Розовый рассвет среди скал до неба

Один мой знакомец - разбитной, весёлый и рукастый деревенский мужик, волею судеб давно осевший в Москве, рассказывал о своей даче, куда он, посредством своего старенького уазика, понемногу перебирается обратно из города. Обустроил там пасеку, крольчатник, да и распахивает культиватором кровные сотки под картошку с капустой. Дача у него располагается далековато, в глухой деревне во Владимирской области, но он не устает каждому встречному, увлеченно расхваливать преимущества уединенной сельской жизни, а именно - свежайшего воздуха, чистейшей воды, вкуснейшей картошки, сладчайшего меда и необыкновенной, сверх-плодородной земли. Почему то, в разговоре со мной, на аспект небывалой плодородности земли, он особенно напирал и в конце своей продолжительной тирады о её необыкновенных урожайных свойствах, как последний и решающий аргумент, хитро подмигнув, выдал: "Ничего ты не знаешь какая у нас на владимирщине земля плодородная! Покойника вон вчера зарыли, сегодня глядишь - опять домой идёт." И так легко и свободно он рассмеялся, что я живо представил себе прозрачную ширь полей и голубые леса в отдалении, дух краткой беззащитной свободы, стог сена в утреннем тумане, блестящие глаза друга - пса на утренней зорьке, мозоли на распахнутых восходящему солнцу ладонях, отсыревший ватник, смятые кирзачи, росу на траве, запах земли и свежей стружки... И нестерпимо захотелось мне всё это объединить в один исполинский вдох и вобрав его без остатка полной грудью, закрыть глаза и долго-долго не дышать...
И ещё я, почему то, подумал про Шамбалу, про Чашу Нерасплесканную и холодный, розовый рассвет среди скал до неба.


Рецензии