Свеча за упокой мистический триллер ч. 15

ГЛАВА  15

Оказавшись на улице, Марьяна поняла, что делать здесь больше нечего и медленно побрела к выходу. Чем ближе были ворота, тем больше вокруг толкалось людей. Марьяна прибавила шагу, стараясь, как можно быстрее покинуть территорию Пустыни. Неожиданно кто-то осторожно, будто извиняясь, коснулся ее руки. Марьяне сразу же вспомнилась старуха из сна. Она вздрогнула и резко оглянулась. Из-под низко надвинутого черного платка на нее в упор внимательно смотрели странно знакомые черные глазки. Сначала Марьяне показалось, что она обозналась. Это просто не могла быть Светка. Ведь совершенно не ее стиль, да и место тоже очень сомнительное для такой особы…
- Не можешь поверить, что это я? – горько усмехнулась та бледными губами.
Марьяна всмотрелась внимательнее. Да, конечно, это тусклое лицо без капли косметики, бесспорно, принадлежало Светке. Но вот остальное… Черные бесформенные одежды скрывали никогда не отличавшееся изящными формами тело, голову плотно охватывал такой же черный платок. Ни одна случайная прядь не выскользнула из-под скромного убора. Поэтому теперешний цвет волос бывшей подруги остался для Марьяны неизвестным.
- Что тебе надо? – без тени приветливости спросила она, незаметно отодвигаясь подальше от неожиданной собеседницы.
- Все еще ненавидишь меня, – не отвечая на вопрос, обреченно прошелестела та.
- Да нет, - равнодушно пожала плечами Марьяна. - Просто не считаю возможным наше дальнейшее общение.
- Не волнуйся, его не будет, - слабая улыбка снова едва коснулась губ ее неожиданной собеседницы.
- Тогда зачем ты ко мне привязалась?
- Я не привязалась. Должок за мной есть. Я в монахини хочу постричься. Здесь недалеко есть женский монастырь. Туда даже таких, как я берут…
Марьяна резко остановилась, будто налетела на какое-то препятствие. Она ошалело уставилась на Светку. У нее просто в голове не укладывалось, что это существо может стать монахиней. Они стояли посреди людского потока, который обтекал их так, будто они были отгорожены от остального мира прозрачной, но непреодолимой стеной. Даже охранники незаметно держались невдалеке, не приближаясь, но в любую минуту готовые прийти на помощь. Марьяна продолжала изумленно молчать, вопросительно глядя на Светку.
- Ты мне не поверишь, но я многое передумала и пересмотрела. Я уже совсем не такая, какой была. Сейчас мне очень нужно твое, именно твое, прощение, потому что больше всего зла я принесла тебе. Прости меня, пожалуйста, если сможешь, - Светка подняла глаза, и Марьяне показалось, что таинственным образом, они из черных превратились в светлые и прозрачные. Она с такой мольбой смотрела на Марьяну, что та не выдержала и отвела глаза…
- Ты ведь сможешь меня простить? Правда? – Светка заискивающе старалась поймать глаза Марьяны, чтобы попытаться прочесть в них так необходимый ей  ответ.
- Я, я… не знаю, - растерянно пробормотала Марьяна, старательно избегая этих ждущих глаз, - я попробую, постараюсь… - на самом деле она не была в этом уверена. По крайней мере, сейчас.
Какое-то движение заставило Марьяну посмотреть на Светку. Бывшая подруга внезапно бухнулась на колени прямо посреди пыльной дороги, схватила Марьяну за руку и, тяжело дыша, умоляюще зашептала:
- Я замолю, замолю свой грех! Я буду замаливать его всю жизнь, которую отпустил мне Всевышний, поверь мне… Только прости меня, прости, прямо сейчас!
Вдруг на руку Марьяны закапали горячие капли. За опущенной Светкиной головой ей не было видно, но, кажется, это были слезы. Потрясенная, Марьяна стояла не двигаясь, ожидая, когда это закончится. Она все еще не верила ни одному  слову этой негодяйки. Наверное, у нее была какая-то очередная цель, о которой Марьяна пока не знала, да и знать не хотела. Но время шло, Светка, продолжала рыдать, не поднимаясь с колен. Марьяна осторожно потянула руку, стараясь высвободить ее из судорожно вцепившихся пальцев. Бывшая подруга подняла заплаканное лицо и отпустила ее, прошептав напоследок:
- Так и не можешь простить, не веришь. Ну что ж, иди себе с Богом.
Марьяна только сейчас заметила телохранителей, подтянувшихся ближе, и, не оглядываясь, быстро зашагала к воротам. От этой встречи на душе  остался неприятный осадок. Чтобы избавиться от него надо, как можно скорее покинуть это место и постараться забыть, забыть обо всем, что здесь произошло. Обо всем ли? А видения, а свеча, а старинная церковь? Марьяна медленно оглянулась. Светка все так же стояла на коленях посреди пыльной дороги, умоляюще глядя ей в след.
Наверное, не стоило, уходя отсюда, уносить с собой остатки былой ненависти. Марьяна, поймав Светкин взгляд, медленно подняла руку в прощальном приветствии и утвердительно кивнула головой. По лицу бывшей подруги сначала слабо и неуверенно, а потом все ярче стала расцветать радостная улыбка.
Она тоже подняла руку, но ее прощание выглядело несколько иначе, Светка перекрестила Марьяну, тяжело поднялась с колен и медленно побрела в противоположную сторону. Вскоре она смешалась с толпой, и Марьяна уже не могла разглядеть знакомую фигуру в черном. Охранники тоже непостижимым образом снова стали незаметны среди окружающих людей.
Ну что ж, Светка сделала свой выбор. Марьяне хотелось верить в то, что он искренний и правильный. Она молча скинула на руки служке халат с платком и быстро направилась к машине. У нее впереди еще полно дел. Однако, все произошедшее, настолько выбило из колеи, что даже сев в машину и, включив двигатель, она еще некоторое время пыталась взять себя в руки и сообразить, куда она все-таки ехала? Наконец, Марьяна открыла дверцу и, обращаясь к охране сказала:
- Все, погуляли и хватит, поехали домой, - с этими словами она захлопнула дверцу, и маленькая кавалькада, провожаемая взглядами местных жителей, в клубах пыли покинула городок.
Отъезд, как и приезд, был неожиданным, но он перевернул очередную незримую страницу в книге жизни.

Смерть была совсем близко. Старуха чувствовала ее натужное, с присвистом дыхание, прямо у себя за спиной даже во сне. Она понимала, что уже ничто не сможет спасти ее. Но самое страшное заключалось в том, что ученицы у Агафьи так и не появилось. Той, кому она смогла бы передать свои знания и умение. Это сводило на нет, не только всю ее предыдущую, но и будущую вечную жизнь, в которую она  верила и не хотела лишиться. Старуха села на кровати и, уже в который раз, оглядела свою небольшую спальню. Окружающая темнота привычно делала еще более зловещими мрачные тени, копошащиеся в углах. Многолетняя слепота почему-то не мешала видеть их, но в то же время лишала Агафью последних радостей жизни.
Хорошо знакомая темная рука, лениво шевельнув длинными пальцами, скользнула на одеяло и устроилась прямо около горла старухи.
- Мне стыдно, что я выбрала тебя в ученицы, - послышался недовольный шепот прямо откуда-то из окружающего плотного воздуха.
- Прости, прости меня, - суетливо заговорила Агафья. – Я попробую еще… Прямо сейчас  попробую… У меня получится, обязательно все получится…
- Да уж, попробуй и не тяни. Не стоит создавать проблемы на свою голову… - в таинственном голосе явственно послышалась угроза, только слегка прикрытая насмешкой, и он растворился в ночной тьме, незаметно перейдя в шум листвы за окном, плотно окружавшей маленький домик.

Тяжело вздохнув, Агафья решила, может быть, в последний раз, попробовать вызвать к себе упрямую девчонку. Протянув руку, привычным жестом нащупала серебристый шарфик, завязанный несколькими особыми узлами и висящий на спинке кровати. Агафья прижала к себе тонкий кусок ткани, прикрыла глаза и, собрав воедино все свои уходящие силы и волю, приказала ускользающей жертве:
- Иди ко мне, только я смогу тебе помочь… - этот странный шепот продолжал звучать в ушах Марьяны даже тогда, когда она уже проснулась. Сердце билось в груди тяжелыми, неровными толчками, от этого стало трудно дышать, а перед глазами запрыгали черные точки.
Марьяна потрясла головой, стараясь отогнать наваждение. Не помогло. А, может, не стоит и пытаться избавиться от него? Возможно, сейчас, наконец, появился именно тот единственный шанс, который даст возможность освободиться, наконец, от странного присутствия  этих неведомых сил в ее жизни, и после этого она сможет жить, как все нормальные люди?
Оглянувшись на спящего Дениса, Марьяна осторожно сползла с кровати и, прихватив одежду, тихо выскользнула из спальни. У нее не возникало вопроса, куда идти. Какая-то глубоко запрятанная в подсознании часть, знала это совершенно точно. Марьяна на самом тихом ходу, можно сказать, крадучись, вывела машину за ворота. Куда повернуть – направо или налево, задачи тоже не стояло. Сейчас для нее все было предельно ясно.
Теперь Марьяну вело нечто непостижимое, чье присутствие она постоянно ощущала последнее время. Оставив машину, Марьяна пешком углубилась в узкие улочки одноэтажного пригорода, которого пока не коснулось вторжение новомодных коттеджей с нелепой готикой, безвкусными башенками и фонтанчиками, так похожими на ее собственный. Пробираясь по глухой, заросшей улочке, она не чувствовала никакого страха. Марьяна знала – здесь ей бояться нечего.
Когда она приблизилась к одному из домов, то ни минуты не сомневалась, это был тот самый. Пнув незапертую калитку, она оказалась в заброшенном саду. Несколько раз споткнувшись о торчащие из земли камни и коряги, добралась до небольшого аккуратного домика. В отличие от неухоженного сада, он, напротив, выглядел симпатично и приветливо. Уже протянув руку, чтобы постучать, Марьяна замерла. Она вдруг подумала, что сейчас глубокая ночь, а вдруг все это только плод ее больного воображения. Может быть, хозяева дома спят себе спокойно, видят сны, и даже не подозревают, что вот-вот здесь появится какая-то полоумная особа.
Марьяна попятилась назад. Пожалуй, самое лучшее, что она может сделать, это – поехать обратно, а завтра непременно пойти к психиатру. Она уже повернулась спиной к спящему дому, когда до ее слуха донесся скрип открывающейся двери. Марьяна подпрыгнула от неожиданности и резко оглянулась. Темный дверной проем уже не выглядел частью милого и симпатичного домика. Скорее, он напоминал пасть опасно оскалившегося льва, готового проглотить свою жертву. Теперь она точно знала, что не ошиблась в своих ощущениях. Это было именно то место, которое так упорно звало ее к себе. Вздохнув поглубже, Марьяна перенесла ногу через порог, вступила в совершенно темный коридор, закрыла входную дверь и прислушалась. Она была уверена, что сейчас вновь услышит голос, зовущий ее и не ошиблась.
- Иди сюда, - хотя голос прозвучал резко и неожиданно в окружающей ночной тишине, но, все-таки, это был реальный человеческий голос, а не шепот потустороннего мира, которого она боялась больше всего.
Уж в этом-то Марьяна была уверена полностью. Она медленно пошла на звук и, оказавшись около одной из дверей, услышала шорох, доносящийся оттуда. Марьяна уверенно толкнула дверь и нащупала выключатель. Из комнаты, на нее пахнуло запахом старости и чего-то еще, чему она в первый момент не смогла найти определения.
Зажегся свет и, казавшаяся перед этим неуютной и мрачноватой комната, сразу превратилась в уютную спаленку, в углу которой на кресле сидела древняя старуха. Когда Марьяна взглянула на нее, то не смогла сдержать вскрика. Это было то самое лицо, которое виделось ей везде – в ночных кошмарах и в зеркале, на крыше и в странном сне на дороге, когда она чуть не разбилась.
- Подойди сюда, - скрипучим голосом приказала старуха. Марьяна молча повиновалась. После чего последовал новый приказ: - Дай руку.
Марьяна осторожно, будто боясь обжечься, протянула старой карге руку. Та так сильно впилась в нее скрюченными цепкими пальцами, что стало больно. Но это длилось недолго, почти сразу старуха отпустила ее и снова коротко приказала:
- Садись.

Марьяна оглядела комнату. Кроме разобранной кровати, которая в качестве сиденья ее совершенно не привлекала, прямо напротив старухи стоял стул. На него она и села, продолжая искоса рассматривать комнату и ее странную хозяйку. Внезапно, взгляд упал на руки старухи. Они нервно мяли и крутили легкий серебристый шарф. Ее шарф. Марьяна полностью была в этом уверена и сразу же вспомнила, что где-то читала, если чья-то вещь попадет к человеку обладающему соответствующими знаниями и способностями, то хозяин вещи может оказаться в полной зависимости. Ей стали понятны странные поступки, провалы в памяти, виденья. Это старая карга воздействовала на нее. Марьяна уже хотела потребовать вернуть шарф, но передумала. Вначале надо выяснить, что нужно этой отвратительной старухе.
- Узнала вещичку-то? – неприятно ухмыльнулась та.
Марьяне было до чертиков неприятно смотреть на это существо, но она все же заставила себя поднять взгляд и посмотреть старухе прямо в глаза. То, что она увидела, ее просто ошарашило. На Марьяну смотрели совершенно пустые, невидящие глаза. Выходит, старуха слепа, или почти слепа? Значит, она обладает каким-то другим зрением, которое дает ей возможность видеть лучше и глубже того, что открывается взгляду обычного человека. Марьяна поежилась. Это открытие совсем не обрадовало ее.
- Молчишь. Значит, узнала, - между тем констатировала старуха.
- Да, узнала и хотела бы забрать шарф. Его у меня украли, а он мне очень дорог, знаете ли, - с вызовом заявила Марьяна. Странно, несмотря на всю гадостность своего положения, она вдруг почувствовала прилив сил и возможность  активно сопротивляться старухе.
Видимо, бабка тоже это поняла. На мгновение ее лицо исказила неприятная гримаса, но она, быстро справившись с проявлением собственных чувств и миролюбиво предложила:
- Конечно, я отдам. Ты ведь понимаешь, что не я украла его у тебя.
- Естественно, - успокаиваясь, Марьяна старалась выяснить все до конца.
- Шарф принесла мне одна твоя знакомая… - совершенно естественным тоном, будто ведя светскую беседу, начала Агафья. Дальше последовало довольно точное описание Светки, и Марьяна только теперь окончательно поняла, что толкнуло бывшую подружку на такой, странный, на первый взгляд, шаг, как уход в монастырь. Она просто испугалась последствий своего необдуманного поступка. Теперь Марьяна уже не сомневалась в правильности Светкиного выбора. - Очень уж она хотела избавиться от тебя. Сильно ты ей мешала. Вначале она все делала правильно, а потом, в какой-то момент, испугалась. Слабая она, не то, что ты, - в голосе старухи неожиданно прозвучало уважение. - Впервые в жизни, а можешь мне поверить – она у меня была очень долгая, я сталкиваюсь с тем, что человек, попавший сюда, - с этими словами старуха сжала сухой кулачок, - сумел вырваться. Пусть с чужой помощью, но смог. Никогда этого со мной не случалось… - Агафья тяжело вздохнула и снова повторила, - никогда.
- Хорошо, я выслушала вас, но уже поздно, я хочу вернуться домой, и лечь спать. Поэтому давайте шарф и желаю вам спокойной ночи, - голос Марьяны звучал холодно и отчужденно. Она уже протянула руку, чтобы забрать у старухи шарф и навсегда покинуть этот дом.
- Подожди, красавица, - Агафья с неожиданной прытью, так быстро сунула его куда-то, что Марьяна даже не успела заметить. - Ты еще не все услышала.
- Достаточно, чтобы не хотеть услышать больше.
- Зря, - хихикнула старуха, показывая беззубые десны. - Но выхода у тебя нет, придется слушать, если хочешь избавиться от… неприятностей.
Марьяна навострила уши и примолкла. Хорошо, ради того, чтобы в дальнейшем жить нормальной жизнью, она готова слушать бредни полубезумной старухи. Заложив ногу за ногу и откинувшись на стуле, Марьяна приготовилась выслушать длинное повествование, но ошиблась. Вопрос прозвучал очень коротко:
- Хочешь, чтобы все, окружающие существа стали подвластны тебе?
Марьяна сразу поняла, что под окружающими существами подразумеваются люди. Ее ответ был еще короче и просто потряс старуху:
- Нет.

«Этого не может быть, - мелькнуло в голове Агафьи. – Ни один нормальный человек не может отказаться от возможности властвовать над другими. Это же так естественно – жажда власти! Глупая красотка просто чего-то не поняла, надо попробовать объяснить ей, и тогда она, конечно, согласится!»
- Ты, девочка, наверное, не поняла меня, - голос Агафьи теперь звучал на удивление мягко и кротко. - Ты будешь обладать почти безграничной властью. Я могу научить тебя этому, - вкрадчиво шептала она.
Голос старой ведьмы обволакивал и завораживал, она знала это и пользовалась, когда нужно. Результат был сродни гипнозу, но Марьяна своевременно почувствовала опасность.
- Мне этого не надо, - быстро сказала она, и старуха поняла, что своими словами Марьяна решительно вбивает гвозди в крышку ее гроба, вопреки всем изотерическим ухищрениям. - Я не хочу ни над кем властвовать.
- Ты не можешь отказаться от этого! – не выдержав, взвизгнула Агафья. - Десятки лет я искала такую, как ты! Ты не можешь предать меня! У тебя нет на это права!
- Очень даже есть. Мы живем в свободной стране, и я вам ничего не должна. А шарф… - Марьяна на минуту задумалась. - Можете оставить его себе… на память, я вам его дарю. Теперь он больше не принадлежит мне.
С этими словами она поднялась со стула и повернулась к двери с твердым намерением уйти из этого местного филиала психушки. Надо же до такого додуматься – предложить безграничную власть над человечеством! Старая шизофреничка, кажется, совсем сбрендила. Задумавшись о возможностях медицины, она совершенно забыла о старухе, которая так активно напомнила о себе, что это чуть не стоило Марьяне жизни.
Поняв, что все пропало, Агафья из последних сил вскочила с кресла, в два прыжка догнала Марьяну и с необычной для своего возраста силой вцепилась ей в руку.
- Ты не выйдешь отсюда пока не согласишься! – что есть мочи завопила старуха.
От неожиданного толчка Марьяна покачнулась, не удержалась на ногах и рухнула на пол, лишь чудом не ударившись виском об угол подоконника. Этого она вынести уже не могла.
- Оставь меня в покое, старая ведьма! – истошно закричала Марьяна, вырываясь из цепких рук старухи.
На мгновенье хватка железных пальцев на руке ослабла. Марьяне показалось, что старуха в припадке буйного помешательства бормочет какой-то совершенно бессмысленный бред. В надежде на свободу, Марьяна снова попыталась  вырвать руку.
В этот момент ее пронзил удар тока такой силы, что она на несколько секунд потеряла сознание. Придя в себя, Марьяна отпихнула вдруг странно обмякшее тело старухи, схватила с пола непонятно откуда взявшийся шарф, походя отметила перегоревшую лампочку и окружающую темноту, а, затем, выскочила на улицу, потирая горевшую, как от ожога руку.

(окончание следует!)


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.