Безымянный

Было заметным то, что электричка куда-то торопится. В перегонах тоннелей был слышен хор неведомых голосов. И таким чудом казалось, когда поезд буквально выныривал из тоннеля и снова можно было наблюдать из окна девственно-синее небо!

Сопровождаемый лесными пейзажами, представшими моему взору за прозрачными экранами окон, я шёл через вагоны. Погружённый весь в себя, я не заметил, как он меня окликнул. Мне ведь и не думалось вовсе, что он тоже может находиться здесь сегодня! Я уже был готов покинуть очередной вагон, когда он догнал меня и похлопал по плечу.

— Что-то произошло?

Я вздоргнул. Не знаю, что вызвало во мне противоречивые чувства в тот момент — его ли спокойный голос, внезапное его появление ли. Впрочем, испуг был порождён каким-то животным страхом — моя голова тогда была занята иными мыслями, поэтому неудивительно, что мой организм отреагировал на это событие подобным образом. Я сказал:

— А, это… Ты как всегда появляешься из ниоткуда. Нет, ничего нового. Совсем.

За моими словами последовала небольшая пауза. Он же, таким же голосом, исполненным спокойствия, продолжил:

— Куда путь держишь?

Я смутился. На самом деле, сегодня у меня не было точного маршрута — я хотел сойти на случайной остановке, поэтому предусмотрительно взял билет до конечной станции. На всякий случай.

— Наверное, до 142 километра. Там уж как получится. Я сегодня просто путешествую.
— Твой авантюризм меня не перестаёт удивлять! Ты один в своей компании?
— Как это обычно и бывает, да. А зачем мне ещё кто-то?
— Ну, у людей так заведено, понимаешь… Человек — существо социальное, в конце концов.
— Хочешь присоединиться?
— Почему нет? Я сегодня тоже путешествую в никуда.

На какое-то мгновение мне показалось, будто он что-то недоговаривает. Сколько я его знаю, ни разу ещё он не был готов вот так просто взять и составить компанию кому-то! Всегда находился в гордом уединении — и тут бац! Как же это так? Впрочем, если бы меня эта его черта ещё продолжала удивлять… Но мне удивительным было другое — столько времени прошло, а я всё никак привыкнуть не могу к отсутствию у него имени. Всё тянет меня как-то придумать ему одно и закрепить за ним — Костя, Слава… Ну, почему же нет? У людей так заведено. И в этом, я склонен думать, совершенно ничего плохого нет. Так отчего же ему не выбрать себе какое имя? Загадка.

— Вот прямо уж в никуда?
— Да уж, вот бывает так. Что такого в этом? И когда человек путешествует куда-то — больше ли в этом смысла?
— Ну, а представь, что человек на работу едет. На учёбу. Конечно же, смысл здесь — чтобы добраться до точки назначения.
— Нет-нет, я про путешествия говорю.
— Хм, да. Это действительно путешествием язык не поворачивается назвать. Ладно, толку сейчас это обсуждать… Смысл… Вот лучше бы культурный план на сегодняшний день набросать, коли уж на то дело пошло.
— Зачем он сейчас? Доверься стихии. Нет ничего плохого в том, чтобы иногда делать отсутствие дела.

Но мне больше не хотелось слушать его и думать о чём-либо.

Я растворился в пространстве тамбура электрички после полудня, когда синоптики обещали дождь. По стёклам дверей барабанили тяжёлые капли дождя, а мне некоторое время казалось, что мир перестал существовать. После я подумал — как же хорошо, что можно путешествовать в никуда.

Со временем вокруг стало пусто, сухо, темно и тихо.


Рецензии