Воспоминания - 1. Долг

   Вот и отшумел её юбилей.

   Конечно, приятно, когда поздравляют, трогательные слова говорят… она еле сдерживалась, чтоб не заплакать. Хорошие у неё девчонки: и дочка, и внучка, и правнучка.
   Уютно всё прошло, по-доброму, но как же она устала… От всего стала уставать.
 
   И ведь не делает ничего, это разве работа: посуду помыть, постель застелить, вокруг дома с палочкой походить? И захочешь устать – не устанешь. А устаёт.
   Да… девяносто – не шутка.
 
   Зоенька, правнучка, когда ещё рассмешила: «Ты, ба, знаешь какая? Немножко молодая и немножко старая».
   Да нет, уже не немножко.
   Сколько друзей и знакомых ушло… Кого-то годы забрали, кого-то болезни.
Всё длиннее список «За упокой», всё короче – «Во здравие».
Время многое забирает, но грешно ей роптать: до сих пор ещё в здравом уме, трезвой памяти.

   А воспоминания, особенно давние, даже ярче становятся, будто кто-то всесильный взял волшебную кисть и раскрасил ушедшие годы.
 
   Довоенные – в радостно-жёлтый: цвет лета, наверное. Самой большой обидой запомнились слова подружки: «Мы по кругу играем!», когда она захотела тоже попрыгать в классики. Прибежала домой в слезах: «Мама, меня девочки не приняли…»

   Светлые беззаботные целых семнадцать лет.

   А потом внезапной лавиной – четыре чёрных тревожных года, тянувшиxся, словно век.

   В июне сорок второго они с мамой ехали в Кокчетав: туда эвакуировали мамин завод.
   Поезд шёл медленно, уступая военным составам, а на станции Лиски простоял всю ночь.
   Утром она вышла за кипятком, а поезд неожиданно тронулся. Она побежала за ним, крича «Мама!», но догнать не смогла. 
   Идти было некуда, документы и вещи уехали с мамой, а она осталась одна на многолюдной, пережившей бомбёжки станции, где никому не было до неё никакого дела.
 
   Тревожно-серая пелена.
 
***

   Сегодня приедет Зоенька.
   Вчера прильнула к её плечу: «Ба, у меня к тебе дело есть. Мама говорит, ты знаешь секретные заповеди счастливой семейной жизни: вы с дедом благодаря им сто лет дружно прожили… ладно, ладно: меньше, чем сто; и бабушка за них благодарна, и мама. Вот я и подумала: может, и мне пригодятся, когда мы с Алёшкой жениться надумаем? Да нет, не пугайся – ещё не надумали: это я на всякий случай. В общем, ба, ты хорошенько всё вспомни, а я завтра приеду и запишу».

   Заповеди… вот ведь придумали!
   Настоящие заповеди всем известны, а её доморощенные советы – обычный жизненный опыт: хочешь – пользуйся, не хочешь – свой наживай.
 
Она улыбнулась, представив, как Зоя откроет планшет: «Ба, диктуй!»

   И она расскажет, как опасно делиться своим личным с другими: в лучшем случае посочувствуют.
   Посоветует всё держать с мужем в общем котле, потому что считать, сколько кто заработал-потратил – последнее дело.
   Объяснит, что легко хлопнуть дверью – да только открыть иногда невозможно.
   О доверии скажет, прощении и любви… и о том, как тяжёл неоплаченный долг.

***

  «Жди следующего поезда, – сказали ей. – И не болтайся под ногами».

   Она ждала, но ни один поезд с эвакуированными не шёл на восток, только прибывали и прибывали составы с военной техникой и солдатами.
   На неё кричали, прогоняли со станции, и тогда она шла на Дон выплакивать растерянность и одиночество.

   Тягучая свинцовая пелена.
 

 – Девушка, – раздалось совсем рядом. – Вы что тут сидите? Бегите домой!

 – Мой дом далеко, – ответила она. – Я из Москвы.

 – Так мы земляки, – засмеялся парень. – И я из Москвы. С Моховой. Знаете?

   Темноволосый парень в военной форме сел на большой белый камень.

 – Осторожно, – сказала она. – Камни здесь почему-то пачкаются.

 – Не беда, – махнул он рукой. – Отряхнусь. Я серьёзно: вы не тяните, идите на восток, и как можно дальше. Скоро здесь будет очень опасно.

 – А вы?

 – Я другое дело. Кстати, меня зовут Александр.

 – Люда.

   Александр рассказал, что два дня назад закончил Чкаловское зенитно-артиллерийское училище, и весь их выпуск направили в Лиски.

 – Вообще-то я в машиностроительном учился, – сказал он, – а как война началась, нас выстроили по росту: самых высоких – во флот, невысоких – в авиацию, а средних, как я, в артиллерию. Ускоренный курс – и сюда, батареей командовать.
 
 – А я отстала от поезда, – она отвернулась, чтобы спрятать слёзы. – Меня прогоняют, и я не знаю, что делать. Уже десять дней…

 – Так, Люда… – он стал что-то выкладывать из зелёного вещмешка. – Мне пора уходить, а вы ищите машину, подводу – и как угодно, даже пешком, но бегите отсюда.
 
 – Да, конечно… Но зачем же вы всё это мне отдаете? А как же вы?

 – Не пропаду. А война закончится, вы мне всё и вернёте. Только шоколад, – он улыбнулся, – в тройном размере. Это мне как некурящему выдали. Деньгами помочь не могу: по моему аттестату мама всё получает, да они мне и ни к чему. Всё, Люда, мне пора.

   Он ушёл, оставив три банки консервов, брикет горохового супа, два пакета пшена, плитку шоколада и забытую логарифмическую линейку.

   А назавтра был ад*.

   Она успела уйти, и почти месяц – где пешком, где на попутках, а в конце и на поезде – добралась-таки до Кокчетава.

   Oсенью сорок пятого они с мамой вернулись домой.

***
 
   Александр.
   Москва, улица Моховая.
   Машиностроительный институт.
   Чкаловское зенитно-артиллерийское училище, выпуск 1942 года.

   Она искала его, но не нашла.

                В полях за Вислой сонной
                Лежат в земле сырой
                Серёжка с Малой Бронной
                И Витька с Моховой…

   Прошло много лет, почти целая жизнь, а она всё ещё надеется, что Сашка с Моховой не остался лежать ни за Доном, ни за Вислой, ни где-то ещё, и когда-нибудь она сможет отдать свой долг: три банки консервов, брикет горохового супа, два пакета пшена, три шоколадки и логарифмическую линейку с выцарапанной чётким почерком надписью: Чкалов 1941.


------------------------------------------

* 6 июля 1942 года в ходе ожесточённых боёв немецкие войска были остановлены на правом берегу Дона напротив станции Лиски.


Рецензии
Память о встрече на всю оставшуюся жизнь.
Сердечно!

Светлана Рассказова   20.06.2019 09:48     Заявить о нарушении
Именно так.

Спасибо, Светлана!

Евгения Серенко   20.06.2019 22:16   Заявить о нарушении
На это произведение написано 57 рецензий, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.