал  гриб  боровик, так   хорошо  стоял он  на  своих  сильных  ножках и улыбался  ямочками на щёчках, что  всем хотелось  тискать его и радоваться  на этого ребёнка.  Он  давал  силы  Наде   жить полноценной  жизнью.     Радовал  бабушку  Аню и   дядю.   Вася так  привязался  к племяннику, что  забыл  о  своих  дружках и  с удовольствием  возился  с карапузом  -  племянником.  Он  даже  как будто  стал  смотреть на  жизнь по  -   новому и поступил  заочно  на    ветеринара. 

А  там,  стал  задумываться  о  своих  детях и    познакомился  с  милой  девочкой,  одноклассницей  сестры.  Малыш,  был  окошком  для  всех, живущих  рядом  с ним  в  мир  добра и радости.   И только  его  отец, и родители  отца  не поняли  этого, и сами, по своей  воле  лишили  себя    благодати.     Любить,  жалеть,  растить. Называться  отцом, дедом, бабушкой.    Видеть, как  пробуждается  родной  росточек, как тянется  к солнцу. Да, главное,  ведь    он  похож  был  на Игоря, как похожи  дождевые  капли.  Но,  каждый    САМ    кузнец  своего  счастья.  Игорь   был  отцом  для  сына, только на  бумаге.

Молодость       брала своё.       Боль  утихала,     рубцевались сердечные  раны.  Надя  вышла   на  работу,     оформив  сыночка в садик.  Работала  она  бухгалтером  в родном   посёлке    и часто ловила  на    себе  взгляды  агронома, который  работал  у них  же  в совхозе.      Молодой,   симпатичный  парень  понравился  и ей.             Приехал      он   к ним  на  практику, да  так и остался, показав  себя  отличным  специалистом  своего  дела.       Молодо  -  зелено,  познакомились поближе, поняли, что подходят  друг  другу и не стали      откладывать   свои    отношения      в  долгий  ящик,      вскоре   и    расписались.   Что   толку    долго   узнавать       друг  -  друга.  Вон  с  первым    мужем  Надя  встречалась  почти год,      а каков  результат    конечный?      А так,  может   не  так  обидно  будет,  если вдруг  что.      Главное,  что  так  решил  сам  Николай.  Она   была  согласна  на  любое  его  решение.            


Развод  с Игорем   состоялся  давно и бесповоротно.     Он  уже  женился    на    другой  девушке, которая  ждала   на  тот  момент   от него ребёнка, поэтому  развели их  без  проволочек.      Да и Надя  очень  настаивала  перед  судьёй.        Отказную    на  сына  Игорь  тоже  дал  без  всяких  проблем.   Отныне,  в  свидетельстве  о рождении сына, в графе  отец,  стоял  прочерк.      Этот человек  осознанно  выстраивал  свою будущую  жизнь,  освобождаясь  от всего  старого,    и как ему  казалось ненужного.  Одним    словом,  балласта.                Даже  сына.    Новый  муж     Нади,  Николай,     оказался    добрым и   порядочным  человеком.        Сразу   же  усыновил    Андрюшку,  сказав,    это  мой  родной  сын.  Он  не виноват  в ошибках  своих родителей,  так  почему  же  он  должен страдать.  Я теперь  в  ответе  за  него  на  всю   оставшуюся  жизнь,      и  пусть только  кто нибудь  посмеет  сказать ему, что он  приёмный.     Будет  иметь дело со мной.               

Любила      ли  она  его?      Наверное,  любила.     Только  не той, сумасшедшей,        первой  любовью,   которой  она  любила  Игоря.    Глаза  -  озёра  смотрели  на мир    спокойно и внимательно.  Бури  той, того урагана, что  закрутил  её  тогда  уже  не было.      Всё  это  осталось  там,  в далёкой  -  далёкой  молодости.               Да, даже в юности.       Только  юность  умеет   любить   так   сильно,       без  оглядки.       Не  думая, не взвешивая, не  анализируя.      Эта  любовь  с  болью,  сомнениями,       переживаниями.      Она  выстраданная,   вымоленная.     Она  ни    с каким     больше  чувством  несравнима.      Она,  в    омут  с головой.        Пусть он  бездонный,     ничего.       Ведь, как   правило,  почти никто  не выплывает,     но поколение  сменяет  поколение, а   ошибки  остаются  теми же,      что и тысячу лет назад  делали  юные, влюблённые  впервые     сердца.   Надя  наступила     на  те    же  грабли,  что     и   все.  Переболела     заразной    болезнью    всех  влюблённых.               

Через  два года  совместной  жизни, у них    родился  ещё  один  сын, Олежка.       Николай  был   на    седьмом  небе  от  счастья.    Два сына,   это  так  здорово.     Он  от  всей   души  благодарил  жену  за  такой  подарок.        От  счастья  носил  её  на  руках, заваливая  обновами и  всякими   женскими   штучками,    в  виде  украшений  и  аксессуаров.   Надя  расцвела  от  его  ласки.  Глаза   -   озёра  снова приобрели  блеск,  снова  обрели  свою   голубизну    и глубину.    Она  чувствовала  себя  снова  девчонкой    восемнадцатилеткой.    Походка    её   снова  обрела  лёгкость и пластичность.         Она  прямо  порхала,    словно    бабочка с цветка  на  цветок.  Тоненькая,  ивовая  веточка,   окрепнув,  превратилась   в красивую,  стройную  вербу.        Мальчики  подрастали, радуя  родителей.  Между  ними   никогда  не  было    ни  ссор, ни  тем  более драк.  Старший  брат  с любовью  заботился  о младшем, а  за   них обоих  готов  был  в огонь и в воду,   справедливый во  всех  отношениях  отец.   Он   никогда  даже  не намекнул,     что один  из  них, не родной  ему крови.   Да,  он  будто забыл  об  этом.               

А    Андрей и в правду     рос  отличным  пареньком.     Он  был настолько послушен, серьёзен, аккуратен, что   человеку,    обидевшему  этого мальчика,  даже  ненароком,    был бы великий  грех.      И   ни  у  одного  человека  даже  в мыслях  не  было,  сказать  мальчишке, что он  не  родной  сын  Николая.    Отношения, между  сыном  и отцом   были  такие, что впору  позавидовать  точно  родным  людям.           Мальчик  очень любил  технику,     в виде  машин.      Он  часами  мог  помогать отцу,     чинить автомобиль.      К этому  приучал и младшего брата.     Но, тот  больше  увлекался     музыкой.       Сам  сочинял  песни и пробовал   положить их  на  музыку.    Хотя,  маме  помочь,  накрыть   ли   на  стол,    или  же  помыть    посуду,  оба  брата    вызывались  одновременно.          В семье   чувствовался  мир,  дружба,      уважение     и ещё,    какое    -  то    очень  тонкое,  чувственное  отношение  друг  к другу.    Здесь боялись  обидеть     друг  -  друга,    даже  нечаянно.   Надя  особенно  радовалась  такой  атмосфере  в  семье.  Отец  воспринимал, как  должное.  Ведь,    на  то, они и мужики, чтобы  женщина  чувствовала  себя  именно  женщиной.  Счастливой  и защищённой.       Шло  время.               

Родители  ещё  и сами  можно  сказать юные,     а     сын  уже  готовился в армию.    Шёл  он    защищать Родину  с охотой и желанием.   Косая  сажень в плечах,  рост  выше среднего.  Физическая  подготовка  на  высоте.     Отец  сам  занимался  с сыновьями    спортом и строго  следил,  чтобы  ребята  не филонили и занимались    на  полную  катушку.  Мужчина  по  жизни  просто обязан  быть    физически  подготовлен   ко  всем  жизненным  перипетиям.   Мама,     конечно  же,    была  не в  восторге  от  этой  акции, но  выбор  сына  уважала  и украдкой  смахивала  слёзы,    чтобы  не  расстраивать сына.   Ей  было  страшно  отпустить  от  себя  своё  подросшее  чадо, но она  была  уверена  в своём  мальчике.  Да и Николай  ободрял  её и уверял, что  служба  их  сыну     прибавит     только    опыта,      совсем  не  на вредя.      Он  слишком     умён  для  своего    возраста  и   хорошо  подготовлен  для  прохождения    этого    достойного для  всех   сынов  Отечества  шага.   Ведь, это  звучит  гордо  -  защитник.    И   она  старалась  держать  себя  в руках и   бодро    собирала  его  вещмешок.    

Сама,  не желая  того, она  вдруг  вспомнила,  как  уходил  вот  также  в  Армию  его  отец и в её  душе   ожили  те  моменты.     Они  не    будоражили,       а вызывали  лишь  неприятные  воспоминания.      Воспоминания  о  прошедшей  юности.      Об  обмане   любимым  человеком.      О страшной  боли  от  этого обмана.       Но,   в  то  же  время,    это  самое  лучшее  время,        ведь   в  этот    самый    для  неё  нерадостный  момент, родился  её  Андрейка.     Её  смысл  жизни,  её    отдушина, радость.     Если  бы  не  он,  кто знает  что  могло  бы  случиться  с молоденькой,    так  жестоко  обиженной  самым  дорогим  на  тот  момент  человеком  в её  жизни.      Ведь, когда человек  влюблён,  приоритеты  меняются  кардинально  и любимый  становится  центром  вселенной.        Все  родные  и близкие  отодвигаются  на  задний  план, даже  мама.  Он,  и только  он  занимает  все  мысли,  все  желания.      

Об     Игоре  она  ничего  больше  никогда  не слышала.      Её  это  не интересовало.     Человек  этот  был  лишь  биологическим отцом  её  мальчика, а  вырастил, дал    все  азы  преодоления  жизненных    проблем, если  они  вдруг  встанут у него  на  пути,   ему     Николай.     Да   и  Андрей  ведь ни     слухом, ни  духом  не  подозревал даже,     что  отец  у  него  не  родной  по  крови.    Проводы  отмечали  с размахом.      Весело и   заводно, молодёжь    отплясывала       современные  танцы.     Шутки, смех,    анекдоты,  визг  девчонок,  ломаный  басок  мальчишек.      И снова  её  память уводит  в  её  юность.    Ей  вспоминаются   те     проводы,  из    далёкого  далека.        Но  в  сердце  давно  нет  сумятицы  от  этих  воспоминаний.  Там  покой  и семейный     уют.       Там  уважение  к  мужу,  любовь к детям, которых  она  просто обожает.               


Андрей  служил  действительно  легко и просто    и     скоро  уже  получил   звание    старшего  сержанта, а  там  и прислал  родителям  письмо,    что хочет  связать свою  судьбу  с  военным  делом  на  всю  жизнь.   Мне  очень  нравится    в    Армии,    здесь  я  чувствую,  насколько  значим  я  на  этом  поприще  и вообще  в жизни.       Это именно  моё.   Я     решил    для   себя    быть    военным,   это    смысл  всей  моей  жизни.     Мама, отец,  всё  будет  отлично.  Вы  ведь  верите  в меня,    что я  буду  хорошим  офицером?  Конечно  же,  они  верили в своего  мальчика и радовались  его  осознанному  выбору.        Надю    волновало  только  то,  что    сыну  придётся    сменить не один  гарнизон,    и что  семьёй  он  обзаводиться  не  будет  спешить.    Это    ведь     не  каждой  женщине  под  силу,    осознанно    пойти на  такой  шаг.  Кочевая  жизнь  не  всем  по  силам.  Это   только  нужно  очень  и очень  полюбить  их  мальчика,     чтобы   добровольно  взвалить на плечи  такую  тягость.   


При    очередном  отпуске  сына,    она,  как  бы  невзначай заводила  разговор  о    женитьбе,  но  он    целовал  её  в висок и шутил:  Мамуль,  не встретил  я ещё  такую, как ты.  Единственную и неповторимую.  Только  такая  девушка  сможет  удовлетворить мои  запросы.  Быть верной  и любить  меня  так, как любишь  ты  моего  отца.       Без  памяти.            И,   снова у Нади    укол в сердце.      Любовь,  она   ведь   такая  разная.    Бывает, когда  ты  просто  становишься,     как бы  безумным и делаешь    глупости,    даже   наперёд  зная  это.       А  бывает,  красивая, спокойная и благодарная.     Она  вступила  в стадию  такой  любви.     Хотя, что греха  таить,  она  счастлива, что  испытала  когда   -   то    и   ту,    безумную,  всепоглощающую  любовь,  от  которой  у  неё  появился  замечательный  сын.      Она  благодарна  и Богу, и родным,    что  помогли  ей  тогда  не потерять веру  в людей  и  дали  ей  силы  жить. А потом, она  встретила  такого  мужчину, который  помог  ей  снова  почувствовать  себя    женщиной.      Причём  любимой, желанной.    Она  даже  не  могла  представить себе,  что  можно  быть  счастливой,  без  этой    всепоглощающей,  этой  безумной любви.               

Время  шло.   Игорь    часто  писал  родителям  о  службе,  о    своих     повышениях.    Звёздочки  падали  ему  на  погоны,  как   метеориты   при звёздном  дожде.    Это ли  не  радость,  их  старший  сын  получил  звание  капитана.     И это, в  неполные  тридцать лет.               

А   вот  и   она  нашлась,    его  неповторимая,    его  самая    хорошая, самая  желанная, девочка, которая, как казалось  Андрею,    была,    похожа  на  его  любимую  мамочку.    Эта  девочка    встретилась  ему,  когда он    дежурил  по  городу,  проверяя   своих  подопечных в увольнении.      Она  чуть не  бросилась  под  колёса  мчащегося  автомобиля,  увидав,  что  на  дороге  сидит  малюсенький  котёнок.  Он  съёжился  весь  в комочек,    от  страха,  от  грохота    транспорта, от  толпы  людей  и казалось, что он  уже  попрощался  с жизнью.        Девочка,      недолго  думая,  кинулась  на  дорогу и выхватила  его  почти,    что из  -  под  колёс.   

Она  стояла     на  обочине,  вся   испуганная  своим  поступком, но  всё  равно  улыбалась,  мило  беседуя  со  своим  спасённым.    Он  мелко  дрожал,  слушая  её,    и     тихонько  урчал,  как   это  умеют,  только  кошки.    Андрей,   испугавшись  сначала  за  эту  девчонку,  теперь  восхищался  её  поступком.   Вот  она,  добрая,  как  мама.  За  любого, в  огонь и  в  воду.  Когда  же  подошёл  к  девушке  ближе,  рискнув, познакомиться  с  этой  героиней,  на  него  посмотрели  аметистовые  глаза,  в которых  он кАк,     бы утонул  моментально.   

Он  понял,  что  это  его  судьба  без  вариантов.    Любовь,  нечаянно  нагрянет,  когда  её    совсем    не  ждёшь.    Когда  они  познакомились    поближе,    а  потом        стали,  встречаться,  все  сомнения  развеялись  окончательно.  Он    понял  однозначно, что  это  его  судьба.     Недолго  думая,  сделал  предложение  своей    Наденьке.  Да, она  тоже,  как и его  мамочка,  носила  это  замечательное  имя.  И вот,  в  очередной,  заслуженный  отпуск, за  отличную  службу,  он  приехал,  чтобы  сказать  родителям  о намерении  жениться.               


Они  ехали с  мамой  познакомиться  с  родителями  девушки, а  заодно и за сватать  её.  Пусть  не  волнуется  и знает, что она    законная  невеста.      Оказывается,  она  жила  в  том  самом  малюсеньком,  провинциальном  городишке,  где  жил  его    биологический  отец.  Но  ни  мама, ни  Николай,  даже     и в  мыслях  не  имели, чтобы  признаться  ему  в этом.  Ну,    из  Каменки, так из Каменки  его  любимая.     Они  вышли  из  поезда  на  платформу.    Идёт  Надя  рядом  с  сыном,  люди  оглядываются  на  эту  пару.    Молодая  ещё,     сорок      с небольшим     только,     стройная  женщина, с  огромными,  распахнутыми на мир  глазами.    В    которых    радость,    гордость и  где  - то  глубоко  -  глубоко,  тайная  печаль. 


А может  уже  только  её  отголосок,  ведь воды  - то  утекло  немерено.     Сестра  ли  с  братом,  жена  ли  с  мужем (теперь  ведь  модно), чтобы  муж  был  на  двадцать, а то и на  тридцать лет  моложе.      То  ли    они      мать  с  сыном, хотя  в  это    трудно  поверить, уж  больно  молода     женщина,  но  это  так.  Он  очень     бережно    ведёт  её  под  руку,   другой,  держа  объёмную  сумку.  Навстречу  мужчина.  Такой  же  рост,  как   у  молодого парня, склад, фигура, волосы, только  седые. Да, что там, одно  лицо.  Только  человеку  этому  где  -  то за  сорок,  а может и,    все     за  пятьдесят.      Лицо  его    всё  в морщинах, в шрамах,  давно    не бритое.  Под  глазами  мешки,  может,    болен  чем,     а может,  разгульная  жизнь  причина  тому.   Одежда  с  чужого плеча, болтается  на  нём,      словно  на  вешалке.    


Смотрит  он  пристально,  моргает, удивляется.  Боже  мой,  да  ведь  это  Наденька  моя,  бывшая.    А это,  что  же  рядом  - то,  рядом  -  то,  сын  мой, что  ли?        Да,  ведь    сын, точно.      Одно  лицо  с моим,  точная  копия  я.  А  вымахал  -  то,  выше  меня  вроде.    И чин,  какой  -  то  у  него,  капитан  что  ли? Да, точно,  капитан.   Уже?  Капитан?   Да,  куда  же,  куда  же     вы?  Эй,    да  постойте  же, погодите,  ведь  я  же  здесь.  Я  же    отец,      я   же.     Отец  твой, -  закончил  он    почти  беззвучно  и вдруг  заплакал.  Слёзы  лились  из    глаз  его,  катились  по  щекам,  мочили  многодневную  щетину,    и он  не  останавливал  их.  Он,  как будто  выливал  с ними  из  своей  души    всю  боль,     всю глупость,     что совершил  он  в  молодости.   


Он  сидел  на  скамейке и плакал.      Люди, проходили  мимо  него.  Кто – то с интересом  смотрел, кто   -  то  проходил,    не  взглянув  даже,  сделав  вывод,  что  это  плачет  водочка.  Она и только  она,     может    управлять,  этими  безвольными юнцами,  стариками    и ещё    не  совсем   старыми душами.      Почему  только  они  не  хотят  этого  понять?               

Пара,  что  вызвала  в  душе этого  мужчины  такую  бурю  эмоций  уходила, так и не  заметив  его,  а он  продолжал  сидеть,  плача и перебирая,  словно  просеивая  свою  жизнь  заново. Когда  -  то  он  вычеркнул  из  своей  жизни  самых  дорогих  для  него  людей,  не  подумав,  какую  боль  он  сделал  им.  Не  увидав    даже   своего  сына,   не подержав  на  руках,  не услышав  первого слова.       А вдруг  бы  оно  было:  Папа.    Не  обрадовался  первому  шажку     своей  крохи,     не  поучаствовав  в его  жизни.  Не  выплатив  им  ни  копейки  на  пропитание. 


 Отказался  от  него,  вычеркнув  и  из  жизни  своей, и даже   из  свидетельства о рождении.        Другой,  совсем  другой  человек  получал, всё  это и отдавал  всю  свою  любовь и его  жене, и его  сыну.  Только  бывшим,  теперь  уже.           Он  думал,   вычеркнул  их из своей  жизни, а, оказалось, наказал  только  себя.  Они  вон,  идут,  такие  красивые,  счастливые.  А он  сидит  здесь,  на  этой  скамейке и нет  у  него  ни  семьи, ни детей.      Так  хотел  он  тогда,  в далёкой  молодости,  сменив  их  на  свою  свободу,  как  ему  тогда  казалось.      Но  жизнь  оставила  его  свободным     навсегда.    Хотя и было  у него      три  жены,     детей  ему  Бог  так  и не  дал.    

У той, что была  беременна, когда  они  разводились с Надей, случился  выкидыш.  Другие  две    последующие,   так и не забеременели,  а  может,       не захотели,  намеренно.  С военной  карьерой  у  него  тоже  не заладилось, уж  больно  любил  себя,     да свои  пристрастия, вот и вышибли  его из  рядов.  И вот  он, сидит со  своими  пристрастиями,      а счастье  -  то    его,    прошло  мимо.     И жизни  той  совсем     не  было, если  может         быть  самую  малость.  Разве  можно  назвать  то,  как  жил  этот  человек  -  жизнью?  Нет.  Существование, если  только.      Значит  кузнец  из  него,   тоже    никакой.               


Рецензии