Часть 4. Гигиена. Глава 1. Вши, блохи и клопы

      Сборник полезной информации по 14-15вв, Франция, поскольку основой для этой идеи послужил роман Гюго "Собор Парижской Богоматери" и заинтересованность в достоверном изображении повседневной жизни той эпохи: что носили, что ели и т.д.
      Здесь я буду компилировать информацию обо всём, что может понадобиться для описания жизни в разных работах. Информацию и картинки буду брать из LiveJournal, Wikipedia и прочих открытых источников.

                ***

Часть 4. Гигиена. Глава 1. Вши, блохи и клопы: проблема или предмет гордости?


      Прежде, чем разбирать этот щекотливый (шутим-с, да) вопрос, напомним себе, как он звучит:
      «Грязь и вши считались особыми признаками святости. Монахи и монашки подавали остальным христианам соответствующий пример служения Господу.
      На чистоту смотрели с отвращением. Вшей называли «Божьими жемчужинами» и считали признаком святости. Святые, как мужского, так и женского пола, обычно кичились тем, что вода никогда не касалась их ног, за исключением тех случаев, когда им приходилось переходить вброд реки».

      Большинство врачей того времени считали червей и вшей продуктом тела. Согласно средневековым представлениям о теле, здоровье основывалось на равновесии четырех «жизненных соков», или гуморов: крови, лимфы, черной и желтой желчи. Любая болезнь была результатом гуморального дисбаланса.

      Некоторые святые действительно шли на то, что никогда не мылись. На протяжении всего Средневековья монахи и монахини игнорировали общепринятую гигиену, постоянно страдая из-за этого. Отшельник XIII века Лоуренс Субиако носил кольчугу, которая постоянно рвала его плоть и была полна вшей. Доминиканская монахиня королевского происхождения святая Маргарет специально отказалась мыть волосы, чтобы мучиться от вшей. Еще один доминиканец, мистик XIV века Генри де Сусо, носил длинные волосы, чтобы его постоянно мучили паразиты. Со временем он даже обзавелся кожаными перчатками с острыми гвоздями, торчащими наружу. Если он попытался почесать укус во сне, то царапал кожу до крови. Даже богатые и влиятельные церковники могли принять эту форму страдания, которая была одним из видов покаяния.

      Особенно такие мучения были распространены среди монахов. Например, одним из доводов в пользу того, чтобы канонизировать умершего, было то, что его постельное белье и одежда были полны насекомых. Про одного послушника рассказывали, что никогда не видели ни у кого больше такого количество вшей. Ни у нищих, ни у богатых. Комиссия его канонизировала. Для многих монахов Средневековья, которые всю свою жизнь терпели зуд, паразиты становились формой аскетизма, наряду с соблюдением поста. Это был один из способов, с помощью которого они доказывали свою веру.
      Многие были ещё более изобретательные, например, святой Симеон Столпник, заперший себя в келье на башне (или столпе) на десятки лет, ходивший в одной и той же грубой шерстяной одежде и в холод, и в жару. А были и те, кто делал акцент именно на телесной чистоте, т.е., отказывались от неё, заходя настолько далеко в желании умерщвления плоти.
      Например, о св. Бенедикте Аньянском (745/750–821 гг.) рассказывали, что «множество вшей ползало по его шероховатой коже, пожирая его тело, истощенное постами». Говорили еще, что он никогда не мылся..
      Но все приведённые выше примеры следует признать чем-то совершенно исключительным, вроде рекорда, как в спорте. Это позволяет предположить, что так вел себя только редкие люди, иначе, в чем же тогда заключалась их заслуга?

      Был такой король, Фердинанд II Арагонский по прозвищу Католик, ибо много они с женой, Изабеллой Кастильской, на пару сделали, в том числе, и для католической церкви. Если о его жене ходит миф, что она никогда не мылась (точнее мылась, но всего 2 раза в жизни), и это было нормой, то о нём слухи ходят совсем уж грустные.
      «Король Арагонский Фердинанд II вошел в историю благодаря ужасной смерти: его заживо заели вши». Как-то даже обидно становится за короля, соправителя и просто классного мужика, много сделавшего для испанской государственности, а в историю, оказывается, вошёл из-за вшей.
      Казалось бы: ну и что, ну вши, распространённая же проблема была! В этом всё и дело. Единственное (хоть какое-то) доказательство, найденное мной, гласит следующее: «Из более поздних находок можно отметить обнаружение головных вшей на волосах мумии короля Неаполя Фердинанда II Арагона (1467-1496), что свидетельствует о широком распространении педикулеза в эпоху Ренессанса даже среди представителей высшего сословия».
      Во-первых (поистине потрясающее открытие для историков): вши были у всех.
      Второе, закономерно вытекающее из предыдущего: вши были у Фердинанда.
      Каких-то иных доказательств, хотя бы косвенно свидетельствующих о том, что Фердинанд умер именно из-за того, что его загрызли вши, я не нашла, сколь ни искала причин его смерти. Только в одном месте упомянули, что он, возможно, умер из-за дизентерии.
      Таким образом, эта версия пока не доказана, а верить псевдоисторикам, распространяющим фантастические мифы вроде изобретения цилиндра британскими землепашцами, которые касаются не только Средних веков, но и более поздних периодов, о которых мы знаем намного больше, нецелесообразно.

      Я затронула тему монахов и их гигиены. Здесь вопрос довольно щепетильный и неоднозначный, поскольку монашеских орденов было множество, ещё больше было всяческих ответвлений и делений орденов, и у каждого из них был свой устав, более или менее жёстко прописывавший каждый аспект жизни.
      Компетентный ученый Кальме в своем «Комментарии к Уставу св. Бенедикта» едва ли выражает симпатии к бане (но это XVIII век).

      Здесь я сделаю некоторое лирическое отступление, дабы прояснить то, что будет написано дальше.
      Начиная эдак с эпохи Возрождения (т.е. абсолютно точно где-то с середины века с XVI и дальше) становится очень модно поносить предшествующую эпоху самым откровенным образом, очерняя, как только можно. Связано это было с тем, что, как было сказано в предыдущей части, католическая церковь, которая и так к практике мытья обнажёнными (ну, а как ещё) и так относилась не слишком позитивно (ибо разврат!), а уж тем более к совместному мытью, чем все с удовольствием занимались в банях по нескольку часов (описано это всё там же, в предыдущей части, с иллюстрациями, дабы не быть голословной). К XVI веку начал распространяться сифилис, причём уверенно и довольно быстро. Обвинили в этом, понятное дело (и даже весьма справедливо) те самые бани, потому что вместо того, чтобы мыться, предаются всяким развратным действиям, отчего сифилис цветёт бурным цветом. И начали не менее радостно, имея такой вот неопровержимый козырь в руке, закрывать бани. А дома иметь личную купальню было не всем под силу. Народ начал спасаться, чем мог: в основном, это было умывание + обтирания тела, т.к. на это надо в разы меньше горячей воды, а значит и денег, потому как дрова стоили дорого. А низшие слои богатыми не были никогда. Всё это привело людей к обычной, в общем-то мысли: если у нас сейчас вот так, то раньше было ещё хуже. Значит в предыдущую эпоху (Средневековье, то есть) было совсем ужасно, все были грязные и воняли говном, радовались вшам и коллекционировали клопов и блох. Классика. Приём, в общем-то, (поспорьте со мной) не изменился, принцип неизменен уже сотни лет.

      Так что же нам говорит господин Кальме? Он с удовольствием перечисляет свидетельства недоверия монахов к гигиене тела:
      * цистерцианцы отлучали от причастия того, кто мылся без разрешения (но речь здесь шла об общественных банях, пользовавшихся дурной репутацией);
      * картезианцам запрещалось купаться в реках и прудах (то есть опять-таки публично, тогда как они имели воду в кельях);
      * монахам Монте-Кассино позволялось мыться только в крайних случаях, для чего требовалось разрешение генерального капитула!
      * пожилые монахи конгрегации Бурсфельда ходили в баню четыре раза в год, а молодые — два раза;
      * монахи Гирсау мылись два раза в год;
      * в других местах мылись на Рождество, на Пасху и Пятидесятницу;
      * в Фарфа мылись ежемесячно;
      * те же правила касались и монахинь, соблюдавших устав св. Августина.
      И лишь больные имели право помыться, когда только почувствуют такую необходимость.
      Dom Кальме радуется, что бани были редкостью. Он объясняет это тем, что нательное белье монахи могли стирать сколько угодно. В прежние времена монахи спали одетые, не снимая своих грубых шерстяных одеяний, поэтому грязь, запах, кожные заболевания были обычными явлениями. Теперь же, утверждает он, нательное белье изменило ситуацию. Желая опереться на авторитет, Кальме цитирует св. Иеронима, который предписывал не стремиться к горячей бане тем, кто хочет потушить «жар плоти холодом поста».


***



      А что же другая живность в виде клопов и блох? Они донимали людей до относительно недавнего времени не меньше, чем вши.

      Разных видов клопов в природе очень много, но жить нам не дает преимущественно один-единственный вид — постельный клоп. Ученые полагают, что постельные клопы изначально обитали на рукокрылых, то есть на летучих мышах, и представители нашего вида человека подцепили их относительно недавно, когда облюбовали для жизни пещеры, где летучие мыши обычно прячутся от дневного света. Как ни странно, но в древние времена отношение к клопам было не столь уж плохое. Жаловались на них редко и даже использовали в медицине.
      Блохи в жизни человечества, появились позже, чем вши и клопы, как результат тесного контакта с одомашненными животными. Блох, специализирующихся на сосании крови именно человека, пока не выявлено, но с их укусами люди знакомы давно. Вполне возможно, блох упоминает Библия в качестве одной из казней египетских — «псовых мух».
Укусы паразитов всегда неприятны, но самая большая неприятность — переносимые ими болезни. Оспа, бубонная чума, тиф, гепатит, туберкулез. В их распространении не последнюю роль играют кровососущие насекомые.
            Миф о грязном средневековье сообщает о повсеместном распространении вшей и прочих напастей, которые якобы имели обыкновение обитать на одеждах из звериных шкур, а позже бегать под длинными париками светских львов более позднего времени. Даже само распространение моды на парики некоторые связывают то ли с попытками глупых людей прошлого таким образом бороться со вшами и блохами, то ли скрывать вшей и блох от других. Однако куда более реальным звучит объяснение, что причиной парикам явился всё тот же сифилис, помимо прочих неприятностей, ещё и уничтожавший растительность. И как всегда новшество в виде парика пошло сверху, став практически в одночасье модой.
      О широком распространении блох косвенно может свидетельствовать эпидемия черной смерти, постигшая Европу в середине четырнадцатого века. Это было ужасное бедствие, унесшее от четверти до половины населения. В средневековых источниках черная смерть обычно называется чумой, что в принципе не есть название определенной болезни, так как чумой называли любую большую эпидемию. В XIX веке предположили, что средневековая черная смерть — это бубонная чума, разносчиками которой являются крысы, а, точнее, блохи, обитающие на крысах. Таким образом, возникло подозрение, что средневековье — это время скачущих по городам и весям блох. То, что для ученых — всего лишь подозрение, для литераторов и неучей — вопрос решенный. Поэтому средневековая чума вот уже третье столетие в литературе (и даже в некоторых учебниках!) описывается именно как бубонная чума, а средневековых людей клеймят за антисанитарию.
      Клопы — животные теплолюбивые. В Западной Европе они поначалу обитали в средиземноморских странах, а в Англию попали не раньше XVI века. В Скандинавию, надо полагать, еще позже. О повсеместном распространении клопов во дворцах королей и хатах крестьян говорить не приходится, так как их настоящее нашествие на жилища европейцев связано с появлением городских многоквартирных домов с центральным отоплением, то есть никак не раньше XIX века. В то же самое время клопы бравым маршем прошествовали по Америке, России и Азии, превратившись в злостного врага всего человечества.



Что нам говорит современная наука?


Исследователи заявили, что главной причиной вспышки чумы в Европе стали люди, переносившие блох и вшей

      Учёные из университетов Осло и Феррары заявили, что основным возбудителем чумы в Европе в Средневековье стали человеческие вши и блохи, а не грызуны, как считалось ранее. Для выяснения всех обстоятельств специалисты создали три математические модели распространения болезни: воздушно-капельным путём, через грызунов, а так же посредством вшей и блох, появление которых на теле человека не было для средневековой Европы чем-то необычным.


Рецензии