Айгуль

Поезд наш мчится по горам Заилийского Алатау ныряя в туннели, вырубленные в горах и вновь вырываясь к солнцу. Я выхожу в мерно грохочущий тамбур выкурить сигарету. У окна стоит девушка.  Она поворачивается ко мне, смотрит прямо в лицо.  Боже! Какая красавица!  Ровная, смуглая кожа, миндалевидные монгольские глаза сияют как черные звезды.
- Девушка, куда Вы едете? - вырывается у меня невольно, без предисловий.
- А,к тетке.
Удивительно, но она отвечает без жеманства, без недовольства моим дурацким вопросом.
 А я уж думал,прямо в Эдемские сады. А как Вас зовут?  Случайно не Ева?
- Айгуль.
Айгуль, Айгуль...Как красиво! Боже, как красиво! Словно название какого-то чудесного цветка, словно имя из сказки про дэвов, пери, храбрых батыров и ханские сады с фонтанами под сенью лимонных деревьев.
- Какое чудесное у Вас имя, Айгуль.
Она улыбается, открывая крупные, красивые, ослепительно-белые, аж до голубизны, зубы.
- Айгуль, я прошу Вас, давайте встретимся, покажете мне Бишкек. Я же гость у вас. Только не отказывайте, я не переживу отказа.
- Хорошо. Завтра в десять утра приходите к цирку. Я покажу Вам наш Бишкек.
Я влюблен. Влюблен до одури. Я даже не пытаюсь бороться с нахлынувшим чувством. Оно поразило меня как удар верного ножа. Да и как можно не влюбиться в такую красоту?
 Проходит неделя. Мы встречаемся каждый день. В нашем геологическом лагере, на краю города, идет подготовка к маршруту. Времени у меня мало, но по вечерам я свободен. Мы гуляем по Бишкеку, она рассказывает мне о каждой улице, каждом районе, она, оказывается, очень хорошо знает город. Бишкек город новый, современный. Приметного мало. Но мне интересно все. Вдали, за краем города, горят под солнцем снежными шапками горы.  Вечером они окрашиваются в закатных лучах в кирпично-красный цвет.
- Смотри, - говорит она, - смотри, это наши горы.Хотел бы ты туда, во-о-он на ту вершину?
- Да, конечно, конечно хотел бы. Но только с тобой.
- Со мной? Почему?
- Я люблю тебя. А ты?
- Я тоже тебя люблю.
- А где ты живешь, Айгуль?
- В Токмаке. Когда ты приедешь ко мне, отец подаст к столу в твою честь баранью голову. Гостю всегда дают вареную баранью голову. Ты знаешь, нам с сестренкой так хотелось всегда ее попробовать.  Но женщинам нельзя. Ах, как нам хотелось!
- Почему это, нельзя? -удивляюсь я.
- Просто нельзя и все. Только гостю. Обычай,- смеется она.
-Хорошо, Айгуль, я приеду  к вам и тайком подсуну тебе кусочек.
- Да я однажды уже пыталась вареные щеки стащить. Но тут вошла сестренка моя и увидела. Я ее прошу:" Жулдыз, ради Бога никому не говори". Она меня не выдала. Ей и самой хочется.
Я помолчав, делаю над собой усилие, собираюсь с духом: " Мы уезжаем, Айгуль. Уезжаем в горы. Когда я вернусь, я тебя увижу?"
- Я буду жить у тетки до октября, - отвечает она просто.
- Ф-ф-у-у...я вздыхаю с облегчением, -ну слава Богу! Значит увижу. Мы вернемся в августе.
- Возвращайся. Я буду ждать.

Мы разбиваем палатки в долине реки Чу, прорубившей глубокий, обширный каньон в желтых, голых скалах. По вечерам, после работы, я купаюсь в ледяной реке, оглашая окрестные горы страшным криком от обжигающей воды. Ложусь на раскаленные солнцем камни и камни, кажется, шипят, вбирая влагу мокрого  моего тела.  Время летит быстро. Где ты, моя Айгуль? Скорей бы, скорей к тебе! Я так хочу тебя видеть.


В августе мы возвращаемся. Толай, мой друг,житель Бишкека бывший с нами в экспедиции, говорит: " Я хочу сделать тебе подарок перед вашим отъездом".
- Какой? озадачиваюсь я.
- Увидишь.
 И вот, ночью( почему ночью?) мы едем в его Волге по освещенному фонарями городу. Куда?  Улица Октябрьская на краю города, в районе, называемом горожанами "Компот" за обилие фруктовых садов.
Что это? На обочине дороги стоят длинным рядом девушки в коротких юбочках, ноги в туфлях с высоченными каблуками. Толай останавливает Волгу. Мы выходим из машины, подходим к их строю. Они приветливо улыбаются. Толай делает широкий жест рукой: " Выбирай!"
 Я всматриваюсь в лица девушек. Я все понял. Вдруг! О , Боже! Нет, нет! Айгуль! Губы ярко накрашены, волосы взбиты в какой-то невообразимый кокон.  Айгуль, Айгуль! Как же это? Зачем ты? Она узнает меня, улыбается, но как-то деланно, смущенно. Машет приветственно рукой. Я поворачиваюсь к Толаю:
- Поехали отсюда!
- Да подожди. Чего ты? Девушки хорошие, наши, кыргызстанские. Это мой подарок. Э-эй-е-е... Он сокрушенно качает головой.
- Поехали, Толай! Не надо ничего.
- Ну, как скажешь.
Мы едем обратно по ночному Бишкеку. Толай молчит. Обиделся что ли? Мне очень больно.  И я понимаю, что теперь долго, очень долго  буду жить с этой болью.  Айгуль, Айгуль...Прощай, Айгуль. Прощайте, белоснежные горы. Увижу ли вас еще? Что ждет меня,и пройдет ли моя, такая щемящая и такая ненужная, боль? И что ждет ее? Прощайте.


Рецензии