Ветви на крепости

      Для сохранности чресел, где, по старинному присловью, у мужа хранится крепость, он носил массивную юбку, искусно сотканную из мелких металлических колец со всевозможными лесными тварями, угнездившимися в ее плотно сплетенных ячеях, а поясом для юбки служил ему ядовитый удав, и- я заметил, что раздвоенный язычок удава зловеще просовывается из пасти наружу пр, и каждом шаге этого устрашающего все живое гиганта.

      Тутуола Амос. «Заколдованные леса. Лес тысячи духов».
      
      Катя шла одна, злая и пьяная, по берегу вонючего, затянутого водорослями пруда. Окурки, бутылки и говно БОМЖей аккомпанировало её настроению, благо в него сандалией попала не один раз. Димка, сука, бросил её ради дешёвой потаскухи Машки. Педик, тупое животное, извращенец, да на неё не залезет даже бульдог, чтоб он яйца отъел у всех её ухажёров! Сука, сука, сука! Я её саму изнасилую членом этого бульдога, надую его насосом автомобильным и во все дырки, тупую вонючую проститутку! И видео наснимаю, покажу её родителям, пускай знают, что их дочка вместо учёбы в колледже творит! Нет, лучше, сама напьюсь и за мелкие деньги отдамся куче БОМЖей погрязнее, а потом заражу этих педиков-медведиков всеми спидами-сифилисами-гепатитами, чтоб знали!
      Думая так, она ощущала тошноту и почти не обратила внимания на усиливающуюся вонь, как от недельной падали. Матерясь, она пошла дальше, но из-за нетрезвой походки споткнулась о поваленное деревце и упала носом в песок. Звёзды в глазах не дали увидеть странное качание кустов рядом и различить приглушённые крики дикой боли. Когда она прочихалась, протёрла глаза и выругалась, перед её мутным взором прямо мимо лица проползла отвратительная мокрица. Только таких мокриц размером с теннисный мячик не бывает, тем более, ярко-синих! Мигом Катя протрезвела окончательно, даже попробовала встать на нетвёрдые ноги. И заорала, поняв, что видит перед собой. Изломанные тела, две штуки, они и источали запах падали, и в них шевелились… ярко-синие мокрицы! Такие же, как та. Что случилось с этими несчастными? Что этими несчастными были разложившиеся, растворённые неведомо чем Димка и Машка, она даже не догадывалась. Да и времени не было догадаться.
      Низкое деревце около неё словно ожило и схватило её многочисленными ветвями, которые оказались липкими щупальцами, холодными и с присосками! Оно повернуло её лицо к себе, и тут она испытала непередаваемый ужас, вырвав пивом с просроченными чипсами прямо на омерзительную желтоглазую харю. У той разъярённо зашевелились изгаженные тиной щупальца, размазывая рвоту по самой Кате, и та ощутила адскую боль в заду. Страшную и адскую, словно туда толстую трубу заострённую засунули по самые внутренности! Штаны и прочее было разорвано, как паутинка. Бульканье твари, мешавшей ей орать засовыванием щупалец в самое горло и её попытки орать смешались с алым пламенем боли, и Катя задёргалась на твёрдой, ветвящейся острыми ответвлениями пульсирующей плоти чудовища, которая ветвилась и проникла во все внутренности девушки, высасывая кровь и телесные жидкости подчистую.
      Страх и дикая боль убили несчастную сразу, до полной кровопотери. Такой болевой шок убивал людей покрепче пьяной дуры. Бездыханное тело почти мумией упало на песок.
      Монстр, дальний потомок Ктулху, испытав экстаз насыщения, раздвинул ноги, и из его зада выползли те синие мокрицы, которые сидели в сумке его брюшины и несли с собой на спинках синих слизней-мозгососов, создающих после высасывания мозгов жертвы новых и новых потомков Ктулху. Если массы хватит, конечно. Тут хватало! Они толпой налетели на трупы несчастных, срыгивали пищеварительные ферменты, разлагая мяско и требуху для удобного поедания и запахом привлекая новых и новых мокриц… Упомянутая выше требуха зашевелилась от их яростной трапезы, а толпа слизней сливалась в одно целое, создавая из трёх трупов нового потомка Ктулху.


Рецензии