Кассандра гл. 22

Гл. 22
НАЧАЛО:  http://www.proza.ru/2018/03/20/124

К источнику надо было пройти сквозь священную рощу. Петляя по склону в зарослях карликового дуба и орешника каменистая тропинка, спускалась к подножию горы. Через сотню шагов, когда бульканье воды слышалось уже отчетливо, дорожка резко повернула направо, и Александра оказалась у Кастальского ключа. Бьющий из скалы родник не стекал сразу вниз, а скапливался в неглубокой  ложбине, над которой висело облако из микроскопических капелек. Заросли с двух сторон стеной закрывали от ветра небольшую площадку выступа, и здесь было заметно теплее, чем наверху у храма.

Вновь обращенная пифия наклонилась и подставила руку под тонкую струю. Прохладная, она разбилась на ладони и обдала мириадами сверкающих брызг. Омовение для жрицы Дельфийского храма являлось обязательным ритуалом даже в те дни, когда святилище оставалось закрытым для паломников. Девушка сбросила с плеч тонкий шерстяной гиматий и расстегнула фибулу на расшитом меандром хитоне. Подойдя к краю выдолбленной в скале выемки, она осторожно опустила ступню в воду и поболтала ею. Кожа быстро привыкла к холоду. Немного поежившись, Александра медленно зашла в обложенный гладким песчаником маленький бассейн.

Глубины в нем оказалось до середины бедра и, чтобы окунуться полностью, ей пришлось присесть. Подставив лицо под струю, она приоткрыла рот – вода ударила по зубам и попала в горло. Юная жрица блаженно закрыла глаза – монотонное журчание погружало в гипнотический транс. В голове разлилась неподвижная тишина – ни одна мысль не проникала в нее. Покой и безмятежность были сейчас единственным ее чувством. Александра вдруг поняла, почему многие столетия люди так упорно стремились попасть в Дельфы. Влекла их сюда не только возможность приподнять завесу тайны судьбы, но и ради ощущения вознесения над дольнею суетой и избавления от страха предначертания и смерти. Омовение в священном месте позволяло ощутить себя заново родившимся для другой, возможно, более счастливой жизни. Это было физическое прикосновение к таинству древних мистерий, богов и мифов.

- А она хороша, эта троянка! – раздался смех за спиной.

Александра испуганно вздрогнула и, резко повернувшись, закрыла ладонями обнаженную грудь. Несколько красивых девушек в белых одеждах стояли чуть дальше у истока ручья и бесцеремонно разглядывали ее наготу. Это было неприятно. Разозлившись, Александра выпрямилась во весь рост, строптиво встряхнула влажной гривой волос и пустила  руки. Ей нечего стыдится.

- Ты уже закончила? – спросила одна из незнакомок.

- А что? Я вам мешаю? Пришли смыть скверну с грязных тел?

- Зачем мыться тому, кто не может испачкаться? - выразительно приподняв брови, насмешливо парировала красавица. - Лучезарный прислал за тобой. Нам сказано сопроводить тебя на олимпийский симпосий. Немыслимая честь для смертной! Но ты, Кассандра, по какой-то причине ею удостоена. Теряюсь в догадках …

Александра ничего не ответила. Глухая оборона молчанием тоже нападение. Выйдя из воды, она, не суетясь, начала одеваться. Пусть ждут!

- Как к тебе обращаться? – спросила она девушку, закончив с убранством.

- Мое имя Полигимния, а это мои сестры. Наша мать титанида Мнемозина властвует над памятью людей, потому нас иногда еще называют «мыслящими»*.

- Так вы музы?! Сводные сестры Аполлона? – догадалась Александра.

- Быстро соображаешь, хотя и одеваешься медленно. Идем! Брат прислал за нами своего быстроходного лебедя. Он ждет.

Пока спускались вниз, юные богини весело перешептывались и, оборачиваясь, бросали многозначительные взгляды на Александру. Лукаво хихикая, они, не таясь, обсуждали ее. Приходилось делать вид, что ей это безразлично. Но увидев у подножия горы в лучах яркого солнца ожидающий ее «экипаж», спрятаться за маской холодного равнодушия, равно как и сдержать изумленный возглас, уже не получилось. «Лебедем» оказался сияющий ослепительной белизной летательный аппарат, действительно напоминающий распластанную птицу с выступающей вперед, словно шея, рубкой пилота.

Александра растерянно огляделась – по дороге в сторону деревни неторопливо двигался небольшой караван из десятка навьюченных ослов. Погонщики шли рядом и никакого внимания на металлическую птицу огромных размеров не обращали. Было странно наблюдать, как бессмертные делили одно пространство с людьми, вместе ходили по общей земле и дышали единым воздухом. Поймав ее удивленный взгляд, одна из муз насмешливо сказала:
- Людишки видят только то, что в состоянии понять своими недоразвитыми мозгами. Или то, что им позволяют увидеть.
 
 - Тогда все ясно, – ответила Александра и нахмурилась.

Внутреннее устройство и прозрачные боковины корпуса просторного корабля предполагали максимальный круговой обзор. Мягко взмыв, он мгновенно набрал высоту. Александра не могла оторвать взгляда от открывшейся под ним панорамы. Не прошло и минуты, как внизу, словно на контурной карте, показалась изрезанная бухтами береговая линия Пелопоннеса с множеством прилегающих островов. Но через несколько секунд все исчезло под облаками. Полет на север, к сожалению, оказался коротким, скорость у летального аппарата была немыслимая и очень быстро он начал плавно снижаться над горной грядой. Потрясающий вид Олимпа со сказочной долиной у его подножия открылся взору девушки.

- Ну, вот мы и на месте, - радостно засмеялась гибкая, как весенняя лоза, Терпсихора.
 
«Лебедь» низко завис над склоном, и стайка весело щебечущих юных богинь выпрыгнула на изумрудную зелень травы. Александра вышла последней и замерла оглушенная: величественный белоснежный храм с высоким портиком и стройными рядами колонн, словно нарушая законы природы, висел в воздухе, подпираемый тучами. Для своего обитания боги выбирают необычайные места. Там, где они живут, все должно быть абсолютным и совершенным. Здесь, среди трех окутанных голубоватой дымкой вершин Олимпа, на скалистых берегах хрустальных озер, диких бурлящих речек и стремительных водопадов, в тени раскидистых крон под низкими звездами проводили они свое время в праздности и пиршествах. Но в это невероятное место, где земля встречается с небом, ни человек, ни зверь проникнуть не могли.

Вымощенная розовым камнем дорога вела к ступеням дворца. На пути к нему гостей встречали четыре привратницы Оры. Стражи обители, они открывали и закрывали врата Олимпа, надежно пряча их за густыми, как молоко, туманами. Перекинувшись с музами приветствием, Оры пропустили Александру за непроницаемый для людских глаз облачный полог. Она шла, почти не дыша, и злилась на себя, что не может унять внутреннюю лихорадку. Чем выше они поднимались, тем медленнее отрывались от земли ее подошвы, а сердце – ровно наоборот. Ароматы от изобилия цветов кружили голову, смех и музыка впереди становились все громче.

ПРОДОЛЖЕНИЕ: http://www.proza.ru/2019/06/09/1107

 
*Музы (др.-греч. ;;;;;, мн.ч. ;;;;;; — «мыслящие») — богини в древнегреческой мифологии, дочери бога Зевса и титаниды Мнемозины на Парнасе — покровительницы искусств и наук. Каллиопа – муза эпической поэзии; Клио – муза истории; Мельпомена – муза трагедии; Талия – муза комедии; Полигимния – муза священных гимнов; Терпсихора – муза танца; Эвтерпа – муза поэзии и лирики; Эрато – муза любовной и свадебной поэзии; Урания – муза  астрономии.


Рецензии