Я уже никогда не войду в этот храм

Я уже никогда не войду в этот храм.
Я молюсь о тебе, Нотр-Дам.

Это я не подвержен теперь реставрации.
Я сгорел.
Со времен Реставрации
Мир не знает кошмарнее драм.

Это я расписал мой Собор.
Это я – Квазимодо и Клод, и Виктор;
Талейран, Лафайет, Решилье – это я.
Это я написал Жития
Это я – соловей на афонской оливе.

Это я – Моторола и Гиви.
Я – Донбасс.
Я в тринадцатитысячный раз
Был отправлен в небесный запас.

Я – казачий потомок донцов,
Матерей, стариков, малолетних бойцов…

Убиенных отцов, уходящих во славе,
Русским духом горя на кадильном елее;

Это я слышу горькие возгласы близких…

Это я навсегда отражён в обелисках
Детским вздохом на Ангел-аллее…

Это я, в изрешЕченной церкви молюсь
Богоматери, рваным покровом укрытый.
Это я на Сауре убитый
За тебя, православная Русь.

Это я был на Калке на ризы низложен
В те же годы, когда был в Париже заложен
Пятинефовый храм
Нотр-Дам.
16.04.19


Рецензии