Линза времени

                Глава 1.

                24 января 2050 год.  Космическая трасса 1323.

    Старый космический тягач выскочил на перекрёсток торговых путей. Это была международная трасса, сюда сходились пути марсианских и венерианских колоний. На фюзеляже корабля, там, где должна быть обозначена страна приписки, был нарисован зловещий флаг – белый в красную полоску, а на каждой полосе по дюжине человеческих черепов. Весь корпус был обшит блестящей противолазерной бронёй, на крыльях грозно топорщились по четыре сдвоенных боевых лазера. Военный смог бы легко заметить закрытые люками жерла ракетных пусковых установок, и магнитно-импульсные ядерные двигатели, которые были установлены вместо устаревших жидкостных. Если сложить всё воедино, получалось, что из старого орбитального тягача неизвестные умельцы сделали неплохой военный крейсер средней мощности.
    Капитана корабля звали Джошуа Рик. Он был худощав, высок, крупные залысины предполагали кудри в молодости. Но сейчас он был лыс, стар, и в плохом расположении духа. Его раздражало всё – и вибрация корпуса корабля, который трясся из-за нестабильной работы мощных двигателей, и пустая на многие тысячи километров трасса, и недовольный всем экипаж.              Космос, что в нём может быть красивого? Холодные звёзды, до которых никогда не долететь, пустые, безжизненные астероиды, и туманности, от которых нет толка. Где сказочный восторг, что так расписывают поэты? Где буйство красок и первобытная красота, которые находят художники? Здесь есть только пустота, холод и смерть. Нужно отстреливать этих бесполезных врунов, а вместе с ними и механиков, - думал он. Он заплатил за такие дорогие двигатели, а они обули его на копеечных синхронизаторах, и теперь корабль трясётся как в припадке при первой же нагрузке. А экипаж? Консервы им надоели, подавай фрукты и вина, а где всё это взять, если они уже год без добычи. Одни расходы. Кому сказать – засмеют. Пиратство, оказывается, совсем не выгодно. Мой экипаж за год проедает и пропивает весь заработок, а ещё на базу нужно завезти сотни тонн кислорода и воды, а они имеют наглость требовать от меня ежемесячного визита на Тао Кан, в этот бордель для богатых. А чем платить? Заменить бы их всех на роботов, это было бы дело, но где их раздобыть? Военные технологии охраняются государством, частнику туда не влезть. Информатор сообщал, что в это время здесь должен проходить корабль с ценным грузом. Хотя, какая может быть вера информатору, которого нагло надули, не заплатив за работу. Пираты, что с нас взять. Для таких целей у меня есть помощник Вальтасар, гипнотизёр и телепат. Он просто подошёл к этому человеку, и сказал:
    - Ты получил щедрую плату, ты счастлив и доволен, твои веки наливаются тяжестью, ты сильно хочешь спать, прямо здесь и сейчас…
    И жертва обмана, как правило, засыпает со счастливой улыбкой. Таким же образом мы уже целый год закупаемся провиантом, и даже это украшение из стекляруса я купил так же. А украшение красивое, оно олицетворяет голову богини Медузы Горгоны, во вьющиеся волосы которой были вплетены ромбические, красиво огранённые кристаллы. Когда корабль был на грунте, эти волосы свисали вниз, но когда корабль находится в невесомости, они как живые змеи извиваются на стене каюты. Продавец врал, что эти кристаллы – бриллианты чистейшей воды, что он нашёл их на астероиде в кольце Сатурна, и просил за них пятьдесят тысяч золотых, а услышал в ответ:
    - Ты получил щедрую плату, ты доволен и счастлив…
    Ничего, пробьёмся, с такой командой и не такое переживали. В ней у меня мало обычных людей, предпочтение отдавалось воякам с особенными способностями. Таким был Кен. В детстве на него напал саблезубый, - подлое изобретение наших генетиков. И он остался без конечностей. Медицина тогда сделала невозможное – создала из этого обрубка - кентавра, человека-киборга. Он получил четыре мощные механические ноги, две руки, способные пробить сантиметровый слой стали, а его тело упаковано в герметичной бронекапсуле. Этому кентавру не нужен скафандр, и он может в любое время выйти в космос. Двигатель скафандра был миниатюрный, но очень мощный, в нём использовался калифорний, очень редкое радиоактивное вещество. Но, как оказалось, на Уране его можно добывать открытым способом, и с тех пор он очень упал в цене. Говорят, он запрограммировал ядерный двигатель на самоуничтожение в момент своей смерти. Не хотел бы я быть в это время рядом. А взвод марсианского десанта – вообще страх. Им ввели вещество, которое ускорило их метаболизм в три раза. Теперь они жрут как слоны, худые как скелеты, и быстрые как… На земле нет аналогов, они даже уворачиваются от пуль. Но, если их вовремя не покормить, они теряют рассудок, и начинают как зомби жрать всё, что шевелится. Однажды мы попали в переделку, нас блокировали в пещере, и мы долго не могли добраться до корабля. Так эти бестии сожрали шесть моих пиратов, прямо живьём. С тех пор в команде их стали звать упырями, и при случае обходить стороной. Есть у меня слепец Айдар, этот парень ослеп в детстве, и ему вживили многофункциональные камеры. Теперь он видит в инфракрасном, ультрафиолетовом спектре, да всех функций его зрения я не знаю до сих пор. А есть и просто сумасшедшие мерзавцы, в любой команде пиратов такие должны быть. Одного из них зовут Пастор. Он любит усадить в круг всех мертвецов после бойни, и долго читать им молитвы, провожая в последний путь. В этом конечно нет ничего плохого, если не считать того, что часть трупов он успокоил своими руками… А самых сумасшедших у меня двое, - они пишут картины и сочиняют стихи. Эти чудаки не ходят на дело, а занимаются лечением солдат и ремонтом техники. С учётом того, что половина моего экипажа – киборги, иногда лечение мало отличается от ремонта.
    Вдруг радар пискнул, оторвав его от размышлений, и выдал на экране светлое пятнышко. Это был небольшой корабль, как раз то, что они искали уже третью неделю подряд. Информатор сообщал, что на этой трассе должен был пройти инкассаторский челнок с пол тонной платины на борту. Если дело выгорит, они больше не будут знать трудностей, можно будет дать отпуск с содержанием всей команде лет на десять. Настроение сразу улучшилось, раздавая команды, капитан видел, как оживает его корабль, как воодушевилась команда.
    - Всем надеть скафандры, зарядить оружие, принести лазеры к магнитным шлюзовым камерам. Стрелкам приготовиться, по команде поджариваем противометеоритные пушки. Действуем как обычно – быстро и без суеты. Пленных не брать.
    Экипаж торопливо забегал. Пираты знали своё дело, и уже через десять минут всё было готово. Они смело приблизились на критическое расстояние, в эфире раздался механический голос:
    - Неизвестный корабль, измените маршрут, есть опасность столкновения.
     Включив связь, капитан пиратов начал тянуть время:
    - Ваше предупреждение принял, сейчас изменю курс. У нас проблема – накрылись маневровые двигатели, поэтому идём на сближение. Запрашиваю помощь.
    - Неизвестный корабль, выключите двигатели, мы сами совершим манёвр. Срочно выключите двигатели!
    Капитан щёлкнул тумблером, выключив связь с кораблём, и выкрикнул уже своей команде:
     - Арчи, не спи, вырубай у них пушки. Я захожу в подбрюшье, все закрывают шлемы, откачиваю кислород из отсеков. Харви, Дункан, гоните команду к магнитным шлюзам. Включаю магниты, шлюзы на месте, прожигайте отверстия. Парни, включите камеры, я хочу всё видеть.
    Камеры включились только у пятерых, но это оказалось достаточно для полной картины.  Упыри за долю секунды оказались внутри, открывая беспорядочный огонь. За ними ввалился Кен, удивлённо озираясь, он искал врага. Боя как такового не было, внутри небольшого корабля были только роботы-грузчики, он был пустой как консервная банка… А на стенах, как огромные тарелки, висели мины со смертоносной начинкой. Это была ловушка…
      - Все назад, корабль заминирован,- крикнул капитан, и тут корабль тряхнуло так, что все двигатели разом отключились. Ничего страшного, он снова запустил их. Треть команды цела, прорвёмся. И тут Джошуа  вспомнил о Кене. Сейчас рванёт покрепче, держитесь парни, сейчас взорвётся движок кентавра. Двигатели заработали, но магнитные шлюзы держали прочно. Быстро щёлкнув тумблером, он отключил питание, и рукава шлюзов начали втягиваться.
    - А теперь наперегонки со смертью, кто последний, тому комету в корму, - с усмешкой выкрикнул пират. Они успели отлететь всего на километр, и тут корабль – ловушка вспыхнул ярчайшей сверхновой…   
    Через огромную пробоину в открытый космос вылетал мусор и остатки воздуха, осколки превратили пиратский корабль в дуршлаг.  Кристаллы Медузы Горгоны пробили стекло иллюминаторов. Продавец не обманул, они оказались бриллиантовые. Рядом с ним летали трупы его команды, похоже, уцелел только он. Но, и ему жить осталось недолго – кислорода осталось на час, температура в корабле сильно упала. Чтобы немного согреться, он ушёл в реакторный отсек, и прижался грудью к ядерному реактору. От него веяло жаром, как от печки, немного согревшись, старый пират улыбнулся сам себе – он всегда боялся хватануть дозу, а сейчас, похоже, страх прошёл полностью.
    Через полчаса появилась слабая гравитация, и корабль со скрежетом рухнул на астероид. Кажется, повезло второй раз, его даже не поцарапало. Зато по реактору ударило обломком, и на его блестящем корпусе появилась большая трещина. Сработала автоматика, урановые стержни вышли из кассеты, и термоядерная реакция прекратилась. Сразу стало очень холодно, и хоть воздуха осталось минут на двадцать, похоже, умереть придётся не от удушья. По тёмно – графитовым скалам заплясал огонь, и прямо перед ним сел странный корабль, состоящий их множества граней и углов. Из корабля полезли сотни пауков, которые начали что-то вытворять с его кораблём. Смерть от холода отменяется, всё-таки пограничники нашли его. Нет, я не пойду в тюрьму, подумал старый пират, достав из кармана гранату. Выдернув кольцо, он устроился удобней, приготовившись встречать гостей…
    
                Глава 2.
                Земля. 16 августа. 2054год.

    Я сидел в уютном кресле на палубе с кружкой горячего кофе в руке. Наша плавучая база практически не раскачивалась, создавая иллюзию земной тверди под ногами. Воздух был тяжёлый, неподвижный, в нём чувствовалось предзнаменование бури. Штиль, безветрие, ночь в такие моменты особенно красива и именно это выгнало меня из уютной каюты на ночную прохладу. Млечный путь гроздьями огоньков отражался на морской глади, ровной как зеркало. Была осень, звёзды были яркими как никогда, и дождь метеоров расчерчивал ночной небосвод, иногда вспыхивая огненными всполохами. А через час взошла полная луна, всплывшая как огромный кит из тёмных глубин океана. Что может сравниться с красотой космоса?  Возможно, только море, полное прекрасной и загадочной гармонии, где смерть и жизнь идёт под руку. Вам приходилось нырять в море с аквалангом? Нет? А я вижу эту красоту каждый день, с самого своего рождения, ведь я живу на морской ферме. Меня зовут Орион, и я счастлив жить и работать в нашем прекрасном мире, где уже более сорока лет нет войн и голода. Наша семья живёт на корабле-ферме, мы выращиваем устриц, водоросль-ламинарию, отлавливаем крабов и фильтруем планктон для продажи на большую землю, где из него будет изготовлено огромное количество пищевых продуктов. Работа не лёгкая, но очень интересная, это то, чем я мечтаю заниматься всю свою жизнь. Моя мама – Арина и отец Маркс сейчас полны забот – нужно крепить все ящики и мебель, чтобы они не превратились в щепу. Сегодня пришло  штормовое предупреждение с большой земли. Сестра Селена помогает им, с недовольством поглядывая в мою сторону. Но и я уже не бездельничаю, допив кофе, я начал укладывать пойманных крабов в морозильную камеру. Был бы сейчас с нами мой старший брат Сатурн, дела бы пошли веселее. Но, и так справимся, пусть служит, в космическом патруле нужны такие отчаянные парни. А я не такой, меня не прельщает опасность, мне очень нравится размеренная жизнь морского фермера…
    Едва завершили дела, начался шторм. Свинцовые валы раз за разом перехлёстывают нашу базу, нещадно раскачивая на массивных якорях. Выглянув в большой иллюминатор, я увидел идущую на нас огромную волну, которая через мгновение перевалилась через крышу. Ничего, это не страшно, мы и не такое переживали. Наш корабль-база рассчитан на самый сильный шторм, а если сильно укачает, всегда можно уйти на подводную базу, там всегда штиль.
    Скоро так и получилось, не выдержав болтанку, отец дал команду на погружение.  Открыв люк на палубе, мы по очереди погрузились в тёмные морские воды. Неожиданно в глубине показались огромные тени, которые рванулись к нам. Увидев испуганные глаза сестры, я показал ей большой палец – «всё хорошо». Это были мои любимцы – Корсар и Машка. Они – касатки, и у нас давняя дружба. Однажды, когда Корсар был совсем мелким, я вынул его из сети, вот теперь он за мной приглядывает. А Машка с ним так, за компанию.
    Корсар подплыл поближе, показав во всей красе свою свирепую, всю в шрамах морду, полученных им в подводных сражениях. Широко раскрыв зубастую пасть, он радостно просвистел приветствие, пустив облако пузырей. Я вместо приветствия погладил его ладонью по выпуклому лбу, и махнул рукой в сторону базы, продолжив своё движение. Теперь нам никакая акула не страшна,  любого врага если не съедят, то точно покусают.
    На глубине царила тишина и покой. Тихо булькали пузырьки, поднимаясь вверх, к светлой поверхности моря. А у самого дна свет уже был рассеян, мягок, вокруг нас кружились стайки разноцветных рыб, похожих на бабочек. Яркие заросли морских лилий и кораллов, морские звёзды и парящие медузы придавали окружающему пейзажу фантастический вид, всё завораживало и радовало глаз. Именно за эти моменты я и любил свою работу. Как я уже сказал – мы операторы фильтровальной станции по сбору планктона, сборщики морских водорослей, ловцы крабов и омаров. Или просто морские фермеры. Сейчас смешно вспоминать, но какие-то пятьдесят лет назад мы все верили, что стоим на пороге голодной смерти. Тогда человечество достигло численности пятнадцати  миллиардов, и Земля уже не могла прокормить всех. Некоторые учёные в то время серьёзно предлагали людям изменить рацион, советуя есть тараканов и кузнечиков. Зачем? Ведь омары вкуснее самого жирного таракана, а салат из морской капусты ещё и полезен. Моря и океаны занимают семьдесят процентов нашей планеты, и они практически не были освоены. Конечно, моря и раньше вычерпывали веретеницы тралов, китобойные суда охотились на китов, а морскую капусту добывали сотнями тонн. Но не было попыток использовать моря и океаны рачительно, как хозяева, а не временные гости. Сейчас же такие маленькие фермы кормят всю планету. Но мы на них не хозяева, а арендаторы. Обычно на таких фермах живут семьями, где все работают по мере сил и желания. Настоящие хозяева здесь  - государство или крупные корпорации, которые заинтересованы в дешёвой еде. Отфильтрованный планктон замораживается в большие брикеты, за ними приезжают баржи и вывозят на сушу. А там после переработки и добавки вкусовых добавок из него готовят огромное количество блюд. И все они очень полезны, ведь это – морепродукты.
    Странно, но всю эту красоту часто не замечают. Красоте моря равен только космос, с его россыпями звёзд и планет, прекрасными кометами. Признаюсь – космос всегда манил меня, а в детстве я тоже мечтал стать космонавтом, но повезло моему брату. Младший сын должен жить с родителями, помогать им, скрашивать старость. Такие уж у нас законы. Да я и сам не против, мне нравится стабильность, уверенность в завтрашнем дне.  Да и школу я ещё не закончил, остался последний год. Учёба – это особенная тема. Ежедневная доставка одного ученика до ближайшей школы дело проблемное, и тогда наше правительство решило её с помощью дистанционного обучения. Темы и лекции нам передавали по интернету, а сдавали в режиме онлайн известным профессорам. Астрономию у меня преподавал профессор Белинский, медицину – Павлов, экономику Брум. Также, я учил всемирную историю, русский, китайский, английский, математику, физику, всемирную литературу, политологию и информатику. Все предметы я выбирал лично, но с языками явно погорячился, и знаю в совершенстве только русский – мой родной язык. А остальные, как говорится в моём клиническом случае – со словарём.
     Едва мы приплыли, отец включил мне ноутбук, и приятный голос лектора начал просвещать меня в области астрономии. Вот этот предмет был моим коньком, тут я был очень силён, хотя знать все номера и названия галактик – дело бесперспективное.
     Всех сильно утомил шторм, и скоро мы легли отдыхать, а у меня перед глазами плясали картины дальнего космоса – галактики, туманности, звёзды и кометы…
    Утром отец сплавал на поверхность, - шторм уже стих. А значит и нам нужно выбираться наверх, работы накопилось много.  Неожиданно моя сестра рванула в сторону от зарослей кораллов. Что это может быть? Ага, вот и новый мой знакомый. Его зовут Робин – Бобин, он просто выплыл поздороваться, но сразу застеснялся касаток, и снова спрятался в норе. И правильно сделал, они сожрут и не заметят. Робин – это здоровенная мурена, не знаю почему, но однажды эта кусака вылезла из кораллов, и начала добродушно тереться об мою ногу. Я не удержался, и почесал её пузико, и теперь эта зубастая рыбка частенько поджидает меня, чтобы я повторил массаж. Когда я первый раз увидел её, на ум пришёл детский стишок: «Робин Бобин Барабек, скушал сорок человек». Так у неё появилось имя, и мне кажется, мурена совсем не против. Ещё тут живёт Шалтай Болтай, это довольно крупный осьминог, с которым я тоже иногда играю. Короче, друзей у меня здесь хватает...
               
  Продолжение находится на сайте " Ридеро".

 


Рецензии