Генерал. Сценарий полнометражного фильма

НАТ.  ГОЛУБОЕ НЕБО - ДЕНЬ

Летит военный вертолёт. Сразу заметна ненормальность его движения. Он летит медленно, как сонная муха. Мы видим вертолёт крупным планом.

ТИТР: 9 Августа 2008 г. Зона военных действий грузино-югоосетинского конфликта.

Мы не слышим работы двигателя вертолёта. Слышим мощные удары сердца.

Весь корпус вертолёта изуродован вмятинами от пуль, разбиты стёкла боковых иллюминаторов.

Полная тишина, только стук сердца, стук живого сердца, качающего кровь.

Мы слышим голос пилота, говорящего в микрофон.

ГОЛОС ПИЛОТА
База, я Шмель. У меня, трёхсотые, могут быть двухсотые. Подгоните машину. Может ещё живые...
(орёт)
Мужики, дайте медиков!!!...

Вертолёт заходит на посадку. Его раскачивает, он зависает над землёй, как будто боится прекратить своё движение - наконец мягко касается земли.

К вертолёту подкатывают открытый УАЗик и “буханка”. Подкатили и встали в облаке пыли. ВОЕНВРАЧ, молоденькая МЕДСЕСТРА и водители выскакивает на землю, и замирают в ожидании под вихрем от лопастей, а сердце бьётся, мощно качая кровь.

С железным шумом открывается дверь вертолёта. В чёрном проёме показывается боец. Он чёрный от гари и крови.

Сердце молотит и молотит, мы слышим только этот живой звук.

Боец выпрыгивает на землю и вытаскивает за плечи товарища.  Ему помогают. Боец берёт товарища на руки и сам несёт к УАЗику.

Медсестра ошалело смотрит, как из раскрытой двери с пола на землю стекает струйкой кровь.

Водители и военврач бросаются к вертолёту, запрыгивают внутрь. Там лежат два бойца. Военврач смотрит ребят.


ВОЕНВРАЧ
Всё. Нет парней.
А сердце всё колотит и колотит.

Водители выносят парней из вертолёта, кладут в “буханку”, помогают пилоту. Военврач склоняется над раненым у машины.

ВОЕНВРАЧ
Женька, Женька. Как же вы влетели?

Умело делает укол за уколом. Сестричка стоит, как застывшая и смотрит в проём двери вертолёта.

ВОЕНВРАЧ
(медсестре)
Физраствор, быстро!

Оглядывается на девчонку.

ВОЕНВРАЧ
В душу, бога не спи!...

Сестричка, встрепенувшись, бежит к “буханке”, достаёт пузыри физраствора, спотыкаясь, бежит к раненому.

МЕДСЕСТРА
Вот.

Отдаёт военврачу пузыри. Тот ставит капельницу. Боец снова берёт товарища на руки и укладывает его на заднее сидение, сам садится рядом.

ВОЕНВРАЧ
(водителю УАЗика)
Всё. Гони.
(сестре)
В машину, быстро. Помоги бойцу. У него контузия.

УАЗик несётся в облаке дорожной пыли. Боец поддерживает товарища, и всё время гладит его по голове.

А сердце всё колотит и колотит.

УАЗик влетает во двор госпиталя. Там суета: раненые военные и гражданские, мед персонал.

Боец берёт снова раненого на руки и несёт к крыльцу мимо всех. За ним спешит медсестра. Полупустой пузырь физраствора блестит на груди раненого.  Бойца останавливает ДЕЖУРНЫЙ прапорщик в белом халате по верх формы.

ДЕЖУРНЫЙ
Стой. Кто такой.

Боец это слышит сквозь гул - скорее понимает по губам. Мы сейчас видим, как он молод – мальчишка.

БОЕЦ
Майор Абрамов.

ДЕЖУРНЫЙ
Клади вот тут.

Дежурный показывает на землю возле дорожки. Боец бережно, встав на колено, кладёт командира на землю. Подходит врач, наклоняется над майором, щупает пульс, смотрит глаза. Тишина, не слышно ударов сердца, только кажется ветер дует среди гор.

ВРАЧ.
Всё, отвоевался.
(дежурному)
Оформляй.

Врач быстро идёт к крыльцу госпиталя. Медсестра наклоняется над майором. Она невольно засматривается на лицо этого человека. Боец не слышит слов врача. Он смотрит недоумённо ему в след, бросается за ним, хватает за плечо, разворачивает к себе.

БОЕЦ
(Орёт)
Ты куда?  Он живой!!!

Военврач рассматривает бойца.

ВРАЧ
Контузия...

Боец срывает с плеча автомат, стреляет из него в воздух и кричит, кричит. Автомат хищно рвётся в его руках и замолкает. Магазин пуст. Тишина... и ветер.

НАТ. ГОРЫ – ДЕНЬ

Альпинистская верёвка напряжена и дрожит. Рука отыскивает малейшую щель. Тяжёлое дыхание. Мы видим на стене альпиниста. Движения его легки и смелы, но едва заметна угловатость, которая говорит о том, что идёт не взрослый альпинист, а подросток. Мальчишке очень тяжело, он ползёт на четвереньках. Напарник выбирает верёвку.

Солнце, лёд, cклон горы – широкий, выпуклый и по его кромке голубое небо. Вот и вершина.
Мальчишка встаёт на колени, поднимается с колен, широко расставляет ноги, поднимает руки, как будто хочет обнять всё небо и орёт.


НАТ. ДВОР ГОСПИТАЛЯ – ДЕНЬ

Тишина... К бойцу кидается охрана, выбивают автомат, держат.

МЕДСЕСТРА
Мамочки, он глаза открыл.

Лицо майора. Ресницы дрогнули. Он открывает глаза - серые, пепельные глаза.

Мы слышим бешеный стук сердца. Удар...удар...удар.

ВРАЧ
Носилки. В операционную. Бегом!

ИНТ. ОПЕРАЦИОННАЯ – ДЕНЬ

На операционном столе лежит майор Абрамов. Серое лицо.

Сердце колотит и колотит.

За жизнь майора борются врачи. Всё как в тумане. Мы слышим женский голос.

ГОЛОС (ЗК)
Господи, да у него крови-то нет... Один физраствор.

МУЖСКОЙ ГОЛОС (ЗК)
Сердце у парня могучее.

Туман размывает всё.

НАТ. ГОРЫ – ДЕНЬ

Голубые горы сияют льдом. Неприступные вершины, которые зовут к себе, дразнят.

ТИТР: Таджикистан. Памир. 1990 г. Сентябрь.

НАТ. ПАЛАТКА НА КАМНЯХ - ДЕНЬ

На примусе в котелке кипит вода. Четвёрка альпинистов отдыхает. Это ПОЛКОВНИК АБРАМОВ с женой ВАЛЕНТИНОЙ, их 12 летний сын ЖЕНЬКА и лейтенант Александр Перевозников - САШКА. Валентина хлопочет с перекусом. Женька, раскинув руки, лежит между камней на спальнике. Абрамов старший зашивает рюкзак. Сашка бренчит на гитаре.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
(сыну весело)
Жень, ты сегодня заработал значок Альпинист СССР. Не умирай.

ЖЕНЬКА
Мм...

Отец кладёт рюкзак, подбирается по камням к сыну.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Жень -  гора твоя.

ВАЛЕНТИНА
У него ещё много гор будет.

ЖЕНЬКА
(поднимая голову)
Ещё…?!

Отец протягивает руку сыну. Женька ловко встаёт сам. Как будто и не умирал он сейчас на своём спальнике.

ЖЕНЬКА
(Сашке)
Сань, сыграй что-нибудь.

ВАЛЕНТИНА.
Сыграет, сыграет... Только давайте пить чай.

На камнях стоят алюминиевые кружки с чаем, не хитрый перекус.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Чай, чай, чай, чааай... Чайковский.

Сашка отпивает чай из кружки, хмурит брови, двигает усами.

САШКА
   Что-то горчит.

ВАЛЕНТИНА.
Так я туда “золотого корня” положила. Побежим сейчас с ветерком.

Сашка берёт гитару, перебирает натруженными пальцами струны, начинает тихонько напевать “Аэропорты 19 века” А.М Городницкого.

САШКА
(поёт)
Когда закрыт аэропорт,
Мне в шумном зале вспоминается иное:
Во сне летя во весь опор,
Негромко лошади вздыхают за стеною, поля окрестные мокры, на сто губерний ни жилья, ни человека...
Ах, постоялые дворы -
Аэропорты девятнадцатого века!...

НАТ. ИЗУМРУДНО ЗЕЛЁНЫЙ СКЛОН - ДЕНЬ

Четыре человека, с альпинистскими рюкзаками идут по склону. Мы видим их счастливые лица. Их силуэты на фоне неба. Звучит мелодия песни, она заполняет всё пространство, огромный мир этих людей.

НАТ. МОСКВА КРАСНОПРЕСНИНСКАЯ НАБЕРЕЖНАЯ - ДЕНЬ

Мы видим Белый дом за кованой решёткой забора, набережную. Морозно. Мимо бегут автомобили, пуская белые струйки.

ТИТР: 12 декабря 1991 г. IV сессия Верховного Совета РСФСР.

Слышен стук метронома. Мы слышим обрывки выступлений, шум зала заседаний Верховного Совета СССР.
 
Б.Н.ЕЛЬЦИН
(Президент РСФСР в составе СССР)
"Украина отказалась подписывать Союзный договор. Последствия этого очевидны... В Соглашении констатируется тот факт, что СССР прекращает свое существование... Но я отвергаю обвинение в адрес подписавших в том, что они якобы самовольно ликвидировали СССР...

Д.А.ВОЛКОГОНОВ
(Левый центр)
"Это является историческим компромиссом судьбоносного значения..."

Р.Г.АБДУЛАТИПОВ
(фракция "Суверенитет и равенство")
"Уважаемый Президент Российской Федерации, уважаемый Председатель, уважаемые коллеги! Центр, который многие из нас поддерживали, видя в нем знак Отечества, знак Согласия, предал нас всех вместе с Отечеством..."




Р.И.ХАСБУЛАТОВ
(Председательствующий)
Уважаемые депутаты! Ставлю на голосование... Всё...

ТИТР:

Результаты голосования
за - 188 (76,1%)
против - 6 (2,4%)
воздержалось - 7 (2,8%)
голосовало - 201 (81,4%)

Бурные продолжительные аплодисменты. Метроном перестаёт биться.

ТИТР: Москва. 12 декабря 1991 г. 13 часов 28 минут.

НАТ. УЛИЦЫ ДУШАНБЕ - ДЕНЬ

Идёт троллейбус. Улица Ленина.  Платаны, пирамидальные тополя, скамейки вдоль аллеи. На тротуарах сухие листья. Чайхана. Полдень на Востоке. На достарханах сидят люди, пьют чай. Крупно фарфоровый чайник, блюдо с горой плова по середине, пчела летает вокруг разрезанной дыни. Её звон всё сильнее, всё нестерпимее.

ТИТР: Август 1992 г. ДУШАНБЕ.
ХРОНИКА:
По улице идёт танк. В городе стреляют. Бегут, мечутся люди.

Мы слышим музыку, надсадную восточную музыку, как плач. А вдали Памир – могучие горы.
 
НАТ. ВОЕННЫЙ ГОРОДОК - УТРО

Казарма, аккуратные дорожки, советские плакаты, наблюдательные вышки, спортивная площадка. Вокруг горный массив. Встаёт из-за гор солнце. На плацу по пояс голые солдаты выполняют комплекс утренней гимнастики. На спортивной площадке бойцы колотят руками и ногами по мешкам. Обычное армейское утро.

ТИТР: Март 1993 г. БАЗА ГРУ. ХАРОГ.

По дорожке бежит загорелый мальчишка. Он по пояс голый, в коротких шортах из обрезанных джинсов и ботинках. Это ЖЕНЬКА Абрамов. Вот, ещё ускорение и он прекращает бег. Тяжело дыша, заходит на площадку.

Подходит к перекладине. У перекладины СЕРЖАНТ СЕРЁГИН проводит занятие с молодыми бойцами. Двое стоят, ожидая своей очереди, третий, довольно грузный, пытается подтянуться.

ЖЕНЬКА
(через глубокие вдохи)
Доброе утро.

СЕРЖАНТ СЕРЁГИН
Здорово Женька...

Здороваются за руку.

СЕРЖАНТ СЕРЁГИН
Ну, ты посмотри на эту сардельку.
 (рядовому на перекладине)
Сына, помочь тебе? Я сейчас помогу.

Сержант показывает, что собирается дать ногой под зад рядовому. Примерился.

СЕРЖАНТ СЕРЁГИН
Сейчас сына, ты у меня взлетишь.

РЯДОВОЙ НА ПЕРЕКЛАДИНЕ
Аа... Я сейчас, товарищ... Ааа...
Рядовой изо всех сил рвёт своё тело вверх. Он там, подбородок выше перекладины. Голова стриженная, глаза круглые и кажется радостные.

СЕРЖАНТ СЕРЁГИН.
Вот...

Обходит вокруг рядового, встаёт перед ним.

СЕРЖАНТ СЕРЁГИН
Смог. Встать в строй.
(Женьке)
Жень, покажи молодым, как надо.

Женька легко запрыгивает, делает, подряд подъём переворотом, склёпку, выход силой и потом раз 5 легко подтягивается и спрыгивает.

СЕРЖАНТ СЕРЁГИН
(рядовым)
Учитесь сынки. Мальчишка вас сделал... Если физику за ближайшее время не подтяните – сдохните тут.
Советую бросить курить. Следующий.

Следующий рядовой подходит к перекладине.

Женька идёт по спортивной площадке. Проходя мимо мешков, красиво бьет ногой в самый верх мешка, в область головы. Потом, отступив, бьёт по мешку с разворотом, пяткой. Идёт дальше мимо занимающихся бойцов.

Уже не молодой усатый ПРАПОРЩИК манит его пальцем. Женька подходит.

ЖЕНЬКА
Доброе утро Александр Иванович.

ПРАПОРЩИК.
Доброе, доброе...на... Тебя бы в Гуливуд. Я ж тебе показывал на... Работать коротко.

Ладонью толкает Женьку в лицо. Обидно. Глаза у мальчишки заблестели яростью. Они встали.

ПРАПОРЩИК
Ты покуражься, покуражься на... Че, глазами-то сверкаешь. Танцуй...

Ещё раз хлещет парня по лицу ладонью. Александр Иванович проводит Женьке мастер класс - школа побеждать любого противника: приём – добил, приём – добил. Так может учить только практик.

ИНТ. КАБИНЕТ ПОЛКОВНИКА АБРАМОВА - УТРО

В кабинете вокруг длинного стола собрались офицеры части. Их человек 10. Песочного цвета рубашки, голубые тельняшки. На стене между окон портрет Че Гевары. Не тот знаменитый, а черно-белый с сигарой, короткая стрижка. На противоположной стене висит большая карта Горно-Бадахшанской АО. Памир. Слышно тиканье часов. Все серьёзны. Чувствуется напряжение.
    
ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Товарищи офицеры, идёт гражданская война. Год будет жарким. Наша задача остаётся прежней – караваны... Гражданских немедленно отправляем в Россию. Завтра двумя бортами в Душанбе.
(Сашке)
Лейтенант Перевозников, у вас всё готово? Вертолёты из Душанбе прибыли?
САШКА
Прибыли, товарищ полковник. Горючку всё же нашли. Люди собираются.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Проверь готовность сам. Вылет завтра в 6.00. Полетишь с ними. Возьми пару бойцов. Вернётесь, когда отправите людей в Россию.

САШКА
Есть.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
... Караваны, караваны. Если мы их пропустим, в России наши мальчишки будут загибаться.

Полковник подходит к карте.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
(продолжает)
Постоянный контакт с заставами. Всё меняется на глазах. Наша задача: помогать им и защитить себя.

Обводит взглядом каждого из присутствующих. Смотрит на карту. Показывает ручкой точку на карте.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Вот здесь духи взяли 16 наших пограничников.
(к майору,
сидящему напротив)
Василий Семёнович, доложи, что произошло?

Встаёт высокий, крепкий МАЙОР. Голова выбрита наголо.

МАЙОР
Группа бойцов Харогского погранотряда N-ской погранзаставы в составе 16- ти человек под командой капитана вышли на задержание. Под перевалом Акташ попали в засаду.  Пограничников окружили. Капитан принял решение сложить оружие.

Полковник впился глазами в подробную карту на своём столе.


ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Я знаю это место. Там можно было организовать прикрытие...

МАЙОР
У пацанов мало горного опыта. Да и снаряжение там нужно. Только броники по 16 кг таскают...

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Ты это мне говоришь?! Не пацаны они... Почему сложили оружие? Кто капитан?
 
МАЙОР
Капитан, боевой офицер. Пожалел он ребят...

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Кто их пожалеет у духов в яме. Мужики, нам помощи ждать не приходится!!! Товарищи офицеры, мы на крайнем рубеже. На крайнем. Объясняйте это личному составу... Мне что, радио запретить слушать?! Пожалел... Василий Семёнович, едем сегодня на заставу, разберёмся на месте. Если погранцов уведут за Пяндж, будет поздно.
(к сидящему за столом капитану)
Андрей Иванович, пошли своих разведчиков прошерстить дорогу до заставы. Сейчас. Всё, товарищи офицеры, за работу.

НАТ. ПЛОЩАДКА ПЕРЕД ШТАБОМ ЧАСТИ - ДЕНЬ

Офицеры выходят из здания. На скамейке сидят два бойца: сержант и ефрейтор. У их ног лежат спортивные сумки. При появлении офицеров оба встают. Кто-то из офицеров громко удивлённо говорит

Ты смотри, отпускники вернулись.

Бойцы подходят к офицерам. СЕРЖАНТ докладывает.

СЕРЖАНТ
Товарищ майор, сержант Полыгалов и ефрейтор Олюнин прибыли из отпуска.


МАЙОР
Уж и не чаяли вас увидеть. Как добирались?

СЕРЖАНТ
Из Ташкента до Душанбе самолёты не летают. Поездом, через Термез, товарищ майор. От Термеза до Душанбе тоже на поезде. От Душанбе повезло, на вертолёте.

МАЙОР
Вольно. А дома чего ж не остались? Могли бы в России дослужить. 

Сержант замялся.

МАЙОР
(ефрейтору)
Ефрейтор Олюнин... Петь, ты же лесовик, тебя же в горах тошнило.

ЕФРЕЙТОР
Да погоны не хотелось менять, товарищ майор. Ну и присягу ж давали.

МАЙОР
Ну, ну, барсы наши снежные.
(к капитану)
Андрей Иванович, принимай разведчиков.

Бойцов окружают офицеры.

ОДИН ИЗ ОФИЦЕРОВ
Ну, как там в Душанбе?

СЕРЖАНТ
На улице Ленина танки стоят. Окна выбиты, в стенах дыры. В кинотеатре “Ватан” - вот такая дыра.

Показывает руками размеры дыры.

СЕРЖАНТ
(продолжает)
Но не стреляют.



ИНТ. КАБИНЕТ ПОЛКОВНИКА АБРАМОВА - ДЕНЬ

В кабинете полковник Абрамов и врач части Валентина Ивановна Абрамова – жена полковника, невысокая блондинка с нежным лицом, коротко подстриженными волосами.


ВАЛЕНТИНА
Владимир Александрович, на заставе есть тяжело раненый
Он может не выдержать транспортировку. Необходимо делать первую операцию на месте. Надо ехать. Дай сопровождение.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Сейчас разведчики проверят маршрут. Поедем вместе...
 
Полковник проводит ладонью по усталому лицу.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Валь, транспорт дали. Ничего не меняется. Завтра вы с Женькой летите в Душанбе. Это не обсуждается, замена тебе прилетела. Познакомились?
 
ВАЛЕНТИНА
Да. Молодой парень. Опыта нет.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Ничего. Наберётся.

ВАЛЕНТИНА
Может задержимся ещё? Хоть недели на две. Парня в курс дела введу.

ПОЛКОВНИЕ АБРАМОВ
Исключено! Возьмёшь его сейчас на заставу. Пусть учится.  Всё Вантелина. Марш домой, в Россию. Женьке, наконец, надо нормально учиться. Дед дома один ... Здесь опасно.

В кабинете повисла тишина. Валентина стоит у окна. Слышно её громкое дыхание.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
Валь... Ты же сама всё понимаешь. Валюха, прорвёмся.

Валентина поднимает свои руки и кладёт на плечи полковника.
ВАЛЕНТИНА
Володя, я всё собрала.

Два родных человека смотрят в глаза друг другу. Мы видим его глаза и её огромные серые блестящие глаза.

НАТ. ГОРНАЯ ДОРОГА - ДЕНЬ

По дороге ползут два БМД. Первый виден в оптический прицел. Перекрестие сопровождает его движение.

ИНТ. КАБИНА БМД - ДЕНЬ

Впереди полковник Абрамов, за ним Валентина, МОЛОДОЙ ВОЕНВРАЧ. Рядом лежит раненый, сидят бойцы. Военврач трогает раненого за шею.

МОЛОДОЙ ВОЕНВРАЧ
Нормально. Хорошо, что я успел с вами поехать.

ВАЛЕНТИНА
Где практики набрались?

МОЛОДОЙ ВОЕНВРАЧ
Да какая практика. Сеченка, в скорой поработал. В 90 м летом в горы ходили по Южной Киргизии. Спускаемся в Узген, а там... Ну, знаете, киргизы с гор спустились и узбекам секир-башка сделали.  Лужи крови, головы оторванные на заборах - вот там практика случилась. 

Полковник Абрамов смотрит в боковое окно – заметил подозрительное движение.

ПОЛКОВНИК АБРАМОВ
(кричит водителю)
Гони на полную!

БМД резко рвёт вперёд и в то же мгновение раздаётся страшный взрыв. Чёрный дым заполняет кабину. Ни криков, ни стонов. В дыму и огне гибнут люди. БМД полыхает свечкой.
Боец весь в дыму открывает люк, пытается выползти, но пулемётная очередь рвёт его.

Молодой военврач вываливается из БМД, поворачивается к открытым дверям, из которых валит чёрный дым, вытаскивает раненого бойца к обочине, спешит обратно.

В дыму мы видим Валентину. Она пытается выбраться из машины. Рядом рвётся граната. Молодой военврач падает под колёса БМД.
Этот короткий бой, а точнее расстрел мы видим сквозь пелену горячего воздуха, как будто сквозь слёзы.
 
НАТ. АЭРОДРОМ ДУШАНБЕ - ВЕЧЕР

Не далеко от самолёта стоят Женька Абрамов и лейтенант Перевозников – Сашка.

САШКА
... Лей-те-нант – налейте нам... и, зная топографию, он топает по гравию...

Пытается расшевелить парня.

САШКА
Я приеду к вам с дедом...  Женька? Не молчи.

Женька стоит сгорбившись. Свежий ветерок с гор треплет его светлые волосы. Парень словно застыл, только глаза полные слёз. Солнце садится за горы.

САШКА
Пора...

Стоят молча. Резко, неумело хватают друг друга руками. Женька уже не может сдерживать себя, слёзы текут по щекам и сквозь сжатые губы рвётся стон.

НАТ. ПОЕЗД - ВЕЧЕР

Поезд идёт по пригороду Уральского города. Весна, лужи, грязь, голые деревья, островки серого снега.

ИНТ. ВАГОН – ВЕЧЕР

Женька стоит у окна с альпинистским рюкзаком за плечами и старым материнским чемоданом. Рядом стоит ПОПУТЧИЦА-  полная пожилая женщина, опирается на палочку.  У нее чемодан на колёсиках. Оба пристально смотрят в окно. Идёт дождь со снегом. Серое небо хочет раздавить. Мелькают голые деревья, деревянные грязные дома, недостроенные и разрушенные корпуса пром-зоны.

ПОПУТЧИЦА
(глядя в окно)
Немец прошел.

ЖЕНЬКА
Что, что?



ПОПУТЧИЦА
(кивая в сторону убегающих развалин)
Немец разворотил тут всё.

Поезд врывается на железнодорожный мост через широкую реку. Лёд уже сошёл.

ПОПУТЧИЦА
Всё, приехали.

И сразу покатила свой чемодан по проходу к тамбуру.

В окно Женька видит реку, вдали – набережную, грязные осколки льда по берегам. Мелькают конструкции моста, крест на крест перечеркивая могучую Реку. Женька прижимается лбом к стеклу.

Незаметно поезд вкатывает на перрон. Мелькают лица встречающих. Частники с сумками снуют вдоль вагонов, предлагают пирожки, водку, кефир...

Среди этой толпы Женька видит знакомое лицо ДЕДА. Он серьёзен, стройный, в поношенном плаще, в шляпе и с трубкой во рту. Женькин вагон медленно прокатывается мимо и встаёт.
 
Женя помогает выбраться попутчице на лежащий где-то внизу перрон. Там её подхватывают крепкие руки сына или зятя.

Женя выходит следом на перрон и встаёт, опустив чемодан к ногам.

Сквозь толпу спешит Дед. Он останавливается в шаге от Жени. Мгновение стоит, оглядывая внука с головы до ног.

ДЕД
Здравствуй внук.

Делает последний шаг и обнимает мальчишку. Женька прижимается к Деду. Слёз нет ни у Деда, ни у внука. Оба держат фарс.

Женька видит за спиной деда, как попутчицу встречают родственники, внучка схватила бабушку за ногу. Её рады видеть. Попутчица неловко поворачивается, замечает Женьку и вдруг подмигивает.

Дед легко подхватывает чемодан, и они идут по платформе в вокзальной толпе, мимо сидящих у стены вокзала нищих.

Под лестницей перехода через пути им попадается стая бездомных ребятишек - грязных, жалких волчат.

ЖЕНЬКА
Кто это?

ДЕД
Это дети. Бездомные.    
 
ИНТ. КВАРТИРА ДЕДА - ВЕЧЕР

Гостиная. На стене висят старые фотографии. Дед ещё молодой с бабушкой. Дед где-то на буровой с рабочими. Большая картина с корзиной сирени. Пианино. Вдоль стен стоят стиллажы с книгами. Сервантес, Чехов, Герберт Уэллс, Иван Ефремов, Обручев, книги Деда по геологии. На другой стене, у письменного стола карта Советского Союза. Женька достаёт портрет Че.

ЖЕНЬКА
Надо куда-то повесить.

Дед берёт портрет, рассматривает.

ДЕД.
Володькин. Повесь в отцовской комнате. Теперь она твоя. Пойдём, покажу.

Проходят в другую комнату. Дед подходит к письменному столу у окна и вешает портрет на гвоздик.

ДЕД.
Вот здесь он раньше был... Не пойму, почему Володька именно этот портрет Че везде с собой брал.

ЖЕНЬКА
Маскировка тут у Че классная.

Оглядывает комнату.

ДЕД
Почти всё осталось как раньше. Вот только мы с бабушкой коллекцию моих камней перенесли сюда. Не возражаешь?
Дед подходит к двум витринам. За ним подходит и Женька.

ДЕД
Это я собрал почти за 40 лет моих странствий. Большая часть наши, Уральские. Вот они.

Женька прижимается носом к витрине, как в детстве и жадно смотрит на знакомые камни.



ЖЕНЬКА
Дед, ты не будешь меня ругать за то, что я носом прижался к стеклу?

ДЕД
Бабушка уже не поругает...

Дед прижался носом к стеклу рядом.

ДЕД
Я сам люблю так смотреть на них.

ИНТ. ГОСТИННАЯ ВЕЧЕР

Дед сидит на диване. Женька сидит напротив него на стуле, повернув его спинкой вперёд.

ДЕД
Сейчас уже конец учебного года, но я договорился. Будешь ходить в ту же школу, что и отец. Это очень приличная школа, английская. Туда проще поступить, если родители тоже учились в ней. Класс 8А. Классным руководителем у тебя будет классная Володьки. Алла Павловна – учитель математики. 

За окном порывы ветра. Тусклые фонари светят в ночной аллее. Влажный весенний ветер колышет занавеску на окне. Дед подходит к окну, прикрывает форточку.

ДЕД
До конца года уже немного. Скоро каникулы. Не подведи... Давай спать.

ИНТ. – ШКОЛЬНЫЙ КОРИДОР.

По коридору, полному школьников, идут АЛЛА ПАВЛОВНА – очень похожа на Ию Савину. Худенькая, не высокого роста, строго одетая учительница лет шестидесяти и Женька. Входят в класс. Ученики оглядываются на вошедших. Все оценивающе смотрят на Женьку. ТАНЯ - одна из девочек, шепчет что-то подружке - ЛЕНЕ и почти презрительно смотрит на Женьку.

ТАНЯ
Одет как чмо... Совок.

Лена молча слушает. На голове култышка, как у гимнасток, в глазах чёртики.   

АЛЛА ПАВЛОВНА
Внимание, ребята. Знакомьтесь - это Женя Абрамов. Он будет учиться в нашем классе.

Алексей Блинов (БЛИН)- высокий парень со смеющимся взглядом громко говорит с последней парты.

БЛИН
Жопа Абрамов.

Класс дружно смеётся. Сосед Блина – Мишка Манн (МАНУЛЯ) худющий мальчишка с вьющимися волосами, в очках смотрит поверх очков и не смеётся.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Я думаю, мы должны быть гостеприимными. Женя ещё сможет объяснить, кто он.

Алла Павловна показывает на свободное место за предпоследней партой, стоящей в ряду у окна. За партой у окна сидит белобрысый крепкий парень с торчащими волосами. Это Суханов Пашка (СУХАРЬ). 

АЛЛА ПАВЛОВНА
Женя, вот твоё место. 
(Блину)
Алексей, а тебя жду сегодня на факультатив.
(всему классу)
Сегодня у нас факультатив по математике. Прошу желающих приходить.

Идёт к двери. Женя в это время подходит к своему месту. Сухарь кладёт ногу на сидение и спокойно наблюдает.
Женька глядит в глаза соседа и спокойно, но очень понятно говорит.

ЖЕНЬКА
Ногу убрал...

Сухарь ухмыляется без злобы в ответ. Ногу нехотя убирает.  Мануля ерошит волосы и поправляет очки.

МАНУЛЯ
(громко)
Генерал.

Алла Павловна оглядывается на класс. Легкая улыбка скользит по ее обычно строгому лицу - выходит.


НАТ. ШКОЛЬНЫЙ ДВОР - ДЕНЬ

Тополя только-только начали покрываться зелёными листочками. Малыши носятся по школьному двору уже без пальто, побросав и пальто, и сумки на крыльце школы.

ДВОРНИК-ТАДЖИК заботливо красит известью стволы деревьев.

Из школы выходят старшеклассники, среди них Женя. Он видит дворника и идёт к нему. Встаёт рядом. Дворник оглядывается на него и смотрит на Женьку. Тот здоровается с ним на родном языке. Таджик широко улыбается. Отвечает на приветствие. Они садятся на корточки и начинают разговор по-таджикски.

ЖЕНЬКА
Как тебя зовут?

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Файзулло. Здесь зовут меня Федей. Тебя как зовут?

ЖЕНЬКА
Евгений. Давно здесь?

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Уже год. Совсем плохо стало. Я уехал сначала в Москву, потом сюда.

ЖЕНЬКА
Давай по-русски.
(продолжает по-русски)
Откуда ты?

ДВОРНИК-ТАДЖИК
(по-русски)
Из Пенджекента. У меня там жена, дочь и сын остались. Я учителем работал. Сейчас вот здесь тоже в школе. Дворником. Ночлег дают. Деньги дают. Немного могу домой отправлять. Откуда язык знаешь?

ЖЕНЬКА
Я вырос в Таджикистане. Бывал и в Пенджекенте. У вас на автовокзале был старик-сторож. Как он сейчас?

ДВОРНИК-ТАДЖИК
О, Асатулло Мирзоматович - уважаемый человек. Он воевал. Ещё на той войне. Откуда его знаешь?


ЖЕНЬКА
Как-то мы с отцом ночевали у него, когда в Самарканд ездили.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Жив Асатулло Мирзоматович. На вокзале всё также работает.

ЖЕНЬКА
Пойду я Файзулло.

Женька встаёт с корточек. За ним поднимается и Файзулло.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Меня здесь Федей называют. Я при теплице живу. Теплицу почему-то разрушили, а в подсобке можно жить. Заходи.

ЖЕНЬКА
Хорошо. Хоп.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Хоп.

Ребята-одноклассники уходят со школьного двора, удивлённо наблюдая за Женькой. Простившись с Файзулло, он один идёт по аллее. Лицо грустное или растерянное. Солнце слепит глаза. Может быть от солнца слёзы сами навернулись. Женька оглядывается на дворника. Тот смотрит ему вслед, ладонью прикрывает глаза от солнца, тюбетейка заломлена на затылок по-таджикски.  Женька бежит проч.

СОН ЖЕНЬКИ:

ИНТ. КВАРТИРА ДЕДА – ДЕНЬ

На стене большая картина с огромным букетом сирени в корзине. За пианино сидит мальчик лет пяти. Рядом сидит Валентина – мать мальчика, молоденькая блондинка с короткой стрижкой. Мальчик играет детскую песенку: “жили у бабуси два весёлых гуся...”  Мать берёт руку мальчика в свои руки.

ВАЛЕНТИНА
Женя, какие у тебя рожки торчат. Представь, что ты держишь в руке яблоко. Рука должна быть круглой. Давай снова.

Мальчик снова старательно нажимает на клавиши. Мы слышим с детства знакомую мелодию. Звуки пианино всё резче, громче.

Женя просыпается от звонка в дверь. Он вскакивает, бежит в прихожую, открывает дверь.
На пороге стоит Сашка. Они обнимаются крепко, по-мужски. Дед заглядывает в прихожую. Гость в офицерских брюках, но без фуражки и в лёгкой прямой кожаной куртке на молнии. На груди видна зелёная, военная рубашка.

ЖЕНЬКА
       (Деду)
Дед, это Саня.

Здороваются за руку.

САШКА
Александр Перевозников. Имел честь служить под началом вашего сына.

ИНТ. КУХНЯ В КВАРТИРЕ ДЕДА - ВЕЧЕР

За столом сидят Дед, Сашка и Женька. На столе ужин, початая бутылка водки.

ЖЕНЬКА
(Сашке)
Как там ребята?

САШКА
Ребята? По-разному ребята.

ЖЕНЬКА
А те 16 погранцов?

САШКА
Десять парней успели обменять на пленных духов. Их полевого командира пришлось отдать. А шестерых угнали за Пяндж. Офицера тоже...
Алексея, помнишь?  Молодой военврач. Вернулся из госпиталя. Его бойцы “реаниматором” прозвали. Он сейчас в Москву перевёлся в Бурденко.

Повисла тяжёлая пауза. Женька склонился над своей тарелкой.

ДЕД
(Сашке)
Александр, вы ешьте...

Наливает водку в две стопки.

ДЕД
Давай Саша, молча.

Пьют не морщась.
 
ДЕД
К нам надолго?

САШКА
Завтра на поезд и в столицу. 

ДЕД
Как служится?

САШКА
Ликвидировали нашу часть. Приехали из Управления двое в оо...громных фуражках.
Сказали, что часть наша не нужна... Ну... почти так сказали... Белоруссия с Украиной своих сразу забрали, ещё в 91 м.

ДЕД.
И какое же назначение ожидается?

САШКА
Выбор простой. Либо в ВВ... либо в отставку. Короче... из разведки в вертухаи.

ДЕД
Сейчас вертухаев нет.

САШКА
Не знаю. Меня учили другому... 

Всё это время Женька сидит тихо. 

ДЕД
И куда офицеры уходят?

САШКА
Кто куда. Приятель мой с Ферганской базы в Соликамск едет. На родину.
ДЕД
А Вы?

Сашка внимательно смотрит в глаза Деда.

САШКА
К сербам в Боснию.

Дед смотрит на Сашку. Встаёт, подходит к окну, раскуривает трубку. Женька сидит вытянувшись, как натянутая струна. Глаза горят.
ДЕД.
Туда вроде не посылают?

САШКА
Если ходить, туда, куда у нас посылают. Еду на три месяца.
Посмотрю на братьев славян. Опыта наберусь. Может быть, когда и России пригодится.

ДЕД
Дома что сказали?

САШКА
Для мамы и сестры я в командировке.

ДЕД
А девушке?

САШКА
Девушке... Погуляю ещё.

ДЕД
Значит в отставку?
 
САШКА
Подкатывал тут к нам один генерал. Искал боевых ребят на дело правое... У нас, конечно, власть пидрастическая, но стрелять в России я не буду. Патриоты хреновы. Понадевали береты. Герои. Раньше надо было долг исполнять.   

ДЕД
... Хватит. Настрелялись уже.

Женька слушает разговор с горящими глазами. Он даже вспотел.

ЖЕНЬКА
          (Сашке)
Возьми меня с собой.

ДЕД.
Цыц. Ты последний в роду Абрамовых. Я не говорю, что ты мал и тебе надо учиться. Ты последний. Понимаешь, Евгений?!... Посмотрите вокруг. Посмотрите телевизор, газеты. Сумасшедший дом. Весь мир удивляем.
ДЕД
(Женьке)
Думать, думать, думать!
Ты должен научиться думать... Нашей Родине сейчас очень тяжело... Но это пройдёт.

ЖЕНЬКА
Само собой не пройдёт.

ДЕД
Сейчас не твой черёд. Тебе я рассказываю про жизнь, ты должен моим правнукам рассказать... Зачем живу, если ты не расскажешь.

САШКА
(Женьке)
Помнишь, на горе попали в пургу?

ЖЕНЬКА
Помню. Склон скользкий. Ничего не видно, и звуки мерещились.

САШКА
Батя тогда сказал тебе: зарубайся.

ЖЕНЬКА
Сказал... Заорал.

САШКА
Скомандовал, чтобы в штаны не наложил... Вот и сейчас зарубайся...
Давайте, Александр Иванович, ещё раз за моих друзей - Владимира и Валентину Абрамовых. 

Разливает водку. Пьют...

ДЕД
Как Сибирь поживает?

САШКА
Мужики, как у нас дома хорошо. На дачу к матери съездил. Вишни, яблони  цветут. Картошку посадили. Вечером тишина. Бани топят, дымком пахнет. На Обь сходил.


ДЕД
Давно дома не был?

САШКА
С 91-го. А на даче так лет 6 не был.

ДЕД
Сань, неужели у тебя девушки нет? Не верю.

САШКА
Нет...

Вдруг улыбка пробежала по лицу. В глазах чёртики заиграли.

САШКА
А может быть будет. Ехали сюда в одном купе. В универе у вас учится. Знаете, мужики, прострелила. Наповал... Телефон дала... 

Сашка оглядывается, берёт гитару, перебирает струны и начинает петь романс: “Утро туманное” (это он пел). По-мужски поёт, говорит, но очень красиво.

ДЕД
Сань, там ведь ребята от позора нашу страну прикрывают. Ты же всё понимаешь, раз решил ехать.

Сашка проводит последний раз пальцами по струнам, ставит гитару к буфету. Наливает водку. Стопку держит всей ладонью, крепко, крепко.

САШКА
Страна... У нас всё смердит изменой... Давайте, Александр Иванович - за удачу.

ДЕД
За удачу тебе и всем вам.

Дед с Сашкой пьют.

НАТ. Ж\Д ВОКЗАЛ - УТРО.

На платформе у вагона стоят Сашка, Женька и Дед.

ДЕД
Александр, мы с Женькой ждём тебя.

Проводница- уже не молодая женщина предупреждает провожающих в тамбуре.

ПРОВОДНИЦА
Провожающие, прошу выйти из вагона. Отправляемся через пять минут.

Спускается на платформу.

ПРОВОДНИЦА
(Сашке)
Поднимаемся служивый... пора.
(Деду и Женьке)
А чо такие грустные. Не на войну ведь провожаете. Веселей.

Над вокзалом разносится “Прощание славянки”. Женька хватает Сашку так же как на аэродроме в Душанбе.

САШКА
Победим.

Сашка с Дедом крепко жмут руки, обнимаются. Сашка отдаёт Деду листок бумаги.

САШКА
Возьмите адрес мамы на всякий случай.

ДЕД
Не беспокойся. Пиши. Телефон девчонки не даёшь?

САШКА
Нет. Когда вернусь, сам позвоню.

Поезд бесшумно трогается. Прощание славянки рвёт суету вокзала. Сашка вскакивает в вагон. Дед и Женька смотрят ему в след. На лица падают первые капли утреннего дождика.

ЖЕНЬКА
Дождик начинается.

ДЕД
Это хорошо. Дождик, это хорошо. Нынче грибов будет много. Давай Женька за грибами походим. Я люблю.

ЖЕНЬКА
Давай. Сашка классный боец.


ДЕД
Храни его Бог.

ИНТ. ШКОЛА - ФОЙЕ ПЕРЕД РАЗДЕВАЛКОЙ - ДЕНЬ

ТИТР: Сентябрь 1993 г.

Снуют школьники, суета переменки. Блин и Мануля стоят, дожидаясь Сухаря.

БЛИН
У меня сотенная есть, у тебя сколько?

МАНУЛЯ
На плавленый сырок хватит. Да наберётся. У Пашки должны быть.

Мимо проходят Таня и Лена – девочка с култышкой.

ТАНЯ
(мальчишкам)
Бай, бай.

БЛИН
Дайте рубль, родственницы.

ЛЕНА
Почему родственницы?

БЛИН
Как митрополит Алексий по телевизору говорил? Братья и сёстры?

ТАНЯ
Держи, родственник.

Протягивает бумажку.

БЛИН
Спасибо сестра. Завтра верну.
ТАНЯ
Надеюсь.

            ЛЕНА   
Что-то вы замышляете. Колитесь. Манн, ну колись.

Мишка переступает, сутулясь с ноги на ногу, поправляет очка.

МАНУЛЯ
Так, гербарий мы будем собирать.

ЛЕНА
Ботаники.

Девчонки выходят на улицу. К мальчишкам из толпы школьников подскакивает одноклассница ЛЮСЬКА Ёлохова - чёрненькая, быстрая девчонка с добрым, милым лицом. Через плечо у неё рядом со школьной сумкой болтается фотоаппарат-мыльница. Люся хватает Блина за руку.

ЛЮСЬКА
Блин, вопрос жизни и смерти. Как пишется аллюминий или алюминий?

Блин смотрит на неё сверху вниз.

БЛИН
...Не понял?

ЛЮСЬКА
Ну, как? Одна л или две л?

БЛИН
Одна л. Люська, ну честно.

ЛЮСЬКА
Честно, честно?

Мишка, как обычно, поправляет очки, переступает с ноги на ногу.
МАНУЛЯ
Люсь, есть же проверочное слово.

ЛЮСЬКА
Какое?

МАНУЛЯ И БЛИН
(хором)
Люминий.

К ним подходит Суханов Пашка, и они бегут за угол школы. Блин оглядывается.

БЛИН
(Люське)
Точно, точно. Салют.

Люська топает каблучком, кричит в след.

ЛЮСЬКА
Мальчишки, возьмите меня с собой.

БЛИН
Нэт, жэнщина.

ЛЮСЯ
Чо?!

БЛИН
Нет, Люська. Бай, бай.

За ребятами проходит Женька. Осеннее солнце, тополя, клёны, жёлтые листья, голубое небо. Малыши-первоклашки носятся по школьному двору, старшие ребята медленно расходятся домой или тусуются мелкими группами. Чудный кусочек уральской золотой осени.

Вдали Файзулло подметает дорожку между клёнов.  Женя, идёт к нему.

ЖЕНЯ
Привет.

ФАЙЗУЛЛО
Здравствуй дорогой.

ЖЕНЯ
На зиму решил остаться?

ФАЙЗУЛЛО
Да. Теплицу делаю. Кладку цоколя за лето восстановил. Надо стекло. Пойдём, покажу.

ЖЕНЯ
Показывай.

Идут за школу к теплице.

ЖЕНЯ
Всё лето здесь жил?

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Нет. На стройке работал. Кирпич тихонько сюда таскал. Смотри, тут даже трубы есть целые.

ЖЕНЬКА
Рукастый ты.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Заходи, чай пить будем.

ЖЕНЬКА
Не хочу. Куплю что-нибудь сладкое, тогда сам зайду. Хоп.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
 Хорошо. Хоп.
На разрушенном каменном заборе сидят несколько ребят и две девчонки. Курят и пьют пиво из банок. Они наблюдают за разговором Жени.

ПЕРВЫЙ
Чо за хмырь?

ОДНА ИЗ ДЕВЧОНОК
Новенький. В прошлом году появился, в мае.

ПЕРВЫЙ
(второму)
Ну-ка свисни его.

Второй свистит

ВТОРОЙ
Пацан, подь сюда.

Женя оглядывает компанию и идёт дальше по кленовой аллее.

ВТОРОЙ
Борзой.

ПЕРВЫЙ
Let’s go. Нагнём.

Вся компания вскакивает и бежит за Женей. Девчонки, как бы нехотя идут следом. Компания окружает Женю.

ПЕРВЫЙ
Пацан, ты чо, познакомиться не хочешь? С Федей базаришь, а с нами не желаешь? Может тебе косяк нужен?

ЖЕНЬКА
Не нужен.


ПЕРВЫЙ
Тогда чо ты к чурке подкатывал?

ЖЕНЬКА
Знакомый.

ПЕРВЫЙ
Знакомый? У нас будешь брать. Федя порожняк.

Протягивает Женьке руку. Представляется.


ПЕРВЫЙ
Ваня.

Женька протягивает руку на встречу, думая, что с ним хотят действительно познакомиться. Но, парень сжимает ладонь Женьке и пытается резко вывернуть. Другой парень с боку наносит удар кулаком в голову. Женька слегка отклоняется, и удар проходит мимо. Одновременно Женька очень легко поворачивается корпусом, вывернув кисть первого. Тот оказывается на коленях.

Один из нападавших парней хватает с земли кусок арматуры, начинает им размахивать, надвигаясь на Женьку.

ПАРЕНЬ С АРМАТУРОЙ
(Женьке)
Отпусти, прибью.

Девчонки визжат. Первый, стоя на коленях изгибается от боли.

В это время из-за угла школы выходят Сухарь, Мануля и Блин. Они курили. Сухарь ещё продолжает дымит.

БЛИН
Ну, генерал. Уже и этих строит.

Сухарь запускает окурок кда-то в небо.

СУХАРЬ
Ну, западло.

Сухарь, Блин и Мануля, не сговариваясь, кидаются на помощь Женьке. Тот отпускает первого и сбивает с ног парня с арматурой. Сухарь и Блин вступают в драку. Манн, приняв грозный, как ему кажется, вид вытянул вперёд кулаки и поочерёдно по-боксёрски выкидывает то правую, то левую руку.

ПЕРВЫЙ
(орёт своим)
Отбой. Уходим.
(Сухарю)
Борзой ты Сухарь. Не папаша бы твой, мы б тебя и твоих порвали.
(Женьке)
Ноги вырвем.

Шпана уходит. На аллее стоят четверо парней.

СУХАРЬ
Ну, чо. Ещё раз познакомимся?

Сухарь протягивает Женьке руку.

СУХАРЬ
Павел
Руки протягивают Блин и Мануля.

БЛИН
Алексей

МАНУЛЯ
Миша.

Женька по очереди жмёт руки.

ЖЕНЬКА
Евгений. Спасибо мужики.

СУХАРЬ
Спасибо... Вежливость, это отживающее свойство. Что мы должны сделать?

Мануля по привычке переступает с ноги на ногу, поправляя очки.

МАНУЛЯ
Надо подчеркнуть знаменательность момента.

БЛИН
Пойдём, выпьем.

Все смеются. Парни идут по кленовой аллее. Худой, очкастый Мануля размахивает руками, показывая удары. Блин возвышается над компанией. Сухарь останавливает всех, что-то объясняет. Мальчишки бегут по аллее, перегоняя друг друга.   

НАТ. ПОЛЯНА В ЛЕСУ - ДЕНЬ
 
Мальчишки сидят на лежащих брёвнах. Блин разливает из бутылки вино по бумажным стаканчикам. На газете лежит закуска.

БЛИН
Мужики, это благородное грузинское вино.

СУХАРЬ
Ага. В ларьке тебе Хванчкару продали.

БЛИН
Я знаю, где надо покупать.

СУХАРЬ
Ладно. Какая разница. Мы ж не дегустировать пришли. Говори Женька.

Мануля нюхает, пробует пальцем в стаканчике.
МАНУЛЯ
А что, ничего. И цвет красивый.

СУХАРЬ
Манн. Не спеши. Дай человеку сформулировать. 

Женька поднимает стаканчик, смотрит на каждого из ребят.

ЖЕНЬКА
За дружбу.

СУХАРЬ
Коротко, точно, как выстрел.

Пацаны сдвигают бумажные стаканчики, чокаются и пьют.

БЛИН
Нормалды.

СУХАРЬ
(Женьке)
Ты Бурнаша ловко на колени поставил. Могёшь. Где-то занимаешься?

ЖЕНЬКА
Нет. Бойцы в части показывали кое-что.

СУХАРЬ
Чо за часть? Я слышал из Таджикистана ты.

ЖЕНЬКА
Да, в Хороге стоит... Стояла.

МАНУЛЯ
Там сейчас война идёт.

БЛИН
Вот ведь херня какая. Был Афган, сейчас не легче. Фиг им. Вот...

Делает понятный жест руками

БЛИН
(продолжает)
Я им поеду, куда ни будь.

МАНУЛЯ
Да к тому времени как нам срок подойдёт, может всё и закончится.

БЛИН
Так они чо-нибудь снова учудят. Не..., если не буду понимать, никуда не пойду. А я никогда не пойму.

СУХАРЬ
А, я бы пошёл.

БЛИН
Зачем?

СУХАРЬ
Давай разливай.

БЛИН
(разливая вино)
За чо пьём?

СУХАРЬ
Да за всё хорошее.

Парни пьют.

СУХАРЬ
Хочется всё попробовать. Когда пройдёшь горячую точку, или что-то очень сложное, то потом наверно всё сможешь. Ничего не страшно.

МАНУЛЯ
Это если пройдёшь?

БЛИН
А то может быть так – глаз на жопу натянут и скажут, что так и было.


СУХАРЬ
Хочу, чтобы по-настоящему. На войне всё по-настоящему.

Парни замолчали. Ветер покачивает ветки берёзок и жёлтые листья падают прямо на ребят.

ЖЕНЬКА
А сейчас то тебе что страшно?

СУХАРЬ
Чо значит страшно? Не понял?


ЖЕНЬКА
Ну, ты сказал: если бы прошёл горячую точку, потом ничего бы не было страшно.

СУХАРЬ
Мало ли чо.

МАНУЛЯ
Например, шпана на улице.
Меня так, аж в пот бросает. Раз подкатили обкуренные. Я еле утёк.

ЖЕНЬКА
Сегодня не струсили ведь.

СУХАРЬ
Долго говорить...  У меня сосед из старого дома, Димка - в Спитак ездил. Хоп, и поехал. Потому что так решил.

Мануля слегка захмелел, поправляет очки, вечно сползающие у него на нос.

МАНУЛЯ.
Я, пацаны, так думаю. Надо получить специальность. Образование – это всё. Я пойду на экономический факультет, к отцу. Там сейчас новая специальность открылась – менеджмент. Вот я на неё и пойду.

БЛИН
Так преподы сами ни хрена не знают. Сейчас деньгу ковать надо. Тут тебе и менеджмент, и экономика с бухгалтерией. А когда будет у меня 100 000... баксов, найму и экономистов. Тогда настоящее дело начну делать. А когда у меня миллион будет, тогда я сам с усам буду. Чо Пашка, это ли не настоящее?
Приходит ко мне как-то Мануля, рано утром. Я сплю ещё. Мама его ко мне пропустила. Я открываю глаза, а он мне: Лёша, нас ждут миллионы. Лёёша... О блин.

МАНУЛЯ
Подожди Лёха. Дай я расскажу. Я нашёл дешёвые мандарины. Надо было превратить их из опта в розницу.

БЛИН
Мне это искусство превращения мандарин по ночам снится. Пальцы даже дёргаются.

Сухарь смеётся и падает в сухие листья через полено.

ЖЕНЬКА
А причём здесь пальцы?

БЛИН
А в них искусство и есть. С начала мы торговали по- обычному. Бабулькам, девушкам даже докладывали.  А потом нам показали искусство торговли мандаринами. Показываю один из способов.

Блин вытягивает руки вперёд, поднимает рукава сколько может.

БЛИН
Накладываешь полную тарелку, побольше, а когда ссыпаешь в сумку, два мандаринчика вот так.

Показывает.

БЛИН
Большими пальцами придерживаешь. Два мандарина – 200 грамм твои. Мы тогда все провоняли этими цитрусовыми.

МАНУЛЯ
Но у нас же были пачки денег. Блин четвертак в троллейбусе компостировал.
 
СУХАРЬ
А помнишь, мороженым торговали в “Молоте”.
Я тогда тоже был. В фойе торговал. С начала старался деньги аккуратно разложить, сдачу давал. Потом я просто не знал, куда их девать. За пазуху засовывал.



БЛИН
Мы должны были по рядам ходить, мороженое разносить. Нанайцы тогда приехали. Вот выскакивают они на сцену. А там... Богдан Титомир.

Мальчишки заливаются смехом.

БЛИН
(продолжает)
Он до них приезжал. Ну, был полный абзац... Мне эта попса теперь как мандарины... Я своё дело замучу. Знаете, что я хочу? Нет, по серьёзному. Хочу своё производство. Представляете парни, есть производство, я его планирую сам. Гибкое производство. КБ своё. Анализирую потребность, или вообще что-то новое делаю. У меня батя в КБ на заводе всю жизнь работает. А толку. Сейчас и платить перестают, да и дела нет. А я бы... О, мужики, есть идея. Мануля, наливай, я устал.

Мишка разливает вино.

СУХАРЬ
(Блину)
Формулируй.

БЛИН
Давайте мужики вместе замутим. Будем учиться и капитал сбивать. Короче, давайте вместе прорываться.
 
СУХАРЬ
Куда будем прорываться.

БЛИН
К свободе.

СУХАРЬ
Вот это точно. Давайте мужики за свободу.

Парни пьют.



ЖЕНЬКА
Чо то, мужики я не пойму. Свобода – это хорошо. Только я люблю ясность. Мы чё, тёток обвешивать будем?

СУХАРЬ
Генерал прав. Money то где возьмём?

МАНУЛЯ
Даже Форд за первый миллион не мог отчитаться... Шевелить мозгами надо.

СУХАРЬ
А ты, Женька, чего хочешь?

ЖЕНЬКА
Дед в геологию советует.

МАНУЛЯ
Чем ближе к нефти и газу, тем теплее. Кто у трубы, тот и живёт.

СУХАРЬ
Да сейчас сливки снимают. Отец говорил: геологию не двигают.
(Женьке)
А сам-то чо?

ЖЕНЬКА
Всё время хотел стать офицером. Сейчас думаю.

БЛИН
У... военных сейчас все имеют. Под козырёк и марш.

ЖЕНЬКА
...Не всех.

Мальчишки молча сидят

БЛИН
Вообще, мне мандаринное дело тоже не нравится... Я не знаю. Хочу сам что-то сделать... Вот и всё.

ЖЕНЬКА
Я в части “Как закалялась сталь” прочитал.


МАНУЛЯ
А её из школьной программы убрали.

ЖЕНЬКА
Вот бы так. На полную катушку.

БЛИН
Павка, конечно crazy. Но свобода там есть. Это точно.

СУХАРЬ
Ты чо, читал?

БЛИН
Да, думал справочник металлурга... шучу. Батя посоветовала... Чо то меня мутит с этого грузинского.

Блин отползает на четвереньках по сухим листьям. Его тошнит.   
 
СУХАРЬ
Ну вот, всё испортил.

МАНУЛЯ
(очки уже держатся на самом кончике носа)
А какие у наших девчонок попки стали... Люська ...ваще.

БЛИН
(стоя на четвереньках, утираясь носовым платком)
 Манн, поговори ещё.

Мальчишки отходят от застолья кто на четвереньках, кто пошатываясь. Всех тошнит.

МАНУЛЯ
Грузинское? Дерибас.

БЛИН
(через приступы тошноты)
Пить меньше надо.

НАТ. ШОССЕ - ВЕЧЕР

По шоссе проносятся автомобили. Женька и Сухарь поддерживая друг друга, идут вдоль шоссе.


СУХАРЬ
Нам надо на ту сторону.

Порывается перебежать. Женька хватает его за руку и вытаскивает с проезжей части. Бешено сигналят проносящиеся машины.

ЖЕНЬКА
Может быть есть переход?

БЛИН
Не. Нет тут переходов. А чо, они бы затормозили. Они обязаны пропустить пешехода.

ЖЕНЬКА
Давай так. Когда автомобилей станет меньше, по моей команде рванём на ту сторону.

СУХАРЬ
Давай.

Сухарь еле стоит на ногах. Женька устанавливает его, сам встаёт на изготовку. Машины всё несутся и несутся.

ЖЕНЬКА
Не спать...! Три... четыре. Давай.

Парни рванули. Почти на середине дороги Сухарь запинается и растягивается больно на асфальте. Сигналят проносящиеся машины. Женька хватает товарища за шиворот, затем, обхватив за пояс, тащит на другую сторону шоссе. Запыхавшись, они валятся на газон. Отдышавшись, садятся.

СУХАРЬ
Надо идти. Менты могут нарисоваться.

Они встают и идут вдоль дороги.

СУХАРЬ
Надо туда. Тут мы как на ладони.

ЖЕНЬКА
Бежать можешь?

СУХАРЬ
Смогу.

ЖЕНЬКА
Тогда побежали.

Парни бегут по сухой траве через кусты, затем по узкой дорожке, что идёт к горящим окнами домам. Останавливаются. Тяжело дышат.

СУХАРЬ
Чо это сегодня я так.  У...у. Хорошо, что завтра день Здоровья. Уроков нет.

ЖЕНЬКА
Слабость ненавижу. Дед ждёт.

СУХАРЬ
А уж как я предков расстрою...

ЖЕНЬКА
Кто у тебя отец? Бурнаш что-то про него говорил.

СУХАРЬ
Директор. Директор большого завода. Ты знаешь, я ему немного завидую. Он этот завод строил, пускал. Говна, конечно, много вокруг... Но, завод-то работает.

ЖЕНЬКА
Ты, Пашка, прав. Когда по- настоящему, тогда по настоящему. У меня друг есть. Понимаешь, настоящий друг.

СУХАРЬ
И где он?

ЖЕНЬКА
Далеко. Но он вернётся. Мы с дедом ждём его.

СУХАРЬ
Где, далеко-то?

ЖЕНЬКА
В Боснии он... Давай я тебя провожу. Куда идти?

СУХАРЬ
Да вот дом. Раньше то мы в другом доме жили... Нам тут через забор перелезть и всё.

ЖЕНЬКА
Прохода нет?

СУХАРЬ
Мы лёгких путей не ищем. Сейчас огородили всё, не пройдёшь.
Тебе вон туда, вдоль забора.  Дальше дворами до своей улицы. Выйдешь, узнаешь.
 
Сухарь протягивает руку Женьке.

СУХАРЬ
Ну, давай, генерал.

Жмут руки. Сухарь перекидывает школьную сумку через забор хватается за кованые прутья решётки. Женька помогает Сухарю перелезть на другую сторону. Сухарь переваливается на другую сторону, встаёт за решёткой – за ним светятся окна нового кирпичного дома.

СУХАРЬ
Познакомь с другом своим, когда вернётся?

ЖЕНЬКА
Познакомлю. 

СУХАРЬ
У... мать разворчится.

Сухарь машет рукой и идёт, пошатываясь к дому.

Женька бежит вдоль забора. Он бежит по тёмным дворам, выбегает на светлую улицу, и бежит, бежит. Бежит как на спортивном забеге. Ритмично дышит. Пот катит градом по лицу. Женька в такт бега говорит песенку.

ЖЕНЬКА
Хорошо живёт на свете Вини Пух. У него жена и дети – он лапух...
Всю – эту - гадость надо из себя вы-ка-чать. Ту, ту, ту...

Женька подбегает к знакомому двору. Останавливается у водяной колонки, что стоит на краю дороги. Бросает на землю сумку и начинает умываться. Обливает голову, шею. Жадно пьёт. За спиной он слышит девичий голос.

ГОЛОС
Абрамов, ты истекаешь или совсем наоборот?

Женька мигом поворачивается. Перед ним стоит одноклассница – Ленка. За спиной рюкзачок с торчащими булавами.


ЖЕНЬКА
Я закаляюсь. А ты? Чо так поздно?

ЛЕНА
Я с тренировки.

ЖЕНЬКА
Серьёзно вас дрючат. Уважаю.

ЛЕНА
Групповые отрабатываем. Через месяц соревнования. Задолбали совсем... Абрамов, чем это от тебя пахнет?

ЖЕНЬКА
Так, осень встречали... А, вообще, меня Евгением зовут.

ЛЕНА
Значит Женя... С Пашкой Сухановым и компанией гербарий собирали?

Смеётся.

ЖЕНЬКА
Да.

ЛЕНА
С вами всё ясно. Ботаники.

ЖЕНЬКА
Чо, ясно-то?

Лена идёт дальше. Женька идёт за ней, поправляя на ходу волосы и заправляя выбившийся ворот рубашки.

ЛЕНА
Главное повод чудесный. Нас бы хоть пригласили.


ЖЕНЬКА
Кого это вас? Ты же на тренировке была.

ЛЕНА
Меня и Таню. После школы было время.

ЖЕНЬКА
Вам было бы не интересно.


ЛЕНА
А тебе было интересно?

ЖЕНЬКА
Сначала да. А в конце что-то мы перебрали. Можно я тебя провожу.

ЛЕНА
Ты уже провожаешь. Ещё два квартала пройти и мой дом.

ЖЕНЬКА
Ты каждый день так тренируешься?

ЛЕНА
Да. Каждый день. Когда только личные отрабатываю – как-то легче. Групповые - это всё. Просто всё. Дико устала.

ЖЕНЬКА
Сейчас придёшь домой, душ и спать.

ЛЕНА
А..а. Кто будет уроки делать?

ЖЕНЬКА
Завтра же день Здоровья.

ЛЕНА
Какая разница. На будущее надо делать. Я же пропускать буду.

Они идут по тротуару, засыпанному кленовыми листьями. На асфальте нарисована белой краской огромная свастика – метр на метр. Ребята не замечают её, они не смотрят под ноги. Вот и дом Лены. Они останавливаются у подъезда. Лена смотрит на горящие окна. В одном из окон виден силуэт женщины.

ЛЕНА
Вот мы и пришли. Меня уже мама ждёт.
Лена машет рукой.

     ЛЕНА
Тебя кто сейчас ждёт?

ЖЕНЬКА
Меня дед ждёт.

ЛЕНА
А мама где?

ЖЕНЬКА
Нет у меня мамы и папы. Есть дед.

ЛЕНА
Я слышала что-то...   

ЖЕНЬКА
Можно, я буду тебя после тренировки провожать.

ЛЕНА
Не надоест?

ЖЕНЬКА
Посмотрим.

ЛЕНА
Приходи. Я заканчиваю в десять. Манеж Динамо. Каждый день. Ну, пока.

ЖЕНЬКА
Пока.

Лена поворачивается и бежит к подъезду. На фоне горящих окон мелькает култышка на голове.

ЖЕНЬКА
Чо это меня понесло.
 
Идёт назад.

Ес...!

НАТ. АЛЛЕЯ ПЕРЕД ДОМОМ ДЕДА - ВЕЧЕР
 
Сквозь ещё не опавшие листья пробивается свет фонарей.
Александр Иванович, по обыкновению, заложив руки за спину, прогуливается по аллее. Он любит гулять здесь, но сейчас он волнуется за внука. Женька догоняет деда.

ЖЕНЬКА
Привет.
Молча идут рядом.

ЖЕНЬКА
В Душанбе тоже красивая осень...

ДЕД
Когда в 56 демобилизовался из Сталинобада, сказал себе, что в Среднюю Азию больше ни ногой. Хотя, всё потом сложилось по-другому.
ЖЕНЬКА
Мне отец рассказывал.

ДЕД
И что-же Володька рассказывал?

ЖЕНЬКА
Что ты участвовал в параде на Красной площади в Сталинобаде, в Душанбе значит. И о том, как ты в шахматы играл на халву в чайхане.

ДЕД
Это когда мы служили на точке...

ЖЕНЬКА
В кишлаке Шурчи.

ДЕД
Да, всё было...
Как школа?

ЖЕНЬКА
Так. Поглядим. Пацаны, вроде, нормальные.

Два человека, взрослый и мальчишка идут по середине пустынной аллеи.

ЖЕНЬКА
Дед, скажи, о чём с девчонкой говорить, когда провожаешь.

ДЕД
Я Верочке Есенина читал.

ЖЕНЬКА
Почему Есенина?

ДЕД
Люблю Сергея Есенина. Знаешь, как я о нём узнал? До того только так, слышал что-то. Его ведь запрещали.

ЖЕНЬКА
И как?

ДЕД
Ехал я домой в отпуск из армии. В декабре 55 го. Спешил к Новому году.
(ДАЛЬШЕ)

ДЕД (ПРОД.)
Уже Оренбург проехали. Холодно.
А мне особенно холодно после Сталинобада. Кругом степи, снег, ветер. Ехали в теплушке. Народу много, все у буржуйки жмутся. И вот на одном полустанке к нам в теплушку старик завалился. А может и не старик. Борода до пояса, рубаха длинная, верёвкой подвязана. Без шапки. Встал он и говорит: мужики, ради Христа пустите к печке, я вам стихи почитаю. Пустили его. А он нам Анну Снегину наизусть всю выдал. Как его слушали?!... Степь, поезд, стужа. Ему водки налили, накормили. Утром я его уже не видел. Сошёл где-то.

ЖЕНЬКА
Что же за человек такой был?


ДЕД
Не знаю. Тогда разных людей перемешало по стране... Из лагерей начали возвращаться. Вот тогда я и присох к Есенину.   

ЖЕНЬКА
Посмотрю. У нас ведь есть Есенин.

ДЕД
И Пастернак и Блок... Посмотри, посмотри... Лучше скажи, что это ты весь мокрый и пахнет от тебя каким-то странным порфюмом?

ЖЕНЬКА
Да, так. Осень с пацанами встречали.

ДЕД
Осень? Хочешь, скажу? Выпили вы с парнями какой-то гадости. И ты бежал потом, чтобы хмель выгнать. На колонке, что на повороте, мылся. Так?

ЖЕНЬКА
Как догадался?


ДЕД
Володька, помню, в десятом так учудил. Тошнить будет?

ЖЕНЬКА
Уже.

ДЕД
Пошли домой.

НАТ. ГОРОД - ДЕНЬ

ТИТР: Октябрь 1993 г.

Мы видим осенние улицы города. Грязные машины. По улицам идут люди. Мы видим их лица. Корпуса заводов. Проходная, конец рабочего дня. Ларьки. Большой российский город 1993 года. Хроника передаёт напряжение того времени. Оно возрастает с каждым мгновением. Город, кажется, живёт, как и раньше, но в центре России пульсирует тревога, и Город мучается и ждёт.

ИНТ. КУХНЯ ДЕДА - ВЕЧЕР

Дед и Женька ужинают и смотрят телевизор. Идут новости. Мы видим грузовики набитые возбуждёнными людьми. Баррикады. Выступают известные люди. Останкино. Осаждённый Белый дом. Танки. Какие-то парни в штатском с автоматами у джипов палят по Белому дому через Москва-реку, смеются. Мы видим хронику тех трагических дней.

ДЕД
Бей своих, чтобы чужие боялись... Позор!

Дед закрывает лицо руками, наваливается на стол.

На экране мы видим, как сквозь строй идут униженные, в копоти боя защитники Белого дома. А им в лицо прикладами.

ЖЕНЬКА
Дед, тебе плохо?

ДЕД
Стыдно... стыдно-то как. Ни одного мужественного руководителя. Ни там, ни там. Мальчишек жаль. М...м.

ЖЕНЬКА
Хорошо, что Саня уехал.

Первый снег кружится над Городом. Город становится белым.


НАТ. ГОРНЫЙ ХРЕБЕТ - УТРО

ТИТР: Босния. Горная гряда Игман юго-западнее Сараева.

ХРОНИКА: Боевые действия тех лет. Грохот пулемётов. Разрывы бомб. Разбитые дома. Парни в белых маскхалатах бегут по горам. Снайперы.

По снежному склону двигается группа бойцов в грязных маскхалатах. Их пятеро. Двое несут раненого, один идёт впереди и один сзади. В замыкающем мы узнаём Сашку. Люди сильно устали. Слышно их надсадное дыхание.

Холодно. Раннее утро. Небо начинает голубеть, в небе горят последние звёзды. Изо рта у людей идёт пар. Хрустит снег.
Вдруг Сашка, как будто что-то почувствовав, хрипло командует.

САШКА
Ложись!

Люди валятся в снег. В то-же время ухает выстрел, за ним следующий. Снег от выстрелов взлетает. Бойцы перекатываются в низину русла застывшего ручья. Выстрелы следуют один за другим. Двигаться дальше не возможно. Вокруг ни какого укрытия, ни одного большого камня. Кругом горы, прозрачное небо, и утренние звёзды. Тишина.

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ – опытный боец лет сорока берёт рукой снег и протирает им лицо.

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ
Сейчас солнце взойдёт, и они у нас как на ладошке будут. Лохи они.

АНДРЕЙ (17 лет) сморит на светлеющее небо и колючий снег. Слышится журчание воды.

АНДНЕЙ
Ага, солнце взойдёт, и мы в воде будем.


НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ
Не бзди Андрюха. Твоя простата потерпит.

Исчезли звёзды. Солнце уже поднялось над вздымающейся грядой. Бойцы лежат на камнях в ледяной воде.

КАЗАК – молодой белобрысый парень в казачьей фуражке с мятой тульей вытягивает кант на подбородок.


САШКА
(Николаю Ивановичу)
Иваныч, как там Толян?

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ
Дышит.

САШКА
(Николаю Ивановичу)
Ты с Толяном остаёшся.
(всем громче)
Казак, Андрюха, сектор Иванычу не закрывать. По моей команде рвём к верху.

Сашка дышит на замёрзшие руки, перекидывается понимающим взглядом с Николаем Ивановичем, подползает к небольшому камню, выглядывает.

На гряде метрах в двухстах чёрными точками видны стрелки. Сашка смотрит в бинокль, видит противника, винтовку на сошках. С гряды ударили выстрелы. Сашка прячется за камень, замирает... всё, готов, собрался, быстро перекатывается вправо, чуть ниже, встаёт на колено и прицельно бьёт по вершине. Делает он это так, будто и не ждёт выстрелов в себя, но быстро.

Сашка вскакивает и рвётся к верху. За ним бегут двое бойцов в мокрых маскхалатах. Этот бег к верху – борьба за жизнь. Мелькают камни под ногами, край гряды, небо. Мы слышим хриплое дыхание. Андрей падает и снова вверх.

Николай Иванович бьёт с колена по противнику – как в тире. Профи.

Вот, они уже наверху. В небольшом окопчике, навалясь на бруствер, лежит убитый стрелок, рядом на спине его раненый товарищ. Из соседнего окопчика выскакивают двое, от палаток ещё бегут трое “турок”.

Казак выхватывает свой клинок и, умело джигитуя, идёт в рукопашную. Кровавый, беспощадный бой...

Всё закончилось. Сашка и Казак сидят на бруствере, курят. Андрей идёт от палатки, в руках несёт спальник. Маскхалат в брызгах крови.      

АНДРЕЙ
Командир, смотри, у “турок” cпальники австрийские – мечта.




КАЗАК
В чужие горы со своими спальниками не ходим.
Ты лучше сюда посмотри. Экипировка то натовская.

САШКА
Это с гуманитарной помощью получают. Вон и Барретт М-82 у них тут.

Андрей подходит к товарищам. Осматривает снайперскую винтовку на сошках.

АНДРЕЙ
Ни чо. Наша СВД не хужее.

САШКА
Не хужее... Перевяжи вон страдальца.

Андрей, засунув спальник в чехол, молча начинает перевязывать прижимающегося к стенке окопчика мальчишку.

Сашка встаёт, подходит к краю гряды, машет рукой Николаю Ивановичу, оборачивается к товарищам.

САШКА
Айда.

Сашка, перевалясь через камни, почти побежал вниз. За ним катится вниз Казак.

Андрей заканчивает перевязывать.

АНДРЕЙ
(раненому)
Живи...

Андрей перекидывает ногу через край, оглядывается.

АНДРЕЙ
Птенчик.

Чёрные глаза раненого смотрит на Андрея со страхом и удивлением.
Андрей, бросив к ногам мальчишки спальник, прыгает по камням догонять товарищей.

Пятёрка уходила всё ниже по ручью – горы, нежить и четверо парней в грязных маскхалатах выносят своего товарища – их силуэты на фоне гор упрямо идут и идут.


ГОЛОС САШКИ
(письмо Деду и Женьке)
Здравствуйте Александр Иванович и Женя. У меня всё в порядке. Здоров. Война здесь не такая, как представлялась. Здесь много жестокости. Часто думаю: зачем мы здесь? Я, каждый из нас?... С сербами поступают не честно. Обидно за сербов, за Россию обидно. Не понимаю, почему сербов не любят? Все на одного навалились. Я думаю, у нас может быть похожая судьба. У меня есть много вопросов к сербам, но, когда я вспоминаю разрезанных на куски сербских медсестричек, я зверею сам. Мне сейчас всё ясно. Мы со Злом воюем. Думал не на долго командировка, а получается по-другому. Я остаюсь.  Александр Иванович, Женька, я вас люблю. Обнимаю. До встречи. Александр.             

НАТ. КРЫЛЬЦО МНОГОЭТАЖКИ - УТРО

На крыльце с лыжами стоят Дед и Женька. Дед довольный морозом, возможностью тряхнуть стариной, и вообще – он ведь с внуком. У обоих ладно подогнаны рюкзачки, экипировка потёртая и надёжная.

ДЕД
Ты, Женька живёшь на Урале, а потому должен владеть лыжами. Ты ведь немного передвигаешься?

ЖЕНЬКА
Передвигаюсь.

ДЕД
Вот мы и пробежимся сегодня с тобой.

Спускаются с крыльца, подходят к “шестёрке” и начинают укладывать лыжи.

ДЕД
(продолжает)
Мы сегодня с тобой марафон побежим. Потом тебе уже всё ни почём будет.

Садятся в машину. Едут по морозным улицам города.

ЖЕНЬКА
Дед, а ты мазь ту подобрал?

ДЕД
Ту Женька.

ЖЕНЬКА
Холодно сегодня.

ДЕД
Вот на лыжах и согреемся. Там трасса промаркирована. Двадцать пять километров туда и двадцать пять обратно. Можно отдохнуть. Есть избёнка по дороге. Нас ведь ни кто не гонит - главное дойти.

ЖЕНЬКА
Дед, а ты сам-то осилишь?

ДЕД
Обижаешь. Помню с Витькой Ковалёвым по Северному Уралу вдвоём пробежались за неделю. Из Всеволодо-Благодацкого вышли, через Еловский увал на Белый Камень, потом вдоль Главного Уральского хребта на Денежкин Камень, а с Денежки обратно во Всеволодо-Благодвтское вернулись. Налегке бежали, впроголодь...

Въезжают на заснеженную автомобильную стоянку и встаёт между двумя ВАЗ.

ДЕД
(продолжает)
Правда, это было лет тридцать назад... Ну, всё, приехали.

Они выходят на большую поляну. Немногочисленные лыжники готовятся выходить на трассу. Над лыжнёй красный плакат “СТАРТ”. Дед и Женька надевают лыжи, засовывают самострочные пуховки в рюкзачки. Дед смотрит на часы.

ДЕД
Поехали.

Дед легко катит, пружинисто работая ногами и палками. Его животик ему не мешает. Видны мускулистые ноги, крепкие плечи. Женька катит за дедом. Он торопится, сбивает дыхание, но старается не отстать. Дед набирает скорость и быстро летит по уходящей вниз лыжне. Через мгновение Женька его уже не видит.

ЖЕНЬКА
Ну вот. Убежал.

Смотрит на голубой флажок с надписью 1 км.

ЖЕНЬКА
Ещё немного. Ещё чуть-чуть.

Женька идёт по лыжне уже ритмично. Он устал, но дышит ровно. За поворотом появляется сваленная берёза. На берёзе греется Дед. Женька подкатывает к Деду, довольно ловко развернувшись на лыжах. Дед явно им доволен.

ДЕД
Я уж заждался тебя. Загораю. Ну, что покатили.

Дед встаёт и, не дожидаясь Женьки, катит дальше. Проехав несколько метров, оглядывается.

ДЕД
Жень, если устал – отдохни.

Женька мрачно смотрит Деду в след и тяжело дышит.

ЖЕНЬКА
Ничего, я тебя всё равно сделаю.

Женька снова бежит за Дедом, но, выскочив на прямую лыжню, не видит его.

ЖЕНЬКА
Опять утёк. Мотор у него там в жопе-то, чо-ли?

Кругом чудный зимний лес. Женька только сейчас его замечает. Женька идёт ритмично, легко и уже смотрит по сторонам.

ЖЕНЬКА
Это-ж сказка.

Начинается тягун. Женька идёт ровно всё вверх и вверх и когда взбирается, видит в лесу рубленую избу. На крыльце, жмурясь от солнца, сидит Дед, лыжи аккуратно стоят у стены.

ДЕД
Солнце-то как греет. Весна скоро.
Ну, как?

Женька наваливается на лыжные палки.

ЖЕНЬКА
Я балдю.

ДЕД
Я же говорил, что тебе понравится. Пойдём чай пить.

Женька молча снимает лыжи. Дед открывает дверь избы.
 
ДЕД
Заходы.

Женька садится на лавку. Дед снимает с буржуйки котелок. На столе уже лежит перекус.

ДЕД
Устал?

Молча сидят, едят бутерброды, пьют чай.

ЖЕНЬКА.
А ты Дед хитрый. Ты-ж срезал.

ДЕД
Не хитрый, а умный. За таким лосёнком, как ты, попробуй угонись. Я трассу знаю. Обратно, честно, срезать не буду. Вместе пойдём.

НАТ. ЛЕС - ВЕЧЕР

Два лыжника катят по вечернему лесу. Небо темнеет. Показываются первые звёзды. Лыжники выходят к крутому спуску. Могучие ели в снежных шапках стоят у их ног. У спуска редкие сосенки и ёлочки в пушистом снегу. На небе висит оранжевое светило. От его света всё кругом выглядит розовым. С севера видны необъятные лесные просторы, с запада огнями светит город. Дед и внук стоят на краю крутого спуска. Их силуэты видны на погасающем небе.

ДЕД
Запомни это глазами.

Они ещё стоят под куполом неба. Женька достаёт из нагрудного кармана кусочек сахара, протягивает Деду.


ЖЕНЬКА
Дед, пососи.

Дед берёт из рук внука сахар и кладёт в рот. Над ними звёздное небо. Дед с внуком толкаются палками и скользят по крутому склону всё быстрее, быстрее. Они летят вниз к Городу, улицам и дорогам, забитым людьми и автомобилями.
 

НАТ. СПАЛЬНЫЙ РАЙОН - ВЕЧЕР

ТИТР: Март 1994 г.

По тротуару идёт Дед, в демисезонном пальто и зимней шапке. В руке у него большой преподавательский портфель.
На перекрёстке из тёмного переулка к нему подскакивает вертлявый БЕЗПРИЗОРНИК - мальчишка лет десяти. Вид униженный, глаза подлые. На нём старые женские вязаные штаны в обтяжку, грязный китайский пуховик и вязаная, вытянутая шапочка-гребешок.

БЕЗПРИЗОРНИК
Дяденька, дай денежку.

Дед смотрит внимательно на мальчишку. Смотрит в глаза, а глаза у парня бегают... И так гадко стало Деду. И жаль, и противно.

ДЕД
Сейчас, я куплю что ни будь тебе поесть.

БЕЗПРИЗОРНИК
Ну, дай денежку. 

Дед молча проходит. Мальчишка кривит злую мордочку и скрывается в темноте за дом. Дед заходит в магазин, что рядом. Встаёт в небольшую очередь в молочный отдел. Он стоит и мучается. На лице видны накатившие переживания. Очередь доходит. Дед достаёт из портфеля стеклянную банку, снимает с неё капроновую крышку и протягивает банку продавщице.

ДЕД
Сметаны, пожалуйста. Сделайте полную банку. И творожный сырок.

Сметана медленно заполняет банку. Дед погружён в свои переживания, терпеливо ждёт. Он поднимает лицо к потолку. Кажется, слёзы блеснули на глазах, почти незаметно, только желваки заходили.

ДЕД
(расплачиваясь)
Спасибо.

Дед достаёт из портфеля тряпичную авоську, кладёт в неё банку и выходит на улицу. Проходит дом и сворачивает на соседнюю улицу. Тротуар на половину занят припаркованными машинами. Дед проходит мимо въезда во двор. Вдруг слышит доносящийся из двора низкий голос.

ГОЛОС
Стой сучёнок. Сюда пошёл, сюда!

ДЕТСКИЙ ГОЛОСОК
(тихо)
Нет, дяденька, нет, не надо.

Дед продолжает идти, он ещё надеется, что это ему послышалось, что во дворе ничего не происходит, но голос уже держит его. И вдруг Дед слышит пронзительный детский крик.

ДЕТСКИЙ КРИК
(как бубенчик на срыве)
Нет! Аааа!!!

Дед поворачивает назад, идёт в тёмный двор. Бежит. Он вбегает на середину площадки, освещённую вечерними окнами, и встаёт. У припаркованной рядом с домом “девятки” взрослый парень тянет в машину беспризорника, что был в бабьих штанах. Мальчишка упирается, но идёт, что-то говорит и опять эта жалкая улыбка. Перед собой Дед видит, как второй переросток тащит за шиворот совсем маленького человечка. Тот, зажмурив глаза, яростно колотит руками, извивается, пинает ногами.

ДЕТСКИЙ КРИК
Нет! Нет!

ДЕД
Отпустите мальчишек.

На него не обращают внимания.

ДЕД
Я к вам обращаюсь! Отпустите сейчас же мальчишек!

Парень, что был у “девятки” запихивает пацана на заднее сидение.

БЛИЖНИЙ ПАРЕНЬ
(спокойно, даже лениво)
Чо орёшь? Канай от сюда.

Дед решительно идёт к нему, наверно, ещё не зная, что будет делать. Парень бьёт Деда кулаком по лицу. Дед не падает, только голова мотнулась в сторону, и шапка падает на стылый асфальт.
Дед чувствует бесконечную ярость. Лицо Деда крупно, пар изо рта от морозного воздуха. Дед ставит портфель, берёт обеими руками свою авоську с болтающейся в ней одинокой банкой сметаны и, вложив всю свою силу, опускает эту банку на голову, отвернувшегося в это время, парня. Слышится треск разбитого стекла. Парень хватается за голову, медленно оседает по дверце машины на землю.

Второй парень швыряет мальчишку на асфальт и бросается к Деду. В свете окон мы видим, что этот второй уже не молод.
Дед стоит с выехавшим шарфом, без шапки. В руках у него промокшая от вытекшей сметаны авоська с разбитой банкой. Вот этой авоськой Дед и хлещет нападающего по лицу. Тот хватается руками за лицо, дед бьёт его ногой между ног. Мужик валится на колени, заваливается на бок и воет.

Мелкий всё это видит. Он мгновение смотрит на Деда, вскакивает с асфальта и бежит в темноту, вкладывая в свой рывок всю силу и ярость, какие только могут быть у человека готового бороться за себя до конца.

Второй мальчишка выбирается из машины и медленно, огибая сидящего на земле парня, уходит в темноту двора.

Дед оглядывает пустынный двор. Ни души. Он поднимает шапку и медленно идёт в просвет между домами к дороге. У переполненной урны он останавливается, смотрит на свою авоську и кладёт поверх скопившегося мусора. Он выходит на тротуар и только сейчас замечает, что портфель-то у него снова в руках. Дед поправляет шарф, шапку и, расправив плечи, шагает домой.   Вдруг он слегка приседает и как в танце раскидывает руки в стороны.

ДЕД
Опа.

Тут же оглядывается по сторонам. Вокруг никого, только по шоссе проносятся машины. Шагает дальше, размахивая портфелем.

НАТ. АЛЛЕЯ ПЕРЕД ДОМОМ ДЕДА - ВЕЧЕР

Дед идёт к своему крыльцу и замечает, что за ним спешит мелкий, который яростно дрался с верзилой. У своего подъезда Дед встаёт и оборачивается. Мальчишка тоже встаёт. Смотрят друг на друга.

ДЕД
Иди сюда.

Мальчишка подходит. Дед рассматривает его. Зимнее пальтишко с поднятым воротником, шарф завязан поверх воротника. Худой мальчик, лет шести. Яркие глаза горят в полумраке.

ДЕД
Сколько тебе лет?


МАЛЬЧИШКА
Шесть.

ДЕД
Зовут тебя как?


МАЛЬЧИШКА
Вася.

ДЕД
Сметаны, Василий, у меня нет. Есть картошка и квашеная капуста. Если не возражаешь, пойдём, накормлю.

ВАСЯ
Не возражаю.

ИНТ. КВАРТИРА ДЕДА - ВЕЧЕР

В прихожую входят Дед и Вася. На встречу к ним выходит Женька. Ребята смотрят друг на друга.

ДЕД
(Женьке)
Встречай гостя.

ЖЕНЬКА
Дед, это кто?

ДЕД
Кто, кто. Дед пехто. Давай раздевай мальчишку. Видишь, замёрз он.

Женька развязывает шарф, снимает мокрую вязаную шапку, начинает расстёгивать пуговицы. Вася убирает его руки.

ВАСЯ
Я сам.

Проходят в комнату. Женька протягивает руку Васе.

ЖЕНЬКА
 Женя.

ДЕД
(Васе)
Это мой внук.

Вася протягивает руку Женьке.

ВАСЯ
Вася.

ДЕД
(Жене)
Давай, Ваську в душ. А я на кухню.

ИНТ. КУХНЯ – ВЕЧЕР
 
Дед, Женя и Вася сидят за столом. Вася ест как голодный ребёнок. Мальчишка чистый с мокрыми волосами в майке и спортивных штанах. Всё ему велико.

ДЕД
У тебя наверно есть мама, папа, бабушки дедушки... Где они?

ВАСЯ
Мы с мамой уехали из Грозного к папиным друзьям в Ярославль. Они на нефтеперегонном заводе работают. Мама простыла очень, продуло её. В Ярославле она умерла. А дома у меня есть две бабушки и дедушка.

ДЕД
А отец где?

ВАСЯ
Папу убили. Он с завода шёл домой и не дошёл. Дедушка сказал, чтобы мы с мамой уезжали, а они
останутся дом сторожить.

ДЕД
Ты живёшь на улице?

Вася ест и как будто не слышит.

ВАСЯ
А тех то ты здорово отделал.

ДЕД
Повезло.

ВАСЯ
Ничего себе. Дух, дух по яйцам. Класс.

Дед переглядывается с Женькой.

ДЕД
(Женьке)
Какие-то гады мальчишек в машину волокли. Ну вот...
(Васе)
Зачем они вас тащили.



ВАСЯ
Да, Шило с ними договаривался. Накормить обещали. А я, как увидел их... Сразу есть не захотел.

ДЕД
Правильно Вася.

ВАСЯ
Мне мама говорила, чтобы с незнакомыми дядями не ходил.

Женька присматривается к лицу Деда.

ЖЕНЬКА
Дед, да у тебя скула подпухла. Сколько их было?

ДЕД
Двое.

ЖЕНЬКА
Как же справился?

Вася выскакивает из-за стола и начинает показывать руками и ногами действия Деда

ВАСЯ
Дых, дых, дых !!!

ДЕД
Как, как?... - сметаной.


Останавливает Васю.

ДЕД
Как же ты, милый, из Ярославля к нам добрался?

ВАСЯ
Из больницы меня в приют отправили. Я сбежал. Хотел домой вернуться, а поезд перепутал.


ДЕД
Сбежал, и всю зиму на улице жил?

Мальчишка кивает головой.



ВАСЯ
Тут меня снова в приют направили, да я снова сбежал... Александр Иванович, Женя, не отдавайте меня в приют. Я домой хочу.

ЖЕНЬКА
Адрес в Грозном знаешь?

ВАСЯ
Знаю.

ДЕД
Будем писать.

ВАСЯ
(на глазах крупные слёзы)
Не отдавайте в приют. Пожалуйста.

ДЕД
Не отдадим... Давайте ребятки спать. Что-то у меня голова заболела. 

ИНТ. КОРИДОР В ПОЛИТЕХНИЧЕСКОМ ИНСТИТУТЕ - ДЕНЬ

Перемена. Коридор заполнен студентами. Дед в костюме с портфелем идёт по коридору. На встречу ему идёт Борис Абрамович ВЫСОКИЙ – старый приятель Деда. Высокий - на самом деле высокий, худой, в очках и с еврейским носом. Дед при встрече обхватывает приятеля за спину и подводит к подоконнику.

ВЫСОКИЙ
Саш, что-то случилось?

ДЕД
Нет, всё нормально.
Борис, я ничего не понимаю в законах, а необходимо сделать всё грамотно. Сведи со своей приятельницей.

ВЫСОКИЙ
Нет проблем. Но всё-таки что-то произошло?

ДЕД
Да всё нормально. Ко мне попал мальчуган. Хочу оставить его у себя. По крайней мере, до того времени, как найдутся его родственники.

Высокий поднимает очки на лоб и вопросительно смотрит на Деда.

ВЫСОКИЙ
Нет проблем. 

Смотрит на часы.

ВЫСОКИЙ
Пойдём. У неё сейчас окно.

Идут сквозь толпу студентов. По дороге на стене попадаются плакаты. На плакатах портрет известного в городе деятеля. Текст: “Голосуя за Перегудина, вы голосуете за свободу”. Под плакатом объявление: “Встреча г-на Перегудина В.С. с коллективом института состоится в ауд. 225 корпус А  17.30.”

Дед и Высокий разговаривают на ходу.

ДЕД
Кто такой?

ВЫСОКИЙ
Универовский кадр. С экономического факультета.
Вероятнее всего он наш будущий мер. Интеллектуал.

ДЕД
Пойдёшь?

ВЫСОКИЙ
Пойду. У нас вся кафедра идёт.

ДЕД
Сходить, что ли?

Смотрит на часы.

ДЕД
Схожу. Любопытно.

ИНТ. АУДИТОРИЯ - ДЕНЬ

Дед и Высокий входят в небольшую аудиторию – обычный класс. Студентов нет. За столом преподавателя сидит Диана Васильевна – седая, полная, в очках. Читает газету. 

ВЫСОКИЙ
Здравствуй Диночка.

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Боря? Здравствуй!

ВЫСОКИЙ.
Знакомься. Это мой друг – Александр Иванович Абрамов.

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Здравствуйте, Александр Иванович.

ДЕД
Здравствуйте.

ВЫСОКИЙ
Диночка, ты как всегда блеск. Можно задать тебе несколько вопросов?

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА лукаво блестит сквозь очки прищуренными глазами.

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
А поговорить?

ВЫСОКИЙ
Конечно. Конечно. Прости старых технарей... Как твоя внучка? Она уже решила, куда пойдёт учиться?

Дед и Высокий усаживаются.

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Дежурный вопрос про внучку. Всё нормально. Она у меня умная девочка. Ну, какая сейчас археология? Сейчас не до романтики. Александр Иванович,
вы не согласны?

ДЕД
Да, вы правы. Сейчас всё по-другому.

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Всё по-другому... К бабке пойдёт учиться... на юриста. Ну ладно, уважаемые технари, какие у вас вопросы?

ДЕД
Диана Васильевна, как мне оставить у себя шестилетнего мальчика? Его родители погибли.
(ДАЛЬШЕ)



ДЕД (ПРОД.)
 В Грозном у него остались бабушки и дед, но связаться с ними пока не удаётся. Он сбежал из детского дома. Я был в этом детском доме, оставил заявление, договорился, что мальчишка будет жить пока у меня. Но надо же всё оформлять.

Диана Васильевна внимательно смотрит на Деда. Выражение её лица превращается из ироничного в сосредоточенно-внимательное.

ДЕД
Я, может быть, говорю сумбурно?

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Нет, Александр Иванович, всё понятно. Я, к сожалению, не специалист в области семейного кодекса. Хотя, вопрос очевиден, но... не так прост. 
 
ДЕД
Я пенсионер. У меня есть внук. Я продолжаю преподавать в нашем институте. В чём могут быть сложности?

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Так сразу и не скажешь... По закону препятствий я не вижу. Чтобы оставить ребёнка у себя, Вам необходимо оформить опеку над ним. Вы должны обратиться в органы опеки и попечительства своего района. Подать заявление и приложить к нему пакет документов: характеристику с места работы, медицинскую справку и т.д... Они вам скажут, какие документы прикладывать. А вот дальше... Дальше всё решают люди.

ДЕД
Что, могут отказать?

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Мой вам совет. Необходимо завести в этих органах лояльного вам человека. Тогда всё решается проще.


ВЫСОКИЙ
Конфетами, я так понимаю, тут не отделаешься?

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Борис, ты, к сожалению, прав.

ДЕД
А просто так нельзя оставить?

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
А медицинское обслуживание, а детский сад, школа. Не дай бог, что-то случится с ребёнком.

ДЕД
Что ж? Всё равно надо что-то делать. Пойду по закону...
Спасибо Диана Васильевна, Борис. Я пойду. Лекция у меня.

Дед встаёт из-за стола

ВЫСОКИЙ
Встретимся. Не пропадай.

ДИАНА ВАСИЛЬЕВНА
Удачи. Если что обращайтесь. Чем смогу, помогу.

ДЕД
Спасибо. 

ИНТ. АКТОВЫЙ ЗАЛ ПОЛИТЕХНИЧЕСКОГО ИНСТИТУТА - ВЕЧЕР

Актовый зал заполнен в основном преподавателями. На камчатке студенты. На сцене стоит Виктор Степанович Перегудин - высокий, лысеющий в белой рубашке и галстуке. Рядом с Перегудиным стоит стул с накинутым на спинку пиджаком и журнальный столик с листами бумаги. Сзади стоит доска для записей. Перегудин отвечает на заданный из зала вопрос поставленным преподавательским голосом. В зале стоит человек, задавший вопрос

ПЕРЕГУДИН 
...То, что именно вы приобрели эти две акции на свой ваучер именно вам пользы, судя по всему, не принесло. А то, что в принципе экономика перестала быть тотально государственной, принесло пользу нам всем. Иначе экономическая стагнация продолжалась бы бесконечно...
Перегудин чувствует себя на высоте, он явно владеет вниманием зала.

ПЕРЕГУДИН
(продолжает)
Друзья, коллеги, Россия совершает сейчас революцию и временные трудности переходного периода неизбежны. Мы считаем, что необходимыми условиями экономического подъема являются, во-первых, финансовая стабилизация, во-вторых, широкое привлечение средств частных инвесторов, российских и зарубежных, создание условий для роста сбережений граждан и стимулирования инвестиций в экономику.

ГОЛОС ИЗ ЗАЛА
У преподавателей зарплата не такая что бы иметь какие-то сбережения. А потом? Когда этот переходный период все же закончится?

Перегудин начинает показывать руками падение и рост экономики России.

ПЕРЕГУДИН
Мы находились перед распадом СССР на таком уровне.

Поворачивается к доске и начинает рисовать на ней фломастером график, продолжая говорить.

ПЕРЕГУДИН
...Вот на таком уровне. И рост ВВП составлял не более 4% в год. При этом мы имели в подавляющем количестве морально устаревшее производство... Сейчас произошло падение.

Рисует яму.

ПЕРЕГУДИН
(продолжает)
Нам необходимо провести структурное изменение экономики. Мы идём семимильными шагами. Хотя, я не считаю, что хватит 500 дней. Я бы умножил это на число “пи”

Рисует выход из ямы.

ПЕРЕГУДИН
(продожает)
Т.е. через четыре, ну пять лет Россия будет современной, процветающей страной, с динамично развивающейся экономикой.

Встаёт Дед. Представляется.


ДЕД.
Абрамов. Кафедра геологии. Виктор Степанович, хочу сказать за свою кафедру. Вот уже третий год почти все наши выпускники идут работать куда угодно, только не по специальности. Идут в риэлторы, в бизнес, челноками на рынках работают. К 98 году они бы должны стать профессионалами, но не станут, а мой труд пустой.
Полагаю, на других кафедрах ситуация похожая. Боюсь, Виктор Степанович, если так будет продолжаться, некому будет перестраивать нашу промышленность.

ПЕРЕГУДИН
Вы...,

ДЕД
Александр Иванович.

ПЕРЕГУДИН
Вы Александр Иванович пессимист. Самые лучшие, те, кто может внести инновационность в производство, будут всегда востребованы. А сейчас специалистов масса. Уверен, ваши опасения напрасны.    

В зале лёгкий ропот. К Деду оглядываются. Дама, лет 40 укоризненно говорит.




ДАМА
Александр Иванович,
как можно? Среди наших выпускников столько успешных людей. Создаются новые специальности.

Дед садится.

ПЕРЕГУДИН.
(к аудитории)
Вам тоже придётся учитывать потребности рынка и спешить, спешить за жизнью. Рынок требует новых решений... Сейчас, уважаемые коллеги, позвольте откланяться. Мне было очень интересно. Надеюсь, мы продолжим с вами встречи. Время, время. Очень много дел.
   
Перегудин надевает пиджак. Движения его легки. Костюм – блеск. Люди в зале начинают вставать. Перегудин спускается в зал. Рядом с ним крепкий парень и милая секретарша. К Перегудину подходят преподаватели - электорат.

ПЕРВЫЙ
Виктор Степанович, надеюсь, у вас всё получится.

ПЕРЕГУДИН
Спасибо. Всё зависит от нас с вами.

Перегудин видит знакомого, машет ему рукой.

ПЕРЕГУДИН
(знакомому)
Привет. Жду тебя завтра.
(окружающим)
Извините господа. Встретимся на выборах. До свидания.

Перегудин со своими сопровождающими идут к выходу. По пути им встречается Дед.

ДЕД
Виктор Степанович, мне необходимо с вами поговорить.

ПЕРЕГУДИН
А какой у Вас вопрос?


ДЕД
Вопрос касается одного детского дома. Может быть Вам это тоже будет интересно.

ПЕРЕГУДИН
(секретарше)
Танечка, посмотри, что у нас со временем?

СЕКРЕТАРША
Завтра в 18.30 есть окошко. В 18.50 у вас встреча с заводскими.

ПЕРЕГУДИН.
Славно. Александр Иванович, завтра в 18.30 вас устроит?

ДЕД
Вполне. Где?

ПЕРЕГУДИН
Моя приёмная – Ленина 65. Всего хорошего. Спешу.

Люди расходятся. С Перегудиным ещё идут, о чём-то говорят.

НАТ. КРЫЛЬЦО ПЕРЕД ВХОДОМ В ОБЩЕСТВЕННУЮ ПРИЁМНУЮ ПЕРЕГУДИНА - ВЕЧЕР
   
Сумерки. Горят фонари среди голых веток тополей. Дед идёт, хлюпая талым снегом по тротуару к крыльцу приёмной. Перед входом на небольшой парковке блестят в свете фонарей два джипа. Здоровые парни стоят у ступенек, курят. Когда дед подходит к крыльцу, парни профессионально рассматривают его.    

ОДИН ИЗ ТЕЛОХРАНИТЕЛЕЙ
Гражданин, вы к кому?

ДЕД
Я к Перегудину.

В ответ долгий взгляд и молчание.

ИНТ. ПРИЁМНАЯ ПЕРЕГУДИНА - ВЕЧЕР

Дед заходит в приёмную. За столом играет на компьютере крепкий парень, что был с Перегудиным в институте. Секретарша поливает цветы из кувшина.

ДЕД
(секретарше)
Здравствуйте. Я Абрамов.

СЕКРЕТАРША
Да, да. Вы записаны. Раздевайтесь, присаживайтесь, подождите 5 минут. У Виктора Степановича гость.

Вскоре дверь перегудинского кабинета открывается и в приёмную выходит бесцветный, невысокий человек в дорогом костюме и с аккуратнейшей причёской. За ним выходит Перегудин.

ПЕРЕГУДИН
Сергей Львович, я думаю беспокоиться не о чем. Протокол собрания акционеров готов. Дальше дело техники.

Гость смотрит молча на Перегудина. Взгляд тяжёлый. Переводит взгляд на секретаршу.

ГОСТЬ.
(с улыбкой секретарше)
Танечка, вы просто чудо. Смотрю на вас, и сил прибавляется.

СЕКРЕТАРША
Вы мне льстите Сергей Львович.

ГОСТЬ
Зачем? Вы прелесть.
(Перегудину)
Сам будь там... Всего.

Гость, не торопясь, выходит. Перегудин обращает внимание на Деда.

ПЕРЕГУДИН
Здравствуйте Александр Иванович. Заходите.

ДЕД
У вас хорошая память.

Перегудин явно чем-то озабочен.

ПЕРЕГУДИН
Это нормально... О чём вы хотели со мной поговорит?

ДЕД
Виктор Степанович. Спасибо, что нашли время. Мне кажется, вы меня услышите. Я хочу с вами говорить о детях, о бездомных детях.
 
ПЕРЕГУДИН
Вы правы. Эта проблема очень остро стоит в городе. Я заметил, вы, Александр Иванович, смотрите в будущее. Проходите в кабинет.

Перегудин и дед входят в кабинет – встают у длинного стола торцом примыкающего к перегудинскому.

ДЕД
Да. И вы, как я вижу, тоже. Ясно, что нужна программа их спасения. Но не об этой программе я пришёл с вами говорит. Надеюсь, вы займётесь ребятишками, когда вступите в должность. Помогите конкретному детскому дому. Дело привело меня недавно в этот дом. Там работают... золотые люди. Но что они могут? Здание построено лет 40 назад. Ремонт уж лет 10 не делался. Водопровод, канализация – швах. Проводка соплями висит по сто раз забеленная. Пожарной сигнализации, по сути, нет. Я не строитель и не пожарный, но инженер и понимаю, что это просто опасно. Им сейчас не игрушки нужны. Необходим капитальный ремонт и немалые средства.

Перегудин молча смотрит на Деда... явно мыслями далеко.

ПЕРЕГУДИН
Александр Иванович, мои помощники обязательно посмотрят и определятся. Тут нужна конкретика. Этот детский дом областного или городского подчинения?

ДЕД
Наверно городского. Он в Заводском районе. Вот адрес и телефон.

Дед достаёт заготовленный листок с контактом детского дома. Литок белеет в его руке.

ПЕРЕГУДИН
Да, как всё запущено? Просто, куда ни глянь. Вы в министерство образования области или горда обращались?
ДЕД
Обращался. Знаете, есть старый советский мульт-фильм и в нём есть: “Двое из ларца, одинаковы с лица”? Вот, это о наших чиновниках.

ПЕРЕГУДИН
Сейчас только ленивый не ругает чиновников... Убрать? А с кем работать? Я постараюсь разобраться. Сделаю всё что смогу.

В это время на столе звонит телефон. Перегудин берёт трубку, отвечает.

ПЕРЕГУДИН
Пусть заходят через минуту.
(Деду)
Александр Иванович, сейчас у меня встреча. Координаты детского дома оставьте у Тани.

ДЕД
Спасибо. Всего доброго.

Рука с листком опускается. Дед идёт к двери.

ПЕРЕГУДИН
(в след Деду)
Пока не за что.
Александр Иванович, а вы действительно так пессимистично смотрите в будущее?

Деде поворачивается к Перегудину.

ДЕД
Это вы о вчерашней встрече? Я думаю, у нас нет объективных причин достичь процветания через 5 лет. Лет 15...20... если будут предприняты ряд шагов.

ПЕРЕГУДИН.
Кто больше. Ну, это вы Александр Иванович загнули. Почему ж так?

ДЕД
Успеем всё проесть, и медвежата подрастут.


ПЕРЕГУДИН
Кто, кто?

ДЕД
Медвежата. Ребятишек я так называю... некоторых. До свидания. 

Дед выходит из кабинета. На встречу ему заходят трое: двое – просто ИСПОЛНИТЕЛИ, третий большой, явно бывший спортсмен в малиновом пиджаке - ПАН СПОРТСМЕН. Проходят к столу.

ПАН СПОРТСМЕН.
Здорово Степаныч.

ИСПОЛНИТЕЛИ
(не хором)
Здравствуйте Виктор Степанович.

ВИКТОР СТЕПАНОВИЧ
Здравствуйте. Садитесь.
(исполнителям)
Ну что, братцы, документы в ажуре?

Первый исполнитель кладёт папку с документами на стол.

ИСПОЛНИТЕЛЬ ПЕРВЫЙ.
Вот, убедитесь. Это оригиналы. Собрание назначено, нужные люди оповещены.

Перегудин достаёт документы из папки, смотрит.

ИСПОЛНИТЕЛЬ ВТОРОЙ
Виктор Степанович, хотелось бы уточнить по объектам. Инструментальный цех, КБ, ремонтное производство входят в список?

ПЕРЕГУДИН
(не отрываясь от документов)
Это не актуально...

Продолжает изучать документы. Отрывается от бумаг, смотрит на исполнителей.

ПЕРЕГУДИН
Сейчас не актуально.
(второму исполнителю)
Ты будешь их кормить?!

Второй исполнитель опускает глаза в пол.

ПЕРЕГУДИН
(пану Спортсмену)
Игорь Ильич, пока не забыл, у Танечки возьми координаты детского дома. Съезди на разведку. Узнай, что им надо. Мероприятие должно произойти не позднее, чем на следующей неделе. ТV, пресса, всё чики-чики. Понял?

ПАН СПОРТСМЕН
Оф Кос. 

ИНТ. КОМНАТА ЖЕНЬКИ - ВЕЧЕР

Женька сидит в кресле с ногами. Читает книгу. Настольная лампа освещает только его. Комната в полумраке. На кровати возится Васька. Он садится, закутавшись в одеяло – видна только голова.

ВАСЯ
(шёпотом)
Жень, почитай мне.

ЖЕНЬКА
Это взрослая книга. Спи.

ВАСЯ
Интересно же.

Женька листает, смотрит оглавление, открывает нужную страницу.

ЖЕНЬКА
Вот. Слушай...
Утром в ржаном закутке, где златятся рогожи в ряд, семерых ощенила сука, рыжих семерых щенят. До вечера она их ласкала, причёсывая языком, и струился снежок подталый под тёплым её животом. А вечером, когда куры обсиживают шесток, вышел хозяин хмурый, семерых всех поклал в мешок. По сугробам она бежала, поспевая за ним бежать...и так долго, долго дрожала воды незамёрзшая гладь. А когда чуть плелась обратно, слизывая пот с боков, показался ей месяц над хатой одним из её щенков.
(ДАЛЬШЕ)

ЖЕНЬКА (ПРОД.)
В синюю высь звонко глядела она, скуля, а месяц скользил тонкий и скрылся за холм в полях. И глухо, как от подачки, когда бросят ей камень в смех, покатились глаза собачьи золотыми звёздами в снег.

Женька, закончив читать, поднимает глаза на Ваську. Вася молча сидит закутанный в одеяло. Огромные его глаза блестят в полумраке слезами. Ребята молча сидят.

Дверь их комнаты открывается, заглядывает Дед. Он только что вернулся от Перегудина, не переоделся.

ДЕД
Чё притихли? А, братцы?

ИНТ. КЛАССНАЯ КОМНАТА - ВЕЧЕР

Ребята: Люся, Сухарь, Мануля, Блин, Женька, Лена и Таня в классе. Они остались после уроков оформлять стенд с Люськиными фотографиями. Фотографии разложены на нескольких столах. Мы видим на фотографиях школьный двор, сосульки тают, щепками-корабликами несутся по ручьям. Лена рисует на ватмане название – “Весна 1994 года”, сосульку и солнышко. Мануля и Таня сидят на подоконнике. Женькая с Блином доколачивают рейки к деревянному стенду. Пашка Суханов клеит уголки для фотографий.

СУХАРЬ
(Люсе)
Елохова, а ты чё, после школы папарацы будешь?

ЛЮСЯ
Да. Буду всё чипокать.

ТАНЯ
Всё или всех чипокать?

Люся пропускает вопрос.

МАНУЛЯ
Тут надо с серьёзными людьми познакомиться. Вот, тогда получится. Будешь их тусовки снимать, звёзд ловить.

БЛИН
Люсь, Манулю его к себе осветителем.



МАНУЛЯ
Я согласен... Главное попасть в правильную среду. Дальше само поедет.

ТАНЯ
И меня с Ленкой возьми. Мы будем тебе интересных мужчин подводить.

МАНУЛЯ
Олигархов. А ты, Люська, их чпок, чпок, чпок.

ЛЮСЯ
Не болтай. Возьми вот эти фотографии и ставь их на тот лист.

СУХАРЬ.
От забора и до обеда...  Но, деньги за это платить не будут.

ТАНЯ
(показывая на фотографии)
А вот если бы я была тут – заплатили бы.

ЛЕНА
Смотрите, вот физкультурник подышать вышел, а рядом ты.
 
Показывает фотографию, на которой физкультурник стоит на крыльце, жмурится от солнца, рядом Таня. А на лице у физкультурника блаженство. В класс входит Алла Павловна.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Что-то вы припозднились. Люся, можно посмотреть.

ЛЮСЯ
Смотрите, Алла Павловна.

Алла Павловна заглядывает на фотографию, которую держит Лена.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Ой. Это же наш Юрий Петрович.

Берёт стопку фотографий со стола. Рассматривает.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Интересно было бы посмотреть эти фотографии лет через 10.

Она берёт ещё несколько фотографий, лежащих в стороне.

ЛЮСЯ
Эти, я не знаю, надо ли ставить.

Алла Павловна рассматривает одну из фотографий. Мы видим на переднем плане остановка автобуса. Вокруг наколотый грязный лёд. На скамейке сидит старик в зимнем пальто с каракулевым воротником. Шапка ушанка сдвинута на бок. Сидит беспомощный старик – наверно фронтовик, его глаза удивлённые или растерянные, как будто перед расстрелом в спину. За ним, на стене остановки белой краской намалёвана огромная свастика.

АЛЛА ПАВЛОВНА
(Люсе)
Почему сомневаешься?

ЛЕНА
Это я отговариваю её показывать эту фотографию. Тема то весна. Мне жалко этого старика. И, вообще, мне страшно на неё смотреть.

СУХАРЬ
А чо, страшно то. Пацаны готовятся ко дню рождения Гитлера. Они так захотели и так думают. Это всё правда. Значит, пусть висит.

АЛЛА ПАВЛОВНА
(Мануле)
Миша, ты как считаешь?

Мануля спрыгивает с подоконника. Поправляет очки, топчется, как-то неловко машет рукой.

МАНУЛЯ.
Пусть висит.

АЛЛА ПАВЛОВНА
(Люсе)
А ты что скажешь?

ЛЮСЯ
Я хочу повесить.

АЛЛА ПАВЛОВНА
(Жене и Блину)
А вы ребята, что скажете?



БЛИН
Я хочу знать, чо “фашики” хотят? Вешай Люсь, посмотрим.

ЖЕНЯ
Дурдом тут у вас.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Надеюсь, что не все сошли с ума. Давайте ребята повесим эту фотографию.

ТАНЯ
Алла Павловна, ну зачем? Разговоры всякие будут. Ещё не так поймут.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Надо чтобы поняли.

Алла Павловна кладёт фотографию на стол. Подходит к окну. На дворе стоит тихий апрельский вечер. Воздух слегка розовый. Тёплый ветерок дышит в приоткрытое окно.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Тепло-то как. Скоро весь снег сойдёт... Когда началась война, мне было 8 лет. В нашей школе был госпиталь для эвакуированных Ленинградцев, а в сарае у школы лежали мёртвые Ленинградцы. Они умерли от истощения, им не успели помочь. Мы с ребятишками бегали смотреть на них в щели. Полный сарай замёрзших людей. Было очень холодно и страшно... Я, как и этот старик на фотографии многое не понимаю... Униженные готовы унижать. Я хочу... я верю, что вы никогда, слышите, никогда не пойдёте за этим знаком.

Показывает пальцем на свастику на фото.

АЛЛА ПАВЛОВНА
(продолжает)
Уже поздно, ребята. Вы не задерживайтесь. Завтра посмотрим вашу работу. Очень интересно. Спасибо Люся.

ТАНЯ
Сейчас за мной приедет папа. Мы вас можем отвезти домой.
АЛЛА ПАВЛОВНА
Буду рада. Топтать снежную кашу сейчас совсем не хочется. Я подожду в учительской. До свиданья, ребята.

Алла Павловна выходит из класса.

МАНУЛЯ
Ну и подлиза ты Танька.

ТАНЯ
Хочешь, мы и тебя подвезём. Лен, тебя конечно тоже.

МАНУЛЯ
Не...не...не откажусь. В крузаке хоть посижу.

ЛЕНА
(Тане)
Меня до Динамо.

ТАНЯ
Всё тренируешься, тренируешься – жить уже надо.
(увидев в окне свет фар папиного джипа)
Let’s go...

МАНУЛЯ
Good by всем.

Таня и Мануля, схватив сумки, выбегают из класса. Лена остановилась с Женей. Они прижимают ладони крепко, крепко.

ЛЕНА
(одними губами)
Пока.

На лице у неё расцветает улыбка, она выбегает из класса. Когда дверь захлопывается, Блин запускает молоток в угол. Тот с грохотом падает.

БЛИН
Прощай Америка о... Японцы всех сделали... А у нас есть УАЗ. Хочу Субару. Всё!

Фотографии уже вставлены. Ребята накалывают листы ватмана на деревянные рейки стенда.

ЖЕНЬКА
Ну, чо, поднимаем?
ЛЮСЯ
Подожди, дай посмотрю... Ну, понесли.

Ребята поднимают стенд и несут в коридор. Там вешают его рядом с другим стендом, на котором малыши тоже нарисовали весну. Всталют напротив.

БЛИН
Завтра утром, Люська, у тебя премьера.

НАТ. ШКОЛЬНЫЙ ДВОР - ВЕЧЕР

Ребята выходят на крыльцо. С крыши капает.

СУХАРЬ
Пойдём по короткой.

БЛИН.
М...м.

Ребята заворачивают за угол школы и направляются к тропинке, идущей к пролому в школьном заборе. За деревьями и кустами чернеют старые дровяники. В свете прожектора, висящего на крыше школы, ребята замечают несколько тёмных фигур, идущих к пролому. Ребята невольно замедляют шаг, вглядываясь в маячащие впереди тёмные спины. До них метров 20. Ребята чувствуют, что там происходит что-то страшное.

Трое волокут на верёвке четвёртого, пинают его. Тот падает. Его пинают на земле, поднимают, тащат дальше к пролому. Всё происходит молча. Едва слышен звук, напоминающий плач. Последний пинает жертву в бок. От удара тот отлетает к бетонному основанию забора и разворачивается.

Пацаны узнают дворника-таджика. Лицо у него разбито. Он похож на собаку, которую ведут вешать. Ребята жмутся к стене школы. Женька поднимает воротник куртки, шагает вперёд. Сухарь и Блин невольно тянутся за ним, Люська прижимает ладошки к лицу.

ЖЕНЬКА
(хрипло, сквозь зубы, возражать невозможно.)
Стоять здесь.

На ходу он вытаскивает вязаную шапочку и натягивает её на глаза. Движения звериные, мягкие. Он догоняет убийц.

Далее происходит не драка - бой, наверно такой, какому его учил когда-то товарищ прапорщик.

Люська, эта маленькая девчушка, отрывает ладошки от лица, хватает “мыльницу” и снимает, снимает, снимает...

Блики вспышки выхватывают из темноты страшные мгновения той схватки. Всё проносится, как одно мгновение. Три тела валяются в снежной каше.
Женька подходит к трясущемуся у забора дворнику и что-то говорит ему по-таджикски, поднимает с земли, снимает верёвку с шеи, ведёт к школе.

ЖЕНЬКА
(дворнику-таджику)
Ноги в руки и мотай отсюда. Документы не забудь.

Таджик неожиданно валится на колени.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
(по-таджикски)
Молиться за тебя буду.

ЖЕНЬКА
Мотай отсюда!

Женька поднимает таджика за шиворот, толкает в спину. Женьку начинает трясти.

ЖЕНЬКА
Бегом! Бегом!.. Я знаю, как ваши парней наших резали. Пошёл сука!!!

Женьку начинает конкретно трясти. Высоченный Блин первым хватает Женьку обеими руками и прижимает к себе. Сухарь обхватывает Женьку сзади. Люся вся в слезах, лицо просто мокрое - хватается за мальчишек сзади. Так стоят они, обнявшись, на школьном дворе под мотающимся школьным прожектором. Блин оглядывается на Люсю.

БЛИН
Ну, ты чё. Люська?

Ладонью вытирает ей лицо.

ЖЕНЬКА
Пошли, чо схватились то.

Они бегут через школьный двор к воротам. Улица пустынна. Мимо шумит трамвай. Ребята поворачивают направо и идут вдоль школьной ограды. Под ногами снежная каша.

ЛЮСЯ
Жень, а что с теми будет?

Ребята встают.

ЖЕНЬКА
Сейчас позвоню с автомата. Простынут ещё...

СУХАРЬ
Мы это... там не были. Мы там все не были. Пацаны, ни слова!

Сухарь Блин и Люся пошли прямо. Женька свернул к автомату. Трубки у телефона нет. Женька бежит дальше. Другой автомат оказался исправным.

ЖЕНЬКА
(в трубку телефона)
Ало, ало. Во дворе школы №33 есть покалеченные. Это слева, у забора, за школой. Приезжайте, могут замёрзнуть.

Вешает трубку.

НАТ. МЕСТО БОЯ - ВЕЧЕР

Во дворе школы белеют две машины скорой помощи и милицейский УАЗ. На носилках несут пострадавших, грузят в машины скорой помощи. Стоит ОПЕРАТИВИК и ВРАЧ СКОРОЙ, курят.

ОПЕРАТИВНИК
Жить будут?

ВРАЧ СКОРОЙ
У одного сломаны шейные позвонки – этот тяжёлый. У другого сломано колено, рёбра. Третий, похоже, с сильным сотрясением мозга. Жить будут.

ОПЕРАТИВНИК
Короче, мужиков отделали профессионально.

Смотрит в сторону места происшествия и глубоко затягивается.

ОПЕРАТИВНИК
И следы тают.

Подходит напарник.

НАПАРНИК
Фёдор Фёдорович, там каша, кругом кровища, снег тает и вот...

Показывает петлю и кастет.

НАПАРНИК
Кастет у одного из пострадавших на руке был.

ОПЕРАТИВНИК
Того не легче.

Мы видим Женьку. Он наблюдает за происходящим. Женька без шапки, руки в карманах. Спокойно смотрит. Пострадавших грузят в машины. Захлопываются двери. Женька поворачивается и идёт по улице в след убегающих машин скорой помощи.

НАТ. УЛИЦА ГОРОДА - ВЕЧЕР

Женька идёт с Леной по тротуару, взявшись за руки. У Лены за спиной рюкзачок с торчащими булавами.

ЛЕНА
Жень, что случилось?

ЖЕНЬКА
Ничего не случилось...

ЛЕНА
Как не случилось? А руки все разбиты?

ЖЕНЬКА
Руки, это прокол...

Женька вдруг обнимает Лену, прижимает её крепко при крепко – не по-мальчишески. Смотрит, смотрит, в глаза и целует.

Из-за угла выходят Сухарь, Блин и Люся. Подходят.

СУХАРЬ
О, я же говорил. Тут они пойдут.
(Женьке)
Пойдём, обсудим. Ленка не знает?

ЛЕНА
Что я не знаю?! Жень!

БЛИН
Тут есть бойлерная, там сухо и тепло.

ИНТ. ПОМЕЩЕНИЕ БОЙЛЕРНОЙ - ВЕЧЕР

Ребята расположились среди труб. Сухарь уселся на верстаке.

СУХАРЬ
Сейчас менты найдут дворника. Это как пить дать.
БЛИН.
Не менты, так “фашики”.

СУХАРЬ
Вот... Короче герилья намечается.

ЛЕНА
Это что?

СУХАРЬ
Это партизанская война.

БЛИН
Нужны стволы.

Лена стоит, хлопая глазами. Люська топает ногой, хлещет кулачком по верстаку.

ЛЮСЯ
Вы чего?! Мальчишки! Какие стволы? Стрелять?!!!

Тишина, только слышно монотонное гудение насоса. Лена обхватывает руками Женю, поворачивает к себе.

ЛЕНА
Объясни мне!
(ребятам)
Ребята, что случилось?

Женька опускает руки Лены.

ЖЕНЬКА.
(твёрдо ставит задачу)
Мы шли через ворота. Руки я разбил вчера на “качке” о стену - кулаки набивал.
(Блину)
Лёх, подтвердишь если чо, “качка” в твоём подъезде. Таджик не сдаст. Не видел он меня - глаза разбиты.
(Лене)
Лен, ничего не было. Ничего!
(всем)
Всем ясно?!
(Люсе)
Люсь, кассету дай.

ЛЮСЯ
Чего?

ЖЕНЬКА
Кассету дай.
Женька протягивает руку. Люся, как автомат, подчиняясь команде, открывает “мыльницу”, рывком достаёт кассету.
ЛЮСЯ
На.

Женька вытаскивает плёнку.

ЖЕНЯ
Всё. 

Сухарь достаёт из внутреннего кармана плоскую бутылку виски. Сворачивает пробку, отхлёбывает. Бутылка идёт по кругу. Лена отказывается, мотнув головой. Люся молча берёт бутылку и делает большой глоток. Ладошками хватается за рот. Ей суют бутылку пепси.

БЛИН
(Сухарю)
У бати спёр.

Сухарь машет рукой, берёт бутылку и ещё пьёт.

БЛИН.
(Женьке)
Генерал, ты прав.

ЛЮСЯ
Генерал, я больше никогда не буду светить плёнку.
(всем ребятам)
Слышите, никогда!

Люсю развезло. Блин легко берёт её под мышки и усаживает на верстак.
 
ЛЮСЯ
Мальчишки, ведь там, эти, на снегу – наши. Они же наши!?
(Блину)
Блинчик, пойдём домой.

Мы видим глаза ребят. Какие они разные и такие чистые.

ИНТ. КВАРТИРА ДЕДА - ВЕЧЕР

Женька раздевается в маленьком хрущёвском коридорчике.

Дед и Вася молча ждут на диване в гостиной. Между ними лежит шахматная доска с расставленными фигурами.

ДЕД
Женя, наконец-то. Что-то случилось?

ЖЕНЬКА
Всё нормально.
Проходит в комнату. Встаёт почти в центре.

ЖЕНЬКА
Дед, я тут схватился... 

Дед и Вася смотрят на Женьку. Дед тревожно.

ДЕД
Кто они?

ЖЕНЬКА
Не знаю. “Фашики”. Дворника убивали.

ДЕД
Скорая? Милиция?

ЖЕНЬКА
Скорую вызвал. Милиция приехала. Меня не видели.

ДЕД
Кто видел?

ЖЕНЬКА
Ребята наши. Всё.

ДЕД
Будут молчать?

ЖЕНЬКА
Будут.

ДЕД
Там знают только то, что им говорят. Слово - олово. Как ты тех?

ЖЕНЬКА
Как учили.

Во время этого разговора мы видим лица участников. Вася серьёзен, кулачки вцепились в край дивана. Женька садится на стул, поставив спинку перед собой.

ЖЕНЬКА
Дед, если всё обойдётся, я стану офицером. Я думаю, это моё место.

ДЕД
Нет, ты не думаешь. У тебя светлая голова, но ты не думаешь. Чего ты хочешь? Что ты хочешь по жизни?
ЖЕНЬКА
Я буду генералом.

ДЕД
Что?!...

ЖЕНЬКА
Я пацанов буду беречь. Я пройду всё и буду много учиться. Я всё пойму.

ДЕД 
Мальчишка!... Мальчишка! Что ты хочешь понять? Я не должен тебе это говорить, но скажу...
Васька, тоже слушай.
Жизнь одна... Ты сам был в горячей точке, сам всё видел. Наши слуги народа. Кто они? Они же презирают народ и свою страну так, как это могут только дорвавшиеся до денег и власти холопы. Они же, как куски мяса, кидают вот таких мальчишек в огонь... И при этом говорят о долге. Сами строят банки и считают выручку. Пусть так. Ты пройдёшь всё. Всё! Кем ты станешь? Головорезом? Кем ты станешь, выполняя приказы подонков? Ты это хочешь понять? Поздно будет, когда поймёшь. 

ЖЕНЬКА
Я пойму и научусь побеждать. И я крещёный.

ДЕД
Когда?

ЖЕНЬКА
Мама, уже перед самой войной. Помнишь, мы ездили к ней на Родину, в Ярославль. Вот тогда, в Толкском монастыре и крестился.

ДЕД
А Володьку мы с Верочкой не крестили... Я просто хочу тебе счастья.
(ДАЛЬШЕ)

ДЕД (ПРОД.)
Один твой прадед погиб в 42м. Дед Иван, и пожить нормально после войны не смог, всё болел – раны. Володька, Валечка погибли. Что дальше?
 
ЖЕНЬКА
Дед, что, всё напрасно? Визжать от удачно взятого кредита и отслеживать курс баксов?
И так всю жизнь?! Я буду учиться, учиться и думать. Подонкам служить не буду. 

ДЕД
Ты края не знаешь... Если бы было всё так просто и очевидно... Побеждать? 

Мы видим лицо Деда, Женьку, сжимающего разбитыми кулаками спину стула, Васю – всклокоченного птенца.
    
ИНТ. КАБИНЕТ ОПЕРАТИВНИКОВ - ДЕНЬ

В кабинете оперативник с напарником и дворник-таджик.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Я учитель. Мне уже сорок два года. Я 20 лет проработал в школе. Я учитель труда... Как били...?

ОПЕРАТИВНИК
Тебя Федя не били. Тебя убивали.

Кладёт перед таджиком фотографии

ОПЕРАТИВНИК
 Узнаёшь кого ни будь?

Таджик показывает пальцем.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Этот, этот и вот этот.

Оперативник кладёт ещё три фотографии. На них те же трое, только после расправы.

ОПЕРАТИВНИУК
А теперь, узнаёшь?

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Это они же? Они мёртвые?
ОПЕРАТИВНИК
Да. Кто ж этих быков так? Федя, ты всё видел, ты всё... ё знаешь. Давай Федя на чистоту.

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Не видел я его.

ОПЕРАТИВНИК
Как это его? Один что ли был?

ДВОРНИК-ТАДЖИК
Один. Но я его не видел. Темно было..., в глазах темно. Но если бы и видел, не сказал бы ничего. 

Милиционеры молча смотрят друг на друга.

ОПЕРАТИВНИК
У кого-то троится, а у тебя, Федя, наоборот? Ты чо, косишь?!

Фёдор Фёдорович смотрит на изуродованное лицо таджика. Долго смотрит.

ОПЕРАТИВНИК
Ладно, Федя. Посидишь несколько дней у нас. Тебе безопаснее и нам спокойнее. Чаю хочешь?
(напарнику)
Сергей, наливай.
(таджику)
У нас тут халва есть.

Сергей наливает чай. На старом конторском столе, на серой, пропитанной жиром бумаге появляется серый кусок халвы. Оперативник перочинным ножом кромсает халву на мелкие части.

ОПЕРАТИВНИК
(таджику)
Вот чо ты припёрся к нам. У вас же тепло. Уже наверно розы цветут. Я был у вас. Тёска, ведь ты уже взрослый мужик, уже в возрасте.

Дворник берёт трясущейся рукой маленький кусочек халвы, сосёт его, а по лицу его текут слёзы. Он просто беззвучно плачет. Оперативник встаёт и отходит к окну.

ОПЕРАТИВНИК
Ну, как серпом по яйцам.


ДВОРНИК-ТАДЖИК
Школу закрыли... В 65 м я ездил с отцом в Ленинград. Мне очень понравилось...

Оперативники смотрят на таджика, потом друг на друга.
ОПЕРАТИВНИК
Серый, чо ты налил? Чо налил?! В душу бога. Ты маленький, учить надо?!
Зови конвоира. Бляха муха. Сержант!!!

Входит сержант.

ОПЕРАТИВНИК
(сержанту)
Забирай. Помести в тихую. Дай выспаться. Чай ему отнесёшь.
(таджику)
Бери халву. Живы твои убивцы... Живы суки.

На столе появляется бутылка водки и кулёк с жареными беляшами. Наливают водку в гранёные стаканы, пьют.

ОПЕРАТИВНИК
(прожёвывая беляш)
Таджика отправляем домой. Нам лишних трупов не надо. За бойцом этим последим. Всё равно проявится.

НАПАРНИК
Кто ж таких быков завалил? Бэтман?

ОПЕРАТИВНИК
Нет, Пушкин... Трое на одного. Как-то не по-русски.


ИНТ. КЛАСС - ДЕНЬ

Уже май. Идёт урок математики. У доски отвечает Мануля. Нарисован график гиперболы и формулы. Алла Павловна стоит в конце класса.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Как смещается кривая при изменении коэффициента “а”? Все рисуют в тетрадях, а Манн на доске.

Раздаётся звонок. Алла Павловна выходит перед доской. Ребята шумно достают сумки, кто-то потягивается, кто-то толкается – веселье конца занятий.
 
АЛЛА ПАВЛОВНА
Спасибо Миша, садись. Ребята, тише, тише. Завтра нашу школу посетит Виктор Степанович Перегудин – мер нашего города. Он намерен пройти по классам, ознакомиться с нуждами нашей школы. Может быть, зайдёт к нам.

СУХАРЬ
(с места)
Решил попиариться.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Суханов, не перебивай. Да, наверно он расскажет о том, как он намерен помочь школе. Он хочет просто поговорить с вами. Отвечайте вежливо и старайтесь говорить кратко и ясно. Всё. Домашнее задание на доске... До свиданья.

Ребята встают, собирают сумки, расходятся. Алла Павловна обращается к Женьке.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Абрамов, Женя. Проводи сегодня меня до троллейбуса. У меня сумка тяжёлая.

ЖЕНЬКА
(ребятам)
Я позже приду.

Все уходят.

НАТ. УЛИЦА - ВЕЧЕР

Алла Павловна и Женька идут по тротуару вдоль шоссе мимо грязных киосков. Женька несёт сумку учителя. Тополя уже подёрнулись зелёным дымком. Под ногами клейкие почки. Рядом с торговыми точками груды мусора. Пьяные парни ругаются с продавцом одного из киосков через решётку окошка.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Мне спокойно идти с тобой, не страшно. Тебя не зря Манн назвал генералом.

ЖЕНЬКА
Время покажет.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Женя, милиция продолжает разбираться с тем случаем...

ЖЕНЬКА
С каким случаем?

АЛЛА ПАВЛОВНА
В апреле, когда трёх парней избили... Вы в тот вечер стенд готовили в школе. Я знаю, многие ребята бегают через тот пролом в заборе. И Блинов и Суханов там ходят с первого класса. Неужели ничего не заметили в тот вечер?

ЖЕНЬКА
Мы шли через ворота. По грязи не хотелось топать. Мы ничего не заметили.

АЛЛА ПАВЛОВНА
А если бы пошли, если бы увидели, что бы вы сделали? Что бы ты сделал?

Лицо пожилой и очень умной женщины крупным планом.

Они останавливаются на троллейбусной остановке. Женька молчит. Он смотрит в глаза учителя и молчит. Алла Павловна не дождалась ответа.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Ты очень похож на отца.

Она треплет его рукой по волосам.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Иди к ребятам Женя. Троллейбус сейчас подойдёт.

ЖЕНЬКА
Алла Павловна, я бы тех парней завалил... Если бы видел.

Алла Павловна вздрагивает. В глазах её страх. Страх!

АЛЛА ПАВЛОВНА
Как?! Эти люди в тяжёлом состоянии.

ЖЕНЬКА
Вы тут в России с ума сходите... Фашистов ещё мой прадед бил...
К остановке подходит троллейбус – светлое пятно среди, грязной улицы.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Прости меня. Прости...

Она садится в троллейбус и смотрит на Женьку в окно.  Троллейбус медленно уезжает. Женька садится на лавку в загаженном остановочном строении. В углу шевелится бомж.  Женька встаёт и выходит на улицу, идёт прочь, засунув руки в карманы.

НАТ. ШКОЛЬНАЯ СПОРТИВНАЯ ПЛОЩАДКА - ВЕЧЕР

Ребята тусуются после уроков. Сухарь и Мануля борются в большой куче песка - толстый и тонкий. Вокруг их подбадривают одноклассники. Некоторые играют в футбол – мальчишки и девчонки. Женька с Леной болеют за Сухаря с Манулей. На площадку въезжает Блин на мотоцикле. Все сразу обращают на него внимание. Он делает почётный круг по беговой дорожке и солидно проезжая мимо ребят поднимает свою длиннющую ногу, одновременно газует. Раздаётся неприличный звук. Все валятся от смеха. Блин останавливается.

БЛИН.
(девчонкам)
Ну, чо бабоньки, кто первая. Прокачу.

В ответ смех.

ТАНЯ.
Отстой. Я на эту совковую рухлядь не сяду. Хоть бы “Ява”.

БЛИН.
Чо ты понимаешь? “Планета-Спорт”. Я этот аппарат сам восстановил. Не хочешь, не надо.

К Блину прыгает Люська

ЛЮСЬКА
Поехали.

БЛИН
Прощай Америка...о!

Они уносятся вокруг площадки сопровождаемые смехом ребят и скрываются за пеной цветущих яблонь.

Кто-то достаёт двухкассетный SHARP. Врубают музыку, и закрутилась весна. Вокруг аппарата танцуют ребята. Каждый как умеет. Лена - удивительно пластично. Ритм, энергия.

Женька тоже подходит и начинает танцевать. Мы видим совершенно счастливых ребят, ещё детей. Постепенно всё внимание сосредотачивается на Лене и Женьке. Абсолютное владение телом. Весна, ритм... надежда.   

ИНТ. ПОДЪЕЗД ЖЕНЬКИНОГО ДОМА - ВЕЧЕР

Женька летит по ступенькам к своей квартире. Звонит в дверь. Нетерпеливо звонит ещё и ещё. Наконец дверь открывает Дед. Женька влетает в прихожую.

ЖЕНЬКА
Завтра пятница, а там суббота.
(замечая суровость Деда)
Дед, ты чо? Чо случилось?

ДЕД
Там, на столике письмо.

Женька скидывает ботинки, входит в комнату, проходит мимо Васи.

ЖЕНЬКА
(Васе)
Привет.

Подходит к журнальному столику, берёт лист бумаги, начинает читать.

НАТ. ПОЛОГИЙ СКЛОН – ДЕНЬ

Белые домики посёлка. Вдали горный хребет. Хмурый день.

ТИТР: Босния. Село Переловина. Высота “541”. Апрель 1994 г.

В окопчике несколько русских добровольцев - готовы к атаке. Среди них Сашка, Николай Иванович, Андрей, Казак. Сашка рассматривает посёлок в бинокль. Звучит канонада.

САШКА
Нам бы за те домики зацепиться.
(Николаю Ивановичу)
Иваныч, глянь.

Передаёт бинокль Николаю Ивановичу. Тот смотрит.

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ
Тихой сапой, вперёд.

Справа раздаётся шум. Все смотрят вправо. Там по склону к посёлку двигаются люди.

АНДРЕЙ
Сербы пошли.

САШКА
Я в обход слева, по-тихому.
Вперёд!

АНДРЕЙ
Чо, мужики, рявкнем.

НИКОЛАЙ ИВАНОВИЧ.
(выпрыгивая из окопа)
Я те рявкну.

Бойцы, пригибаясь, перебежками двигаются к поселку. По ним начинают стрелять. Тут уж кто быстрее.

Сашка вырывается вперёд, левее - слишком вперёд. Мелькают силуэты бойцов противника. Они отступают от домиков и бегкт на добровольцев - отсекают Сашку от товарищей. Сашка бежит, на ходу стреляет. Пули попадают ему в руку и в ногу. Как раненый волк Сашка крутится на земле. Рычит от боли, перекатывается по земле и снова стреляет, стреляет.

Добровольцы видят его положение. Андрей суёт пальцы в рот и свистит - безоглядно, по-разбойничьи. И рванули бойцы на выручку командиру, и заорали своё русское ура! А всего-то их не больше десятка. Не многих смогла собрать тогда Росся.

Серое небо, серые лица и голубые уголки тельняшек, как кусочки голубого неба...

Закончились патроны. Сашка здоровой рукой шарит по разгрузке - нет магазина. Взрывы, взрывы, взрывы. Это отступающие “турки” закидывают его гранатами.

ИНТ. КОМНАТА ДЕДА- ВЕЧЕР

Женька дочитывает письмо.   
   
ГОЛОС НИКОЛАЯ ИВАНОВИЧА.
Мы нашли Саню. У него на большом пальце левой руки было кольцо от гранаты - русские харакири. Мы будем мстить, мстить и мстить. Мы всегда будем помнить Саню.
25 апреля. Босния.

Женька стоит, как застывший у окна комнаты. Он смотрит на молодую зелень. В городе бушует весна. Глаза Женьки сухи и жёстки.      
НАТ.  ШКОЛЬНЫЙ ДВОР - УТРО

Женя идёт по школьному двору, не замечая знакомых ребят. Кто-то кричит ему – привет, кто-то толкает. Он машинально кивает. Он идёт по школьному двору, жадно вдыхая весенний утренний воздух, напоённый запахом молодой тополиной листвы, бежит по лестнице, заходит в класс со звонком.

ЖЕНЬКА
Разрешите войти?

АЛЛА ПАВЛОВНА
Проходи, садись.
(к классу)
Вы ждёте оценки за годовую контрольную. Всё очень скромно... Дежурные, раздайте работы. Кто сегодня дежурные?

Класс оживился.

ОДНОКЛАССНИК
Ленка, вы с Таней сегодня дежурные, не тяните.

Лена с Таней, поделив стопку листов, начали раздавать контрольные работы.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Бог знает, кто из вас вырастет. Чичиковы, Молчалины, может быть Базаровы, но Лобачевским вам почти никому не стать... К сожалению. Могу отметить только работу Абрамова, и Блинова. Успокоились, успокоились. Оценки, как вы видите, средненькие. Вроде и двойки не за что ставить, но и порадоваться почти нечему...

В это время в класс постучали, и сразу же дверь отворилась. В класс заходит Виктория Андреевна - ДИРЕКТРИСА школы, с ней заходят Перегудин в элегантном плаще и крепкий парень в чёрном костюме.

ДИРЕКТРИСА
(бодро и нарочито весело)
Здравствуйте ребята.

Ребята шумно встают.

ДИРЕКТРИСА
Алла Павловна, вы позволите?
АЛЛА ПАВЛОВНА
Конечно, мы ждали вас.

ДИРЕКТРИСА
Садитесь ребята. Вот, к нам в школу пришёл Виктор Степанович Перегудин - мер нашего города, известный и уважаемый в нашем городе человек. Вы знаете, сколько полезных дел он сделал для нашего города...

ПЕРЕГУДИН
Виктория Андревна, не надо. Я сам. Присаживайтесь милые дамы.
(крепкому парню)
Вов, садись и ты. Вот на место учителя... 

Парень в костюме отодвинул стул от учительского стола и сел. Перегудин легко скинул свой плащ на колени Вована.

ПЕРЕГУДИН
Я сам хочу поговорить с молодёжью. Я ворвался к вам, кажется на урок математики?

АЛЛА ПАВЛОВНА
Да, именно так.

ПЕРЕГУДИН
Извините, ради бога. Очень напряженный график... Вот смотрю я на ваши юные лица и немного завидую. Какие вы свободные, разные, может быть дерзкие. Вы можете быть разными, вам это позволено. Помню лет 20 назад, я тогда учился в нашем университете. Как мы зажигали шейк. И, я вам скажу, это не приветствовалось властями. На толкучке, помню, меняли или втридорога покупали пластинки Биттлз, Роллинг Стоунз... По - разному сложилась жизнь моих товарищей. Кто-то стал успешным, кто-то исчез. Мне бы очень хотелось, чтобы у вас, ребята, всё получилось. Правильно распорядившись собой, вы можете стать успешными.
(ДАЛЬШЕ)

ПЕРЕГУДИН (ПРОД.)
Мне очень интересно, чем вы живёте, что вас волнует? У нас мало времени, но может быть кто-то сможет... захочет мне сейчас сказать, чего он хочет добиться. А, ребята?

ДИРЕКТРИСА
Смелее, смелее, ребята.

Класс молчит. Никому не хотелось делиться.

МАНУЛЯ
 (с места)
Разрешите поделиться?

ДИРЕКТРИСА
Встань Манн, только давай серьёзнее.

ПЕРЕГУДИН
Не надо вставать, давайте просто побеседуем. Я вот тоже сяду.

Перегудин берёт свободный стул и манерно садится.

МАНУЛЯ
Я хочу стать бизнесменом. И у меня есть конкретное предложение. Если поставить киоск на перекрёстке улиц Куйбышева и Революции - здесь рядом, у института и торговать сигаретами, то неплохая прибыль будет.

ПЕРЕГУДИН
Неплохая идея. Там поблизости никто, кажется, сигаретами не торгует.

МАНУЛЯ
Точно, точно, Виктор Степанович. Всё время стрелять приходится.

СУХАРЬ
(громким шёпотом)
Мишка, а крышевать кто будет?

МАНУЛЯ
Вот только разрешение на установку киоска не получить.


ПЕРЕГУДИН
А зачем ты хочешь стать бизнесменом?

МАНУЛЯ
Как зачем? Хочу разбогатеть.
Знаете, надоело на всём экономить. Деньги дают столько возможностей. Хочу стать свободным.

ПЕРЕГУДИН
М... это сладкое слово свобода. Я думаю, ты добьёшься своего... если очень постараешься. Всё ребята, тоталитарная система развалилась. Сейчас вы можете добиться своей свободы сами. Вам надо правильно сориентироваться. Деньги, успех рядом.

Перегудин поднимает руку и медленно сжимает ладонь в кулак. Глаза всех присутствующих смотрят на этот кулак, как будто там, в кулаке у Перегудина есть рецепт успеха. 

ПЕРЕГУДИН
Вот, успех здесь. Вы должны научиться действовать, много учиться и помогать нам, вычищать эту страну от пережитков тоталитарного прошлого. Мы вам поможем. Наш опыт, знания и ваш задор принесут быстрые результаты.

Класс притих. Директриса слушает улыбаясь, иногда что-то записывая в свой толстый блокнот. Алла Павловна разглядывает свой класс. Камера скользит по портретам великих математиков, по лицам ребят. Все слушают, как заворожённые. Женя сидит, рассматривая Перегудина.

ПЕРЕГУДИН
Система развалилась не сама по себе. Хотя, главная причина развала, несомненно, находилась в самой системе – коммунистическая утопия и отсутствие демократии. Мои товарищи и ваш покорный слуга тоже, в каком-то смысле, были жертвами системы и боролись с ней.
(ДАЛЬШЕ)

 
ПЕРЕГУДИН (ПРОД.)
Много трагических и героических событий было на этом пути. Я приведу лишь один случай, он меня особенно тронул. Недавно в “Комсомолке” была большая статья о капитане Саблине. Кто-нибудь читал, ребята?

Несколько учеников молча подняли руки.

ПЕРЕГУДИН
Очень хорошо, что вы читали.
Этот отважный морской офицер 7 ноября 1975 года, только вдумайтесь, в самый расцвет застоя, распропагандировал команду, захватил корабль и направил к Ленинграду. Он хотел сделать обращение к народу...

Женька стал слушать внимательнее, его лицо превращалось в сосредоточенно-жёсткое. Неожиданно, при последних словах Перегудина он заговорил.

ЖЕНЬКА
Какую страну чистить-то надо?

Перегудин, не обращая внимание на то, что его перебили продолжает.

ПЕРЕГУДИН
Эту страну, какую же ещё. Вы многое уже можете...

ЖЕНЬКА
Да ты в своём уме? Офицер нарушает присягу, а ты нам его в пример приводишь? Какую страну ты собираешься чистить? Вы уже просрали мою страну.

В классе повисла звенящая тишина. Директриса опомнилась первая.

ДИРЕКТРИСА
Абрамов, встать. Вон из класса.

ЖЕНЬКА
Виктория Андреевна, я никуда не пойду. За этот стол, за ремонт класса платил и мой дед...

Алла Павловна только сейчас осознала происходящее.
АЛЛА ПАВЛОВНА
Женя, ты не прав уже потому, что неуважительно говоришь с человеком, который старше тебя.
(к Перегудину)
Виктор Степанович, это мальчик. События, случившиеся в нашей стране – это трагедия...

ДИРЕКТРИСА
(взорвалась)
Он просто хам. Говорит о вещах, в которых ничего не понимает.

Женя встал, и это ещё больше подчеркнуло его спокойствие и уверенность.

ЖЕНЬКА
Нет. Я хорошо понимаю эти вещи. Пацаны кровью захлёбываются страну защищая... А тут киоски, делёж... За что мне его уважать? Может быть за бройлера, который за ним бегает.
(телохранителю)
Сына, на Кавказ забздел ехать?

Телохранитель даже не пошевелился, но как-то пришибленно покосился на Женьку. Сработал рефлекс. Тон у Женьки был по – отечески командирский. Тут заговорил Перегудин.

ПЕРЕГУДИН
События действительно трагичные и всем нам довелось жить на изломе истории. Но мы все, ребята, любим эту страну и хотим, быть в ней счастливыми. Именно это должно нас соединять, сплачивать.

ЖЕНЬКА
Нет. Вы слабые.

ПЕРЕГУДИН
(с какой-то неестественной, гаденькой улыбкой)
Ну и экземпляр у вас...

У Перегудина был вид человека, который готовился к уважительному приёму, а вместо этого получил подушкой по голове. Он поворачивается на каблуках.



ПЕРЕГУДИН
(через плечё телохранителю)
Пойдём...

... и уже не сдерживаясь, с размаху хлещет рукой по двери и резко выходит из класса. Верзила спешит за ним. Директриса шумно выбирается из – за парты и бежит за Перегудиным.

ДИРЕКТРИСА
Виктор Степанович, Виктор Степанович...

Слышен срывающийся голос директрисы.

ИНТ. ШКОЛЬНЫЙ КОРИДОР - ДЕНЬ

По коридору идёт раздосадованный Перегудин. За ним, скрипя половицами, с перегудинским плащом в руке, спешит телохранитель. Директриса вылетает из класса и пыхтит за ними. Она догоняет Перегудина уже у самой лестницы.

ДИРЕКТРИСА
Виктор Степанович, ну постойте же.

Перегудин встаёт, поворачивается к директрисе, молча смотрит на неё, как на человека второго сорта, как на помыкушку.

ДИРЕКТРИСА
Виктор Степанович, прошу понять, это мальчишка, дрянной мальчишка. Мы примем меры...

ПЕРЕГУДИН
Какие меры?.. Как его фамилия?

ДИРЕКТРИСА
Абрамов. Женя Абрамов.

ПЕРЕГУДИН
(телохранителю)
Абрамов, что-то знакомое... Пробей его.


ДИРЕКТРИСА
Он живёт с дедом. В общем, ни чем не выделяется...

ПЕРЕГУДИН
М... красно-коричневые. Что бы этого парня в школе больше не было.
Перегудин поворачивается и легко бежит по лестнице вниз.

ИНТ. КЛАСС - ДЕНЬ

Алла Павловна встаёт, закрывает дверь класса. Делает это она медленно, кажется, очень спокойно. Она думает. Класс смотрит на неё. Глаза мальчишек и девчонок.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Женя, пойдём.

Женька молча берёт сумку. Они выходят из класса. Класс подавлено молчит.
ТАНЯ
Ну, нафига Абрамов вылез? Сейчас Виктория его сожрёт, и Алла не поможет.

СУХАРЬ
(серъёзно)
To be or not to be. Захотел и сказал.

МАНУЛЯ
Вот чо меня за язык то тянуло. Идею сопрёт.

БЛИН
Новую родишь... Генерал прав.

МАНУЛЯ
Ну точно сопрёт.

СУХАРЬ
Этот мер наш, он вообще по жизни-то, кто?

БЛИН
Задроченный гуманитарий. Сто пудово - бывший препод какой ни будь политэкономии или научного коммунизма.

ТАНЯ
Какой ты грубый Блинов.

БЛИН
Так он шпильку от болта не отличит.

ТАНЯ
А всё равно к нему сейчас бегают. Что вы шумите? Как дети, не понимаю.
ИНТ. ПРИЕМНАЯ ПЕРЕД КАБИНЕТОМ ДИРЕКТОРА ШКОЛЫ.

Входят Алла Павловна и Женя. Молоденькая секретарша медленно нажимает на клавиши клавиатуры персонального компьютера. Смотрит то на клавиатуру, то на монитор.

АЛЛА ПАВЛОВНА.
(секретарше)
 ...у себя?

СЕКРЕТАРША
(не отрывая глаз от монитора, кивает)
Мм...

АЛЛА ПАВЛОВНА
(коротко Жене)
Сядь, жди здесь.

Заходит в кабинет. Женя кладёт сумку на стул, садится рядом. Секретарша в отчаянии пищит за компьютером.

ЖЕНЯ.
Проблемы?

СЕКРЕТАРША.
Ну не запоминается. Ну, всё улетело снова.

Женя подходит компьютеру, смотрит на экран.

ЖЕНЯ
Не вибрируй.

СЕКРЕТАРША
(почти плача)
Как не вибрируй? Я уж раз десять набиваю, а ничего нет.

Женя отодвигает секретаршу. Стучит по клавишам, смотрит на экран.

ЖЕНЯ
Трудолюбивая ты Светка. А главное, упорная. Вот твой текст. В корне на диске D:

СЕКРЕТАРША.
Ой, мамочка. Миленький, вот же он.

Из-за закрытой двери директорского кабинета доносится приглушённый диалог учителя и директрисы.

ИНТ. КАБИНЕТ ДИРЕКТОРА ШКОЛЫ – ДЕНЬ

Директриса сидит за своим столом, скрестив руки на груди и обречённо смотрит в стол. Алла Павловна стоит рядом.

АЛЛА ПАВЛОВНА
...Так нельзя, Виктория Андреевна. Они должны думать, говорить, поступать. У них должен быть ещё запас на вольность. Они дети.

ДИРЕКТРИСА
Нет у него этого запаса.

АЛЛА ПАВЛОВНА
В конце концов, что такого он сказал?

ДИРЕКТРИСА
Алла Павловна! Не будьте наивной, Алла Павловна. Произошёл скандал! Понимаете? Кажется, скоро на пенсию, а не понимаете. Я решаю вопросы финансирования школы, я столько трудов трачу на нужных людей. У нас учатся дети о..очень авторитетных в городе людей, а этот в один миг всё рушит. Кто он? Ещё голову поднимает.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Виктория Андреевна, мы ещё и учителя. Мы для того и приходим в школу, чтобы ребятишки голову подняли.

ДИРЕКТРИСА
Только вот не надо меня учить. Не надо!

ИНТ. ПРИЁМНАЯ КАБИНЕТА ДИРЕКТОРА - ДЕНЬ

Распахивается дверь.

АЛЛА ПАВЛОВНА
(Жене)
Войди.

Женя входит в кабинет. За столом сидит красная директриса. Она не смотрит на Женю, она что-то пишет. Алла Павловна садится, Женя стоит перед директорским столом, осматривается - обычный кабинет с огромным новым рабочим столом. С боку на столе стоит монитор компьютера. На стене висит портрет Ельцина. На другой стене большая картина с уральским пейзажем.

Директриса поднимает голову и внимательно смотрит на Женю, прямо в глаза. Этого взгляда не выдерживал ни один учитель её школы. Директриса понимает, что мальчишка сам рассматривает её. В его глазах нет вызова, только спокойное ожидание вопроса. Она понимает, что не может пробить его. Директриса откидывается на спинку нового кресла.

ДИРЕКТРИСА
Я думаю, ты понимаешь, что учиться в нашей школе ты не будешь. Речь идёт только о том, с какой характеристикой мы тебя отправим. Скажи спасибо Алле Павловне. Будешь, доучиваться в школе своего района.

Алла Павловна сидит в это время на стуле у стены, наклонив голову, крепко сжимая кулачки. 

ЖЕНЯ.
Разрешите идти?

ДИРЕКТРИСА
Абрамов!!!
(на срыве)
Ты плохо кончишь.

ЖЕНЯ.
Разрешите идти?

ДИРЕКТРИСА
Ничтожество. Что ты...?

АЛЛА ПАВЛОВНА.
Виктория Андреевна...

ДИРЕКТРИСА
Молчать. Пошёл вон. Вон!!!

Стучит кулаком по столу так, что клавиатура компьютера подпрыгивает. Вдруг закрывает лицо руками. Женя разворачивается и уходит. Директриса покачивает головой. Алла Павловна вскакивает, наливает стакан воды из графина и подаёт директрисе.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Виктория Андреевна. Ну, что же вы так?... Выпейте.

ДИРЕКТРИСА
Щенок, ничтожество...
Крупными глотками пьёт воду.

ДИРЕКТРИСА
Как он на меня смотрел. Я что, помыкушка какая?

АЛЛА ПАВЛОВНА
Вы о ком?

ДИРЕКТРИСА
Господи... о Перегудине.

АЛЛА ПАВЛОВНА
Виктория Андреевна, посмотрите вокруг. По улицам ходят никому не нужные дети.
У них нет будущего. Они ещё не понимают этого. А когда поймут? Что будет?


ДИРЕКТРИСА
Ой, да перестаньте. У нас учатся дети, которые нужны их родителям. Очень влиятельным людям. Всё остальное сантименты. А до остальных детей мне нет дела. А этот Абрамов, как и его папаша, солдафон солдафоном.

ИНТ. КЛАСС - ДЕНЬ

Ребята продолжают обсуждать случившееся.

ТАНЯ
Абрамов всё испортил. Виктория старалась, старалась. Вытащила к нам этого Перегудина. А тут бах. Что о нашей школе будут говорить?

СУХАРЬ
Да ничего не будут говорить. Заткнём. Этому Перегудину мы нужнее, чем он нам.

БЛИН
Как будем генерала выручать? Сухарь, давай думать.   

ОДНОКЛАССНИК
Ну что вы все ерунду говорите. Абрамов дурак.
(ДАЛЬШЕ)

ОДНОКЛАСНИК (ПРОД.)
В нашу школу попал и выкаблучивается.
За ремонт у него дедушка платил. У меня папа спорт зал отремонтировал. И вообще...

СУХАРЬ
Спокуха лягуха!!! Все болото наше.

БЛИН
(в образовавшейся тишине)
Пойдём пацаны, покурим.

Блин, Сухарь, Мануля и Люська встают и идут из класса.

ТАНЯ
Генерал, генерал...

Лена тоже встаёт и выходит. Ребята шумно бегут по лестнице вниз на улицу. Лена идёт по тихому школьному коридору. Она идёт к кабинету директора. Она заглядывает в открытую дверь приёмной. Там стоит директриса и что-то говорит секретарше. Лена поворачивается и замечает в школьном коридоре у приоткрытого окна Аллу Павловну. Та смотрит на школьный двор и мнёт носовой платок. За окном цветут яблони, малыши рисуют мелом на асфальте. Лена подходит к учителю.

ЛЕНА
Алла Павловна, что будет с Женей?

АЛЛА ПАВЛОВНА
Женя, Леночка, учиться в нашей школе не будет.

ЛЕНА
Как же так, Алла Павловна?

АЛЛА ПАВЛОВНА
Вот так... Лена, скажи ребятам, чтобы не бузили... В прочем, вы такие прагматичные сейчас.

Лена идёт по коридору в сторону актового зала. Зал пуст. Ровные ряды стульев и занавесь над сценой. На занавеси надпись: “Well come to school №33”. Слышатся звуки пианино. Мелодия из “Машины времени”. Лена быстро идёт на сцену. За пианино сидит Женька. Лена подходит. Женя, услышав скрип половиц, поднимает голову. Они смотрят друг на друга. На лице девушки написано удивление и восхищение. Женька подмигивает ей. Мелодия заканчивается.

ЛЕНА
Женька, ты гений. Меня мучили в музыкальной школе, но я вот так свободно для себя не играю. Ты занимался фортепьяно?

ЖЕНЯ
Меня мама учила.

ЛЕНА
Виктория тебя выгоняет?

ЖЕНЯ
Переводят. Буду учиться в школе по месту жительства.

ЛЕНА
Зачем, зачем, зачем ты всё это сказал!!!
 
Поворачивается спиной к пианино. Женя встаёт, берёт в свои ладони лицо Лены.

ЖЕНЬКА
Ленка, Ленка.

Неумело целует Лену в губы.

ЖЕНЬКА
Победим.

За занавесь заглядывает Блин.

БЛИН
Вот они где.

Мануля, Сухарь, Блин и Люся подходят к пианино. Лицо Лены всё в слезах.

ЛЮСЬКА
Ну чё ты, Лен? Мы тут подумали. Короче, есть решение. Отец Пашки поможет. Он человек известный в городе. Тебя, Женька, знает. Скажи Сухарь.

СУХАРЬ
Точно, батя поможет. Этот мер всё равно попрошайничать на завод придёт. Вот тут–то ему бол и вставим. Завод всегда шефами у нашей школы был раньше. Не боись Женька.

ЖЕНЬКА
Спасибо ребята. Не надо ничего делать. Я тут подумал. Всё ведь нормально. Ну, перейду в другую школу. Что они со мной сделают? У Виктории в глазах одни баксы... Пошла она в жопу.   

МАНУЛЯ
(поправляя очки, переступая с ноги на ногу)
Учительница первая моя.

СУХАРЬ
Вот за чо я тебя уважаю, Манн, так это за точность формулировок.

ЖЕНЬКА
Пацаны, самое интересное впереди.

Женя садится за пианино и играет какой-то невообразимый рок. Ребята срываются и бегут по школьному коридору, по лестнице вниз. Выскакивают на цветущий двор. Встают. На асфальте перед крыльцом Васька рисует мелом. Увидев ребят, он встаёт.

СУХАРЬ
Василий, а чо ты тут делаешь?

ВАСЯ
А вот. Город нарисовал.

Мальчишка отходит в сторону, и мы видим нарисованные дома, солнце с длинными лучами и большими, детскими буквами написано “ГРОЗНЫЙ”. Ребята смеются и бегут на встречу весне. Звучит бешеный рок.

НАТ. ГОРЫ - ДЕНЬ

ТИТР: 9 Августа 2008 г. Зона военных действий в грузино-югоосетинском конфликте.

Боевой вертолёт низко летит над горами. Горы и скорость. В вертолёте десантная группа. Усталые загорелые парни. У открытой двери сидит офицер. На щеках рыжеватая щетина. Мы угадываем черты Абрамова Женьки. Вертолёт быстро скользит над горным лесом, повторяя рельеф.

Звучит всё тот-же бешеный рок.

Вертолёт зависает. Группа высаживается. Женька матёрый, выходит, как хозяин. На утреннем небе мы видим силуэты самых надёжных парней в мире.

ИНТ. ПАЛАТА ГОСПИТАЛЯ - ДЕНЬ

Женька лежит на кровати, глаза открыты. В палате на кровати соседи играют в шахматы. Женька встаёт, надевает больничный халат, шлёпанцы и бредёт из палаты по коридору, мимо удивлённых людей. Он открывает дверь и выходит на улицу. Там осень.

На крыльце курят раненые. Они все смотрят на Женьку.

Женька спускается по ступенькам и ступает на покрывающие асфальт жёлтые листья. Идёт дождь. Дождь заливает лицо. Женька вытирает лицо руками, топорщит волосы.

По дорожке к крыльцу идёт молодая стройная женщина с большой сумкой и зонтиком. Это Лена. Они видят друг друга. Лена роняет сумку, на мгновение останавливается, и бежит по аллее к нему. Роняет зонт.

Он идёт на встречу. Идти быстро он не может, но рвётся вперёд. Она бежит мимо горящих клёнов к нему.

Вот тут, перед крыльцом госпиталя, на глазах выздоравливающих бойцов они и встречаются.

Ребята молча смотрят. Мы видим их лица: в них зависть, радость, надежда... Дай Бог, чтобы всем им повезло.

Звучит “Белая река” Шевчука.      
 


КОНЕЦ. 


Рецензии