Ореховая быль

РИСУНОК АВТОРА

– Дедушка, про орех расскажи.
Уж Андрейка все прутики собрал, подмёл горницу дочиста, а Дед всё молчит, плетёт и плетёт корзину, укладывает веточку к веточке, подсовывает да подтягивает на глазок, а получается ровно и кругло.

– Про орех? – протянул Дед. – Что ж про него? Не велик кусток, а полезен, пригодился в хозяйстве. К примеру, обручи на кадушках из него надёжные. По весне, когда тепло во все щели пробирается, до погреба добирается, бывает, расшалятся в кадках огурцы с помидорами, забродят, запросятся наружу. Кадушки запляшут, вот-вот развалятся. Обручи из ореха им спуску не дают, крепко держат. Ложками-поварёшками из лещины щи хлебать да кашу черпать одно удовольствие. Плетни да заборы из прутов ореховых долго служат. Посох лёгонький, ручки для ножей, оберёги всякие, всё из него, из ореха лесного. Опять же корзина для дров, поменьше для яблочек подойдёт, за груздочками да боровиками сходить, лучок хранить, репу, картошечку. Да мало ли.

– Про удУ забыл, – не унимается Андрейка, подсаживается на скамейку.
– И то верно, – закивал дед, – какая ж рыбалка без ореховой уды. На карася да бирюка лёгкую уду закидывай, гибкую, упругую, не то мимо, в море-океан, рыбка проплывёт.

Андрейка улыбается. Дед первый плетельщик на селе. Самые крепкие кузова и туеса его, самые живучие плетни да заборы он ставит. К нему сельчане идут, дед никому в помощи не отказывает. Только кряхтит иногда да на глаза жалуется.

– Берись-ка, внучок, за ветку, сюда тяни, заправляй, не пропускай основу, видишь, ещё рядок прирос.
Андрейка засопел от гордости: в дедовой корзине теперь и его плетушка приютилась.

А хочется Андрейке попросить деда смастерить лодочку. Махонькую, по ручью пустить.
За окном дорожка от крыльца до плетня, за плетнём бежит ручей к берегу, что сегодня-завтра накроет разлив небольшой, но строптивой реки, прячущейся в лесу. В том самом лесу, где растёт орех, за которым они с дедом ходят по осени.

– Дедушка, откуда орех в лесу? – Андрейка тянется за другой веткой. Дед не против, придерживает малую ручонку, направляет неспешно.
– Птица занесла, – говорит, – или белка. Рыжки да сойки – главные лесоводы. Всё-то собирают и прячут. А как спрячут, так призабудут. Там семена да зёрна прорастают в кусты и дерева.

– Белка в лесу орешник вырастила? – удивляется Андрейка, припоминая маленького юркого рыжего зверька.
Дед отложил корзину в сторону, обнял внука.
– Орешник-потешник, дубы великаны, сосны величавые и клёны курчавые – многие из её забытых кладовок перезимовали и к свету, к жизни пробились, – перечисляет дед. – Послушай-ка, что мне посох ореховый нашептал однажды.

В одном старом лесу случился неурожай грибов и шишек, голодно стало. Собрались птицы и звери в дорогу, искать лучшие места. И Белка собралась. А за щёку припрятала орешек на самый тяжкий день.
Бежала она через поля, овраги, речку переплыла. Устала, видит: высокий дуб, плоды на ветках. Дупло приметила, решила на том дереве жить, а орешек в землю зарыла. То какую ягодку найдёт, то гриб встретит, то жёлудем закусит. Жить можно.

Осень пришла, припожаловали на дуб сойки, а под дерево кабаны. Всё дочиста собрали. Наша-то Белка хитрованка, успела желудей под кору затолкать, по кладовкам припрятать.
Зима длинная, конец ей, а всё за нос щиплет, под шубку задувает, хвостик распушает. Тянет Белка распоследние жёлуди, а весна всё не идёт. Беда: никак не припомнит: под каким бугорком орешек свой заветный прирыла.
Совсем отощала, тут тепло пришло. Пригрело проталины, нашла Белка прокорм. Уже не так тужит.

Весна-то своё берет, но и щедро даёт. Из земли ростки показались. Дуб Белке кланяется:
– Благодарю, зверёк-огонёк, ты от кабанов детей моих, желудят, спасла. Теперь бы дождей да тепла, поднимется вокруг дубрава.

– Это кто ж? – спрашивает у одного ростка Белка. – На дубок не похож.
– Орешек, что ты из леса своего принесла, в землю зарыла, на чёрный день припасла, да не нашла, – отвечает росток. – Выжил в стужу и в мороз, пришла весна, я и пророс.
– Что ж, – говорит Белка, – скорее подрастай да орехами угощай.

С того дня потянул орешек свой тоненький стебелёк к солнышку. Да где оно? Под раскидистым дубом едва пробивается. И тому орешек рад, всякий солнечный лучик ловит, каждую дождинку.
Зимой-то уж под землёй не спрячешься, все стоят и мёрзнут на ветру - что дуб столетний, что орешек однолетний.
А весну встречать приятно и дубу корявому, и пню трухлявому, и подавно ореху-молодцу кучерявому.

По осени заметил орешек, как с дуба жёлуди упавшие кабаны подбирают.
«Не дам никому своих плодов!» – подумал орешник.
Когда пришла ему пора, ветви его высоко поднялись, орешки под листьями спрятались.

– Ох, ох, – приговаривает Белка, – я зверёк не робкий, да стволик твой тонкий. Орех висит высоко, собрать его нелегко. Наклони, братец, ветку пониже, рассмотрю твой урожай поближе.

А куст и не думает Белку угощать.
– Не жадничай, – наставляет Белка, – не удержатся орешки на ветвях, почернеют от дождей, опустеют на ветрах. Уж поверь, орешкам место я найду, и в лесу орешник скоро разведу.
Не поверил орешек Белке. Так плоды его и упали на землю, кабаны подобрали да мышки прогрызли.

Только на следующий годок он свои орешки Белке отдал. А она закружилась от работы, попрятала дары, сама не помнит куда. Потому и вырос в лесу орешник.
– И сосны Белка вырастила? – глаза у Андрейки закрываются, а, всё ж, хочется ему, чтобы зверёк-огонёк оказался умелым.
– Тут ей братец Дятел помогал, – нашёлся дед, – они с Белкой шишки наперегонки лущили, семена роняли, а те на земле прорастали. Лес сосновый и поднялся.

– Так ли, дедушка? – засомневался Андрейка. – Зверёк больно мал, а лес сосновый вон какой большой.
– Так, внучек, – кивает дед, подбирая Андрейку на руки.
Засыпает Андрейка и снится ему орешник под ветвистым дубом. Среди веток Белка скачет. Спрыгнула на землю. Рядом речка, а по воде лодочка тихонько плывёт. Белка в ту лодочку орешину положила, а сама танцует, танцует…

Рассвело.
Дед посиживает на лавке у окна, особым ножиком что-то вырезает из крючковатого сучка.
Андрейка уж рядом, в руки заглядывает.
– Ранняя птаха, – одобряет его дед. – Наладим кашу, да пойдём за плетень весну встречать. Вон как ручей нынче зовёт. Пустим игрушку до реки, она в лес наш привет отвезёт.

– Как ты про лодку догадался? – обнимает Андрейка деда.
– Да ведь и я когда-то мальцом был, вроде вчера ещё щепочки по тому ручью гонял. Что щепка, лодку надо, надёжную, настоящую. Чтобы уж точно до реки, а там и до леса, в самую сказку. Веришь?
– Верю, деда.


Рецензии
Отличная сказка! Читала с интересом. Очень добрая и тема неизбитая. Стихи детские у Вас тоже восхитительные, все прочитала. Пишите легко и понятно.
Творческих успехов Вам)
С уважением, Лариса

Лариса Куренкова-Хренова   04.09.2019 22:04     Заявить о нарушении
Благодарю, Лариса!
Мне очень приятно.
Работаю над сказками, в которых мои герои - настоящие друзья и дедушке есть что рассказать внуку о Природе-матушке.
Рада знакомству с Вами.
Добра, вдохновения и здоровья Вам!

Добрая Добрая   05.09.2019 07:30   Заявить о нарушении
На это произведение написаны 24 рецензии, здесь отображается последняя, остальные - в полном списке.