20. Subaru Forester... Forever

   Да какого черта!  "Больше не звонить, раз он так... Не унижаться... Идти к кому-то другому лечиться, или ждать его звонка..."  Какого черта она должна зависеть от его настроения?!  Как пациентка она имеет право доставать его звонками. Как та, что "поигралась в любовь, и - довольно",  - имеет право даже не вспомнить: отвечал он там, не отвечал... Ей безразлично, у нее миллион занятий,  которые в большем приоритете.  Как вы там говорите? - навязшее до тошноты слово: "использует".  Вот теперь она его и применит на практике. Всегда всё может измениться, зароков она давать не собирается - пока человек жив, его чувства, привычки, убеждения могут меняться. Глуп тот, кто застыл в одном убеждении раз и навсегда ради самого убеждения, ради своей правоты. Но, верь-не верь, - сейчас ей кажется, что перегорело.  Боли не будет.  Да, возникнет разочарование, если не выйдет нормального свидания, но долечиваться всё равно ведь нужно. Так вот, насчёт использования...  О, да - ей хочется туда пойти. "Хлеба и зрелищ".  Хочется развлечься, вырваться из дома не только в магазины; хочется лечиться бесплатно и ехать в субару.  Прикосновений тоже хочется.  Однозначно. С учётом его поведения - не уверена, что сильно захочется близости; её желание зависит от отношения. Но это даже хорошо. А всё остальное надо использовать!
 
   Говорить не хотелось. Никому. Извинений, объяснений не было. Да и наплевать. Неинтересно даже. Ей надо демонстративно уйти теперь? По идее - да. Ах, да! Она же не сможет тихо выскользнуть, пока дверь заперта, - как хорошо! Ехать в автобусе по доброй воле - это уже слишком. Субару она любит; субару любит её. Интересно как. Без него она может жить. А субару частично принадлежит ей, потому что она её любит. Надо подумать. Может быть, ей хочется иметь свою субару?  Другую?  Хм. Неплохо бы, но любит она эту.  И каждая встреченная машина напоминала о той, утешала.  Без всякой боли.  Они, напротив, стали вроде счастливой приметы. Они все - её!  И пусть их хозяева о том не догадываются. Она и субару - всё что у него есть, или было... лучшего в жизни. Роскошная машина (когда-то бывшая еще и новой, не требующей ремонта), роскошная женщина (по которой точно так же ничего ещё не видно снаружи). Возможно, для него так. Для неё такое определение было грубым, она не хотела быть предметом роскоши,  хотела чувств. Больше не хочет.  Она сама себе - субару.  И никто не может отобрать их друг у друга,  вот что...
   Никаких эмоций оттого, что он сел рядом, стал гладить спинку, перебирать волосы.  Да правда никаких!  (Разве что до того, в кресле, - внимательный взгляд красивых черных... их не берёт возраст.  И руки.  Нежные, бережные,  - даже когда вынужденно причиняют боль. Но это так... Мелькнуло и прошло.)
    Она пила чай, с любопытством листая старинный фолиант по травам и лекарствам. Сейчас это для неё было весьма актуально - она как раз  посещала семинары по фитотерапии. Обнаружить у него такую книгу и не посмотреть то, что её интересовало, было бы обидно. Знала, что заводит его этим невниманием, но, честное слово, ненарочно... Возможно, ей захотелось бы разговаривать, если бы он начал с извинений. Если совсем честно. А без этого - простите, но его жизнь - та часть, о которой он может болтать словно сам с собой, - ей почти безразлична. В отличие от книги.
- Подарить? Могу отдать в хорошие руки...   
Она не реагировала на глупости. Что, домой с огромной книгой прийти? Да и зачем, если в ней всё устарело и неудобно для поиска; барахла дома мало, что-ли? Продолжала отыскивать, бормоча:
- Босвеллия, бузина чёрная... нет, здесь мало...
- Что ты ищешь?
- Да ты всё равно не знаешь; какая разница...
Стянул с нее левый рукав кофточки, - она не отрываясь от книги, перенесла чашку в правую руку; стянул правый, - та же манипуляция с чашкой. Не выдержал, растрепал ей волосы, и, - заставив поставить чашку, - стянул остальное.  Она читала... Она слышала его мысли: он целовал её плечи и шею, останавливаясь, вспоминая, что на ней нельзя оставлять заметных отметин. Слышала его: "Господи!",  "Целуй сильней, ну, укуси!", - шепотом;  и - непроизнесенное, вернее, - остановленное на первом слоге: "Девочка моя..."  Да? Ну, ладно, почему бы и не покайфовать, если он так стремится доставить ей удовольствие. И забыть. Сразу же. Мгновенно.
   Никто не знает, где она. Никто не звонит. Она никому ничего не объясняет. Кажется, потеряла всех. Из-за него? Нет. Она ничего не делает ради него, лишь ради себя. Из-за них? Те, кому нужна она сама, - останутся или вернутся. И примут её со всем, что в ней есть. Холодную, железную и эгоистичную; тёплую - если включить подогрев, конечно; красивую и приятную на ощупь; удобную и дарящую комфорт. Но, к сожалению, - очень чувствительную к повреждениям, неправильным ремонту и эксплуатации... субару.


Рецензии
Юлька, милая...
Ох, какой же комок нервов и переживаний - эти отношения!
"Глуп тот, кто застыл в одном убеждении раз и навсегда ради самого убеждения, ради своей правоты" - согласна совершенно!
Пока мы живы, мы неуклонно меняемся.
"её желание зависит от отношения" - в точку, прямо "в яблочко", дорогая!
"красивую и приятную на ощупь; удобную и дарящую комфорт. Но, к сожалению, - очень чувствительную к повреждениям, неправильным ремонту и эксплуатации... субару" - ей, же ей...
Растревожила, блин, тут всю "психику" ))
Шучу... почти ))

Обнимаю, радость моя,

Нестихия   03.09.2019 15:26     Заявить о нарушении
Спасибо, моя дорогая!
Хорошо, что растревожила )), а то, понимаешь совсем там вся ушла в умную нирвану, а я тут, в Прозе. ..жизни))))кстати чай такой классный - молочный туман, оолонг. Купила недавно. Без всяких добавок )))))), сам по себе аромат сливок издаёт.

Алиса Тишинова   05.09.2019 00:20   Заявить о нарушении
А-ха ))
Да, чай - наше... всё!

Нестихия   05.09.2019 14:28   Заявить о нарушении
На это произведение написано 5 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.