Мобильник. Версия 7. 0

      Дождь превратился в настоящий ливень. По дороге несся бурный поток воды, поэтому Островскому, как и множеству других автомобилистов, пришлось прижаться к обочине. Видимость была ужасная: Марк с трудом различал отдалённые предметы. Словно стая голодных волков, завывал ветер. Он трепал ветви деревьев, проверяя их на прочность: самые слабые, с громким противным хрустом, падали на землю.
       Жителям Черноморского побережья хорошо знакомы проливные дожди, когда месячная норма осадков выпадает буквально за несколько часов. Как результат - многочисленные реки выходят из берегов, а в горах сходят сели и оползни. Городские канализации не справляются с потоками воды, и целые районы оказываются затопленными. Происходит подмыв линий электропередач, из-за чего десятки тысяч людей остаются без света.
        Что-то подобное происходило и сейчас. Глядя на бушующую стихию, Марк содрогнулся. Как хрупок человек перед величием природы, как тщетны его мечты и ненадёжны его планы. Порывы шквалистого ветра раскачивали автомобиль, казалось, ещё немного, и он взлетит на воздух. “Этот ураган пришёл за мной”, - почему-то решил Островский. “ Только вызвала его не коварная Гингема, а таинственный незнакомец с именем приспешника дьявола”. Марк усмехнулся. Девочка Элли и её летающий домик раздавили злую волшебницу. Будет здорово, если  и Островский на своём Терракане  упадёт Аббадону прямо на голову.
         Минут через двадцать ливень наконец-то стих. Выплеснув всю свою злость, он обернулся в самый обычный моросящий дождик, тихий и флегматичный. Марк вывел автомобиль на дорогу:  аккуратно объезжая препятствия в виде упавших ветвей деревьев,  он отправился в путь. Ехать домой не хотелось, вместо этого Островский решил проверить адрес,  который продиктовал ему Гагарин. Навигатор в телефоне выстроил ему оптимальный трек: придерживаясь указаний, произносимых приятным женским голосом, Марк быстро добрался до места.
        Как и  предполагал Островский,  дом с номером 68 по улице Невской оказался типовой панельной пятиэтажкой, напичканной малогабаритными квартирами. Выйдя из машины, Марк огляделся. Где-то вдалеке сверкали молнии. Огромная чёрная туча неотвратимо надвигалась на город со стороны моря.  В воздухе пахло грозой,  вокруг всё стемнело, и создавалось впечатление, будто уже наступил вечер. У Островского не оставалось никаких сомнений, что совсем скоро ненастье разыграется с новой силой.  “Кажется, моё свидание с Марией подвергается серьёзной угрозе”, - подумал он.
         Марк направился к первому подъезду: он высчитал, что нужная ему квартира находится именно там. Кодовый замок на двери был сломан,  так что попасть внутрь для Островского  не составило никакого труда.  В нос ударил едкий запах мочи. Ни одна лампочка в подъезде не горела: когда за Марком захлопнулась дверь, его окружил полумрак.  Справа от себя он увидел ряд почтовых ящиков: вид у них был такой, будто они пережили атомную войну. Надо  сказать, что и весь подъезд производил гнетущее впечатление: серые обшарпанные стены были полны размашистых надписей с далеко нелитературными выражениями,  с потолка свисали лохмотья облупившейся штукатурки и паутина. На полу валялись несколько пустых бутылок из-под пива, ещё какой-то мусор и несчётное количество окурков. Марк решил, что не удивится, если где-нибудь между этажами ему попадётся хрюкающая в луже грязи свинья.
      Его внимание опять переключилось на почтовые ящики. Практически все они были заполнены разными рекламными брошюрами и  бесплатными газетами, создавалось ощущение, что жильцы подъезда совершенно не интересуются поступающей на их адрес корреспонденцией.  Цифры на почтовых ящиках  еле читались, так что Островский не сразу нашёл ящик с четырнадцатым номером.  К удивлению Марка он оказался пустым. Островский всё же оттянул на себя дверцу, запустил в образовавшуюся щель палец. Ничего.
- Шиша, гляди, тут какой-то фраер возле твоей шкатулки трётся.
Марк резко обернулся. В середине следующего лестничного пролёта, облокотившись о перила, стоял коренастый широкоплечий парень лет двадцати пяти. На его рябом лице сияла улыбка, будто в лице Островского он встретил своего лучшего друга, которого, к тому же, давно не видел. Лузгая семечки, парень нахально плевал шелуху прямо в сторону Марка.
Тот, к кому обратился Рябой, в поле зрения Островского не попадал. Марка заинтересовала его кличка — Шиша. Уж ли не от фамилии Шишкин она образовалась?  И если почтовый ящик с номером четырнадцать действительно принадлежит  мужчине с прозвищем Шиша, то выходит, что и проживает он в квартире с таким же номером. Неужели Гагарин что-то напутал, и Владислав Шишкин на самом деле вполне себе жив и здоров и в данный момент находится буквально в нескольких метрах от Островского?  “Это было бы слишком просто”, - решил Марк.
- Что за фраер? - послышался хриплый голос. Чтобы рассмотреть его обладателя, Островскому пришлось подняться на несколько ступеней вверх. Под ногу попалась пустая бутылка, Марк запнулся и чуть было не упал: парень с семечками разразился противным смехом. Но Островский не обратил на Рябого никакого внимания, его интересовал совсем другой человек — тот, что стоял на площадке между первым и вторым этажами. Лицо мужчины было скрыто капюшоном куртки, виднелась лишь торчащая изо рта сигарета. Марк захотел  подойти  ещё ближе. Когда он поравнялся с Рябым,  тот наконец-то перестал улыбаться.
- Слышишь, ты что, немой?
Островский оставил вопрос без ответа, тогда парень, которого молчание Марка уже начинало нервировать,  попытался схватить его за плечо, намереваясь столкнуть с лестницы. Островский легко перехватил руку Рябого, при этом развернулся к нему всем телом, и не останавливаясь, на подшаге, коротким резким движением впечатал свою голову прямо парню в нос.
       Подлый удар, пользоваться которым Марк, в общем-то, не любил, но который никогда не подводил его именно в такой уличной драке, без судей и правил.  Хотя до драки дело как раз и не дошло: полностью деморализованный, парень развалился на ступеньках, держась за лицо. Из сломанного носа вовсю хлестала кровь.
- Сука, сука, - без устали повторял он.
Убедившись, что Рябой не представляет никакой опасности, Островский тут же выкинул его из своих мыслей и двинулся дальше.
- Ну здравствуй, Шиша.
Казалось, что мужчину, к которому обратился Марк, произошедшее с его другом никак не волнует: он глубоко затянулся сигаретой, потом медленно выдохнул дым, бросил окурок на пол.
- Ты кто такой? Из полиции?
Островский подошёл ещё ближе, протянул руку, откинул капюшон с головы Шишы.
- Я что, похож на полицейского? - вопросом на вопрос ответил Марк, разглядывая стоящего напротив него мужчину. Бледный, цвет лица, запавшие щёки, синяки под глазами, тусклый, рассредоточенный взгляд - всё говорило о том, что он нездоров. И болезнь эта называлась наркоманией.
- Ты похож на человека, у которого есть деньги, - осипший хриплый голос Шишы звучал, как скрип наждачной бумаги.
        Такое заявление Островского удивило, но он его никак не прокомментировал, потому что усиленно размышлял над сложившейся ситуацией. Маловероятно, что его собеседник является Владиславом Шишкиным, тому сейчас должно быть сорок семь лет. А Шиша, несмотря на то, что пагубные пристрастия сильно сказались на его внешнем виде, явно выглядел моложе. Скорее всего, Гагарин не ошибся, утверждая, что Владислав Шишкин четыре месяца назад погиб, соответственно, перед Островским сейчас стоял его младший брат или ещё какой-нибудь родственник.  “Точно, младший брат”, - решил для себя Марк. Именно от этого он и решил отталкиваться в дальнейшем разговоре.
- Деньги — это ключевое слово, почему я здесь. Шиша, твой брат задолжал крупную сумму серьёзным людям, и теперь, после смерти Влада, они хотят переписать его долг на тебя.
- Что? - от равнодушия мужчины не осталось и следа.  – При чём тут я? У него были свои дела, он меня никогда даже близко к ним не подпускал.
Во-первых, Островский понял, что Шиша – действительно брат Владислава Шишкина. Здесь он оказался прав. Во-вторых, угадал Марк и с тем, как заставить парня ответить на интересующие его вопросы. 
- Мы можем это обсудить, - Островский доверительно положил руку на плечо Шишы. Оглянувшись на Рябого, увидел, что тот уже успел подняться на ноги. Подошёл к нему, вынул из кармана платок, протянул своему недавнему противнику, спросил, как он себя чувствует.
- Да пошёл ты, - раздалось в ответ.
Пожав плечами, Марк вернулся к Шише.
- Предлагаю сделку. Ты расскажешь мне всё, что знаешь о делах своего покойного брата, а я, в свою очередь, забуду о твоём существовании. И если информация, которой ты поделишься, окажется для меня полезной, я тебя отблагодарю. 
Островский достал портмоне, вынул оттуда несколько тысячных купюр. При виде денег Шиша оживился, его глаза заблестели, рот изогнулся в кривой ухмылке.
- Пошли ко мне, поговорим там, - парень мотнул головой, приглашая следовать за собой. Словно придавленный тяжёлым невидимым грузом, стал медленно подниматься по ступенькам. Марк выждал, пока Шиша преодолеет целый лестничный пролёт и только после этого двинулся за ним. Спину Островского буравил ненавидящий взгляд Рябого.


Рецензии
На это произведение написаны 2 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.