Следак! Глава вторая! Часть третья!

   Хазрет, местный вор в законе, спокойно восседал в удобном кресле и молча рассматривал гостей через солнечные очки. С правой стороны от него расположился резной столик, на котором стояла начатая бутылка марочного вина и тарелка с ломтиками лимона и апельсина. Он держал в руке фужер, в котором сверкало изумительного цвета вино, делая периодически небольшие глотки.
   - Лях! Что за дела? – наконец, спросил он, рассматривая Сергея, так как он ему был неведом, Глебова он также прекрасно знал.
   - Хазрет, ты отлично знаешь, что я по пустякам бы тебя не тревожил, но тут совсем другое дело! Ты вор, уважаемый человек, знаешь, что за преступления надо иногда чалиться на зоне, зарабатывая, таким образом, свой авторитет! Жмых подозревается в убийстве молодой пары, поэтому, желаешь ты того, или нет, но он будет арестован! Мало того, раз он у тебя правая рука, то мы проведём у тебя небольшой обыск! – сказал Ляхов и, показав на Сергея, продолжил. – Это следователь прокуратуры, Кравцов Сергей Павлович, фамилия для тебя знакомая, ни один раз закрывал тебя в интересных местах, но то был его отец!
   - Так, прекращайте этот балаган! – наконец, не выдержал Сергей и, предъявив Хазрету и Жмыху ордера, повернулся к Глебову. – Товарищ майор, приступайте к своим обязанностям! Как я уже сказал, доставьте его в СИЗО, потом поговорим с ним, а мы пока произведём досмотр жилища Хазрета!
   - Слушаюсь! – козырнул Глебов и, подойдя к Жмыху, спокойно надел на него наручники.
   ОМОН привлекать не пришлось, всё прошло чинно и спокойно. Когда они уехали, Хазрет предложил Сергею присесть рядом и налил ему в другой фужер прекрасного вина.
   - Сергей Павлович! – улыбнувшись, произнёс он. – Я знал твоего папашу, честным был мент, знающим, его бродяги уважали, только сейчас иные времена! Раньше следаки, начальники и прокуроры жили в обычных квартирах, ездили на обычных машинах, отдыхали в обычных санаториях и пансионатах, а сейчас, что ты видишь? Ты видел домик прокурора? А начальника милиции? Господи, да любого гаишника, или чиновника! И как ты думаешь, это они за зарплату всё приобретают и строят? Твоему отцу много раз говорили, чтобы он очнулся, да по сторонам посмотрел, не послушал, вот и итог, хотя я тебе скажу, здесь совсем другое, просто ему не повезло! Поверь, я сам давал команду своим людям пробить всю ту ситуацию! Чиж грохнул молодчиков не просто так, типа захотелось пострелять, они позарились на чужое, а за это наказывают и вы правильно сделали, что оставили его в покое! Теперь о Жмыхе! Я знаю эту историю, знаю, что он прикипел к той девочке, мои отговоры не помогли, особенно после того, когда ему сказали, что она уехали с этим прыщом в посадку, вот у него крышу и снесло! Теперь, гражданин следователь ты знаешь всё, только под протокол я ничего писать не буду! Я сказал, ты услышал, тебе и карты в руки, только Жмыха моего ты верни!
   - Хазрет Аскерович! Спасибо вам за лекцию, спасибо и за то, что всё нам поведали, ну, а теперь нам надо осмотреть то место, где он обитал! Ваше затрагивать я не буду, но мне необходимо провести эту процедуру! – сказал Сергей и поставил на столик фужер с вином, к которому так и не прикоснулся.
   - Сынок, делай, что считаешь нужным, только ты подумай хорошенько перед тем, как приступишь! – усмехнувшись, отозвался Хазрет и, посмотрев на парня, который стоял чуть в стороне от всех, кивнул ему головой.
   Больше часа опера Ляхова провозились в его кабинете, но ничего нужного для расследования не обнаружили. Отпустив понятых, мужчину и женщины, после того, как они подписали протокол обыска, Сергей поблагодарил Хазрета и отправился к воротам, где его поджидал Ляхов, посматривая в его сторону.
   - Сынок! – окликнул его хозяин особняка. – Подойди, надо кое-что сказать, но это между нами! Постарайся в дальнейшем не пересекаться со мной! Ты пойми меня правильно, это не угроза! Мои люди могут и без моего ведома доставить массу неприятностей! Если уж так нужно будет поговорить, то позвони, и я подъеду сам на место встречи, которое укажешь сам!
   - Хорошо, я услышал, но и вы уж как-то посматривайте за своими людьми, а то так и до беды можно дожить! – сказал Сергей и, повернувшись, отправился к Ляхову, который продолжал поджидать его возле ворот.
   - Обычно так быстро и мирно эти мероприятия не проходят! – произнёс Ляхов, когда они отъехали от особняка авторитета.
   Сергей промолчал, его злило буквально всё и то, что он вообще разговаривал с этим бирюком, и то, что ему что-то говорил. Погода была замечательная, июль месяц подходил к концу, завтра должен был начаться август, а через три недели свадьба, но он погряз во всём этом дерьме. Голова была забита всем, кроме семейных дел.
   - Господи, и как это отец столько мучился, работая следователем? – невольно подумал он, хотя сам себя же и успокоил, продолжая гонять мысли. – В те времена, вероятно, было проще работать, так как правоохранители, тем более следователи не заигрывали с этой сворой, и не церемонились! А что сейчас? Сейчас идёшь к прокурору, или он к тебе и начинается разговор совсем на другой волне, типа его трогать нельзя, или хорошенько подумай! Кошмар, человек убил двух молодых людей, девчонку просто задушил, и я должен перед ним пресмыкаться! Может, и правда уйти к друзьям, да гонять вместе с ними дуру?
   - Ты где? – донёсся до него голос Виктора. – Игра нервов? Забей, Серёга, иначе беда! Ты пойми, сила на стороне сильных, у них есть все рычаги смести и тебя, и меня с лица земли! Перед ними на цырлах бегают все наши вельможи, парятся с ними в бане, трахаются там же с девчатами, которых они им доставляют, получают неплохие бабки, а что есть у нас?
   - Совесть и честь, дружище! – зло, глянув на опера, отозвался Сергей и, открыв настежь окно, сплюнул наружу.
   - Да! Ты, парень, ископаемое! Какая совесть, они это слово без ошибки не напишут! – сказал Ляхов и, хлопнув его по ноге, добавил. – Хорошо, выберем минутку, я тебе кое-что покажу, только не удивляйся потом! Твоя учёба совсем выбила тебя из нашей жизни и действительности, а в мире много чего изменилось! Спорить с тобой я не буду, скажу лишь одно, если не жалко семьи, себя, своих друзей и близких, то продолжай свою линию, а нет, то прислушивайся, да мозгами шевели! Нет, я при любом раскладе готов двигать дальше, но всему есть предел, подумай!
   - А повоевать слабо? – усмехнувшись, произнёс Сергей, посмотрев на своего товарища.
   - Парень, не зарывайся, я тебе ничего плохого не сделал! – обиженно отозвался майор и, так же, глянув на следователя, сказал. – Серёга, ты на войне не был, а мне пришлось побегать по горам, не поверишь, но убивал людей! Война – это нечто другое! Там всё ясно, по ту сторону враг, по эту друзья и, чтобы выжить, воюешь, выполняешь поставленную задачу, понимаешь? А что в нашей жизни, в нашей проклятой работе? Убийство, летишь на место преступления, как собака рыскаешь в поисках следов, хоть каких-то улик, а найдёшь, арестуешь, тут же валом летят адвокаты, так это ещё ничего! Роешь-роешь, а потом тебя вызывает твой начальник и говорит открытым текстом, что надо как-то это дело спустить на тормозах, мол люди за него большие просили! Возвращаешься к себе в кабинет, сядешь за стол, вытащишь из кобуры пистолет и смотришь на него, а самого зло переполняет! Ты вот мне лекцию о совести читаешь, а почему же сами с Настей Чижа отмазали? Ты не обижайся, насчёт повоевать, так я завсегда буду рад, только намекни и всё будет ровно!
   - Вить! Перестань пороть чушь и не обижайся! Я знаю, что ты бывший спецназовец и всё такое! Не дурак, кое-то уже успел повидать, но даже за этот короткий срок мне уже хочется хоть кого убить, честное слово! – улыбнувшись, отозвался Сергей и добавил. – Насчёт Насти ты не гони, она дивчина мудрая и честная, сам убедился, да и кое-кого держит в уме! Наши начальнички ведут свою войну, ну, а мы будем вести свою, как Штирлицы!
   Они засмеялись, похлопывая друг друга по плечам. Через несколько минут машина подъехала к зданию СИЗО, куда был доставлен Жмых и, пройдя в комнату, в которой проводились допросы, вызвали арестованного к себе.
   Через пятнадцать минут арестованного доставили в комнату для допросов.
   Пригласив Жмыха присесть, Сергей произнёс. – Гражданин Крутов, вы подозреваетесь в совершении двойного убийства, против вас у нас достаточно улик и заявлений свидетелей! Кстати, ваш босс сам мне в этом признался, как бы похвалив вас за это! Можете верить, можете нет, вам виднее, но мне сейчас необходимо снять с вас показания, пока что элементарные! Давайте приступим, если вы готовы отвечать на мои вопросы! Ещё, что я хочу вам сказать, вы завалили сынка очень влиятельной женщины, пока что мы не говорили ей о вас! Как мне представляется, вряд ли Хазрет вам поможет в этом положении, за ней стоят большие генералы и чиновники, против них ваш босс вряд ли пойдёт, ему легче вас списать!
   - Мусор, ты кого лечишь? – произнёс Жмых и засмеялся, а потом, успокоившись, продолжил. – Да знаю я эту патаскушку, хрен я на неё забил! Знаешь, это твоя головная боль, она тебе плешь ещё проест, а насчёт меня можешь хоть сейчас рассказать, только не забудь, за что он ушёл в мир иной! Пусть говорит спасибо, что не стали их палить, или в омуте утопить, ведь это же легко можно было сделать! Просто решил, пусть эту падаль хоть по-человечески похоронят, там ведь все равны! Так, теперь по поводу допроса, ничего я говорить не буду, никаких протоколов подписывать не буду, вызывайте моего адвоката, тогда и побеседуем! У вас, менты, нет на меня ничего, кроме бла-бла-бла, а это всё хрень! Харэ, вызывайте вертухаев, пусть отведут к братве, а то скоро обед принесут!
   Его увели, а Сергей минут пять ещё переглядывался с Виктором, который сидел чуть в стороне и усмехался.
   - Серёга, не переживай! Поверь мне, так будет всегда, я имею в виду вот таких засранцев, это с бедолагами, которые по пьянке наделают беды, всё быстро заканчивается, а с ними надо вести себя спокойно! Пусть посидит месяца три, а если надо, то и больше, статья у него серьёзная, не открутится, пройдёт время, сам начнёт набиваться! Поехали лучше в кафе, сам что-то захотел похавать! – сказал он и, поднявшись со стула, посмотрел на Сергея, который закрывал свою папку.
   - Виктор, я не переживаю, уж поверь, жизнь может развернуть человека в один миг и он даже не успеет этого понять! Пока ничего не хочу говорить, но мне так кажется, что мы на грани грандиозного шухера, как в той комедии! – улыбнувшись, отозвался он и отправился на выход.
   Сергей пока решил не говорить Виктору о том, что он записал на диктофон отца разговор с Хазретом и Жмыхом. Он просто решил понаблюдать за событиями, которые так, или иначе, должны прийти к логическому завершению. Как ни странно, он сейчас не думал  том, что погибла молодая пара, которым бы рожать и воспитывать детей, хотя они сами выбрали этот заблудший путь.
   Перекусив с Ляховым в кафе, обдумывая свои дальнейшие шаги, он подвёз его до управления, а сам отправился в прокуратуру. Едва он вошёл в кабинет, как его тут же вызвал к себе прокурор. Войдя к нему в кабинет, он увидел мужчину лет пятидесяти, который сидел за столом и беседовал с хозяином кабинета. Увидев следователя, он впился глазами в Сергея и, не мигая проводил его до самого места, где тот и уселся.
   - Сергей Павлович! – начал прокурор с каким-то внутренним напряжением. – Познакомься, это Евгений Захарович, он представляет интересы Крутова по кличке Жмых! Преступление это серьёзное, поэтому и люди будут заниматься серьёзные! Евгений Захарович желает знать, какие веские доказательства вины его подзащитного! Что ты можешь сказать по этому поводу?
   Сергей внимательно посмотрел на мужчину, потом на прокурора и сказал. – Если честно, товарищ прокурор, мне не ясно, почему я должен раскрывать ход расследования? Вы меня извините, но он адвокат, вот пусть и защищает его интересы, а вопросы задавать надо в тот момент, когда я буду допрашивать его подзащитного!
   Сказав это, Сергей поднялся и, с явным раздражением, спросил. – Разрешите идти?
   - Да погоди ты! – сердито произнёс прокурор и, поднявшись с кресла, подошёл к нему.
   - Сергей, ты не обижайся, но иногда надо делать исключения, чтобы в итоге все остались довольны! Жмых правая рука Хазрета, а с ним никто не желает портить отношения, но я тебя не заставляю нарушать закон, виновен, значит, должен сидеть на зоне! Тут главное в том, как сидеть и сколько сидеть! – продолжил он, глядя в упор на своего следователя.
   - Аскер Юсуфович, я смотрю у вас все люди важные, закон здесь Хазрет он же в законе, или над законом, но я доведу это дело так, как считаю нужным! Господин адвокат если пожелает, можете прийти ко мне, чтобы со мной и обсуждать эту проблему! Извините, я пошёл! – сказал Сергей и, развернувшись, вышел из кабинета прокурора.
   Пока он шёл по коридору, его всего трясло от негодования. Он никак не мог понять эту систему новой юриспруденции. Было такое ощущение, что прокурор, который должен соблюдать закон и контролировать исполнение закона, сам делает всё, чтобы на него наплевать. Сергей решил обратиться за помощью к своему товарищу, когда тот приедет к нему на свадьбу. Он хотел с ним поговорить, но не по телефону, а в спокойной и тихой обстановке. Остановившись возле своего кабинета, он бросил взгляд в сторону кабинета Насти и отправился к ней, чтобы её проведать.
   Настя сидела за столом и перебирала папки с делами. Увидев его, она улыбнулась и, кивнув на стул, отложила свои бумаги.
   - Ну, как дела? – спросила она, внимательно глядя на парня. – Ты извини, не хотела тебя отвлекать, потому и не звонила! Хочу тебя сразу предупредить, что Жмых не Чиж, это гораздо круче!
   - Настя, да пошли они все к чёртовой матери! – в сердцах бросил он и, улыбнувшись, спросил. – Ты сама-то как? Вроде смотришься неплохо!
   - Ты на что намекаешь, узурпатор? – слегка покраснев, воскликнула она, улыбаясь ему.
   - Успокойся, для меня абы тебе было хорошо! – так же, улыбнувшись, отозвался Сергей и, став серьёзным, добавил. – Ты скажи, как мне вести себя с адвокатом?
   - Ничего страшного, он тебе вопрос, ты ему вопрос, или ответ! Это нормально, поверь! Его работа защищать, твоя работа посадить, только в этом и разница! – сказала она, и в этот момент у неё зазвонил телефон.
   Чтобы ей не мешать, он вышел из кабинета и направился к себе. Едва он уселся в своё кресло, как к нему постучали в дверь, после чего вошёл и сам адвокат.
   - Разрешите? – спросил он, улыбнувшись парню.
   Адвокат хотел ещё что-то сказать, но тут ему позвонил прокурор и велел незамедлительно прибыть к нему.
   - Извините, господин адвокат, начальство вызывает! Если есть время, то подождите меня в коридоре! – сказал Сергей и, выпроводив его, отправился сам к прокурору.
   На его удивление Настя уже была там. Оказывается, когда он был у неё в кабинете, ей тогда звонил Юсуфович, поэтому он и оказался в кабинете после неё. Прокурор нервно прохаживался взад-вперёд и, когда Сергей сел за столом напротив Насти, он так же прошёл на своё место.
   - Итак, господа следователи, недавно пришло сообщение из милиции, найдены три трупа с ножевыми ранениями, их тупо прирезали, перерезав глотки! Не поверите, но один из них Чиж! Какие мысли? – произнёс он, впившись взглядом в них.
   - Мы-то здесь причём, господин прокурор? – парировала вопрос Настя, с вызовом глядя на своего начальника.
   - Как-то странно получается, не успели вам дать указания по поводу следствия, как их убрали! Понимаете, это те, кто напал на приезжих в кафе, так что не ломайте комедию! – чуть ли не выкрикнул прокурор и снова вскочил со своего кресла.
   - Товарищ полковник! – гневно отозвалась Настя, так же выйдя из-а стола. – Что вы себе позволяете? Как вообще так моно работать?
   Прокурор стал напротив неё и, рассматривая её в упор, старался подобрать нужные слова. Он уже открыл рот, но его опередил Сергей.
   - Аскер Юсуфович! – произнёс он, снимая напряжение. – А вам не кажется, что это элементарная месть дружков убиенных? Вы как думаете, они не знали к кому те отправлялись?
   Прокурор посмотрел на него, потом на Настю и произнёс. – Свободны!
                13.04.2019 год.


http://www.proza.ru/2019/04/15/776!


Рецензии